Михаил Делягин: Я не думаю, что в КНДР начнется ядерная война

Обсуждаем главные новости с Михаилом ДелягинымОбсуждаем главные новости с Михаилом ДелягинымФото: Антон АРАСЛАНОВ

Обсуждаем главные новости с доктором экономических наук в эфире Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Михаил Делягин: Я не думаю, что в КНДР начнется ядерная война

00:00
00:00

Делягин:

- Здравствуйте, дорогие друзья. Меня зовут Михаил Делягин, я экономист. Мне очень приятно снова общаться с вами. Сегодня необычный эфир, потому что много хороших новостей. Некоторые из этих новостей выглядят довольно странно. Но я всегда стараюсь, поскольку в экономике новостей плохих больше и они зашкаливают, в силу либеральной социально-экономической политики в России, я всегда стараюсь говорить о том, что хорошо. Если я ошибаюсь, я всегда стараюсь извиниться и зафиксировать, что я ошибся и исправил ошибку. Сегодня у нас будет такая возможность.

Но для начала я не могу не среагировать на новость, что российский «Альфа-банк» официально и специально назвал не только Крым, но и Донбасс оккупированными территориями. Если российский «Альфа-банк» подчеркивает, что его основной владелец господин Фридман, судя по заявлению банка, смысл в том, что господин Фридман, который свое состояние сделал в России в ходе приватизации, не будем говорить – какой, хотя, строго говоря, она была, по-моему, грабительской. Я думаю, что можно провести голосование и с вами обсудить – была она грабительской или нет. И господин Фридман сделал свое состояние в том числе в ходе грабительской приватизации. Но «Альфа-банк» подчеркивает, что господин Фридман к России никакого отношения не имеет. Живет он в Лондоне, родом он из Львова. И вообще, я не я и хата не моя. Только деньги почему-то его, а не наши.

Я надеюсь, что здесь имеет место какое-то недопонимание. Потому что иначе это выглядело бы совсем омерзительно и отвратительно. И, вообще говоря, вызвало бы сильные вопросы не только в отношении «Альфа-банка», потому что «Альфа-банк» в свое время пытался обанкротить производителя танков «Армата» - «Уралвагонзавод». И украинская пресса об этом писала взахлеб в таком стиле, что украинский банк банкротит производителя российских танков. И сейчас «Альфа-банк», насколько можно судить, приостановил членство в Ассоциации российских банков, устроив на ровном месте скандал, что якобы Ассоциация российских банков в чем-то обвинила Банк России. На самом деле Ассоциация российских банков вела себя тише воды, ниже травы. Банк России есть в чем обвинять, и он этого вполне заслуживает. В том числе и обвинять банковскому сообществу. Но Ассоциация российских банков дала тишайший, нижайший, уважительнейший отчет в том стиле, что есть кое-где какие-то сложности и трудности, и неплохо было бы их совместно с регулятором начать решать, вместо того, чтобы усугублять, никаких претензий не предъявлялось. Поведение «Альфа-банка» выглядело очень странно в этой ситуации.

Если действительно это его заявление правильно, о том, что Крым оккупирован, Донбасс оккупирован, и если действительно этот банк занимает принципиальную антироссийскую позицию, я надеюсь, что здесь есть какое-то недопонимание и недоразумение. Может быть, пришли люди с ножами в офис «Альфа-банка» на Украине и, приставив эти ножи к горлу или дула пистолетов приставив, заставили топ-менеджера дать соответствующее заявление. Или просто кто-то кого-то не понял. Но если это так, вообще говоря, надо в принципе изменить отношение российского государства к крупному бизнесу. К мелкому и среднему надо изменить отношение в том смысле, что его нужно поддерживать. И к крупному – тоже нужно его поддерживать. Но вот крупнейший российский бизнес, я оговорился, не крупный, а крупнейший, вообще-то стоит вспомнить положение конституции безупречно рыночного и правового государства Германии, в котором написано, что частная собственность священна, но только в той части, в которой она соответствует общественным интересам. Из чего следует очень простой вывод, что если частная собственность начинает противоречить общественным интересам, начинает вредить обществу, то не то что ни о какой святости такой частной собственности речи быть не должно и не может, но речь, строго говоря, должна идти об Уголовном кодексе, а не о какой-то святости частной собственности.

Хочу сообщить хорошую новость. Некоторое время назад прошло сообщение, что наш очень крупный бизнесмен господин Усманов выехал в Монако, основную часть времени будет проводить за пределами своей страны. И я очень зло высказался по поводу российского бизнеса, который не хочет платить налоги. Господин Усманов отвечал не мне, он ответил господину Навальному, который предъявил ему обвинение, как выяснилось, совершенно безумное. Потому что то, что Навальный трактовал как взятку, оказалось даже не благотворительностью. У нас опасно сейчас заниматься благотворительностью, вас обвинят во взяточничестве, в коррупции на этом основании, в том, что вы даете взятки. Но это оказалось даже не благотворительность, насколько можно судить, это оказалась часть достаточно большой, сложно структурированной коммерческой сделки. То есть ни о какой безвозмездности речи не было. Если люди типа Навального действительно копали глубоко, а не были просто сливными бачками, то они, конечно, это должны были знать.

Выяснилось, что никаких шахтеров у господина Усманова не было. Потому что у него месторождения разрабатываются открытым способом. И зарплату сравнивать на его предприятиях с американскими несерьезно. Потому что благодаря макроэкономической политике наших либералов, которых поддерживает господин Навальный, тех самых, у нас зарплата несравнимо ниже американской. Но на предприятиях Усманова, как и стоило ожидать, зарплата оказалась сильно выше, чем не только в тех регионах, где они находятся, но и в России в целом. Но самое главное заключается не в этом, на мой взгляд. Оказалось, что господин Усманов дал достаточно развернутое интервью о своей жизни, о своем бизнесе, о своих ценностях, даже рассказал известный анекдот про Александра Третьего, который, когда узнал, что какой-то пьянчужка его обматерил в пивной, сказал: пьянчужку отпустить, передать ему, что я тоже на него плевал. Но самое главное, оказалось, что господин Усманов заявил, что он, хотя он больше половины времени проводит за пределами России, по состоянию здоровья и по каким-то своим международным делам, но, тем не менее, он остается налоговым резидентом Российской Федерации и платит налоги в России.

Я не думаю, что человек, достаточно трепетно относящийся к своей репутации, он на Навального даже в суд подал, будет сообщать недостоверную информацию в таких чувствительных для общества делах. С другой стороны, для того, чтобы жить больше половины времени вне России, но при этом оставаться как физлицо налоговым резидентом России, нужно предпринять достаточно сложные, достаточно серьезные, достаточно дорогостоящие в конце концов юридические процедуры. Потому что это непросто. Налоговое резидентство – вещь, которая устанавливается и снимается в определенной степени автоматически. И это означает, что у нас, в общем-то, наметилось какое-то странное явление, когда, казалось бы, крупный бизнесмен, хотя Усманов в приватизации не участвовал, это не «Альфа-банк», крупные бизнесмены, к которым мы вроде бы привыкли относиться как к машинкам для извлечения прибыли из всего, и вот человек живет больше половины времени вне России, но при этом прилагает усилия, чтобы платить налоги здесь. Причем я сильно подозреваю, что живет он не во Франции, где достаточно высокие налоги на физлицо, а в каком-нибудь месте типа Монако, где налогов почти нет. И, соответственно, он прилагает усилия, чтобы платить более высокие налоги России.

И в этом отношении Усманов, на мой взгляд, противопоставил обвинительной истерике нашей либеральной оппозиции созидательный патриотизм крупного бизнеса. И, возможно, он проявил или открыл даже новое направление эволюции этого самого крупного бизнеса, о котором как-то не приходилось много всего хорошего говорить. Но вот это явление необычное. Оно настолько необычное, что я считаю принципиально важным обратить на него внимание. Я надеюсь, что за ним последуют и другие наши бизнесмены.

Да, я понимаю, что человек, который говорит о чем-то хорошем, в нашей стране действительно выглядит странно. Но хорошее-то есть. Я сейчас расскажу о результате социологического исследования ВЦИОМ. Это сегодня крупнейшая социологическая компания. И, на мой взгляд, она очень хорошая, она входит в число наиболее профессиональных, качественных социологических групп в России. И она на глазах осуществила очень большой прогресс, она очень здорово улучшилась буквально за последние 5-7 лет. И вот ВЦИОМ проводит опрос о том, как люди оценивают свое собственное материальное положение. Как мы с вами оцениваем свое положение. И помимо оценок «хорошо – плохо», есть совершенно четкие критерии: на что вам хватает денег в вашей сегодняшней ситуации? До весны прошлого года ситуация ухудшалась. Все было очень скверно.

А вот в марте этого года было проведено очередное исследование, которое показало фантастический результат. Реальные доходы населения снижаются. Это мы знаем не только по данным официальной статистики, это мы знаем по своим карманам. Уровень потребления россиян в целом снижается. Это мы тоже знаем по своим карманам. Структура питания людей ухудшается. Растет потребление картошки, снижается потребление рыбы и мяса. Это значит, что мы с вами беднеем. В условиях разрушения экономики, которое проводит либеральное правительство Медведева, на мой взгляд, и Банк России Набиуллиной, тоже либеральный, это естественно, понятно и самоочевидно. Но за последний год люди стали ощущать себя более обеспеченными. Вот это данные социологии. Причем данные социологии хорошей, где не играют с методологией так, как играют в Росстате.

Ростислав:

- Я думаю, хорошей новостью было бы, если бы в Бишкеке Путин сказал, как Трамп: я заставляю союзников платить по-честному. Я был на прошлой неделе в Белоруссии, неделю назад Лукашенко заявил в Минске: «На встрече в Питере я сказал: «Оплатите нам перевооружение белорусской армии». Вопрос: если Россия получает и выполняет такие требования от разных союзников, не является ли она обреченной страной, как Германия в апреле 1945-го?

Делягин:

- Спасибо большое. Я думаю, что вам стоит посмотреть фильм «Семнадцать мгновений весны». Там показана Германия в апреле 45-го. И даже если вы живете в самом разрушенном поселке городского типа, глубоко спившемся, то вы можете увидеть некоторые отличия, достаточно существенные, достаточно глубокие. Хотя бы в деятельности органов безопасности. Если вы не видите отсутствие руин на улицах России. Но что касается союзников. У России сегодня союзников, на мой взгляд, нет. Не потому, что сказал когда-то Александр Третий про армию и флот, а совершенно по другой причине. Если вы не знаете, чего вы хотите, если вы не знаете, куда вы плывете, вам нет, как говорил Сенека, попутного ветра, и у вас, соответственно, нет союзников. Вот и всё. И вас доят. Кто-то доит вас более деликатно, кто-то доит вас менее деликатно. Но белорусская армия, напомню, защищает и нас тоже. И то, что мы предоставили Белоруссии кредит в миллиард долларов, который она, скорее всего, не вернет, с учетом того, что мы допустили на Украине, а это грозит и Белоруссии тоже, этот нацистский хаос и нацистский шабаш, я думаю, что эти действия достаточно оправданные.

Когда мы начнем развивать нашу страну, когда закончится 30-летие национального предательства, когда разграбление страны в рамках либеральной политики социально-экономической сменится ее созиданием, тогда у нас будут союзники. Тогда та же самая Белоруссия будет работать на наши рынки. Тогда Средняя Азия будет работать на нас у себя, а не в России дворниками. И тогда мы сможем расширять влияние. И тогда мы сможем спрашивать со своих партнеров. А сейчас у нас господин Назарбаев переводит в авральном, в паническом режиме казахский язык, после того, как они сделали его государственным и вытеснили русский из документооборота, переводит его на латиницу, - нам нечего сказать. Потому что, пока нет русского проекта, пока правительство возглавляет Медведев, а Банк России – Набиуллина, пока социально-экономическая политика страны заключается в ее разрушении, до тех пор предъявлять претензии к кому бы то ни было, кроме себя, извините, немножко преждевременно. То есть, можно, конечно, но нам ответят на это, что мы реагируем на то, что вы делаете со своей страной. И это будет ответ исчерпывающий.

Возвращаюсь к нашей ситуации. Несмотря на все сказанное, у нас улучшается социальная структура общества. Доля нищих, доля людей, которые говорят: мы едва с водим концы с концами, денег не хватает даже на еду, - с марта 2013-го по март 2016-го выросла с 4 до 9 %. За последний год она сократилась в 1,5 раза – до 6 %. Самые бедные люди, люди, которым хватает на еду, но уже не хватает на покупку одежды. Год назад было 33 % - треть россиян. Сейчас – 29 %, на 4 процентных пункта меньше. Доля относительно… нельзя сказать, что это обеспеченные люди, это тоже бедные, но это верхняя часть бедных, которым хватает на еду и одежду, но не хватает на простую бытовую технику, - как было 39 %, так и осталось. Но я напомню, что в марте 2013 года таких бедных было 53 %. А вот люди с уровнем потребления среднего класса, которые могут купить простую бытовую технику, но не автомобиль, например, их доля выросла с 14 % до 18 %. То есть их стало примерно столько же, сколько их обычно бывает в стране. И это хороший результат.

Я не очень понимаю, чем он вызван. Может быть, люди привыкли, может быть, упали цены из-за отсутствия спроса на некоторые предметы бытовой техники. Но, тем не менее, их доля выросла. И, наконец, доля богатых людей выросла с 3 %, которые могут купить автомобили, до 6 %. Да, конечно, можно сказать, что кому война, кому мать родна. Можно сказать, что уходит стыд, и уже не стыдно быть богатым в несчастной стране. Но, тем не менее, доля богатых людей за год выросла вдвое. Причем есть люди, которым хватает денег на автомобиль, но не на недвижимость. Их доля выросла с 2 до 4 %. А доля людей, которые могут позволить себе практически все и признаются в этом, выросла хотя и в пределах статистической погрешности – 3 процентных пункта, - тоже вдвое – с 1 до 2 %. То есть у нас стало меньше нищих и самых бедных. У нас стало больше людей с уровнем потребления среднего класса. И у нас стало больше богатых.

Я бы предпочел, чтобы богатых у нас стало меньше, а стало больше среднего класса. По крайней мере, люди, которые говорят, что у них нет никаких материальных проблем, когда таких людей становится больше, на фоне наличия нищеты в обществе и бедности, когда у нас бедными по-прежнему являются более трех четвертей общества, в этой ситуации плохо, что таких богатых становится больше. Но люди, которые могут купить автомобиль, это с какой стороны посмотреть. С учетом сегодняшних цен на автомобили, есть машины достаточно дешевые. Это, скорее всего, даже верхняя часть среднего класса, если по-хорошему. И если их включить в средний класс, тогда его доля вырастет с 16 до 22 %. Это хорошая новость.

Вера:

- Хочу спросить. Вы говорите, что доля нищих уменьшилась, благосостояние улучшилось. Я доктор наук, профессор, зав. кафедрой. Я получаю 27 тысяч рублей. К кому это можно отнести – к нищим, богатым или к средним? 27 тысяч рублей, которые были три года назад, и сейчас – как на них жить?

Делягин:

- Три года назад – на них можно сегодня купить в два раза меньше, в полтора раза меньше. Если вы живете в Москве, то вам хватает, скорее всего, на продукты и одежду, но и только. То есть вы бедный человек. Вы принадлежите к верхней части бедных. Но вы не являетесь человеком с уровнем потреблением среднего класса. Для меня это оздоровление социальной структуры – некоторая загадка. Это хорошая загадка, потому что это качественная социология. ВЦИОМ качественная структура. И я вполне доверяю этим оценкам. Это значит, что действительно как-то незаметно от нас, а я общался с людьми, которые живут и на 8 тысяч рублей, и не так далеко отсюда, но социальная структура общества за последний год улучшилась. И это хорошая новость.

Константин:

- Если взять бюджет России за 2017 год, то он примечателен тем, что там четверть всего бюджета составляют так называемые скрытые статьи расходов или секретные статьи расходов. А это военные статьи. Это сумасшествие какое-то получается.

Делягин:

- Спасибо. На самом деле – меньше. Потому что даже в статье «Национальная оборона», где, правда, не все ядерные вооружения включаются, насколько я могу судить, но даже там скрытых расходов меньше. Поэтому я думаю, что все-таки не четверть, а достаточно много. Действительно, эти расходы увеличиваются. И это тревожит. Потому что чем секретней, тем сложнее контроль. И, соответственно, тем выше возможности для коррупции. Но я просто напомню, когда международная ситуация ухудшается до такой степени, что реально возникает угроза пусть не третьей мировой войны, но вполне серьезной заварушки, о которой мы говорим, когда у нас увеличиваются расходы на оборону, а 2017 год будет первым годом, когда доля расходов на оборону будет снижаться, наверное, с 2011 года. Правда, расходы на обеспечение безопасности и правопорядка – их доля в федеральном бюджете снижается, по-моему, с 2013 года. Тем не менее. С одной стороны, истерики по поводу того, что ах, ах, ах, бюджет страшно военизирован, дышать нечем, - это не вполне соответствует действительности. Но с другой стороны, да, конечно. Снижать долю секретных расходов было бы хорошо. Главное – не вернуться в состояние 1995 года, когда у нас чуть-чуть не приватизировали израильской фирме завод, который производил шифровальные машины. Выбирая между безопасностью и обороноспособностью и некоторой угрозой коррупции, вы знаете, я все-таки выбираю состояние, при котором нас нельзя бомбить. И мы можем быть спокойны, что нас не будут бомбить, как какую-нибудь несчастную Сирию, Югославию, или как сейчас угроза нависла над Северной Кореей.

Роман:

- Из Сергиева Посада. Давно уже возник вопрос к вам. В начале следствия над полковников Захарченко, кроме московских денег, в СМИ заговорили о найденных в европейских банках нескольких миллиардах евро, принадлежащих клану Захарченко. Потом эта информация вообще исчезла. Почему? И вообще ваше отношение к Захарченко? Могут ли в будущем такие Захарченко еще процветать?

Делягин:

- Спасибо. Во-первых, я вполне допускаю, что информация о миллиардах евро в европейских банках исчезла, потому что она оказалась недостоверной и не соответствующей действительности. Такое бывает. В принципе, с деньгами бывает всякое. Я знаю случай, когда изъяли большой объем криминальных денег, их приняли на вес. Естественно, что из отдаленного места до Москвы этот вес доехал уже в совершенно других купюрах, чем тот, который выезжал с места. Бывает всякое. Я вполне допускаю, что если мы имеем мафиозное образование и мафиозный кошелек, то помимо тех денег, которые хранятся наличными в бронированной квартире, в квартире, которая превращена в банковскую ячейку, по сути дела, есть еще деньги на западных счетах. И, поскольку дело уголовное в чистом виде, и в политику его превратить не удается, то на прямой запрос наших правоохранительных структур западные банки дают прямой ответ в таких ситуациях. Но изъять эти деньги или хотя бы заморозить до соответствующего судебного решения не получается. Что у нас из себя представляют суды, мы об этом сегодня еще поговорим. Там есть их хорошая новость. Это большая редкость, поэтому я о ней обязательно скажу.

Что касается Захарченко. Скорее всего, это был человек, который был даже не казначеем, а просто охранником того, что называется общак, то есть преступной казны. Эта преступная казна, судя по его званию, обслуживала интересы преступников, которые функционировали в рамках правоохранительной системы. Как высоко простирались связи этих преступников, мы, скорее всего, узнаем. Потому что, если дело Захарченко останется делом только Захарченко и никого больше, и никого сверху не потянут, тогда это будет означать, что связи идут очень высоко, и их просто стали рубить. И Захарченко превращают в козла отпущения. Но я считаю, что, безусловно, это признак большой организованной преступной группировки. Это мафия. Эта мафия имеет не слишком много влияния. И ее стало возможным раскрыть хотя бы частично. А вот что будет дальше, будут ли действительно раскручивать всю эту мафию или дело потихонечку спустят на тормозах, как дело госпожи Васильевой, и товарищ Захарченко окажется еще невинным пострадавшим, я в это не верю, но полностью исключить это после дела Васильевой я не могу. Или дело замкнется на самом Захарченко и его ближайшем окружении, и наверх ниточки не потянутся. Это самое вероятное и самое страшное. Ну что, кто-то не знал, что у нас в так называемых правоохранительных органах есть преступные группировки? Они везде есть. Но наши правоохранительные органы к нам ближе всего. И поэтому нам это обиднее всего. И нам это страшнее всего. И воспоминание о том, каким жутко криминальным местом был Нью-Йорк до середины 80-х годов, до начала 80-х, это воспоминание греет достаточно слабо и не сильно.

А теперь о хороших новостях. Я очень много говорил о том, какая плохая система наши суды. Потому что, с одной стороны, судья находится в состоянии абсолютной перегрузки и абсолютного истерического давления, по крайней мере – психологического. А с другой стороны, он полностью безнаказан. Если он принимает решение, которое прямо нарушает закон, ему за это ничего не будет. Я приводит в качестве примера дело господина Аннаева, небольшого московского чиновника, который с ноября прошлого года за пять месяцев… он обвиняется в коррупции, может быть, по-честному обвиняется, на самом деле, но за пять месяцев у него было 20 судебных заседаний по существу, и все 20 заседаний откладывались на потом. Подсудимого привозят в СИЗО, в суд. Суд говорит: знаете, не пришел ваш защитник. Или не пришел обвинитель. Или просто судья занят. Или какие-то еще обстоятельства. И 20 раз подряд вас, приведя на судебное заседание, возвращают обратно. Это продолжается пять месяцев. И, судя по всему, будет продолжаться. Двадцать первое заседание якобы по существу будет 21 апреля. Возможно, оно будет отложено тоже.

Вот в этой самой судебной системе, которая функционирует так и живет вообще непонятно по каким законам, в Перми в Страстную пятницу, то есть сегодня, будут судить русского патриота, который обвиняется по знаменитой 282-й статье, которая получила неформальное название «русская статья». За то, что он выразил неудовольствие поведением этнических группировок в Перми. Поразительным является тот факт, что диаспоры в едином строю выступили в поддержку этого человека. Вы представьте себе, допрашивают русского патриота. И вызывают в суд азербайджанца. И говорят: этот человек оскорбил азербайджанский народ. Азербайджанец настоящий говорит: да нет, это слово не обидное. И мы абсолютно не возражаем против того, чтобы нас так называли, мы сами так друг друга называем. Даже есть такое азербайджанской имя. Так что здесь нет никаких претензий, и человек абсолютно не виновен. Он нас не обидел. Вызывают представителя армянской диаспоры. И армянин говорит: вы знаете, он совершенно правильно говорит, что чужаку нужно указывать на его место и все время напоминать, что это не его страна, что у него есть своя страна, и я, как армянин, это полностью разделяю. Вызывают представителей среднеазиатских диаспор. И они занимают ту же самую позицию.

И получается, что русского патриота защищают диаспоры от российского государства. А российское государство, судья ведет себя так, что адвокат просто воет благим матом и рассказывает, показывает, что грубейшее нарушение уголовно-процессуального кодекса допускается судьей. Что там ненадлежащие доказательства, ненадлежащее обвинение. Просто нарушено все, что только может быть. Свидетели обвинения не хотят давать показаний, их силком притаскивают в суд. И они не хотят сами говорить ничего, им зачитывают их показания, которые непонятно в каких условиях были даны, может быть, из них были выбиты. Они кивают головой: да, я это говорила. Но и всё, ни слова лишнего. Женщину так приволокли. Мужчины говорят: нет, мы не считаем себя обиженными.

И в этой ситуации против русского патриота, оказывается, выступает российское государство. Там еще есть отягчающие вину обстоятельства. Там есть ячейка хасидов в Перми, это такие, как сказал господин Сатановский, иудейские ваххабиты. Это крайние фундаменталисты, это люди, у которых расизм есть в чудовищных формах, и русофобия у них в совершенно чудовищных формах. Достаточно сказать, что американская часть хасидов поставила Россию на счетчик, мы им якобы должны 50 тысяч долларов в день, и им это нравится. В Лондоне, причем умеренные по их меркам хасиды, запретили своим женщинам водить автомобиль. Вообще, как в Саудовской Аравии. Но в Перми эти хасиды получили в подарок от городских властей дорогой участок земли. Причем там предполагается строить якобы религиозный объект, благотворительный объект, но при этом с большой коммерческой инфраструктурой. Судя по всему, этот подарок осуществлен в нарушение всех российских законов. И вот обвиняемый господин Роман Юшков посмел выразить этим неудовольствие. Возможно, что это месть со стороны хасидов. Но в любом случае ситуация: диаспора, люди, которые живут в России, к которым мы привыкли с подозрением относиться, я, по крайней мере, привык, которых часто обвиняют в том, что это этническая мафия, эти люди защищают русского патриота от российского государства. С одной стороны, это плохо. Потому что еще раз мы видим, что такое российское государство и что такое суд. Но с другой стороны, у нас правда формируется нормальный интернационал. Еще раз повторю: диаспоры защищают русского патриота. Я надеюсь, что мы победим в этом суде. Что Россия победит российское государство в этом суде.

Пришло очень важное и тревожное сообщение от Андрея: «В Батайске Ростовской области зреет бунт, вызванный беспределом энергетиков и судов. Всем владельцам участков в садоводчестве «Донская чаша» выставлены счета по 20 тысяч рублей за потери электроэнергии, начиная с 2008 года. Суды на стороне энергетиков. Суд присуждает платить даже тем, у кого нет подключения к энергосети. Доходы – энергетикам, расходы – дачникам». Вдумайтесь, восемь лет назад, даже уже девять лет назад, в 2008 году энергетики Ростовской области допустили потери электроэнергии. Это их вина. Они ненадлежащим образом исполняют свои обязанности. Прошло 9 лет, они спохватились и решили, что за потери электроэнергии, которые возникли объективно по вине энергетиков, потому что это энергетики должны обслуживать все сети и контролировать ситуацию, должны заплатить владельцы садоводческих участков. 20 тысяч рублей в месяц для Ростовской области – это много. Это больше, чем 20 тысяч рублей для Москвы или для Питера.

Суды на стороне энергетиков – понятно. Но при этом суды присуждают платить даже тем, у кого вообще нет подключения к энергосети. Я не знаю, у них собственных дизель-генератор стоит? Это вряд ли, потому что дорого. То есть в реальности в Ростовской области, одном из богатейших южных регионов России, одной из благодатнейших житниц России, есть садоводческие участки, где люди, как в средние века, живут при лучине, без электричества. Это тоже важно. И люди, которые не имеют подключения к энергосети, которым, судя по всему, энергетики не дают такой возможности, вынуждены платить энергетикам. Практический совет, Андрей: нужно доходить до Верховного суда Российской Федерации с соблюдением всех процедурных норм. Апелляция и так далее. Если дойти до Верховного суда, хотя для этого нужен адвокат приличный, они обычно дорого стоят, но я думаю, что в Ростове такие адвокаты есть, Верховный суд у нас относительно вменяем. И там можно добиться исполнения законов Российской Федерации. На уровне судов первой инстанции, судя по вашему письму, это невозможно. И это же подтверждается большим количеством других случаев.

Причем не то, что вы плачете, плачут даже органы государственной власти. Например, Федеральная служба исполнения наказаний – это те, кто стережет людей, лишенных свободы, если говорить грубо. Даже они рыдают, потому что они отправляют аргументированные ходатайства от администраций колоний на условно-досрочное освобождение. Администрация колонии говорит: да, вот этот преступник бывший наказан, он встал на путь исправления, он нормальный человек, мы отвечаем за его поведение первые годы на свободе, давайте освободим его условно-досрочно, он исправился. Мы за это отвечаем, говорит администрация колонии. А суды в массовом порядке отвечают: нет, ничего подобного, никаких условно-досрочных, пусть сидит. Все перевернулось с ног на голову. Мы привыкли ругаться: ой, тюремщики, ах, жестокие, кошмар и так далее. И, действительно, в местах лишения свободы мало хорошего, на то они и места лишения свободы. Но администрации колоний считают, что людей можно выпустить, что они не опасны для общества, что они исправились. А официальные наши суды говорят: нет, пусть сидят. И ФСИН просто рыдает от решений этих судов. Но как орган государственной власти ничего не может сделать.

Я думаю, что единственным реальным шагом к исправлению ситуации было бы возвращение выборности судей, всех, кроме судей Верховного суда. И введение нормальной процедуры отзыва этих судей. Чтобы было, как в Советском Союзе. Понимаете, это же сложно себе представить, но у нас сегодня уровень реальной демократии, по крайней мере, в судебной системе, сильно ниже, чем в Советском Союзе. Потому что в Советском Союзе судьи избирались, пусть даже и формально, а сейчас они назначаются.

Вопрос: «Что значит дорогой адвокат? Официальное признание продажности наших законов и судов». Я имею в виду не решал так называемых, а адвокатов. Труд адвоката, если вам это неизвестно, это такой же труд, как и труд всех остальных, как и ваш труд. И он тоже оплачивается. И адвокат, который квалифицированный, умеет работать, как правило, он берет гонорар выше среднего. Это реальная проблема. Сложно найти нормального адвоката. Потому что здесь, как и везде, в жизнь вошло поколение людей, которые покупали дипломы. Я много раз сталкивался с адвокатами, у меня был не так давно адвокат, который действительно не знал, как оформляется нотариальная доверенность. Адвокат с практикой, с делами, с гонорарами и со всем остальным. Вторая проблема, если вы найдете по-настоящему хорошего адвоката, то это будет стоить денег.

Борис:

- Я с большим уважением к вам отношусь. Всегда слушаю ваши программы. И ваше мнение мне очень важно и полезно. Но у меня есть ряд вопросов…

Делягин:

- Звонок сбросился. Человек хотел что-то сказать явно нелицеприятное, а потом застеснялся. Вежливость – наше национальное заболевание. «Вежливые люди» - замечательный слоган. Но в жизни лучше быть невежливыми. Лучше своих целей добиваться. Потому что я сейчас с удовольствием ответил бы на вопрос, но не получилось.

«Спасибо за добрые дельные советы». Я вообще-то никаких советов не давал еще, кроме как обращаться к адвокату. Но будем считать, что это аванс. Пишет женщина: «Муж не хочет детей. Просил подготовить его к этому. Как – не представляю». Это, действительно, тяжелый вопрос. Потому что в жизнь вошло поколение людей, и мужчин тоже, которые боятся ответственности. Мне это сложно себе представить, вряд ли я буду здесь хорошим советчиком. Когда меня спрашивают, что такое 90-е годы, почему ты их так не любишь, я отвечаю, что у меня двое детей, а не четверо. Наиболее емкая, концентрированная формула. Но если он действительно не хочет детей у вас, вы его спросите, он хочет сдохнуть в 50 лет от водки и простуд? Или он хочет жить подольше? А если он хочет жить подольше, он хочет сдохнуть в 65 лет от голода? Потому что, даже если у него будут сбережения, скорее всего, по опыту, с высокой степенью вероятности, жизнь или государство эти сбережения отнимут. Если он хочет по-человечески жить на пенсии, то он должен иметь детей. Потому что другой пенсии, кроме детей, правильно воспитанных, у него не будет. Если он хочет сдохнуть в 50, его право – может не иметь детей. Но, наверное, с таким человеком не стоит связываться. А если он хочет жить по-человечески и в старости, если он хочет радоваться жизни и в старости, тогда без детей у него этого не получится. Так устроена наша жизнь. Не говоря уже о том, что жизнь без детей неполноценна. Хотя я подозреваю, что здесь ему объяснять бессмысленно.

Я не верю в справедливость Верховного суда, я знаю, что он лучше обычных судов. Сильно лучше.

Да, Василий, я согласен, что нужно запретить ложные действия судов, нужно запретить судьям нарушать действующий закон. Странно звучит. Потому что судья и так не может нарушать закон, он стоит на его страже. Но без контроля за судьями они законы нарушают в реальности. И они абсолютно убеждены в своей безнаказанности. Если ради сохранения административной дисциплины в рамках суда они нарушают закон. И чудовищные показатели. У нас сейчас оправдательных приговоров менее половины процента. И это не признак высококачественной работы следственных органов. Это признак чудовищного обвинительного уклона. При Сталине, даже во время большого террора, оправдательных приговоров было 8,5 %. За пределами большого террора, не в 1937-1938 годах, было устойчиво больше 10 % оправдательных приговоров, даже во время Великой Отечественной войны с ее чудовищным ужесточением. То, что у нас сейчас происходит в судах, это катастрофа. Это лишение нас с вами доступа к правосудию. И не только нас с вами, но и всего народа России, включая даже офицеров спецслужб. И они об этом говорят уже не стесняясь и страшно злятся.

Вы меня утешили. Оказывается, дельный совет я давал не сегодня, а в прошлые разы, за которые вы мне говорите спасибо.

«Мало надежды на СПЧ, если это не дело с политической подоплекой». Совершенно верно. Поэтому я говорю именно о Верховном суде Российской Федерации, а не о СПЧ.

Виктор:

- Вопрос по поводу выборности судей. Я с вами полностью солидарен. Как вы считаете, не целесообразно ли зарплату работника увязать с зарплатой руководителя, вне зависимости от формы собственности предприятия? Сейчас получается картина, что большую часть прибыли забирает себе руководство. Потом с этими денежками они благополучно едут отдыхать за границу, приобретают дорогостоящие заграничные вещи. Таким образом финансируя зарубежного производителя. А мизер остается в России. И жители, малые предприятия продолжают влачить нищенское существование.

Делягин:

- Вы абсолютно правы. Причем у вас даже две проблемы в одном вопросе. Первая: у нас действительно руководитель и в бюджетных организациях, и в коммерческих тем более, берет себе из денег предприятия по потребности, по сути дела, по потребности раздает своему ближнему кругу, а это администраторы, как правило. А тем, кто работает, остается по остаточной стоимости. Поэтому у нас ситуация, в частности, средняя зарплата учителей и врачей растет, потому что это средняя зарплата в организациях образования и здравоохранения, а реальная зарплата врачей, учителей, которую получает большинство из них, остается прежней, а то еще и падает. Именно поэтому, потому что бессовестные администраторы, а на совесть в массовом порядке полагаться не надо, хотя я знаю людей, которые совестливые руководители, которые так не поступают, но в массе своей берут себе, сколько хотят, оставляют людям, сколько останется.

Шевеление в этом направлении есть. Привязали среднюю зарплату предприятия к зарплате руководителя. Но это очень мягкая привязка. И она не учитывает премий. А руководитель себе может выписывать премии за все и на сколько фантазии хватит, как показывает практика. Поэтому, безусловно, нужно в бюджетных предприятиях восстановить тарифную сетку, как было при Советской власти. Когда руководитель не может получать больше уборщицы в бесконечное количество раз. Когда существуют ограничения по зарплате для каждого вида квалифицированного и неквалифицированного труда. А в частном секторе тоже должна быть жесткая привязка, что доход директора не может быть в сотни раз больше доходов рабочего, как это у нас сплошь и рядом. Я имею в виду не владельца, а именно директора – наемного работника.

И вторая проблема. В части капиталистов. Потребление богатых людей должно быть менее выгодно им, чем инвестиции. Грубо говоря, если перед бизнесменом стоит вопрос – купить новый «Мерседес», или «Майбах», или еще что-то такое дорогое, и на нем кататься с ветерком, или построить мастерскую или цех, для него выгодно должно быть построить цех. Во всем мире прогрессивная шкала подоходного налога, в том числе для того, чтобы богатым людям было невыгодно непроизводительно потреблять, а было выгодно производительно инвестировать. Но российские чиновники – либералы и делают все, чтобы не допустить развития России. К сожалению моему. По-другому их поведение объяснить сложно.

Спрашиваете: «Как можно бестолочей правительства Медведева называть либералами?» Объясняю. Либерал – это не ругательство. Либерал – это сегодня четкая формула. Либерал – это человек, который считает, что государство, в том числе его, должно служить не народу, а должно служить глобальным спекулянтам против этого народа. Вот кто такие либералы сегодня. Они могут быть умными, они могут быть бестолочами, они могут производить впечатление конченых идиотов, они могут рассказывать, имея в кармане больше 7 трлн. рублей: денег нет, но вы держитесь. Но они все равно остаются либералами. Коммунисты могут быть глупые и могут быть умные. Фашисты могут быть умными и могут глупыми. И либералы тоже могут глупыми. Даже на самых высоких должностях. Но они от этого не перестают быть либералами.

«Как можно добиться справедливости? В частности, по расследованию приватизации». Нужно говорить об этом как можно чаще. Нужно требовать этого. У нас, в отличие от Запада, на Западе демократия существует один раз в пять лет, когда проходят выборы. У нас демократия, на мой взгляд, существует все время, кроме того дня, когда проходят выборы. У нас демократия рейтинговая. Когда власть видит, что ее рейтинг падает из-за чего-то, она это что-то пытается исправить. У нас сменили руководителя Администрации Президента Российской Федерации. У нас сменили министра образования. И пытаются сейчас сменить образовательную политику, хотя достаточно криво пытаются. Так что нужно постоянно требовать от государства даже в социальных сетях.

Сергей спрашивает: «Уберем Набиуллину и Медведева, и что, народ будет лучше жить?» Вы знаете, вопрос – кем заменим. Тут в соседнем государстве убрали Януковича – плохого, отвратительного, омерзительного, который бизнес грабил беспощадно. И заменили на такое, что народ стал жить очень и очень хуже, намного хуже. А если мы Набиуллину и Медведева заменим самой обычной кухаркой, можно даже из государств Средней Азии, можно даже не очень хорошо говорящей по-русски, вы знаете, даже самая простая женщина, которая в торговых центрах моет туалеты, на мой взгляд, у нее больше здравого смысла, чем у многих наших министров. Даже если у нее проблема с русским языком. По очень простой причине: она хочет, чтобы лучше было там, где она находится. На той территории, на которой она находится, даже если она не считает эту территорию своей родиной. А наши либералы, повторюсь, судя по их политике, возникает ощущение, что они работают не на свою территорию, а работают в интересах глобальных спекулянтов, которые объективно разрушают нашу с вами страну.

«Помогает ли малому бизнесу закон ФЗ-54?» Судя по тому, что вы ничего содержательного про него написать не можете, не помогает. Но, может быть, я не прав. Просто я не знаю, что такое ФЗ-54.

«Купил «Фаренгейт», но в кредит», пишет Михаил. Я бы не советовал вам брать кредит на любые цели, кроме жизненно необходимых. Но я не знаю, что имеется в виду под «Фаренгейтом». Это шкала, как Цельсия, Реомюра в конце концов. Вы уточните.

Вот очень хороший вопрос: «Что с рублем? Нефть, когда падала с 55 до 51, рубль укреплялся. Сейчас нефть выросла с 51 до 55 – рубль опять укрепляется. Неужели рубль отвязался от нефти?» Я напомню, если брать год к году, то нефть подорожала с 27,7 доллара за баррель до почти 58 долларов, это было в конце прошлого года. И на этом более чем двукратном удорожании, после 3,5-кратного падения, правда, рубль достаточно здорово укрепился. А потом на его поддержку пришли спекулянты. И сейчас рубль поддерживается спекулянтами. Как только они решат соскочить, рубль упадет. Я вполне доверяю официальным заявлениям, что в конце года рубль будет сильно слабее, чем сейчас. Они говорят: 62 рубля за доллар. Я в этом сомневаюсь. Я думаю, больше. Но это мое ощущение. Как и когда это произойдет, непонятно. Я думаю, что, скорее всего, летом или осенью. И по-хорошему – летом. По-плохому – в декабре. Но в ближайший месяц будет крепкий рубль, а дальше он ослабнет.

Вопрос об угрозе ядерной войны в Северной Корее. И вся в целом ситуация с Сирией, Северной Кореей и так далее. Я думаю, что здесь сейчас бояться не надо. Конечно, если описывать ситуацию в критической форме, в самой скверной, то ситуация ужасающая. Потому что американцы бьют по Северной Корее. Северная Корея отвечает артиллерийским огнем по Сеулу, который в 20 км от нее, и столица Южной Кореи накрывается артиллерией фронтовой, она есть у Северной Кореи. Весьма возможно, что ракеты, может быт даже с ядерными зарядами, упадут на территорию Японии. Северокорейцы показали, что они это делать умеют достаточно давно. Но я не думаю, что будет такое развитие событий. Потому что, с одной стороны, Китай придвинул войска к границе Северной Кореи. Это демонстрация силы очень жесткая. Китайцы недовольны северными корейцами достаточно давно. Говорить о том, что они ими управляют, нельзя. Там сложные отношения. И Северная Корея понимает, что стратегического тыла, как в 1950 году, у нее нет.

С другой стороны, ядерная программа Северной Кореи началась в результате угроз Соединенных Штатов Америки. Если она сама становится угрозой, то можно ее и притормозить или сделать вид, что от нее отказаться и начать какие-то переговоры. С точки зрения американцев, им не нужен неприемлемый ущерб для своих союзников – Южной Кореи и Японии. Если в результате их действий Северная Корея хоть как-то, хоть чуть-чуть ударит по Южной Корее и Японии, это будет означать, что Соединенные Штаты Америки не являются гарантами безопасности, а являются сами по себе опасностью большей, чем Северная Корея. И в этом случае двумя союзниками у них просто окажется меньше. В этой ситуации США вряд ли пойдут на конфронтацию. Они продемонстрируют, может быть, будет какой-то локальный удар по какой-то одной цели. Но именно локальный.

Потому что в Сирии они, конечно, нанесли грандиозный удар, но такое ощущение, что они просто решили проверить, летают ли еще их ракеты. И обнаружили, что в результате коррупции при модернизации, продлении срока старых ракет и при производстве новых ракет работоспособна только четверть их ракет, даже тех, которые находятся в ударных подразделениях. Потому что удар нанесен ограниченный. Я имею в виду Сирию. Ущерб нанесен крайне небольшой, и это странно. Даже не уничтожили взлетно-посадочную полосу, которую перепахивают в первую очередь. И это некоторый нонсенс. Это достаточно сложная игра. Это не прямая договоренность, которая была заранее между нами и американцами, но это действие с очень большой оглядкой друг на друга. А договоренность была достигнута, судя по всему, во время переговоров Лаврова с Тиллерсоном.

Вячеслав:

- Вы очень хорошо отметили, что нужна тарифная сетка. Только вы говорили – на предприятии. А я бы сказал – во всей бюджетной системе. Потому что, например, я провел небольшое исследование – определить соотношение между минимальными зарплатами в бюджетной сфере в разных странах. Во Франции соотношение между зарплатой президента и минимальной зарплатой 14. В Германии – 16. В США – 24. А в России сколько, как вы думаете?

Делягин:

- Учитывая, что минимальная зарплата у нас ниже прожиточного минимума, я знаю место, где год назад была 3,5 тысячи, не знаю, наверное, в сотни раз.

Вячеслав:

- Официально минимальная зарплата у нас 7800.

Делягин:

- Люди работают на меньшем.

Вячеслав:

- Так вот, у нас коэффициент – 72. При этом у нас в 7-й статье Конституции указано, что у нас социальное государство.

Делягин:

- Спасибо. Не надо про конституцию. У нас в стране Уголовный кодекс не действует, о какой конституции вообще говорите? О чем вы? Конституция нарушается чуть ли не в каждой точке. Если вы всерьез к ней относитесь, ну да, в пропагандистских целях или в суде это звучит. В реальной жизни – ну какое у нас социальное государство, когда у нас уничтожается образование и здравоохранение? Какое у нас социальное государство, когда даже по полностью искаженной официальной статистике у нас 10 % населения имеют доходы ниже прожиточного минимума, только есть медленно умирают? О чем вы? Вся социально-экономическая политика правительства Медведева и Банка России направлена на растаптывание и уничтожение социального государства.

Конечно, необходима бюджетная сетка. В этом я с вами согласен полностью. И я говорил именно про бюджетные организации в первую очередь. Что касается зарплат, в нашей стране был премьер-министр, который, некоторое время проработав в качестве премьер-министра, потом его уволили, он собирает вещи в кабинете и достает из ящика стола свой кошелек, который туда положил в первый день работы. Смотрит на него с интересом и говорит: «Надо же, так и не пригодился ни разу». В нашей системе, я не говорю – хорошо это или плохо, скорее плохо, но у нас первые лица государства находятся на государственном обеспечении. И какая у них зарплата – это неважно. Я бы вообще президенту Российской Федерации и премьер-министру Российской Федерации зарплаты не платил. Я бы им молоко за вредность давал и витамины. А люди находятся на государственном обеспечении. И в нашей система это, наверное, правильно. Но ситуация, когда у нас люди живут на 7800 рублей в месяц, это людоедство. Говорить об этом в терминах «правильно – неправильно» я не могу. Потому что это людоедство.

Вот тут вы меня спрашиваете: «Почему вы участвуете в передачах на Первом канале, где вам не дают слово?» Во-первых, иногда дают слово. И обижаться не надо, на обиженных воду возят. Если удается что-то сказать удачно, это остается в памяти людей, это влияет на наше общество, на поведение. А во-вторых, я участвую в передачах, которые вы считаете пропагандистскими, потому что мы сегодня объединены в целом, даже с людьми, которые нам не симпатичны, вроде крупных бизнесменов, с которых я начал передачу, мы объединены неприятием нацизма, который реально поднял голову у наших границ и превращает в зомби людей, которые являются нашими родственниками – и по крови, и по воспитанию, и по истории. И это ужасно. Нацизм – тот самый, который, как нам казалось, побежден и ушел в небытие в 1945 году, объединенными силами Запада приведен к власти в соседней братской нам стране. Вот есть зло – это коррупция, это бесхозяйственность, это либерализм. А есть зло абсолютное – это нацизм и это людоедство. И для борьбы с этим абсолютным злом нужно делать все возможное и все невозможное.

Вот вы пишете: «После войны наша страна была восстановлена за 16 лет, а в новейшей истории уже 26, но результаты не радуют». Правильно. Потому что после войны страну восстанавливали. И главная задача, которая объединяла всех, во власти была дикая грызня. Я напомню, Берию убили в его квартире. Сталина, судя по всему, тоже убили. Борьба была лютая. Но вся страна, включая бюрократов, которые грызлись друг с другом за власть, была объединена в едином стремлении восстановить свою Родину. А то, что там кто-то грызся внутри этого единого порыва, это уже были детали. А вот новейшая история России – это не восстановление своей Родины. С социально-экономической точки зрения, на мой взгляд, это разграбление советского наследства. Разграбление того, что сделали наши отцы, деды, прадеды, для многих уже и прапрадеды. Вот это чудовищно. И это нужно исправлять. И этим желанием, жаждой исправить это объединены все здоровые и многие даже не здоровые части нашего общества. Но это то дело, которое мы с вами должны сделать.

Так же, как наши предки восстановили страну после войны, нам нужно восстановить страну после либерального беспредела. Нам нужно вернуться от реформ к нормальности. Нам нужно вернуться к нормальной человеческой жизни. Это главная задача. Это страшная задача. Потому что придется убеждать наше с вами государство. А наша культура, которая вбита в нас генетически, это то, что нельзя изменить, вот наш народ, мы с вами, живем не в ландшафте, как некоторые народы, не в книге, как некоторые народы, и даже не в судах, как некоторые народы. Мы живем в государстве. Нам нужно, придется изменить среду своего обитания. Естественно, мы постараемся сделать это законно и без жертв. Мы приложим для этого все усилия. Но это будет тяжелая и кропотливая работа. Это действительно будет очень сложно.

Я приношу извинения за это лирическое отступление. Нам не стоит бояться войны на Дальнем Востоке. Потому что, скорее всего, обо всем договорились. И то, что Путин принял Тиллерсона, а не послал его, это признак того, что мы договорились с американцами, и катастрофы не будет. А что касается непредсказуемого поведения Трампа, который сегодня говорит одно, а завтра делает другое, так это человек, который написал книгу «Учебник сделки». Это человек, который считает нормальным и необходимым полностью закошмарить, запутать, запугать, довести до истерики всех своих партнеров, чтобы потом добиться своих целей. Это то, как он будет действовать. И то, как он действует уже сейчас. Поэтому к его эскападам, к его бряцанию оружием и движению мускулами относиться надо спокойно.

Хотя, конечно, я думаю, что если бы наше государство было в полной мере ответственным, то на удар в Сирии мы бы просто заявили: дорогие друзья, это новые правил ведения международных отношений, и поэтому мы считаем, как гаранты минских соглашений, что по примеру американцев, если кто-инбудь еще кашлянет в нарушение минских соглашений на братской Украине, мы поступим с ними так, как американцы поступили с сирийцами. Только у нас не будет трех четвертей бракованных крылатых ракет. Через некоторое время, когда мы оздоровим наше государство, я думаю, оно сможет разговаривать так, сможет разговаривать по-человечески. Потому что, когда вас уважают, это приносит вам доходы. Величие приносит колбасу. Величие приносит благосостояние. Оно не противоречит благосостоянию, как нас пытались убедить.

Счастливо. До следующей пятницы.

Читайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ