2018-07-31T18:07:52+03:00
27

Будет ли Россия дальше жить "по Солженицыну" или его идеи уже история?

Будет ли Россия дальше жить "по Солженицыну" или его идеи уже история?Будет ли Россия дальше жить "по Солженицыну" или его идеи уже история?

Известный публицист рассуждает о том, кто Солженицын - пророк или публицист, и делится своими впечатлениями о поездке по Европейской России от Соловков на Севере до Крыма на юге

Будет ли Россия дальше жить "по Солженицыну" или его идеи уже история?

00:00
00:00

Стешин:

- В студии Егор Холмогоров и Дмитрий Стешин. Мы поговорим об Александре Исаевиче Солженицыне. В субботу 10 лет со дня его смерти. 32 года назад именно в «Комсомольской правде» он написал один из самых программных и интересных трудов «Как нам обустроить Россию». Это выражение уже стало наднациональным мемом. Егор Станиславович в последние недели объехал всю страну.

Холмогоров:

- Нас поэтому и не было в эфире это время. Я оказался в месте, где со связью было плохо – на Соловках. Зато там прекрасно. А Дмитрий был в Грузии, где со связью было получше, но тоже были свои сложности.

Стешин:

- Я приехал спустя 10 лет в Грузию. Я был, наверное, единственный российский журналист, который оказался на этой войне с грузинской стороны. Вы проехали добрую часть европейской России – от Соловков на севере до Крыма на юге. Как меняется страна по меридианам и во времени?

Холмогоров:

- Знаешь, что интересно. Есть знаменитая фраза, что у России есть две беды – дураки и дороги. На самом деле одна беда как-то потихонечку изживается.

Стешин:

- Дураки?

Холмогоров:

- Нет. Дороги. Есть безумные моменты, но от Вытегры на юге Онежского озера до Кеми, откуда отходит корабль до Соловков, мы летели по великолепным шоссе. Сначала это региональная трасса была до Медвежьегорска, затем это была федеральная трасса «Кола». И мы просто летели по ней пулей. Между Вологдой и Онежским озером тоже были великолепные дороги. Совершенно потрясающий участок трассы М-11, которая, по логике вещей, должна быть главной трассой нашей страны, между Москвой и Петербургом, ты тоже просто летишь по ней пулей. На ней еще ничего нет пока, практически нет заправок, нет совсем кафе и так далее. Но ты летишь по ней просто со скоростью ветра. А потом съезжаешь на, что называется, более традиционные автомагистрали. И тебя Яндекс заводит в лужу грязи, где нам прокололо колесо. Тоже шокирует, мы так потряслись по Тверской области. Въезжаем в Московскую. Мы переезжаем этот условный пограничный столбик, и шоссе становится идеально ровным. Это пугающее различие между областями по экономической обеспеченности, по развитости дорожного строительства.

Стешин:

- Дорога как маркер получается?

Холмогоров:

- Абсолютно разбитая дорога в Тверской области. Вот ровно доходим до границы с Московской областью, и она тут же становится идеальной. Предыдущее такое большое семейное путешествие мы предпринимали в 2010 году. Конечно, шок. Уровень дорожной обеспеченности страны просто радикально изменился. Сейчас по России, по крайней мере по европейской части, стало можно ездить. К сожалению, в некоторых других областях развитие не на таком уровне. Мы очень долго хвалили себя во время чемпионата, какая Россия замечательная в плане сервиса, в плане развитости интернета, мобильной связи и так далее. Тут надо немножко себе полить холодной воды на голову. Мой «Билайн» везде севернее Ярославля точечный. Видимо, там стоит одна вышка на 300 километров. Он практически везде отсутствовал. «Мегафон» еще кое-где ловил, «Билайн» отсутствовал просто как форма жизни. Вай-фай в отелях чисто формальный, что, конечно, мне очень сильно осложнило работу. Сервис местами, честно скажем, так себе. С другой стороны, это «так себе» на взгляд достаточно избалованного москвича или околомосквича. Если вспомнить, что на этом же месте никакого сервиса вообще не было те же еще десять лет назад, то да, это уже просто эпохальный совершенно скачок.

Стешин:

- Вы же питались и на трассах, в городках. Размер порций какой?

Холмогоров:

- Везде разный. Как раз порции не жалеют. Практически везде, по крайней мере в более-менее развитых городах, можно найти хотя бы одно место, где нормально кормят. Иногда не больше одного, иногда завышенные деньги, но как минимум одно ты найдешь. С голоду мы не умерли. Я даже ухитрился каким-то образом поправиться на килограмм. На самом деле внутренний туризм по России, в том числе по северному направлению, он далек от совершенства. Но он есть. По России можно ездить. И это доставляет массу радости. И можно даже импровизировать. Нам не очень понравился отель на Онежском озере, подумали: раз уже концепция отдыха с книжечками все равно не состоялась, поедем на Соловки. И мы махнули. Одним утром мы долетели до Соловков фактически по трассе, а потом на катере. А потом так же спокойно вернулись назад. Еще с книжечками, купленными в Соловецком монастыре, с пятитомником воспоминаний заключенных о Соловецком лагере.

Стешин:

- Дорого путешествовать в России?

Холмогоров:

- Недешево.

Стешин:

- Основные затраты – это гостиницы?

Холмогоров:

- Да. Как только мы смогли вписаться в квартиру к знакомым в Петербурге, расходы резко упали. Или стали более приятными. Одно дело, когда ты просто тратить деньги за то, что имеешь возможность поспать, а другое дело, когда на какие-то развлечения или что-то еще.

Стешин:

- Есть ощущение, что инфраструктура страны улучшается?

Холмогоров:

- Есть. Я еще раз убедился в своем охранительском тезисе, который повторяю из передачи в передачу, что как бы нам что бы ни не нравилось, не было бы неприятно, не расстраивало, какие бы не были в том числе очень неприятные истории, как с пенсиями и так далее, все-таки не надо ничего трясти. Потому что оно постепенно растет, развивается. Слой инфраструктуры общенациональной наращивается. И через какое-то время тема «пожить по-человечески, поехать в Европу» будет звучать довольно смешно.

Стешин:

- В Турцию.

Холмогоров:

- Про эту тему уже можно забыть. У нас объективно уже лучше, чем в Турции. Еще плюс родина. И таких пейзажей как в России вы нигде не увидите.

Стешин:

- В Крыму туристический бизнес полируется, шлифуется?

Холмогоров:

- Постепенно – да. Там прежде всего инфляция остановилась. Благодаря мосту. Теперь там перестали завышать чудовищно цены. Я уже в этом году, когда был там в июне, я просто радовался тому, насколько наконец я перестал переплачивать и как много сэкономил денег.

Стешин:

- В крымском магазине был любимый тезис: ой, у нас гривна - перевоз, а на самом деле все стоит полушка.

Холмогоров:

- Ездите по России.

Стешин:

- Я тоже отправляюсь с Витей Гусейновым и Владимиром Ворсобиным. Мы должны закончить экспедицию «Комсомольской правды» прошлого года по Волге. Стартуем в четверг из Казани. На неделе был такой музыкально-светско-политический скандал с «Нашествием». Несколько, условно говоря, модных молодежных групп категорически отказались от участия в фестивале «Нашествие», потому что на «Нашествии» будет много военной техники, «Нашествие» уже пятый год курирует Министерство обороны, предоставляет разные экспонаты для шоу. Ничего не вижу в этом плохого. И Монеточка, «Порнофильмы», группа Distemper – это такие панки, они играют панк-ска, а я, как старый панк, считаю, что панк, доживший до 40 лет, ему нужно указом Министерства культуры запретить выступать, потому что он дискредитирует и панк-рок, и панк-движение в целом. Они все заявили, что они против военной техники, они пацифисты, это ранит их души. И поэтому они выступать не будут. Реакция рокеров – монстров рока, которые обычно выступают на «Нашествии», людей, которые приезжают туда их послушать, они вот: что это было? Это как в анекдоте: «Девушка, запомните, с этой минуты вы меня не знаете». – «Мужчина, а вы кто?» - «О, молодец!» Что это было за выступление? Отказались однозначно группы, которые сейчас покрывают, извините за это слово, молодежную аудиторию. Миллионы просмотров на Ютубе. Из этой компании я слушал Монеточку в 2016 году, сидя в Сирии. Ее песню про русского медведя в Сирии. Такое ощущение, что ей писала текст нобелевский лауреат Алексиевич. За что наши мальчики умирают – и подставить в скобках любую страну.

Холмогоров:

- Это вообще было бы прекрасно тогда. Потому что каждый раз, когда я слышу эту историю про Монеточку, мне сразу вспоминается бессмертная песня Аллы Борисовны Пугачевой «Девочка секонд-хенд». «За монетку, за таблеточку сняли нашу малолеточку». Главная тут проблема в чем? Что с этой Монеточкой был абсолютно какой-то искусственный перепиар в социальных сетях. Мне его совали, буквально заливали в глаза на протяжении последнего полугода. Я, как политаналитик со стажем, всегда, когда мне заливают глаза перепиаром кого бы то ни было, это для меня означает только одно, что это существо готовится к какой-то спецмиссии. Скорее всего, разовой. Что это не будет навсегда в моей жизни. Потому что, когда кого-то пиарят надолго, это делают более спокойно, более деловито, более фундаментально. А вот если ты каждый день слышишь из каждого утюга «Вася Пупкин, Вася Пупкин, Вася Пупкин», это значит, что Вася Пупкин должен один раз пукнуть. Здесь это и произошло. Весь этот перепиар был ровно к одной истории – к тому, чтобы громко публично заявить протест, нерукопожатию фестивалю «Нашествие» за сотрудничество с Министерством обороны, передать нашей молодежи сигнал «патриотом быть немодно». А поскольку за последние годы как раз все начали приходить к выводу, что патриотом-то как раз быть модно, а после чемпионата это вылилось в какие-то совсем дикие для нашей либеральной общественности формы. Люди начали носить какие-то элементы русского костюма, гордиться страной и так далее. И вот приказ по палате № 6 – патриотом быть немодно, родную армию любить немодно. Я в этой связи переделал знаменитое выражение, в моей интерпретации оно звучит так: кто не хочет кормить свою армию, хочет кормить чужую. Не «будет кормить чужую в качестве жертвы», а вот он хочет кормить чужую армию.

Стешин:

- Внутренняя потребность.

Холмогоров:

- Заметьте, практически так оно и оказалось. Потом же показались немножко в бэкграунде некоторых из этих групп, и выяснилось, что они охотно и радостно выступали на фестивалях на Украине, где собирались деньги на так называемую антитеррористическую операцию, то есть карательно-террористическую операцию Вооруженных сил Украины. Оказывается, сотрудничать с украинским министерством обороны в деле убийства русских людей этим группам, так называемым пацифистам, никакой проблемы не составляет. Им только наше российское министерство обороны не нравится. И ни какое другое. Я думаю, что если их министерство обороны США позовет выступить где-нибудь…

Стешин:

- … в Гуантанамо

Холмогоров:

- Вот, отличный вариант. Монеточка, концерт в Гуантанамо! Это просто суперидея. Я думаю, они согласятся. И даже не за очень большой прайс. Некоторые просто, что называется, из чести быть позванными американцами.

Стешин:

- А как практически выглядела организация этого отказа? Продюсер группы «Порнофильмы» берет телефон, видит, высвечивается номер – Вашингтон. Ему звонит какой-то Вася и говорит: знаешь, мы мутим такую акцию против ватников…

Холмогоров:

- Обычно во всех этих средах существуют такие свои локальные Мараты Гельманы, которые придумывают подобные идеи, подбирают желающих в этом всем поучаствовать. В данном случае история почти провалилась именно потому, что реакция у большинства публики была такая: а вы вообще кто? Грубо говоря, если бы не накрутка лично вот этой Монеточки, причем в ней, опять заметим, участвовали на последней стадии персонажи типа Земфиры, с критической стороны, то есть Земфира что-то плохое написала про Монеточку, и опят была Монеточка из каждого утюга. При том, что я, честно скажу, я решил сознательно с этим культурным явлением даже не знакомиться.

Стешин:

- Можно допустить, что люди, которые ввалили в пиар Монеточки в соцсетях, а на это было потрачено немало денег, на интернет-рекламу, она недешева, ей сказали: да, откажись от «Нашествия».

Холмогоров:

- Я думаю, что да. Как я понимаю, эта дама вообще довольно идейная. Ее не надо особо уговаривать. Просто пришло в голову.

Стешин:

- Вашингтонский обкома сказал «да», и все ответили «есть». А что у нас латышский обком говорил на днях?

Холмогоров:

- Это вообще смешно. Депутат Александр Кирштейнс – отрезаешь вот эту «эс» прибалтийскую…

Стешин:

- И отказываешься от собственной идентичности.

Холмогоров:

- И уже все понятно. Депутат Сейма Латвии Александр Кирштейнс: «Только когда Россия распадется на малые страны по этническому признаку, военные конфликты разом закончатся и в Европе наступит длительный период покоя». Я на самом деле офигеваю тут даже не столько от русофобии. Это, как мне написали люди, живущие в Латвии, нормальный советский перевертыш. Всегда было «Родина, партия, комсомол». Как началась независимая Латвия, превратился в главного трясучего русофоба. Это нормальное для такой постсоветской номенклатуры движение в этом направлении.

Стешин:

- Если и колебался, то вместе с линией партии.

Холмогоров:

- Совершенно верно. У нас какой-нибудь Петр Алексеевич Порошенко точно такого же типа персонаж, со всем своим бэкграундом. Но меня другое поражает. Что все эти рассуждения, что Россия – единственная причина конфликтов. А в Косово конфликты вообще откуда берутся? В Албании, в Македонии?

Стешин:

- В Сирии.

Холмогоров:

- Хорошо, Сирия за пределами Европы.

Стешин:

- Из Грузии я на днях вернулся.

Холмогоров:

- Даже в пределах Европы непрерывно ненавидящие друг друга Греция и Турция. Причем по мере того, как Эрдоган дрейфует все дальше от НАТО, все больше вероятность того, что натовцы их не смогут между собой помирить. Россия не является на самом деле причиной конфликтов в Европе. От того, что Россия распалась в свое время уже на несколько государств, что у нас теперь есть Украина, Беларусь, Латвия и так далее, от этого конфликтов стало больше или меньше? Больше стало конфликтов. Если еще кто-то распадется, то еще будет больше. Не дай бог, конечно, чтобы России распасться. А для этого нужно очень простое средство – для этого нужно, чтобы Россия оставалась Россией. Чтобы мы не превращались в многонациональный СССР или что-то подобное. В противном случае неизбежна наша самоликвидация.

Стешин:

- Переходим к скорбной дате. Это повод, чтобы вспомнить удивительного и неоднозначного человека – Александра Исаевича Солженицына.

Холмогоров:

- Летом 1990 года вышла брошюрка в составе «Комсомольской правды», ее можно было аккуратно вырезать и сложить по сгибам и читать. Я читал с большим увлечением. Мне тогда было 15 лет, я думаю, что эта книга произвела на меня огромное впечатление, оказала огромное влияние. Я думаю, именно с этого момента я и стал превращаться в русского националиста, каковым до сих пор и остаюсь.

Стешин:

- Называлась она «Как нам обустроить Россию». Солженицын – пророк в отечестве или публицист? Или «жук в муравейнике»? Эту метафору когда-то придумали братья Стругацкие. Дремлющее нечто, которое включается в нужный момент и разрушает вокруг себя мир, социум. Солженицын – однозначно пророк. Я надергал из его книги пророческие цитаты, которые либо сбылись, либо которыми руководствовалось правительство России. Я имею в виду нынешнюю Россию. Все знают, что Путин достаточно тепло относился к Александру Исаевичу. Но в то же время человек, который принес нам свет и новое понимание о жизни, он приехал из страны явно нам недружественной. Он приехал из США. Как так получилось?

Холмогоров:

- Очень просто. Солженицын уехал в эту страну под конвоем группы «Альфа», тогда ее еще не было, но это была спецоперация КГБ СССР по его высылке за пределы Советского Союза. Никогда бы он сам Россию не покинул ни при каких обстоятельствах. Остановился он именно в США, а не в Европе по очень простой причине. США казались ему тогда гораздо более христианско-консервативной страной, чем Европа, в которой были уже гораздо более сильные левые настроения. И сейчас, заметим, американцы избрали Трампа, а французы – Макрона. А немцы терпят Меркель.

Стешин:

- Есть разница.

Холмогоров:

- А поскольку Солженицын был одним из виднейших идеологов христианского консерватизма в мировой мысли, он до сих пор числится в качестве одного из крупнейших столпов консервативной мысли в истории, то понятное дело, он выбрал США. Но при этом заметим, что он там очень скоро пришелся не ко двору. Потому что он начал критиковать все те же либеральные тенденции, которые накрывают сейчас и США, и Европу, и превращают их в тоталитарно-толерантную Гейропу. В этом году еще один юбилей – 40 лет его Гарвардской речи. Когда он в лицо американскому истеблишменту бросил два тезиса. Первый – западная цивилизация не единственная цивилизация на планете. Не должен никто – ни Россия, ни Индия, ни Китай – жить по вашей указке. Фактически это то, что потом продолжил Путин в своей Мюнхенской речи. Мюнхенская речь является, строго говоря, продолжением Гарвардской речи Солженицына. А второй тезис, что либерализм вас убивает. Что он вашу же Америку, все то, чем вы в ней гордитесь, уничтожает на глазах. Он это сказал в 1978 году. Его тогда проклинали, либеральные американские газеты писали «Солженицын, убирайся назад в СССР!» Они-то думали, что он едет к ним восхвалять американскую демократию. А первым делом он начал ее критиковать. И это было абсолютно оправданно. Он считал, что западный либерализм и советский коммунизм – это две части одного и того же глобального проекта по разрушению традиционного христианского человека и образа жизни. Именно поэтому он был врагом и коммунистов, и либералов в одинаковой степени.

И он всегда был сторонником обращения, возвращения России к тому, что покойный Станислав Говорухин назвал «Россией, которую мы потеряли». Что в течение столетий Россия жила и при царях, и при самодержцах, и распространялась территориально, и жили люди, и неплохо жили, судя по тому, что численность населения росла. И почему надо было все это чудовищным террором разрушать? Задавал этот вопрос Солженицын еще в СССР, когда спорил с Сахаровым, который кричал о правах человека, о либерализме, о демократии. Он же был самым жестким оппонентом Сахарова, от которого ведет наша демшиза свой интеллектуальный путь. И вот эта позиция Солженицына была равно неудобной и для Запада, и для коммунистической власти. Зато она оказалась очень важна и востребована в современной России.

Стешин:

- Вернусь к мысли про «жука в муравейнике».

Холмогоров:

- Нам пишут: «Критиковать стал после того, как призывал раздолбать немирным атомом СССР». Это выдумка кургиняновской секты «Суть времени». Никогда Солженицын никак не призывал Америку вести войну с СССР ядерным оружием, не ядерным оружием. Напротив, самая его жесткая речь была перед американскими профсоюзами. И то он в ней сказал: не помогайте советской власти, но не надо идти нас освобождать, мы справимся сами. Так и произошло. Это в чистом виде клеветническая выдумка. Таких клеветнических выдумок в адрес Солженицына просто масса. Вплоть до извращений над его фамилией, придумок о его мнимом еврейском происхождении. Проверяйте иногда информацию, а не повторяйте все то, что вам неокоммунисты навешали на уши на Ютубе.

Стешин:

- Из СССР – империи зла – в Штаты переезжает очень знаковая фигура, с авторитетом. По сути, готовый агент влияния. Негативно настроенный к режиму, который его вытолкнул за границы его родины. С ним работали спецслужбы? Вы видели в его творчестве скрытые смыслы, вложенные?

Холмогоров:

- Еще когда Солженицын находился в СССР, он уже начал представлять для американских спецслужб и для американского Госдепа серьезную проблему. Как раз в этот момент США были максимально настроены на разрядку с СССР. Запад в этот момент страшно левел. СССР, вообще социалистические страны, наоборот, обуржуазивались. Была даже теория конвергенции, что они сойдутся в единое целое в конечном счете. И вдруг является какой-то мужик с бородой. И начинает рассказывать Западу о том, что делали с русскими людьми всю ленинско-сталинскую эпоху. Причем там на сталинизм не спишешь. Это же главная заслуга Солженицына в осознании репрессий, что он четко показал, что репрессии начались не в 1937-м году и даже не в 1930 году. Что, грубо говоря, не было никакого сталинизма, что был ленинизм, что был коммунизм, в идеологии которого было уничтожение русского народа как русского народа. Превращение его в топку для мировой революции. Ты прочитываешь первый лом «Архипелага ГУЛАГа» и понимаешь, что ты не можешь быть заодно с теми, кто просто делал с человеком, с образом Божьим, такое. На Западе пошло отторжение от СССР.

У людей уже истерика – «будь проклят, лжец!» Известно, демонов корежит.

А с другой стороны, как только Солженицын приезжает из СССР, он тут же начинает рассказывать русским людям о том, что Запад – это тоже не конфетка. У него есть потрясающее произведение – мемуары. К сожалению, их почему-то ни разу не выпускали на русском языке в виде целой книги. Называется «Угодило зернышко промеж двух жерновов». Один жернов – это коммунизм. Другой жернов – вот эти западные либералы-русофобы. Он начинает показывать, что демократия полна изъянов, что эти международные валютные фонды грозят разрушением России. Он в какой-то момент года с 1983-1984-го почти замолчал с критикой советской власти. Он начал понимать, что она и так шатается. А если она сейчас совсем рухнет, то вот эти наши недрузья нас просто закопают.

Стешин:

- «Солженицын – это лютый враг моей любимой страны, который заложил мину под ее фундамент. На его совести миллионы людей, умерших в 90-х годах. Пройдет время – никто о нем не вспомнит. «Архипелаг ГУЛАГ» - высосанная из пальца писанина. Бог ему судья».

Холмогоров:

- У людей просто в голове стоит пластинка, они все повторяют одно и то же. Во всей этой истерике нет ни одного случая, чтобы человек сказал что-то сознательное от себя. Он никогда не читал «Архипелага». Я сверял «Архипелаг ГУЛАГ» сцена за сценой, эпизод за эпизодом. Я искал параллельные изложения тех же самых событий. И они подтверждаются, иногда вплоть до мелочей, несмотря на то, что это написано по устным рассказам. У него не было возможности работать в архиве. Почему их так все это бесит? Потому что Солженицын последовательно выступал за русский народ. Не за советского человека, а именно за русского человека и за его право продолжать свою историю. За то, чтобы Россия была Россией.

Один товарищ орет на меня «националист, фашня». Человек, который защищает право русского народа на жизнь и на государственность, с его точки зрения – фашист. “Ленин был за русских, а ты – упоротый». Цитирую Владимира Ильича Ленина: «Защитить российских инородцев от нашествия того истинно русского человека, великоросса, шовиниста, в сущности, подлеца и насильника». То есть истинно русский человек – это подлец и насильник. Вот так ваш Ленин был за русский народ. «Солженицын призывал бомбить СССР ядерной бомбой. Лично видел видео его выступления в Конгрессе. Что вы врете?» Извините, это вы просто дурак, другого слова не подберу. Так называемое видео выступления Солженицына в Конгрессе – все, что он говорит там, это он говорит следующее: если Советский Союз начнет войну с Западом, то американским солдатам придется умирать на своих собственных границах. Где здесь призыв атаковать ядерным оружием СССР? На фоне этого показываются ядерные ракеты. Это некий американский пропагандистский фильм, к которому Солженицын никакого отношения не имеет. Что это за ракеты? Они должны были внушить западному зрителю мысль о том, что Советский Союз им угрожает. И вырезку из этого пропагандистского фильма вам сегодня показывают и подписывают: Солженицын призывает бомбить СССР. А вы верите.

Стешин:

- Я нашел его интервью в Итонском колледже в 1983 году: «Итак, что нам на Западе делать — сражаться с Советским Союзом ядерным оружием, которое уничтожает, или словами, которых советские не слышат?» - «Если бы, если бы Запад мог сражаться словами!» Где здесь призыв к ядерной бомбардировке?

Холмогоров:

- Его и нет. Осознаем простую вещь: за что ненавидят Солженицына неосоветчики? За то, что он считал необходимым отделить русское от советского. Когда советское начало умирать – не дать утащить ему в могилу русское, русский народ, русскую государственность вслед за собой. Мы должны были прекратить существование вместе с Советским Союзом. Мы его не прекратили. Мало того, мы начали усиливаться. После того, как мы начали действовать по прямым советам Солженицына, наша жизнь потихонечку начала налаживаться. В 1991 году в своем письме к Ельцину он писал: «Россия сохраняет право на пересмотр границ с некоторыми из отделяющихся республик. Это особенно остро – с границами Украины и Казахстана, которые произвольно нарезали большевики. Обширный юг нынешней УССРНовороссия – и многие места левобережья никогда не относились к исторической Украине. Уж не говоря о дикой прихоти Хрущева с Крымом. Я прошу вас защитить интересы тех многих миллионов, кто вовсе не желает от нас отделяться». Это он поставил первым вопрос перед Ельциным, а затем перед Путиным о том, что Крым, Новороссию нужно возвращать назад в Россию.

Точно так же он первым поставил вопрос о миграции. Цитирую его выступление в Госдуме в 1994 году: «Встречная волна так называемых мигрантов. Объявили себя республики суверенными государствами. Но почему-то их граждане приезжают к нам с большими деньгами и не идут в какую-нибудь федерально-эмиграционную службу, и не идут вообще ни к каким властям, - а просто сразу покупают дома, квартиры, земельные участки и место для своей работы… Незаконная эмиграция ущемляет коренное население: в жилье, в коммунальных услугах, в транспорте, в медицине, в образовании, в имущественных объектах». Точно так же он первый поставил вопрос о том, что должна быть единая унитарная Россия, а не вот это многообразие всевозможных нацреспублик, которые сползают к сепаратизму. А в 90-е годы это вообще был просто парад суверенитетов.

Стешин:

- Я его процитирую: «Надо теперь жестко выбрать: между Империей, губящей прежде всего нас самих, – и духовным и телесным спасением нашего же народа. Все знают: растет наша смертность, и превышает рождения, – мы так исчезнем с Земли! Держать великую Империю – значит вымертвлять свой собственный народ. Зачем этот разнопестрый сплав? – чтобы русским потерять свое неповторимое лицо? Не к широте Державы мы должны стремиться, а к ясности нашего духа в остатке ее».

Холмогоров:

- Опять же, о чем здесь идет речь. О том, что в 70-80-е годы Советский Союз, по сути, превращался в третий мир. То есть количество неславянского, нерусского, среднеазиатского населения росло в геометрической прогрессии. Русских уже, по крайней мере в советском понимании русских, без украинцев и белорусов, становилось меньше 50 %. А при этом идеология Советского Союза была интернационализм, дружба народов, никаких привилегий, никакого уважения к русскому народу. И вот представьте себе, Горбачев сохранил Советский Союз в этих границах. И при этом в него пришла тихой сапой та идеология, которая сейчас на Западе, к которой он тяготел и тяготеет до сих пор. Он этого не скрывает. Вся эта толерантность, мультикультурность и так далее. Нас бы уже тут просто не было. Нас бы уже окончательно ликвидировали. Задача Солженицына, да, он был сторонником Российской империи. Он считал, что она периодически тоже выходила за свои границы, туда, куда не следовало лезть. И я тоже так считаю. Но он был сторонником Российской империи. Российская империя рухнула. Ее уничтожили вот те самые Ульяновы, которые визжали о том, что превратим войну империалистическую в войну гражданскую. Наступил Советский Союз. И из этого Советского Союза хоть как-то выдрать бы кусочек России.

Стешин:

- А что удалось выдрать, согласно заветам Солженицына?

Холмогоров:

- Мы в чистом виде по солженицынской программе вернули Крым. Вернули Донбасс. Не вернули еще юридически, но вернули военно-политический. По крайней мере, поставили вопрос о Новороссии. И я уверен, что он еще встанет. И с другими. Сейчас все больше сигналов, что ставится вопрос перед Белоруссией о том, что нужно интегрироваться. Это все солженицынская программа 1991 года. Когда он предлагал той же Украине проводить референдум об отделении от России не целиком, а по областям. Решает Харьковская область остаться вместе с Россией – остается. Решает Львовская отделиться – хорошо, пусть валит. И тогда бы результаты этого референдума были совсем другими.

Стешин:

- Не сбылось. Но мы можем наверстать.

27

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ