2017-08-04T12:42:21+03:00
35

Владимир Сунгоркин: Если Китай захочет предъявить свои долговые расписки американцам, Америка обанкротится

Владимир Сунгоркин, глава Издательского дома “Комсомольская правда”.Владимир Сунгоркин, глава Издательского дома “Комсомольская правда”.Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Обсуждаем главные события и строим прогнозы на будущее с главным редактором ИД "Комсомольская правда"

Владимир Сунгоркин: Если Китай захочет предъявить свои долговые расписки американцам, Америка обанкротится

00:00
00:00

А. Яковлев:

- Это программа «Что будет». В студии главный редактор Издательского дома «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин. Меня зовут Александр Яковлев. Самая обсуждаемая тема сегодня – подписанный закон о введении санкций в отношении России, а также Ирана и КНДР президентом США Дональдом Трампом. Любопытно, что совсем недавно появился комментарий президента США: «Несмотря на то, что я выступаю за жесткую линию сдерживания агрессивного поведения Ирана, Северной Кореи и России», этот закон исключительно дефектен. Владимир Николаевич, как вы оцениваете то, что Трамп подписал этот закон, и то, что он произнес?

В. Сунгоркин:

- Трамп продолжает удивлять, не дает скучать людям, интересующимся политикой. Тем более сейчас явно такое межсезонье. Перед тем как начать этот разговор, мы с тобой посмотрели список событий и видим, что события все, о которых стоило бы поговорить, так себе, кроме того, что вытворяют американцы. Поэтому мы, конечно, поговорим об этом, но я бы с удовольствием поотвечал на вопросы наших слушателей, подискутировал с ними. Сегодня такой день, не переполненный событиями, что надо бы и это заметить, и про это напомнить.

Итак, санкции, новый закон о санкциях, подписанный американцами. Он, скажем так, с точки зрения пиар-эффекта выглядит очень интересно. В частности, это закон не про санкции в адрес России, а закон о санкциях в адрес Ирана, который много лет с Америкой и с Израилем собачится в самых площадных терминах, они там обзываются много лет, считают себя смертельными врагами, и в этом же законе, через запятую, такие экзотические ребята, как Северная Корея. Итак, это закон о санкциях в адрес Ирана, Северной Кореи, которая периодически сообщает, что готова нанести атомный удар по «империи зла» (имеется в виду по США), и они всегда в такой высокой степени готовности повоевать находятся с США. И в этой, прямо скажем, не самой завидной компании, через запятую стоит Россия. Что это означает? Это означает, что… Есть такой термин, он недавно стал широко использоваться – расчеловечивание. То есть американцы ставят нас на одну ступень с Тегераном и с Северной Кореей. Это режимы, прямо скажем, не самые уважаемые в мире, точнее сказать, совсем не уважаемые по разным причинам. И через запятую – мы. На мой взгляд, как ни странно, это самое неприятное следствие. Это же не просто Трампу дали бумажку или он сам надиктовал, говорит: запишите через запятую Иран, Корея и Россия. Все было в точности до наоборот.

Такой закон, где мы через запятую, три страны, выражает позицию всей элиты США. Его абсолютным большинством продвигали сенаторы, то есть верхняя палата США, и нижняя палата. Сенаторы и конгрессмены абсолютным большинством проголосовали за этот закон. А что такое их сенаторы и конгрессмены? Это представители крупнейших лоббирующих группировок, это представители штатов США, то есть это люди, реально отражающие если не весь народ США, но как минимум всех сильных мира сего США. То есть США, по сути, объявили нам как минимум экономическую войну. Трамп как раз сделал некоторую подкладочку, он сказал, что закон дурацкий, недоработанный, порой не совсем в ладах с конституцией США, в общем, нехороший закон. Но ему некуда было деваться. Если бы он не подписал этот закон, который ему предложили сенат и конгресс, подписав его абсолютным большинством, речь бы шла о его импичменте. Потому что так, как мы там в пристяжку с Северной Кореей и с Ираном, то на Трампа навесили бы всех собак в этой ситуации, что он опять российский агент…

А. Яковлев:

- Представитель империи зла.

В. Сунгоркин:

- Да, враг Америки, и пора его валить. Поэтому случилось то, что случилось. Но очень интересны его оговорки. Я бы добавил еще одну оговорку. Трамп сказал, что он очень надеется, что этот закон по отношению к России применяться не будет в реальной жизни

А. Яковлев:

- У нас есть звонки. Евгений из Ростова.

- Владимир Николаевич, не кажется ли вам, что наши взаимоотношения с западными партнерами напоминают анекдот, когда сын приходит к матери и говорит: «Мама, я тебе завтра привезу свою невесту, надеюсь, она тебе понравится». И мать ему отвечает: «Сынок, каких бы ты ни приводил, они мне уже не нравятся». Какие мы доводы ни приводим, им всё не нравится. И это длится уже не один десяток лет.

В. Сунгоркин:

- Безусловно, за всем происходящим есть большая эмоциональная составляющая. Потому что американцы в открытую объявили себя в свое время победителями в глобальной холодной войне. И буквально через 10 лет после того, как они себя объявили, мы начинаем чего-то вякать и пытаться проводить самостоятельную политику, притом, что мы обладаем огромными разрушительными средствами вооружения и т.д. Безусловно, инстинкт самосохранения последней на планете империи, которой являются США, он заставляет всячески работать на ослабление России и Китая как двух соперников…

А. Яковлев:

- Последних конкурентов.

В. Сунгоркин:

- Да, последних конкурентов. Хотя это большая глупость со стороны Америки. Потому что свято место пусто не бывает. Допустим, они ослабили Россию. Там подтянется Китай.

А. Яковлев:

- А еще Индия.

В. Сунгоркин:

- А еще Индия, еще кто-то может через 10 лет. Китай же никто не рассматривал как соперника 20 лет назад – нищая разрушенная страна была.

А. Яковлев:

- У нас есть звонок. Дмитрий из Ростова-на-Дону.

- Мы уже недели две слышим в СМИ, что данный закон нам, россиянам, вообще до лампочки, потому что мы все такие независимые, тем более от Америки. В чем проблема? Ну, независимые мы. Зачем нам об этом так настоятельно рассказывать, в чем проблема у Трампа, если Трамп наш? Мы Китай в списке стран не видим – именно экономический аспект важен, не военный. Против Китая санкций не будет никогда, кроме мелких фирм. Санкции против конкретных предприятий, принадлежащих известным людям, друзьям нашего дорогого президента, не против России, как это сто раз уже было. Вот три аспекта можно обсудить.

В. Сунгоркин:

- Начнем с Китая. Китай до сих пор находится под некоторыми остаточными санкциями. Потому что санкции вводить легко, а отменять очень сложно. Китай поднимался, возрождался под жесткими экономическими санкциями. В итоге он возродился, скупил огромное количество долговых обязательств Америки. И сегодня количество долгов американцев перед Китаем зашкаливает. Если Китай вдруг захочет предъявить свои долговые расписки американцам, Америка обанкротится. Естественно, этого не будет, потому что вслед за банкротством Америки Китай потеряет крупнейший рынок сбыта своей продукции.

Что, кроме неприятностей друзей президента, как наш слушатель из Ростова выразился. Да, в санкциях есть персональная часть, именно так и сформулировано, что американцы могут накладывать персональные санкции на всех, кого они сочтут втянутыми в те или иные коррупционные схемы. То есть без всякого решения суда, а почитали газеты, послушали радио оппозиционное, говорят: мы тебя считаем коррупционером. Это не какие-то фантазии, это действительно так и есть. Вот у нас есть певец Иосиф Кобзон. В 90-е годы про него много писали, что он не с теми дружит, с кем-то встречался, с какими-то персонажами. И этого было достаточно для того, чтобы американцы закрыли ему въезд в Америку. И он с кем только не общался. Он хотел в Америку ехать в частности потому, что у него огромное количество поклонников в Америке. Вся русская Америка это люди, выросшие на Кобзоне. Они его зовут: Иосиф, приезжай, спой. А Иосиф Кобзон не может приехать. В основе лежала такая публицистическая подоплека, некие статьи о том, что Кобзон – нехороший человек. И он на кого только не выходил – и к президенту апеллировал, и наш президент просил американского: неудобно, легендарный певец. Ничего не получилось.

Насколько все-таки это ударит по нашей экономике? Знаете, каких-то мощнейших ударов по российской экономике не будет. Это такая пиаровская история. Что, собственно, в санкциях написано? Написано, что кредиты российским госкомпаниям в области металлургии, железнодорожного транспорта, разведки нефти и т.д. будут даваться не более чем на 60 дней. Во-первых, у этих могучих российских компаний сейчас денег хватает. Второе. Закон только о том, что это может применяться, а может и не применяться. Но (это очень важный момент) любое обострение наших отношений с США – это не только такая история, что есть могучие, сильные США и слабенькая дохлая Россия, которая зависит от всех. Это мифологическая история, которую любят наши оппозиционеры рассказывать, захлебываясь от восторга, что мы ни на что не способны, мы ничего не производим. Знаете, такая чушь собачья.

Потому что на самом деле Америка очень серьезно зависит от России, как ни неожиданно звучит в устах наших прогрессистов. Американская авиапромышленность очень серьезно зависит от нашей российской корпорации, которая называется АВИСМА и производит титан. Вот титан производит Россия, а «Боинги» делаются из российского титана. Космическая программа США построена на наших двигателях, которые называются ТРД, на которых они летают уже много лет и собираются дальше летать. Американцы посчитали прагматично (там же все частное), что им выгоднее покупать наши двигатели, чем создавать свою отрасль.

А. Яковлев:

- И космос – исключение в этих санкциях?

В. Сунгоркин:

- Да, в этих списках санкций нет никакого космоса. Список не закончен. Уран. Американские атомные станции на 20% зависят от российского урана. В свое время еще Кириенко, а до Кириенко был министр Адамов, которого осудили, - в общем, основоположники нашей атомной постсоветской истории, они смогли очень в серьезную зависимость поставить американскую ядерную энергетику от российского урана. Что значит от российского урана? Она так заточена, что должна получать наш обогащенный уран. Уран много где производят, но везде есть своя специфика. Переналадка уранового потребления, переналадка авиационного потребления (с титаном), переналадка космической отрасли (а это спутники связи в том числе, метеорологические спутники, которых американцы очень много запускают), это все стоит очень дорого, даже для мощной американской экономики. И во всех этих отраслях ничего такого страшного не произойдет. И то, что я сейчас перечислил, может стать тем самым ассиметричным ответом России, который, скорее всего, она делать не будет. Потому что у нас, скажем так, сейчас более вменяемое руководство и более вменяемое принятие решений.

Потому что откажемся мы поставлять движки… Это как украинцы отказались поставлять России авиационную технику и запчасти, ну и закрылась у них отрасль.

А. Яковлев:

- И «Ан» накрылся.

В. Сунгоркин:

- И «Ан» накрылся. «Ан», который производился Украиной. Всё, закрыли производство. И так – чего ни коснись. Мы очень завязаны. Что мы можем еще для светлого будущего? И американцы это тоже понимают. Они, прежде чем будут реально применять санкции, будут долго думать. Потому что они понимают, например, такую вещь. Мы уже много лет не вмешиваемся ни в какие дела, которые даже не назовешь внутренними делами США. Скажем, мы не лезем на американский континент и поблизости с какими-то своими поддержками всяких антиамериканских сил.

А. Яковлев:

- Не раздражаем Вашингтон.

В. Сунгоркин:

- Не раздражаем. Но Куба-то по-прежнему остается еще не американской территорией, и всяко может там сложиться. Мы можем начать Кубу поддерживать. Мы с Никарагуа в достаточно дружелюбных отношениях. Что забавно, там все тот же Ортега победил, который 20 лет назад был нашим закадычнейшим другом. И это тоже вариант ответа.

А. Яковлев:

- Вадим из Самары нам дозвонился.

- Я хотел бы высказать определенное несогласие с утверждением главного редактора о том, что Трампу в случае неподписания мог бы угрожать импичмент. Американское законодательство совершенно четко прописывает, в каких условиях возможен импичмент. Там близко даже нет этой ситуации. Другое дело, что Трамп просто из определенных политических комбинаций, может быть, не хочет ссориться с теми парламентариями, на которых он в будущем рассчитывает опираться. Это другой вопрос.

Теперь что касается титана. Есть публикации, которые говорят о том, что американцы в течение 6 месяцев года совершенно спокойно могут заместить продукцию нашей компании на продукцию других компаний, которые делают изделия из титана. Что касается двигателей, на которых летают американцы. Там тоже ведутся разработки. Эти разработки будут готовы к выходу не менее, чем через 3-5 лет. А сейчас они пользуются нашими двигателями. Но мы по каким-то совершенно непонятным для меня причинам продаем эти двигатели почему-то себе в убыток. Но здесь другой вопрос. Меня больше всего беспокоит то, что наши воспринимают факты, но не видят тенденции, к сожалению, и не реагируют на эти тенденции. А тенденция заключается в одном. В конфронтации Соединенным Штатам Америка, которая, дай бог, не стала разрастаться. Нет никакой ответной реакции со стороны нашего руководства. Мне как гражданину России очень обидно видеть, что до сих пор нет срочных совещаний по стимулированию нашей научной деятельности, по изменению финансирования науки, по другим параметрам. У меня такое впечатление иногда складывается (дай бог, чтобы оно было ошибочно), что у нас во главе государства люди, очень похожие на блаженных, что они не совсем понимают ситуацию. Ситуация очень опасная.

В. Сунгоркин:

- Даже не буду сильно спорить, мне кажется, мы говорим об одних и тех же вещах. Первое. Да, если американцам понадобится отказаться от нашего титана, через год-два, наверное, они что-то найдут. Но это всё дополнительные затраты. Зачем отказываться? И Россия, когда Украина нас поставила перед необходимостью, нашли полностью замену всем украинским товарам. Мы понесли новые затраты, но мы полностью заместили все украинские дела. Маленький пустяк – в Украине все эти отрасли просто исчезли. Это к вопросу о замене титана, двигателей в течение 3-5 лет. Я не знаю, с чего он решил, что мы продаем в убыток эти двигатели. Это, наверное, знает только тот, кто их продает, что там в убыток, а что с прибылью. Но вся программа по продаже… Не знаю, как в этом году, но были годы, когда мы получали 2 миллиарда долларов в год от продажи двигателей. По-моему, это вполне достойные цифры.

Импичмент. Конечно, я ни в коем случае не имел в виду, что импичмент, если он не подпишет закон. Но если он не подпишет закон, который подписали практически все конгрессмены и сенаторы, это будет прекрасным поводом, для того чтобы найти повод (извините за тавтологию) и организовать ему импичмент. Разговоры об импичменте президента идут в истеблишменте Америки ежедневно с момента избрания.

Наше правительство ничего не предпринимает. Тоже неправда. У нас просто много всяких задач и проблем. Мы только что говорили об одном примере – о том, что мы полностью заместили за эти два года все наши производственные отношения, которые были с Украиной. А это были серьезнейшие отношения. Не по нашей вине они прервались. Мы только что приняли решение отправить 755 человек из посольства США на историческую родину.

А. Яковлев:

- Уравняв количество.

В. Сунгоркин:

- Да, уравняв количество. Я тоже согласен с нашим слушателем, что хотелось бы больше и сильнее. Идут ли там какие-то заседания или не идут по этому поводу? Я думаю, идут они. В данном случае я все-таки подчеркнул бы очень интересную вещь. Эти санкции – это мы пока рассуждаем о пиар-составляющей.

А. Яковлев:

- Закон дает право ввести санкции.

В. Сунгоркин:

- Конечно. И вот последняя цитата Трампа. «Ограничивая гибкость исполнительной власти, этот закон затрудняет заключение американцами хороших сделок ради народа Америки». То есть Трамп подписывает его, заявляя, что этот закон несет ухудшения Америке. Он затрудняет заключение США хороших сделок ради народа Америки и еще больше сближает Китай, Россию и Северную Корею, как говорится в заявлении Трампа. Ну, сближение с Северной Кореей, я бы не сказал, что это мечта нашей жизни, но сближение Китая и России – правильно Трамп определяет ситуацию.

А. Яковлев:

- Владислав из Москвы нам дозвонился.

- Если бы эти санкции касались только России и США, нам на это было бы наплевать. Потому что с Америкой мы практически не торгуем - 40 миллиардов только.

А. Яковлев:

- Да, гораздо меньше, чем с Евросоюзом.

Владислав:

- Во-вторых, военно-промышленному комплексу США нужен враг. Иран и Северная Корея – это как-то мелко для них. Трамп сказал: нужны рабочие места. Вот, пожалуйста, рабочие места. Давайте не забывать, у США госдолг – 20 триллионов. Но это госдолг, а мы забывать, что там долг компаний, долг физических лиц. Он уже превышает 70 триллионов долларов. Им надо заниматься внутренней политикой. Почему Трамп победил? Кто за него голосовал? Та Америка, которая требует, чтобы экономика американская поднималась, чтобы заводы восстанавливались. А они опять переключаются на что? На внешнюю политику: у нас есть враг… Это как Украина сейчас тоже говорит. Почему Украина не развивается? Есть враг, есть Россия. Вот Соединенные Штаты сейчас тоже так будут говорить: вот есть же враг, есть Россия. Знаете, сейчас самое главное – как среагирует прежде всего Германия. После того, что Трамп сказал, что Германия должна якобы выплатить Америке 400 или 500 миллиардов за то, что там находятся ее войска, после этого, мне кажется, Германия на Америку не то что наплюет, но все-таки покажет какой-то свой характер.

В. Сунгоркин:

- Безусловно, этот фактор существует. Когда сенаторы и конгрессмены принимают вот эту инициативу, то они имеют в виду в том числе и оживление в оборонном секторе. В том перечне ассиметричных мероприятий, который от нас ожидается, существует и такой сегмент, как производство все новых и новых вооружений Россией, что, по логике, приводит американцев к необходимости вооружаться в тех сегментах, где они как бы отстают. Я абсолютно согласен с нашим слушателем, что этот фактор тоже существует. Скажем так, это один из пяти главных факторов.

А. Яковлев:

- Нам пишет Юрий из Нижнего Новгорода: «Я на днях задавал вопрос Михаилу Леонтьеву, но он так и не смог ответить. Создается впечатление, что Россия постоянно беспомощная, ждет очередных санкций со стороны Запада. Неужели мы не можем ничего предпринять, чтобы введение санкций против нашей страны было невыгодно для США?»

В. Сунгоркин:

- Мы только что сказали, что… Да не мы это сказали, а Трамп сказал, что этот закон затрудняет. Но, видимо, соображения политические, те самые стратегические, они выше, - что мы должны как-то Россию постоянно держать в напряжении.

А. Яковлев:

- Перейдем к теме, которая волнует прежде всего москвичей, но за развитием этой истории следят во всей стране. Власти Москвы утвердили программу реновации. Соответствующее постановление подписал мэр столицы Сергей Собянин и утвердил список из более чем 5 тысяч домов (преимущественно это 5-этажные хрущевки), которые вошли в программу. Владимир Николаевич, громкая, масштабная программа, за которой действительно во всей стране следят.

В. Сунгоркин:

- Я думаю, во всей стране следят под определенным соусом…

А. Яковлев:

- С легким раздражением.

В. Сунгоркин:

- Да. В зажравшейся Москве с жиру бесятся, а у нас еще не везде даже аварийные дома ликвидировали. Да и многие дома по сути аварийными являются, а юридически считаются вполне себе приличными. Я думаю, под этим соусом страна и следит. Но я бы обратил внимание на следующую вещь. Буквально вчера подписана программа, и из таких гипотетических разговоров (то ли будет, то ли нет, то ли много, то ли мало, как там проголосуют жители) это перешло уже в очень внятную социологию. Мы должны сказать, что 5 тысяч домов стоит теперь в этом списке под снос. 5 тысяч домов это 350 тысяч квартир. Теперь в среднем умножим на 4. Что у нас получилось? 1 миллион 400 тыс. Это население с пригородами всего большого российского города типа Нижнего Новгорода или Екатеринбурга.

А. Яковлев:

- Вообще очень крупный город.

В. Сунгоркин:

- Да. Это колоссальная такая, я бы сказал, войсковая операция. Если это все действительно пойдет (а оно пойдет), над Москвой будет и много мусора летать (потому что это же сносить надо, и много человеческих конфликтов.

А. Яковлев:

- Я тут примерно посчитал. Получается, что это пятый город после Москвы, Питера, Новосибирска и Екатеринбурга по количеству человек.

В. Сунгоркин:

- Когда мы говорим слово «город» - ну, город и город, пусть даже пятый. А вот когда представить этот город воочию, 1 млн. 400, это от конца до конца, и пригороды туда записывают, и это с детьми, со стариками. Это целый огромный город. Конечно, будет огромное количество конфликтов. Мэрии не позавидуешь, потому что недовольных всегда бывает очень много. И тех, кого сносят, и тех, кто рядом живет. Каждый из нас живет в доме, где рядом обязательно есть пятиэтажка. То есть у вас соседние дома будут сносить. А что это означает? Во-первых, это шум, гам, стройка. Сначала там будут что-то сносить, потом строить. Это наши братские среднеазиаты во всей своей красе, с определенным увеличением преступности. Когда идет мощная стройка, приезжает много людей из кишлаков (увы, это правда), и тут будет потревожнее. То есть Москва, и так уставшая от всяких реконструкций, получит еще такую очень мощную инъекцию. Это такой смертельный номер, я бы сказал. Ближние последствия очень тревожные, турбулентная такая Москва будет. Потом, лет через 10, Собянин точно войдет в историю как человек, преобразовавший Москву. У нее появились велосипедные дорожки, новые дома, снесены пятиэтажки, пресловутая плитка везде. Кругом цветы и яблони на Садовом кольце. Наверное, это все будет, но доживем ли мы до этого интересного времени… И памятник Сергею Семеновичу Собянину (абсолютно заслуженный) будет стоять метров на 10. Но до этого надо дойти. А пока огромное количество раздражения, злости ожидает.

А. Яковлев:

- Еще один факт, что больше жителей в Москве станет. И об этом мэр уже сказал.

В. Сунгоркин:

- Да, нам очень не хватает жителей в Москве.

А. Яковлев:

- Вы много раз беседовали (и в эфире радиостанции «Комсомольская правда») с Сергеем Семеновичем. На ваш взгляд, что им движет? Действительно масштабнейший проект, он входит в историю. Какова его мотивация – экономическая, поддержать строительный сектор, войти в историю, заявить о себе как о сильном политике, может быть, претендующем на какой-то более высокий пост?

В. Сунгоркин:

- Я думаю, все, что ты перечислил сейчас, оно все и работает. Одна из причин – безусловно, то, что строительный комплекс существует, и это рабочие места, расход бюджета. Уже был такой тезис, что можно деньги вкладывать и в федеральный бюджет. А в федеральном бюджете от года к году видно, что растут расходы на силовые структуры, на оборону, на все, что называется обеспечение безопасности. А если взять бюджет Москвы… Кто-то из наших боевых публицистов это всё изучил и говорит: а из бюджета Москвы видно, что постоянно растут расходы на благоустройство, что называется. Нам, конечно, не угодишь. Потому что действительно, пыль, шум, отбойные молотки. Но е еще 10 лет назад, кто интересовался, что, собственно, в Москве происходит, отлично знали, что вся наша канализация, все наши коммуникации чуть ли не на 70% сгнили. И все равно это надо было делать. Поэтому, кроме всего, что мы уже назвали, что двигает Собяниным, я думаю, им двигает простое соображение – надо делать, что надо, и пусть будет, что будет. Потому что он понимает, если сейчас не менять всю эту нашу подземную Москву (а она меняется одновременно)… Что такое плитка? Плитка – это сверху, а внизу меняются все коммуникации. Все, кто ходит по Москве, видят, что трубы, провода убираются вниз. Трубы бесконечные меняются, тот самый чугун, который там лежал с 30-30-х годов. У нас есть коммуникации, которые лежат с начала прошлого века. И вот Собянин все это реализует под крики, проклятия, вопли. Он понимает, что если сейчас это не сделать, Москва просто захлебнется. Вот он делает то, что положено делать.

А. Яковлев:

- Иннокентий из Москвы нам дозвонился.

- Господин Путин не боится, что Собянин доведет до майдана в Москве? Какие коммуникации? Москву заливает, убита ливневка вся. Эта «Моя улица» - распил колоссальный. Путин не боится, ведь москвичи действительно на грани взрыва?

В. Сунгоркин:

- Москвичи, конечно, ругаются, им всё это не нравится. И про «распил» постоянно идут разговоры. Но я бы сильно не преувеличивал все-таки грань взрыва москвичей. Потому что из всего этого тумана, из этого шума, воплей и т.д… Вот наш слушатель сейчас выразил очень типовую версию происходящего – а каковы будут выборы президента в Москве и т.д. Безусловно, рисковая ситуация у Собянина. Но раз уж ввязались, надо доводить. Я нашему слушателю, который сейчас звонил, скажу. Давайте наберемся терпения и через год посмотрим. Уже сейчас много районов в Москве очень хорошо выглядят, так, как они не выглядели никогда. Это тоже часть ответа.

А. Яковлев:

- Владимир Николаевич, большое спасибо за этот разговор.

35

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ