2018-07-20T20:14:21+03:00
10

Егор Холмогоров: В матче с Испанией наши бились также, как за Сталинград и Севастополь

..

Обсуждаем главные новости с известным публицистом на Радио "Комсомольская правда".

Егор Холмогоров: В матче с Испанией наши бились также, как за Сталинград и Севастополь

00:00
00:00

Холмогоров:

- С вами Егор Холмогоров, вернувшийся из отпуска в Крыму. Со мной Дмитрий Стешин.

Стешин:

- Добрый вечер. Начнем с футбола. Я знаю, что вы никогда не любили футбол. А тут проняло. Следил, писал постоянно.

Холмогоров:

- Переживал. Даже статью написал на эту тему вчера. Это понятно – почему. Моему поколению с футболом не очень повезло. Все самые феерические истории, которые были в футболе, происходили тогда, когда мы еще были слишком маленькие, чтобы все это оценить. Скажем, чемпионат 1986 года в Мексике, голы Марадоны. А потом, когда в 1990 году был чемпионат в Италии, который я смотрел от начала и до конца, там был настолько унылый финал ГерманияАргентина, который в итоге Германия выиграла по очень спорному пенальти, что это к футболу все совершенно не располагало. И в дальнейшем так получалось, что эта игра все время, как она попадала в поле моего зрения, там были какие-то унылые вещи. То Зидан бьет Матерацци головой, хорошо что не в пах. В грудь он его бил. То наши на Евро-2008 замечательно громят Голландию, а потом Испания просто страшно и унизительно со счетом 3:0 выносит нас в полуфинале. На это было просто смотреть без слез невозможно. И я относился к этому матчу Россия – Испания со смесью ужаса и безнадежности. Мне казалось, что сейчас выйдет эта «Фурия роха», просто снесет, раздавит нашу команду.

У меня только робкая надежда появилась после того, как я увидел, как Уругвай играет с Португалией. И просто разнесли их на куски, когда Роналду ничего не сделал. Я понял, что наши проиграли Уругваю не потому, что наши такие слабые, а потому что Уругвай сейчас нереально сильный, ему уже вполне можно прогнозировать хорошие шансы на выход в финал. У них на пути Бразилия, но уругвайцы сейчас объективно сильнее всех. Я начал догадываться, что наши, может быть, против Испании как-то потянут. Но то, что я увидел, это действительно было мощно. Стопроцентная железная жесткая русская оборона: Севастополь, Сталинград, все наши классические образцы, когда вот… Тоже, кажется, вот этот немецкий генерал Меллентин писал: если русские взяли маленький плацдарм, то их выбить с него уже практически невозможно. Потому что они там окопались, они зацепились. Если ты их не выбил сразу, то в этом случае через сутки он уже становится непреступным.

Я видел эту технику на футбольном поле, в идеальном исполнении. Они дотянули-таки на этом счете 1:1 до пенальти. Дальше я смотрел на наших молящихся, крестящихся футболистов и понимал, что да, тут и вера, и бог помогает, и трибуны помогают. Это реально было чувство гордости за свою страну, за свой народ. А главное – ощущение, что мы видим не общечеловеческий футбол, что называется, вот испанцы играют, а вот русские во что-то такое же играют, - а наш национальный русский футбол, с привлечением наших национальных психологических черт, с обращением всех к национальной своей традиции. На меня коммунисты обиделись страшно, когда я написал, что это была в чистом виде против «Красной фурии» выступила Белая гвардия. Тем более, что там защитник совершенно непрошибаемый – Кутепов. С белогвардейской фамилией. Но факт остается фактом.

Стешин:

- Мне не хватило многого пока. Я с футболом соприкасался, на стадионы я никогда не ходил, но друзья мои, увлекающиеся футболом, тоже на стадионы не ходили. У них был пятый тайм, они вычисляли оппонентов, в кустах, стенка на стенку. Они вместо стадиона либо уезжали в милицию, либо в больницу, в зависимости от обстоятельств. Либо разбегались по городу, у каждого в кармане была сложенная книжечкой карта Москвы. Такой у них был футбол. Я не увидел во время этого чемпионата мира никаких всплесков так называемого хулиганизма. Да, и они могли долго рассказывать про идеи хулиганства, пытаясь подвести под это какую-то идеологическую базу, найти в этом конструктив. На самом деле чемпионат мира проходит мирно, нет массовых драк с болельщиками.

Холмогоров:

- Все-таки была проведена очень хорошая предварительная подготовка. Россия объективно всех убедила в том, что мы очень хорошо умеем готовиться и проводим все на высочайшем уровне. Понятно, что иностранные фанаты, которые слушали свою прессу про медведей, балалайки, морозы, водку и дикую Россию, они обалдевают от того, что по сравнению с большинство и латиноамериканских, и большинством европейских стран на самом деле Россия, особенно крупные столичные города, - это более инфраструктурно развитая страна. Просто потому, что хотя бы у нас инфраструктура современней. То, что во Франции или в Германии внедряется с большим трудом, скажем, вай-фай повсюду публичный, то у нас на каждом углу. Но это с одной стороны.

С другой стороны, есть колоссальная невидимая работа, которую проделали те же самые наши органы по тому, чтобы не было никаких проявлений ни со стороны наших несознательных болельщиков, ни с точки зрения со стороны иностранных несознательных болельщиков. Кажется, все ограничилось зигами и криками английских фанатов в Волгограде на первом матче.

Стешин:

- И не более того. На связи Дарья Асламова. За Россию болели в двух республиках, зависших между миром и войной. Дарья только что вернулась с Донбасса.

Асламова:

- Я не могу сказать, что это радостные новости. Чемпионат мира принес большие проблемы Донбассу. Запрещено отвечать на выстрелы. Нельзя поддаваться на провокации. В день, когда мы выиграли матч с Саудовской Аравией, Донбассу устроили «райскую» жизнь. Там было полное долбание артиллерией по всем фронтам.

Холмогоров:

- То есть наши небратья мстят Донбассу за каждую победу России?

Асламова:

- Абсолютно! Они не имели права отвечать. Абсолютно на каждой позиции висит плакат: «Воин, не поддавайся на провокации!» Сказать, что люди слишком радуются этому, я не могу. Да, это могут быть наши победы, а у них одни поражения. Потому что эти победы приносят им проблемы, убитых людей, и нет права отвечать. Потому что у России праздник.

Холмогоров:

- При этом российские телеканалы лишили Донбасс возможности легально смотреть чемпионат мира на российских каналах. Пишут, что забанены любые просмотры в интернете, не передают по спутнику.

Асламова:

- Про это я первый раз слышу. Люди смотрели. С этим нет проблем.

Стешин:

- Люди там улыбаются на улицах?

Асламова:

- Кто может улыбаться, когда война длится уже больше, чем Великая Отечественная?

Стешин:

- Устали люди?

Асламова:

- Да, люди устали. Для них этот чемпионат вовсе не радость. Для них это проблема, которую надо пережить, дотерпеть, чтобы можно было отвечать. Это уже не первое перемирие. И мы ведем себя честно, по отношению к нам ведут нечестно, - вот то, что говорят люди. Ситуация не оптимистичная.

Стешин:

- На Украине вчера отследили такой момент. Слишком много было криков «ура!» в момент, когда Россия победила. И Аркадий Бабченко, наш герой, он уже за гранью добра и зла, между небом и землей, он и ни жив, и не мертв, он разразился колонкой.

Холмогоров:

- «В пятницу, тринадцатого, помер наш покойник. Мы несли его хоронить, а он ногами шевелит». Этот абсолютно ногами шевелит. Голова Бабченко высказалась о ноге Акинфеева.

Стешин:

- Да, заметка под названием «Деды забивали» - отсыл к словосочетанию «деды воевали».

Холмогоров:

- Вообще был определенный момент, когда советская сборная на чемпионатах выступала хорошо.

Стешин:

- Когда наши «Зверобои» и ИСы зашли в Берлин, они уже не стали устраивать дуэли, а просто валили на бок кварталы городские. «Дело не в Путине, не в спорте, который у нас вне политики. Вас презирают за очередное победобесие. Не важно, какое – крымнашистское ли, девятимайское ли или футбольное. В одно из них вы все равно свалились. Вляпались. Крым наш прошли, 9 мая прошли, а футбол не пережили». Почему не пережили футбол? Я равнодушен к футболу. Вчера ехал с работы. Немного было машин на улицах. Детишки махали моей одинокой машине российскими флагами. Конечно, я им сигналил в ответ, дудел. И мне радостно было на душе. Позитив накрыл столицу. И слава богу. И настолько это было хорошо и здорово, насколько плохо Аркадию Бабченко, который томится в Киеве. Не только он один выступил по этому поводу.

Холмогоров:

- Человек, который стал трупом для всех, включая даже свою либеральную братву, сидит в какой-то киевской хате эсбэушной, как пишет: у меня там ничего нет, ни трусов своих…

Стешин:

- Табуретка с номером.

Холмогоров:

- И так далее. Скоро, видимо, запястье тоже с номером будет. Понятное дело, что человеку плохо. Человека плющит. А где-нибудь в каком-нибудь лондонском или брюссельском отеле сидит Михаил Борисович Ходорковский. Он может позволить себе шампань, бордо, фуагра и так далее. И вот он сидит и переживает, болеет за российскую сборную. Потому что Ходорковский, конечно, олигарх-сиделец и все такое, но при этом он такой, что называется, либеральный патриот.

Стешин:

- Он не выписался из русских демонстративно.

Холмогоров:

- Как ни странно. Он либеральный патриот, он переругался со всеми заукраинцами по поводу Крыма. И уж поболеть за сборную для него святое. Как бы при этом ему не мешает отплачивать совершенно омерзительным, «Ходорковский ТВ» и все в том же духе, совершенно отмороженный. Но Аркаше даже этого мало. В результате он пишет: «Лента просто слюной захлебывается – наши победили! Наши! Идите Акинфееву, доверенному лицу Путина, Героя России вручайте! С Холмогоровым в угаре счастья в десны целуйтесь!» Я буду согласен, если со мной будут целоваться только девушки красивые. Если Навальный полезет целоваться, я буду против. Тем не менее, совершенно очевидно на самом деле в этой истории что? Если перестать издеваться над Бабченко, проанализировать ситуацию серьезно. Что убивает весь этот демшизовый либеральный дискурс? Они панически боятся любых русских побед. Они знают отлично, что весь их ресурс жизненный – это в несчастье, в поражении, в боли, в тоске простого русского человека.

Стешин:

- Чем хуже, тем лучше.

Холмогоров:

- Когда нам плохо, тогда они рассчитывают, что мы как-то еще смело в бой пойдем свергать Путина и так далее. А когда нам хорошо, то это значит, что люди будут терпеть, что называется, эту власть дальше. А почему терпеть? На самом деле почему еще важен этот футбольный патриотизм? Я всегда не очень высоко ценил вообще любой футбольный, любой спортивный патриотизм. Конечно, не очень одобрял весь этот чемпионат. Уж точно не разделял вот эту точку зрения: а вот давайте ради чемпионата принесем огромные жертвы. И сейчас то, что Даша нам рассказала, это просто ужас и стыд. Конечно, за любую провокацию, мне кажется, следовало бы отвечать массовым салютом из всех огневых средств, которые у Донбасса есть. Но, тем не менее, что этот футбольный патриотизм показывает? Простую вещь. То, что не решаемых для России проблем нет.

Последние лет двадцать – двадцать пять наша сборная по футболу была безнадежна, была безысходна, была предметом общенациональных страданий. Эти общенациональные страдания были, конечно, не очень понятны, с учетом того, что американцы в футбол кое-как играет. Это не мешает им быть ведущей страной мира. Китайцы вообще, я думаю, не задаются для себя таким вопросом, чтобы играть в футбол. Мы, будучи европейской в целом страной, для нас это важно, что все крупные развитые европейские страны в футбол играют хорошо. Немцы до своего поражения, что интересно, не в Волгограде, а в Казани, тоже играли хорошо. и нам тоже хотелось. А был стыд, позор и так далее. И то, если вспомнить, что писали про нашу сборную перед чемпионатом, что писали про Черчесова перед чемпионатом, это был просто такой брандспойт из канализации. И вдруг мы видим нашу сборную, играющую, ну, не в идеальный футбол, давайте ни в коем случае их не перехваливать и не зализывать. Видно, что они зачастую тормозят, видно, что испанцы у них отбирают мяч просто как у младенцев. Тем не менее, ребята умеют мобилизовать свои сильные стороны, блокировать стороны противника. И в итоге у нас уже один из лучших результатов на чемпионате мира за всю историю футбола в нашей стране.

Стешин:

- После первой победы кто-то написал: кажется, их начали бить в раздевалке.

Холмогоров:

- Никто их, я думаю, не начал бить. Они как раз, что называется, начали молиться. С другой стороны, они видят вот этот колоссальный подъем на трибунах. Причем это национальный подъем. Когда наши болельщики нашли вот эту фишку с национальной атрибутикой в одежде, девушке в кокошниках, парни в боярских шапках, кто-то вообще в образе русского царя вышел на трибуны. Эти болельщики, над которыми вчера угорали, с хот-догами. Люди чувствуют, что все-таки мы единая нация. Причем мы единая нация с историей.

Стешин:

- Обнаружили идентичность общую.

Холмогоров:

- А вот нация с общей идентичностью, с сильной идентичностью, с сильной традицией, она создает сильную команду. И точно так же почему в значительной степени проиграли испанцы при том, что мы видели, что на поле это асы, что нам за ними в каком-то смысле не угнаться. Они чуть ли не поставили рекорд книги рекордов Гиннеса по этим перепасовскам, они почти все время владели мячом. Наши заглядывали в их штрафную только так, немножко посмотреть, на экскурсию. Но у них жестко расколотая команда. У них каталонцы против кастильцев. Они друг друга уже ненавидят, вплоть до того, что Пике, который в итоге размахиванием руками заработал нам этот прекрасный пенальти, который Дзюба забил, он вообще эту руку не кладет на сердце, когда они поют гимн Испании. Он подчеркивает, что он не испанец, что он на самом деле каталонец. У них сейчас на самом деле вся Европа правеет, традиционализируется, везде голосуют за правые партии. Испания единственная страна, где этого нет, где у них, наоборот, самое левое правительство в истории, которое вообще собирается сейчас просто выкопать генерала Франко и выкинуть его из мавзолея. Я уверен, если бы у нас так же поступили с Лениным, а потом наши на следующий день проиграли бы в футбол, все левые, коммунисты написали: это вам за дедушку Ленина, это он отомстил. А здесь явно испанцам прилетело за Франко.

Стешин:

-Наши умело воспользовались беспомощным состоянием потерпевшего. И победили. И слава богу.

Холмогоров:

- Это была волевая победа.

Стешин:

- Да, на волевых.

Холмогоров:

- От радостных футбольных новостей переходим к жизненным грустным миграционным историям. Хотя некоторые болельщики, особенно из стран третьего мира, хотя из Англии тоже, говорят, что хотели бы остаться в России навсегда. Им так тут нравится. Но, думаю, в массовом порядке это никакого восторга ни у кого не вызовет.

Стешин:

- Пишут, расскажите, как хорошо отдыхать в Крыму.

Холмогоров:

- Это мы попозже…

Стешин:

- Возвращаемся к нашим мигрантам. Москвич Александр Егорцев обнаружил 8 лет назад, что у него в квартире прописано 165 товарищей-выходцев из среднеазиатских республик. Всем этим людям приходит почта, приезжают и звонят следователи, которые их разыскивают по каким-то делам. Приходят судебные приставы, потому что эти люди брали по поддельным регистрациям кредиты в серьезных банках типа Сбера.

Холмогоров:

- То есть, в Сбере дают мигранту по поддельной регистрации кредит!

Стешин:

- Не проверяя.

Холмогоров:

- Как ипотеку рефинансировать у них ни копейки нет.

Стешин:

- А люди с такими причудливыми фамилиями получают кредиты. Завидую их удачливости! Сам Аллах дает им деньги через Сбербанк.

Спрашиваю у Саши: как так вышло? Он отвечает автоматически: всю жизнь живу в этой квартире, никого не прописывал, паспорт не терял. А дальше он сам расскажет.

А вот сам я решил сделать фальшивую регистрацию в Москве. За сутки 2100 рублей я стал, наконец, москвичом. Я до сих пор прописан в Питере, живу в квартире у жены. Это оказалось просто. Яндекс на запрос «регистрация в Москве» быстро выдает порядка 400 сайтов. Сайт, на котором я делал регистрацию, сегодня утром схлопнулся, отключился, но остальные работает и те же расценки. Тебе привозит курьер, у них нет офисов, куда может ворваться полиция и всех жуликов повязать. Возможно, Саша попал под такую же фирму. Он сейчас нам расскажет.

А.Егорцев:

- Здравствуйте! Не совсем все так просто. Фирм много, которые делают поддельные регистрации, но почему на мой адрес и именно несколько сотен мигрантов из Средней Азии? Я понимаю, вы смогли купить поддельную регистрацию. Но почему несколько сотен? У меня много вопросов.

Многие путают и думают, что у меня сделана регистрация. Вся проблема в том, что формально никто из них на моем адресе не числится. Все они виртуальные. По этой липовой регистрации несколько сотен мигрантов взяли вполне реальные кредиты.

Холмогоров:

- В ФМС этой записи за ними не числится.

Егорцев:

- Не числится. Есть официальные ответы, проведена проверка. Никто из посторонних на моем адресе не числится. И это моя беда и проблема. Если бы были зарегистрированы реально злоумышленником, тогда сразу уголовное дело, концы ищем, находим виновников. А у меня и полиция, и ФМС всегда сочувственно хихикают: а кого мы будем искать? Ведь формально по базам у вас никого нет.

Стешин:

- Но они явно что-то знают. После публикации в «Комсомолке» был информационный взрыв. Я знаю, к вам приезжали толпы журналистов.

Егорцев:

- Огромное спасибо! Неожиданно рванула моя ситуация.

Стешин:

- А потом пришла полиция. Что они делали?

Егорцев:

- На следующий день после публикации приходят двое участковых. И говорят, что руководство отправило провести проверку после шума в прессе. стали опрашивать соседей, не проживает ли кто из иностранных мигрантов у меня в квартире. С меня взяли объяснение. И все. И ничего. Мне эта знакомая работа полиции – главное в нужные сроки отчитаться, закрыться бумажками, что протокол составлен, свидетели опрошены. Я, как потерпевший, со мной проведена беседа. И все. И то, что там чемпионат мира, борьба, антитеррор! 165 фамилий у меня, конкретные люди, которые появились здесь и исчезли куда-то. Это никого не волнует. И не дай бог, где-то что-то рванет.

Стешин:

- Саша, новая версия появления их в вашей квартире? Раньше вы полагали, что у вас были трения с ФМС и вам так кто-то из мелких чиновников отомстил. А вот новая версия7

Егорцев:

- Была такая версия. И вторая версия, я не буду называть корректно, по другой версии коллег-журналистов, которые работают в области криминалистики много лет, они меня спросили: а ты с таким-то банком, в названии которого присутствует определение «русский», никогда не имел отношений? И я вдруг вспомнил, что в середине 2000-х я и моя покойная мама взяли впервые в жизни маленький кредит 100 тысяч рублей для отпуска в таком-то банке. И взяли, потом выплатили. И его закрыли. И забыли о нем. Тогда еще платили, пластиковые карточки впервые для этих кредитов выдавали.

Холмогоров:

- И что?

Егорцев:

- Мне потом намекнули, что именно конкретно с этим банком в предыдущие годы было очень много скандальных историй, когда клиенты, бравшие микрокредиты, их персональные данные куда-то сливались. Или продавались.

Стешин:

- Какие-то мошеннические базы для отработки.

Егорцев:

- Эту идею я никогда раньше не рассматривал.

Холмогоров:

- Это возможные варианты. Вбили твой адрес в какой-то стандартный запрос и начали массово оформлять через этот адрес.

Егорцев:

- Почему бы и нет? Это интересно. До смешного и до грустного доходит. Кто это будет разбирать? А мне бы хотелось узнать ответ на вопрос: кто мне так удружил?

После публикации моей истории комментаторы, люди, которые часто читатели заголовков, которые не вчитываются в суть. И там комментарии, что наверняка москвич сам когда-то продавал им регистрацию на свой адрес, стриг деньги. А сейчас его прищучили. И таких отзывов немало. Я вдвойне под ударом.

Когда в полиции мне говорят, что вас никто не прибил, не убил, не ограбил. Нет вреда и ущерба. А вот представьте, если я захочу продать эту квартиру? И любой риелтор скажет, что тут такой шлейф тянется! И цена квартиры упадет. И за это кто будет отвечать?

Стешин:

- Саша, мы вас не бросим.

Холмогоров:

- Уважаемые правоохранители, не воспроизводите анекдот, где было приказано найти в лесу лося, омоновцы через полчаса его привели. Опера через два часа привели зайца и ежа, которые признались, что они лоси. А участковые через две недели принесли объяснение от зайца и ежа, медведя, что лось в лесу не проживает. Давайте не будем!

Стешин:

- Очень в тему анекдот.

Холмогоров:

- Давайте поговорим немножко о том, как живется и отдыхается в Крыму в этом году.

Стешин:

- Пишут нам: расскажите про Крым. Или о покойнике либо хорошо, либо ничего?

Холмогоров:

- В Крыму просто отлично! В этом году. Я туда летел на самолете через новый терминал в Симферополе, который, как выяснилось, оформлял наглядные таблички и тексты мой одноклассник Артемий Лебедев. Оказалось, что не один я в нашем довольно либеральном классе крамнашист. Мне очень понравился Симферополь. Намного больше, чем новый «Шереметьево – В».

Стешин:

- А там пробки появились?

Холмогоров:

- Они как были, так и остались. Их больше не стало от этого. Симферопольский терминал мне очень приглянулся. Второе. Крым все последние годы отличался тем, что в нем были выше цены. Из-за состояния практически стопроцентной транспортной блокады. В этом году цены остановились. И пошли вниз. Это не значит, что они сравнялись со среднероссийскими, но это значит, что они перестали расти в той же прогрессии. В общем, появились дешевые позиции, как фрукты, овощи и так далее. Они очень хороши по качеству, цене и по всему.

Третье. Это тревожит. В Крыму, как и по всей России, в этом году засуха. Рано все созрело, отцвело, позеленело. Эта проблема есть. Но это компенсируется идеальным морем. Я купался каждый день, притом, что я плавая на три с минусом. Теплое, спокойное море.

Стешин:

- У нас на связи Анастасия Курдюкова, корреспондет «КП» в Крыму. Ситуация с водой, с каналом. И действительно ли на погранпереходе Чингар засилие украинцев? И они едут в Крым отдыхать.

Что с водой?

Курдюкова:

- Засуха, да. Аграрии говорят, что последняя весна была самая засушливая. Такой ситуации давно не было. В шести регионах объявлено чрезвычайное положение, но власти обещали им компенсировать часть убытков.

Стешин:

- А канал пересох совсем?

Курдюкова:

- Да.

Стешин:

- Перекрыли его украинцы?

Курдюкова:

- Давно перекрыли, когда мы стали российскими. Долгое время шли разговоры, что хотят договориться, возобновить подачу. Но так и не решили.

Холмогоров:

- Грубо говоря, когда я там был, прошла информация, что якобы может быть нормированная подача воды. Сейчас в каком состоянии вопрос?

Курдюкова:

- Сейчас у нас несколько дней прошли дожди, был град. Но ситуация с водой была проблемой несколько лет назад в Алуште. В этом регионе давали по часам жителям некоторых сел. Сейчас питьевой водой все обеспечены в полном режиме. Единственное, с поливом зерновых проблемы.

Холмогоров:

- А что фермеры говорят касательно видов на урожай?

Курдюкова:

- Они говорят, что если в ближайшее время не пойдут сильные дожди, то фирмы могут позакрываться, потому что с пшеницей просто под ноль. Надеются, что хотя бы будет урожай подсолнуха. Говорят, что если нет, то даже нечем оплатить топливо на трактора, чтобы собрать то, что они сеяли.

Стешин:

- Это вопрос, мне кажется, политический.

Холмогоров:

- Думаю, надо поддерживать в Крыму сельское хозяйство. В прошлом году она расцветало! Великолепный урожай.

Стешин:

- Невозможно туда завести урожай для фермеров. Мы не Каддафи, который мог притащить айсберг.

Холмогоров:

- Я думаю, если поработать с артезианскими скважинами, что-то можно обеспечить. И да, Крыму нужна смычка с Россией не только через мост, но и по суше. Никуда от этого не деться. Это геополитика. Как временное решение висеть на этом мосте, можно туда наряду с железнодорожным мостом, автомобильным построить еще и водный мост. Но объективно эти проблемы возникнут.

Стешин:

- А много ли украинцев приезжает в э том году?

Курдюкова:

- Да. Власти прогнозируют, что в этом году их будет около миллиона. Когда море потеплело, стали выстраиваться очереди, причем, говорят, процентов на 20-30 по сравнению с прошлым годом, стало больше машин со стороны Украины.

Стешин:

- Ваше мнение. Почему они едут? У них есть Одесса, Николаев.

Курдюкова:

- Они же каждый год ездили. У многих друзья, родственники осталось здесь. Природа, ностальгия.

Стешин:

- Даст бог, может, захотят, чтобы… Будем надеяться.

Холмогоров:

- Все просто. Ликвидировать эту границу, и приезжайте к нам всегда, гости дорогие. И уже не гости будете. Вот это то, о чем меня спрашивали: а вот как Лукашенко сказал, может, Белоруссия будет входить в состав какого-то другого государства? Я говорю, что это счастье будет для всех. И для белорусов, и для русских. С Украиной то же самое. Все почему-то упорно видят выход либо в том, чтобы мы с этими бандеровцами замирились, либо чтобы воевали. А самое очевидное решение всего украинского вопроса: скинуть банду, которая рулит в Киеве, и слиться в объятиях с Россией. И все будут счастливы. Я уверен, что никто, кроме идейно упоротых бандеровцев не будет на Украине от воссоединения с Россией в проигрыше.

Стешин:

- Я выправлял загранпаспорт. И мне в ОВИРе: а вы не хотите биометрические? А зачем? А вы не ездите на Украину? Туда только по биометрическому пускают? Я: меня только на танке. А почему? Я: я персона нон-грата уже пять лет.

Холмогоров:

- Кстати, эта проблема с танком состоит в том, что Приднестровье стали очень жестко молдавские власти блокировать. Единственный путь въезда мужчин в Приднестровье через Молдавию и через аэропорт. И Украина ввела блокаду Приднестровья практически. Недавно питерский журналист Алексей Ларкин ехал с родственниками встретиться в Приднестровье. Его просто стопнули в кишиневском аэропорту и завернули в Питер.

Стешин:

- Была мысль и меня отправить в Приднестровье. Я был один раз. Меня, мне кажется, сразу в Киев из Кишинева отправят.

Холмогоров:

- Да. Не надо. Пока приезжайте в Крым.

Стешин:

- К морю.

Холмогоров:

- Прекрасный Крымский мост, через который я проехал. Прекрасная Левадия, Севастополь. В Левадии мне очень понравился памятник Александру Третьему. Он фантастический!

По сути дела. Егор Холмогоров..Егор Холмогоров: В матче с Испанией мы видели наш национальный русский футбол. Ведущий в студии: Дмитирй Стешин.

10

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ