2018-09-18T21:47:34+03:00
3

Британцы нашли сходство в отравлении Скрипаля и Литвиненко. Россия тоже нашла - Лондон не запускает нормального расследования

Британцы нашли сходство в отравлении Скрипаля и ЛитвиненкоБританцы нашли сходство в отравлении Скрипаля и Литвиненко

Обсуждаем с известным публицистом новую информацию по делу Скрипалей, переговоры Путина и Эрдогана, и скандальные выборы губернатора Приморья

Британцы нашли сходство в отравлении Скрипаля и Литвиненко. Россия тоже нашла - Лондон не запускает нормального расследования

00:00
00:00

В. Ворсобин:

- В эфире Николай Стариков и помогающий ему Владимир Ворсобин. Начнем со Скрипалей, с этих двух… не знаю, как их назвать. Может быть, это просто туристы. Может быть, это офицеры ГРУ. Очень много разных мнений. Петров и Боширов, которые дали недавно интервью Симоньян. Вы видели?

Н. Стариков:

- Да. Давайте назовем их так – двух соотечественников.

В. Ворсобин:

- Аккуратненько. Хотя весь интернет наполнен жабами насчет этих соотечественников, которые проехались в Солсбери посмотреть на солсберский шпиль. Теперь слово «шпиль» почти синоним этой парочки.

Н. Стариков:

- Вокруг этой истории много информационных сугробов, которые совершенно не собираются таять на солнце, а, наоборот, увеличиваются, увеличиваются, увеличиваются. Именно в этих сугробах рискуем потерять истину направления какого-то движения. Поэтому я предлагаю вернуть к истокам. А истоки у нас следующие. Напомню вам, уважаемые радиослушатели, что сегодня в Великобритании премьер-министр Тереза Мэй, которая совсем недавно была министром внутренних дел Великобритании, и ровно в тот момент, когда она была министром внутренних дел, случилась еще более, на мой взгляд, загадочная история, которая вошла в анналы под названием «отравление Александра Литвиненко». И вот сегодня те же самые люди что-то нам пытаются рассказывать уже по новой истории, которая войдет в анналы под названием «отравление четы Скрипалей». Напомню просто один факт. Тогда нам говорили, что был страшный полоний, что офицеры российских спецслужб, упоминали имя нашего президента. То есть Россия виновата…

В. Ворсобин:

- Луговой был обвинен напрямую.

Н. Стариков:

- Это было сразу понятно каждому рукопожатному западному деятелю и российскому оппозиционеру, которые в обилии водятся в городе Лондон. Так вот, прошло с того момента 12 лет. До сих пор нет свидетельства о смерти господина Литвиненко. Сегодня в эфире одной из программ был его родной брат. Ему задавали простые вопросы: у вас есть свидетельство о смерти брата? Он говорит: нет. Его спрашивают: почему? Не знаю, мы как-то ни обращаемся в Великобританию с просьбой выдать нам, они не выдают. Все время что-то тянут.

В. Ворсобин:

- А что, Литвиненко жив? Почему не выдают?

Н. Стариков:

- Не могут изготовить. Объясню, почему они не могут изготовить. Потому что они настолько громко говорили об отравлении полонием, то есть радиоактивным веществом, что дальше загнали себя в ловушку. Если они выдают свидетельство о смерти, в котором написано, что это полоний, возникает куча вопросов. Почему не была проведена дезактивация там? Почему пускали без свинцовых передников? Этих «почему» очень много. Потому что радиация – это практически приговор. Если вы пишете, что полония нет, возникает вопрос: а как вы тогда проводили расследование? И вся эта информационная шумиха, получается, не стоит и выеденного яйца?

В. Ворсобин:

- У вас очень интересная философия. Если не отдали свидетельство о смерти, значит, это не полоний. Если не полоний, значит, не было отравления. Если не было отравления… На каком-то этапе у вас искажение логики.

Н. Стариков:

- Нет, у меня все с логикой хорошо. Еще раз – следите за логикой. Логика такая. Случается отравление человека. Правоохранительные органы возбуждают уголовное дело и сразу обвиняют кого-то. Вот этот виноват. Человек умирает. Возбуждается уголовное дело.

В. Ворсобин:

- Выделяют вещество полоний…

Н. Стариков:

- Так в чем проблема выдать свидетельство о смерти? Ведь вы же расследовали убийство именно таким образом. Представьте, что не полонием отравили, а ножом зарезали. И вот вы приходите и говорите: дайте мне свидетельство о смерти.

В. Ворсобин:

- Там написано – отравление. И что?

Н. Стариков:

- А вам двенадцать лет не могут дать свидетельство о смерти. Что это такое?

В. Ворсобин:

- Вы думаете, это из-за того, что они не знаю, полоний это или нет?

Н. Стариков:

- Конечно. Это сказал не я, это сказал сегодня в прямом эфире родной брат Литвиненко. Он сказал, что дело в том, что там англичане пытаются, как бы это сказать, переждать срок, когда научно они объяснят, почему полоний не будет найден. Прошло уже так много времени, поэтому полония там нет. Вот чего они тянут.

В. Ворсобин:

- Я знаю, что официально они признали полоний. Они официально назначили виновным Лугового. Он тут же стал депутатом Госдумы. И многие сейчас шутят, что Петров и Боширов тоже должны стать депутатами Госдумы.

Н. Стариков:

- Для вас второй пример. Это уровень британского следствия, которое должно быть на высоте. А на самом деле они не могут даже определить, от чего смерть произошла. Березовский, который – две версии: то ли повесился, то ли его повесили. Любой студент медицинского вуза скажет вам, что это для третьекурсника задачка. Там все сразу понятно. Я боюсь ошибиться с этим медицинским термином, но медики позвонят нам и скажут, как это называется. У повешенного совершенно по-другому странгуляционная борозда на шее остается. По Березовскому, сейчас уже дочь сделала заявление, как вы можете догадаться, нет свидетельства о смерти. Коронерский суд не смог решить, что случилось с Березовским. Он не сказал, что тот повесился. И не сказал, что его повесили. Что за ерунда такая?

В. Ворсобин:

- Свидетельства о смерти не выдают в этих случаях? То есть он остается жив, пока не признано…

Н. Стариков:

- Мне кажется, ирония над смертью даже Березовского – это несколько неуместная вещь. Не выдают свидетельство о смерти? Нет, не выдают. Таким образом они заводят дело в тупик. Я уверяю вас, что в точно такой же тупик будет заведено дело по так называемому отравлению семьи Скрипалей.

В. Ворсобин:

- А кто такие Петров и Боширов? Попытались даже найти их, их документы. Они оказались жутко засекреченными. В ФМС в их картотеке – совершенно секретно. Что это за люди?

Н. Стариков:

- Я не знаю, что это за люди. Но я хочу сказать, что те люди, которые пытаются сегодня состряпать очередную провокацию по типу того, что они делали с Литвиненко, это те же самые политики, медицинские, коронерские службы Великобритании, которые не могут отличить самоубийцу от убийцы. Это те службы, которые не выдают свидетельство о смерти. И это те же самые полицейские, которые проводят расследование по непонятным причинным. Если у человека есть причина смерти, то она должна быть описана в свидетельстве о смерти.

В. Ворсобин:

- Некоторые смеются над этим, рисуют карикатуры, фотожабы на Петрова и Боширова. С другой стороны, странная реакция нашего общества. Если принять эту версию, что они замешаны в этом деле, то они смеются над убийцами.

Н. Стариков:

- Мое убеждение, что они сто процентов не замешаны в этом деле вообще никак. Поэтому наше общество и смеется. Потому что совершенно очевидно, что люди не имеют никакого отношения, англичане пытаются натягивать сову на глобус, делают это неоднократно, с большим удовольствием и выглядят все глупее и глупее.

В. Ворсобин:

- «Березовский повесился два раза и три раза зарезался. Его вешал Доренко», - пишет наш слушатель. Пошел юмор.

Н. Стариков:

- Это не совсем смешно. Борис Абрамович тоже шутил, до тех пор, пока не случилась с ним эта печальная история. Его охранник ровно в этот момент пошел погулять. Он два раза повесился, до сих пор нет свидетельства о смерти. И вообще очень мутная история.

В. Ворсобин:

- «США обвинили Россию в содействии убийству брата Ким Чен Ына. Россия помогала спецслужбам КНДР в убийстве брата Ким Чен Ына с использованием нервнопаралитических веществ, - заявила постпред США при ООН Никки Хейли». Вы слышали об этом?

Н. Стариков:

- Нет, я не слышал. Но теперь услышал. Хотя я совершенно не удивлен. Ведь смотрите, как они выстраивают систему доказательств. Они кричат очень громко, что Литвиненко отравили полонием. Потом, когда нужно судить или доказывать это, они говорят, что мы не будем с вами общаться, потому что вы такие плохие, что применяете полоний. Потом у себя даже не могут выдать свидетельство о смерти. Почему – мы сейчас с вами это обсудили. А дальше на основе своих криков они считают вопрос доказанным. Сегодня для них доказательством уже является то, что Россия якобы виновата в отравлении Скрипалей. И теперь, когда мы будем говорить: вот смотрите, вы по «Боингу» какую-то чушь нам говорите, вот ракета, вот она на Украине. Знаете, что они будут говорить? Слушайте, какие вам нужны доказательства? Ведь это те русские, которые отравили Скрипалей. Что вам еще нужно? Вы не верите демократической прессе?

В. Ворсобин:

- Мне нужно, чтобы было ясно, где работают эти двое. Мы не можем даже найти знакомых этих двоих. "Комсомольская правда" объявила награду в 100 тысяч рублей тем людям, которые знают Боширова и Петрова. Мы до сих пор ищем концы. Эти люди появились у Симоньян и исчезли так же. Это очень подозрительно. Но надеюсь, что мы их найдем. Если это не офицеры ГРУ, то мы точно их найдем.

«Как поется в песне – «Идет охота на волков», - пишет наш слушатель. - Так и здесь, зверя загоняют по вешкам, порциями будут выдавать факты. А мы сами себя лживыми оправданиями загоним под скамью. Прижимают все ближе к углу. Отвечать придется».

Игорь, Ставрополь:

- Запад видит, что у нас тут разруха, нищета. Хотелось бы им сказать: наши спецслужбы до такой разрухи не докатились, чтобы таких двух клоунов туда послать. Даже если им дали какое-то задание, но вот так, чтобы так по-идиотски все это исполнить…

В. Ворсобин:

- Говорят, что у нас профессионализм на всех уровнях так упал. А что вы хотите от ГРУ? Ну, живые люди работают.

Н. Стариков:

- От не существующего распущенного ГРУ что вы хотите? Там поэтому и паспорта, поскольку оно распущено и не существует, выдают своим агентам якобы с номерами друг за другом. Видимо, выдает задание своим сотрудникам походить по Солсбери так, чтобы попасть во все максимально возможные камеры. Правильно я понимаю? Тогда задание выпонено.

В. Ворсобин:

- Нам слушатель Александр пишет: «Зачем было это не менее идиотское интервью на RT?» Они выглядели там двумя клоунами. Они даже намекнули, что они гомосексуалисты. Для того, чтобы оправдать, что они жили в одном номере.

Н. Стариков:

- Наверное, этот вопрос надо задавать им.

В. Ворсобин:

- Интервью было организовано так, что…

Н. Стариков:

- Давайте представим на секунду. Живут два человека, которые абсолютно не имеют никакого отношения к «делу Скрипалей», в чем я абсолютно убежден. Приезжают в этот самый Солсбери.

В. Ворсобин:

- Два амбала таких накачанных.

Н. Стариков:

- Ну какая разница – большие, маленькие? Два человека. И вдруг начинается вот такая ерунда в Великобритании. Сумасшествие. Человек видит свои фотографии везде. Его разыскивают как международного преступника. Они же сказали в своем интервью совершенно справедливо: мы начали беспокоиться за свою жизнь. С англичанами шутки плохи. Эти ребята кого угодно достанут.

В. Ворсобин:

- Поэтому они сейчас скрываются. И поэтому нам трудно их найти.

Н. Стариков:

- В том числе. Вполне возможно. Вы поставьте себя на минутку на место постороннего человека. Вы почувствуете себя не очень комфортно.

В. Ворсобин:

- Есть еще одно объяснение того, что мы не можем их найти. Эти фамилии ненастоящие. И что это лишь легенда. И об этом говорят английские власти.

Дмитрий, Киров:

- Уже два дня переписываюсь по Вайберу со своим школьным другом. Он сейчас более десяти лет живет в Великобритании. Он высказывал свое мнение, я высказывал свое. И мы пришли к одному мнению, что врут обе стороны. Может быть, не столько врут, сколько недоговаривают. И вот эти два мужика, которых показывали, они там даже рядом не стояли. Но у них было какое-то задание. У нас мнение такое, что сказали: а вот давайте вот этих двух мужиков сдадим? А эти говорят: а давайте попытаемся раскрыть это. Они были просто крайними.

В. Ворсобин:

- Такой детективный роман. То, что обе стороны недоговаривают все, так и есть. Но у меня нет сомнений, что Скрипаля отравили, если вообще было отравление, наши британские партнеры. А вот дальше начались недоговорки, игра компроматов. Судьба Терезы Мэй на кону. Если она эту историю не разовьет и не выйдет из нее хорошо, ее политическая карьера будет закончена. Потому что она подорвала доверие к Великобритании, к британским спецслужбам и вообще к тому имиджу, который англичане себе создают на протяжении столетий. Мол, у них все хорошо, правоохранительные органы честные и политики их всегда говорят правду. На кону имидж державы. Поэтому они либо нас должны опорочить, что они активно делают, либо убирать уже Терезу Мэй и на нее все списывать.

В. Ворсобин:

- Рифат спрашивает: «Если бы не было российского дипломата в Италии, слившего этих двоих, до сих пор Захарова бы с закрытыми глазами говорила, что… фейк». Объявлена такая история, что дескать сбежал российский дипломат в Италии, который раскрыл все карты и сдал этих двоих английской разведке. Вы верите в это?

Н. Стариков:

- Помните, как у Булгакова: «Не читайте на ночь большевистских газет». – «Так никаких других нет». – «Так никаких и не читайте». Поэтому не читайте английских газет на ночь, там вам напишут, что и дипломат сбежал, и в землю закопал, и надпись написал. Им же надо выходить из ситуации, они сейчас напридумывают что хотите.

В. Ворсобин:

- Слушатель пишет: «Недавно смотрел очень много про вбросы на выборах разных уровней в России. Теперь стал верить англичанам: врут наши». Какая странная взаимосвязь – выборы в России и внешняя политика.

Станислав, Москва:

- Товарищу Старикову респект и уважуха. Поскольку Асад сто процентов применяет химическое оружие, как говорят, а Владимир Владимирович с ним дружит, значит, тоже применяет химическое оружие. Это логика англичан. Я знаком лично с ветеранами спецподразделений, в том числе ФСБ, ГРУ и так далее. Я вам могу сказать: не упала их квалификация, а повысилась значительно. И второе. Никто так не ответил на вопрос, как приехавшие в девять часов наши Скрипали вернулись назад, потерлись об эту ручку. Никто этого не видел. А ребята приехали в одиннадцатом часу или в двенадцать. Господин Ворособин, вы же видели камеру на доме Скрипаля. Посмотрите, она есть. Но с этой камеры ничего не показано.

Н. Стариков:

- Так же не показано и с других камер, которые находятся совсем рядом. Товарищ Ворсобин, специально для вас. Нет самого главного доказательства: вот товарищи, вот ручка, вот они чего-то там поливают. А все остальное – это какие-то…

В. Ворсобин:

- То есть нужна фотография, что Боширов и Петров налили какое-то вещество на ручку? Это было бы для хоть каким-то доказательством?

Н. Стариков:

- У нас вообще нет никаких доказательств. Есть целая сеть фотографий, которые и являются доказательством. Англичане говорят: вот смотрите, приехали мужики, они сходили туда, были в 500 метрах, потом сходили туда. И всё, больше ничего нет. Так если вы на фотографиях пытаетесь построить свои доказательства, так дайте самое главное, царицу доказательств – фотографию, где момент преступления.

В. Ворсобин:

- Наш слушатель пишет: «Прокомментируйте, пожалуйста, второй тур выборов в Приморье». Поговорим об этом обязательно чуть позже. «Фиг вы их найдете. Бедные ребята, съездили посмотреть на один из пятнадцати гей-баров в том городе, и их на ровном месте назначили грушниками. Сейчас наши будут скрывать их. Теперь никакой личной жизни у них не будет», - пишет Артем из Норвегии.

Владимир, Пермь:

- У меня вопрос к Старикову, потому что я его мнение уважаю. Почему у нас не обвиняют в клевете правительство Великобритании, Терезу Мэй? Почему у нас постоянно правительство занимает оборонительную позицию? У нас международный авторитет начинает потихонечку падать.

В. Ворсобин:

- А какие меры вы предлагаете?

Владимир:

- Я не предлагаю меры. Если наших граждан арестовывают, почему мы не арестовываем этих граждан?

Н. Стариков:

- Отвечу немножко иносказательно. На днях состоялся очередной суд между Украиной и Россией, связанный с 3 млрд. долларов, которые Россия, в полном соответствии с международным законодательством, через определенные ценные бумаги дала при Януковиче Украине в долг. Так вот, «независимый» лондонский суд принял опять решение не в нашу пользу. Что Украина пока может нам эти деньги не отдавать. Вот вам и ответ на вопрос, каким образом вы будете подавать в суд. Куда вы будете в суд подавать? Я предлагаю всем нам вернуться в реальность. Мир сегодняшний устроен так: есть англосаксы и их сателлиты, которые написали правила, они являются судьями, они являются апелляционной инстанцией, они являются прокурором, обвинителем и они же приводят приговор в исполнение. Вы куда собираетесь в суд подавать?

В. Ворсобин:

- Человек предлагает арестовать еще кого-нибудь.

Н. Стариков:

- Не существует никакого международного независимого суда. Все суды точно так же под ними. А что нам нужно делать? Так это, конечно, я полностью согласен, наша дипломатия должна быть не оправдательной, а куда более, если хотите, агрессивной, активной. Задавать вопросы. Нечего с ними разговаривать. Мы ничего ни им не докажем, ни товарищу Ворсобину, который полностью находится на стороне Великобритании.

В. Ворсобин:

- С чего это вы вдруг? Ну ладно, допустим. Давайте соскользнем с этой темы. Я абсолютно не болею за Англию. Возвращаю вам этот неожиданный хук слева. Я вообще читал сообщения наших слушателей.

Н. Стариков:

- Но не все, а только некоторые.

В. Ворсобин:

- Нет, я всегда читаю все. Очень интересное сообщение: «Не могу понять, что такое происходит. Золотов, Навальный, малайзийский «Боинг», «Бук» на Украине, отравители в Британии, Скрипали. Все свилось в какой-то адский клубок. Не кажется ли вам, что близится что-то нехорошее?» - пишет Валерий из Ессентуков.

Н. Стариков:

- Что-то нехорошее не то что близится, а оно происходит. Это нехорошее называется информационная подготовка западного обывателя к войне с Россией.

В. Ворсобин:

- Это искусственная история?

Н. Стариков:

- Эта война когда-нибудь может начаться. Может, она не начнется никогда, как хотелось бы. Но ненависть к России создают искусственно. И для этого ее демонизируют. Так было всегда.

В. Ворсобин:

- «Мы белые и пушистые. А нас ненавидят злой Запад». Это действительно наше тысячелетнее желание, у нас все российские сказки такие.

Н. Стариков:

- Я об этом написал целую книгу, которая называется «Ненависть. Хроники русофобии». Рекомендую настоятельно.

В. Ворсобин:

- Переходим к другой теме. Договорятся ли Путин и Эрдоган о судьбе Сирии? Сейчас идут переговоры. Наш спецкор Дмитрий Смирнов передает прямо вести с полей.

Д. Смирнов:

- Владимир Путин, приветствуя в Сочи прилетевшего президента Турции Реджеп Тайипа Эрдогана, сказал, что вот мы с вами часто видимся, но здесь, в России, вы были последний раз больше года назад. Рад этой встрече и рад возможности поискать решение тех вопросов, где пока мы их не нашли. Реджеп Эрдоган, отвечая на приветствие Путина, сказал, что он тоже не прочь поговорить по актуальным вопросам. И самое главное, он надеется, что их заявления для прессы дадут новое дыхание проблемам целого региона. Не секрет, что он имел в виду Сирию и Идлиб, которые сейчас находятся в сложном положении.

В. Ворсобин:

- Будет договариваться Путин о судьбе Сирии с Эрдоганом. Ведь Эрдоган и вообще Турция очень плохо относятся к Асаду. Их позиция вроде не может измениться. Каким образом в этом случае мы с ними можем договориться?

Н. Стариков:

- Во-первых, позиция уже изменилась. Пусть не обижаются на нас турецкие партнеры, но Турция была одним из основных факторов дестабилизации всего этого региона, а не только Сирии. До этого Турция активно поддерживала уничтожение Ливии. После чего у нас с Турцией был сложный период отношений. Вообще никаких точек соприкосновения не было. Даже был сбит наш военный самолет. После чего нас, как ни странно, помирили американцы, сами того не желая. Они взяли и попытались устранить Эрдогана, который для них считается слишком несговорчивым. Организовали военный переворот, а надо сказать, что уже четыре военных переворота в Турции за последние десятилетия произошли. За каждым стояли американцы. И Россия передала информацию о готовящемся военном перевороте Эрдогану, и он оказался в удивительной ситуации. Твой союзник, США, тебя хочет не просто свергнуть, а убит. А твой противник, Россия, тебе передает об этом информацию. После чего началось изменение позиции Турции. Оно действительно произошло. И сегодня Турция, Россия, Иран втроем решают вопросы, как закончить войну в Сирии. Есть ли у нас разница в подходе? Конечно, есть. И сам факт того, что президенты встречаются второй раз за последние недели, говорит о том, что, во-первых, не обо всем договорились. Второе. О том, что хотят договориться. И третье, что не всегда получается договориться с первого раза. Теперь – о чем идет разговор. Провинция Идлиб, в которую вывозили боевиков из других регионов, сегодня напоминает кипящий котел. Все, что не штурмовалось и не уничтожалось, перевозилось в Идлиб. Там они варятся в этом соку. Там находятся турецкие войска. И там проживает население, которое…

В. Ворсобин:

- И американские, кстати.

Н. Стариков:

- Американские в другом месте находятся.

В. Ворсобин:

- База вроде находится.

Н. Стариков:

- Ат-Танфа – это другое. И вот турецкая армия там находится. И там живет то население – туркоманы, грубо говоря, это турки, проживающие на территории Сирии.

В. Ворсобин:

- Они и пристрелили нашего офицера.

Н. Стариков:

- Не все туркоманы, а конкретный подонок, который, надеюсь, когда-то за это поплатится. Для Турции нежелателен вход сирийских войск, чтобы там не было ни боевых действий, ни потери контроля над этой прилегающей территорией, ни беженцев на территорию Турции. Для Асада и для России желателен вход на эту территорию. Желательно, без какой-либо стрельбы. И установление там мира. Поэтому, с одной стороны, турки и протурецкие формирования должны взять на себя обязанность, что называется, зачистить эту территорию, прекратить всякие боевые действия, в том числе атаки дронов на нашу базу, собственно говоря, с территории Идлиба, с одной стороны. С другой стороны, сегодня в Сирии проходят муниципальные выборы. Это значит, первый шаг к переустройству государства сделан. Так вот, Турция должна признать итоги выборов в Сирии и заявить, что она будет работать с любой властью, которая будет избрана. Следующим шагом нужно организовать выборы на территории Идлиба, который будет пока под контролем Турции, но в то же время никакой самостийности и желания отделения от Сирии проявлять не будет. Я думаю, что сегодня разговор между президентами идет именно вокруг этих пунктов.

В. Ворсобин:

- Наших слушателей больше волнует другой вопрос. Кто будет восстанавливать Сирию?

Н. Стариков:

- А вот это очень интересный вопрос. Запад все время говорит о том, что он не хочет восстанавливать Сирию до тех пор, пока там не пройдут демократические выборы. Поэтому признание выборов со стороны Турции – это первый шаг для того, чтобы и Запад втянуть в этот вопрос. Но вообще восстановление Сирии, боюсь, большей частью будет идти за счет самой Сирии. За счет использования нефтяных ресурсов. Я не думаю, что Россия может и должна оказать какую-то серьезную помощь Сирии, с учетом того, что нам надо и Донбассу помогать, и самим себе тоже помогать было бы очень даже неплохо.

В. Ворсобин:

- Вот эта арабская страна, которая… и так там у них коррупция в связи с относительной слабостью центрального правительства. И вы предполагаете, что, будучи в руинах, она сама начнет возрождаться без «Плана Маршалла». Так же была разрушена Европа после Великой Отечественной войны. Там без внешних вливаний со стороны Америки не было бы ничего. И вы считаете, что они сами восстановят свою страну, без нашей помощи? Ине кажется, более прагматичный и реалистический вариант, когда мы все-таки дадим им денег.

Н. Стариков:

- Можно я напомню вам историю Советского Союза? Если в Европе, вы говорите, вся Европа была восстановлена на деньги американцев, то есть «План Маршалла», а кто Советский Союз восстановил? Тоже господин Маршалл, на его деньги?

В. Ворсобин:

- Мы не арабы.

Н. Стариков:

- Значит, все-таки само государство при определенной мобилизации ресурсов может восстановить экономику.

В. Ворсобин:

- Конечно.

Н. Стариков:

- Так вот я думаю, что в Сирии отчасти это тоже возможно. Это первое. Второе. Мы же говорим о нахождении какого-то компромисса. Это значит, что Россия не будет иметь протекторат над Сирией. Вполне возможно, мы готовы поделиться нашим влиянием в этом регионе с другими государствами, и за это они будут участвовать более активно в восстановлении сирийского государства. Но у Сирии есть нефть, у нее есть желание закончить войну. Как только пушки перестанут стрелять, уверяю вас, экономика в Сирии будет восстанавливаться.

Вот один из читателей пишет: «Надо из Идлиба на зеленых пароходах отправить всех в Европу».

В. Ворсобин:

- А почему на зеленых?

Н. Стариков:

- Во-первых, это красиво. Так вот, здесь мы иронизируем, для того, чтобы Европа была более сговорчивой в деле восстановления Сирии, можно предложить им как альтернативу: вы знаете, там большое количество беженцев, гуманитарная катастрофа, мы их всех отправим в Европу. Вы же всех принимаете. Ну вот и принимайте этих ребят, которых свезли со всей Сирии туда, в Идлиб, как в некий отстойник, всех боевиков. Они бороду сбреют, автоматы сложат, паспорта себе разорвут и приедут, все будут – один день рождения, одно имя. Принимай, матушка-Европа, тысяч пятьдесят боевиков.

В. Ворсобин:

- «Какие-то ненадежные у нас друзья. Китай присоединился к санкциям. Банки Китая ссылаются на европейские санкции и перестали финансировать наши компании».

Н. Стариков:

- Здесь надо разбираться, о чем идет речь. С одной стороны, есть финансовые санкции в основном США, с другой стороны, есть нежелание Китая им подчиняться. Но и с другой стороны, Китай тоже включен в эту западную экономическую систему. Поэтому за нас он очень сильно вписываться не будет. Но здесь я предлагаю просто разобраться. Потому что из первых сообщений непонятно, о чем идет речь.

Руслан, Краснодар:

- Часто наши руководители, встречаясь с зарубежными лидерами, обсуждают проблемы третьих стран. Мне гораздо ближе межгосударственная повестка дня. В Турции восстановление полноценного безвизового режима. Больше экономических проектов. А что касается насчет того, как осчастливить все человечество, так знаете, это тоже важная задача, но мне кажется, когда наш лидер встречается с главами других государств, то мне гораздо ближе, когда обсуждаются межгосударственные проблемы в основном. Турция и Россия – что можно сделать, чтобы больше интегрироваться. Россия и Германия.

Н. Стариков:

- Конечно, никто не обсуждает, как всех осчастливить. Идет прагматичное обсуждение конкретного вопроса – как сирийской армии восстановить контроль над провинцией Идлиб, да так, чтобы все боевики оттуда куда-то испарились. А с другой стороны, турки хотят сохранять свой контроль над этой провинцией.

В. Ворсобин:

- Вернитесь в Россию. Человек говорит: а нам-то что? Почему президент не разговаривает с Турцией о проблемах российских людей?

Н. Стариков:

- Отвечу. Там находятся наши солдаты. А эти боевики при определенном развитии событий могли оказаться либо на границах, либо не дай бог внутри нашей страны. И их бы пришлось уничтожать совершенно иными затратами. Что касается безвизового режима с Турцией, я в Турции уже лет десять не был, по-моему, мы в Турцию ездим безвизово, а вот для турецких граждан виза нужна.

В. Ворсобин:

- Переходим к скандальным выборам губернатора Приморья. «Не лучше ли было назначить главу региона?» Не доверять это народу, который сейчас разделился почти поровну. Но если верить ЦИКу. Во второй тур вышли коммунист и единоросс. Этой ночью все были уверены, что побеждает коммунист, у него был солидный отрыв. При подсчете 95 процентов. И вдруг волшебным образом эти несколько процентов дали противоположный результат. И теперь коммунист проигрывает. Правда, в некоторых округах в Уссурийске просто волшебный результат получился. Пришли сто процентов избирателей и все сто процентов проголосовали за единоросса. Сейчас во Владивостоке собираются митинги, там неспокойно. Кандидат от коммунистов объявил голодовку. Что это было? Бывают форс-мажоры на выборах? Или это подтасовки, которые заметили все? Они слишком скандальны, чтобы их не замечать. И к чему это ведет?

Н. Стариков:

- Если 95 % избирателей проголосовало определенным образом, у нас мало оснований считать, что 5 % остальных будут голосовать категорически иным. Бывают какие-то анклавы, какие-то места, где частное голосование полностью категорически отличается от общего голосования. Но я не вижу причин, чтобы в городе Уссурийске вдруг случились такие вещи. Я думаю, что мы с вами понимаем, что там был включен административный ресурс на полную мощность. Но что в этой ситуации делать? Первое. Пересчитать бюллетени. Есть определенная процедура. Почему бы и нет? Если где-то будут точно найдены нарушения, но я не верю, что сто процентов людей где-то пришли и сто процентов проголосовали так.

В. Ворсобин:

- Вброс?

Н. Стариков:

- Давайте мы будем говорить юридически чисто. Если там произошли такие события, надо внимательно изучить это и аннулировать результаты голосования на этих участках. Второе. Пересчитать бюллетени на других участках. Это процедура не такая уж долгая и не такая уж сложная. России не нужны выборы губернаторов. России нужны назначения губернаторов. Как бы выглядела сегодняшняя ситуация в нормальной логичной избирательной системе? Люди пришли на выборы, всенародно избрали президента, доверили ему выбирать тех, с кем он работает и кого он назначит управлять определенными регионами. И всё! И назначил бы он. Захотел бы – назначил коммуниста. Захотел бы – назначил единоросса. Захотел бы – назначил еще кого-нибудь, беспартийного. И всё. Спокойный регион, все люди знают, что они должны делать. Для того, чтобы стать губернатором, надо работать так, чтобы тебя заметил президент. Показать результаты.

В. Ворсобин:

- В этой гигантской стране, где 85 регионов, должен расставлять президент? Он, может быть, и найдет 85 губернаторов, только найдет ли он 85 хороших губернаторов, которых хотя бы лично знает? Это первое. А второе. Почему, если мы способны выбрать президента, почему мы не способны выбрать губернатора?

Н. Стариков:

- Хороший вопрос. Скажу так. Если мы с вами постоянно будем кого-нибудь выбирать, нам будет некогда работать. Поэтому, решив фундаментальный вопрос, вот давайте дальше заниматься своими делами. Обратите внимание, что наибольшая явка в нашей стране происходит на самых высоких уровнях, на выборах самого высокого уровня. Самая маленькая явка – муниципальные выборы. И чем дальше, тем эта явка снижается и снижается. Можно всячески людей заманивать на выборы, но невозможно интерес у людей пробудить к выборам. Поэтому я за то, чтобы выборов губернаторов не было. Я за то, чтобы губернаторов назначал президент. Бывают ли там кадровые ошибки? Наверное, бывают. Сложно найти, как оказывается, 85 достойных людей на руководство регионами. Но нужно понять, что система выборов, которая как бы не дает президенту прямо назначать, она эти ошибки никак не отменяет, она только усложняет систему.

В. Ворсобин:

- «Самое противное в этой истории - ощущение нечестности. Дело в том, что перед выборами, перед вторым туром кандидат от "Единой России" ездил к президенту, и президент ему сказал, что все будет хорошо. Теперь эти слова очень хорошо припоминают ЦИКу, который сделал «все хорошо».

Юрий, Находка:

- Я тоже поддерживаю, что губернаторов нужно назначать. Как был генерал-губернатор. А экономически должны выбирать – заместителей по экономике.

В. Ворсобин:

- Вы голосовали?

Юрий:

- Я не голосовал. У нас мало кто голосует.

В. Ворсобин:

- В Уссурийске очень хорошо голосуют.

Юрий:

- Это на судах голосуют. А там человек пятнадцать.

Н. Стариков:

- Не могу не поправить товарища Ворсобина. Вы сказали ЦИК – Центральная избирательная комиссия еще никак не участвовала в этих выборах, она еще свое слово не сказала, потому что избирательная комиссия региона еще не подвела итоги. ЦИК – это высшая инстанция. Поэтому я думаю, что как раз вмешательство ЦИК здесь поставит точку.

В. Ворсобин:

- «Ночью как фашисты вероломно подкинули голоса пачками, как минимум 20 тысяч. Уголовщина натуральная».

Н. Стариков:

- Если уголовщина натуральная, надо возбуждать уголовное дело. Все очень понятно.

Генрих, Ростов-на-Дону:

- Похоже, что этими выборами в Приморье «Единая Россия» и администрация президента, что называется, выстрелили себе в ногу. Как теперь президент Путин будет на хромых уток опираться – непонятно. Впрочем, он и сам немножко хромой – поддержал закон о повышении пенсионного возраста.

В. Ворсобин:

- Да, даже если единоросс победит, как он будет управлять?

Н. Стариков:

- Победить должен тот, за кого проголосовали люди. Вот это самое главное.

В. Ворсобин:

- Представим, что единоросс победил. Как он будет управлять после этого регионом? Все устаканится, все пройдет, все будет нормально?

Н. Стариков:

- У меня ответ один: надо губернаторов назначать президенту. Если они плохо работают – снял. Назначил другого. Не нужно ждать год, нет приставки и.о. Вот назначил – снял. Все очень просто. Зачем вот эти сложности? Избиратели, такие эксцессы, которые мы сейчас наблюдаем? Назначили одного, все остальные спокойно работают. Для того, чтобы их увидели и поставили в другом регионе. Нет другого способа стать губернатором, кроме как быть замеченным президентом. Для этого надо хорошо работать. Это правильная система.

В. Ворсобин:

- «А если люди сомневаются в честности выборов президента, то выборы губернатора хоть какой-то дают шанс людям поверить в справедливость». Проблема в справедливости, а не в том, назначать или выбирать. Здесь справедливость немножко хромает. Но это дело спорное.

Услышимся через неделю.

3

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ