2018-11-09T19:17:22+03:00

Когда космический туризм станет доступным

Когда космический туризм станет доступнымКогда космический туризм станет доступным

И сможем ли мы позволить себе отпуск на Луне поговорим с популяризатором космоса Виталием Егоровым

Когда космический туризм станет доступным

00:00
00:00

М. Баченина:

- За последние десятилетия космический туризм из фантастики превратился в реальность. Первым полноценным туристом, который оплатил из своего собственного кошелька путешествие на МКС в 2001 году стал американец Денис Тито. Он совершил полет на космическом корабле «Союз». Можно считать, что тогда и началась эра космического туризма. Вторым был бизнесмен из ЮАР Марко Шаттлворт, он летал в космос в 2002-м. Ну а после него полетели еще два американца и все, слава богу, все благополучно вернулись домой. Сегодня мы попробуем выяснить, когда и мы сможем позволить себе отпуск на Луне. Для этих целей я позвала в студию популяризатора космонавтика, блогера «Зеленого кота» Виталия Егорова.

В. Егоров:

- Здравствуйте.

М. Баченина:

- Вот совсем недавно стало известно, что японец полетит, 42-летний миллиардер Юсаку Маэдзава. Он станет первым туристом, который полетит не просто на околоземную орбиту, а к Луне. В этом случае корабль должен быть каким-то особенным, чем тот, который был на околоземной орбите?

В. Егоров:

- Между полетом к Луне, даже если мы не садимся на нее, а просто вращаемся вокруг нее, или облетаем одним разом и возвращаемся к Земле, там разница в том, что мы на другой скорости прилетаем к Земле. Если ее околоземные корабли входят на скорости 8 км в секунду, то с Луны мы прилетаем на скорости 11 км в секунду – то есть, это больше нагрузка на корпус, больше нагрев корпуса при торможении в атмосфере. И второе важное отличие – это длительность автономного существования. Сколько корабль может самостоятельно лететь? Например, «Союзы», которые сейчас летают на низкую околоземную орбиту, у них автономный полет не больше двух суток. Они могут побольше летать, но в целом им больше не надо.

М. Баченина:

- А что такое автономный?

В. Егоров:

- Вот он взлетел, отделился от ракеты и все – он на орбите… В целом, он летит самостоятельно. Потом он долетает до МКС, стыкуется – и все, у него не автономный полет. А тут нужна, как минимум, неделя. То есть, три дня туда, три дня обратно. Если мы там хотим еще задержаться на несколько дней, то будет больше, соответственно. То есть, вот это разница между межпланетным кораблем и околоземным.

М. Баченина:

- А то, что он заявил, что пригласит с собой на борт от 6 до 8 деятелей искусства со всего мира? Ведь у нас проблема все время с весом – чем меньше народу, тем больше кислороду.

В. Егоров:

- Ну, 42-летний объявил, что он полетит, а вот скольколетний полетит, тут еще под вопросом. Потому что они собираются лететь на гигантской ракете Илона Маска компании SpaceX, которая еще только разрабатывается, и разрабатываться она еще будет достаточно долго, потому что там очень сложная задача по созданию подобной гигантской ракеты. Поскольку ракета предполагается для полета на Марс, то до Луны она может довезти гораздо больше, чем 9 человек. И в данном случае какого-то серьезного ограничения по массе там не будет. Но опять-таки нужно сначала дождаться, когда она станет реальностью.

М. Баченина:

- Они обещают к 2023 году и, как вы уже отметили, от 4 до 5 дней, вы, правда, сказали 6. Но про высадку на Луну ничего не было сказано. Будет ли высадка?

В. Егоров:

- Нет.

М. Баченина:

- А зачем тогда лететь?

В. Егоров:

- Ну, как? Посмотреть…

М. Баченина:

- Для меня это вообще облом. Мне кажется, что интереснее на околоземной орбите, чем на окололунной. А почему они не высаживаются?

В. Егоров:

- Во-первых, это риск большой – посадка, взлет, непонятно, куда сядут, взлетно-посадочных полос там нет… То есть, просто опасность возрастает. Это во-первых. Во-вторых, и запас топлива нужен больше… может быть, в такой компановке они не могут себе этого позволить, потому что эта ракета, на которой они собираются лететь, она предполагает перезаправку. То есть, возможно, они могли бы сесть на Луну и улететь с Луны, если бы на Луне была заправочная станция. А пока ее нет, придется… Ну, в целом полет до орбиты он тоже, в общем-то, важен и интересен. Ну, потому что ты и Землю посмотришь, и увидишь удаляющуюся Землю, и увидишь приближающуюся Луну, и близко от Луны пролететь можно. Так что впечатлений там хватит. И потом, они будут первыми людьми в 21 веке, кто доберется хотя бы до окололунной орбиты, так что это все равно серьезное достижение.

М. Баченина:

- Хотя, до 2023 года, может, и высадку запланируют…

В. Егоров:

- Я бы про 2023 год высказал серьезное сомнение, потому что в принципе у компании SpaceX – они очень амбициозные и смелые объявления делают по поводу сроков, и они всегда переносятся. Они многое выполняют из того, что обещали, но в два-три раза позже, чем обещано было ими самими. Так что 2023 год – это практический нереальный год старта. Вот 2026-2029-й – я готов поверить.

М. Баченина:

- Вы не так давно были в Минске на космическом конгрессе и там присутствовал космический турист Ричард Гэрриот – вам в ним удалось пообщаться?

В. Егоров:

- Косвенно. Я был таким проводником, я был там ведущим мероприятия, люди задавали вопросы, он отвечал, так что я там только помогал.

М. Баченина:

- А какие впечатления вынесли от встречи? Какие вопросы ему задавали? Что интересует людей больше всего в отношении космического туриста?

В. Егоров:

- Он очень гордится, конечно, своим полетом, он пришел в комбинезоне летном… Но он вообще бизнесмен, он производит игры компьютерные. Многие игры, в которые он инвестировал и занимался их разработкой, они тоже имеют мировую известность и фанаты знают его. Все равно он очень гордится и считает одним из важнейших достижений в жизни именно полет. Из того, что запомнилось – это то, как ему задали вопрос «что самое сложное было в подготовке к полету в космос» и он сказал – учить русский язык.

М. Баченина:

- Не удивительно. Совсем недавно все еще кричали о наборе команды для полета на Марс. Куда все делось?

В. Егоров:

- Да никуда. Деньги они даже не то что не собрали, каких-то пару миллионов они собрали, но их в общем потратили и никуда они не полетят. Потому что денег у них нет… Но идея была довольно интересная – сделать из полета на Марс рекламное шоу. Они сравнивали это с Олимпиадой, говорили, что, вот, Олимпиаду смотрят весь мир, на рекламе, которая дает средства к созданию всего этого мероприятия, в общем-то, и зарабатывают. И они предложили то же самое – вот мы полетим на Марс, все нас будут смотреть, это эфирное время, и на рекламе мы заработаем и отобьем расходы на этот полет. То есть, бизнес-план был не противоречащий законам физики. А вот их планы технические во многом противоречили законам физики. То есть, получалось, что по какому-то из расчетов они там проживут 60 дней. То есть, они запасов с собой предполагали взять столько, что…

М. Баченина:

- Они даже не успеют долететь…

В. Егоров:

- Имелось в виду, что они долетят и там проживут… Но все равно… они попытались назвать сумму, более-менее подъемную для инвесторов и объявили, что им хватит 6 млрд. долларов. А это – слишком мало. Даже если бы они захотели просто улететь туда и, что называется, умереть от удара о поверхность, это было бы дороже. Хотя они и сказали, что мы сэкономим, мы не будем возвращаться обратно, мы полетим только в один конец, - все равно это слишком мало. Если бы они сказали 60 млрд. долларов, вот на эти деньги уже можно было бы там что-то реализовать из того, что они говорили. Но столько денег им бы точно никто не дал.

М. Баченина:

- А вообще, если просто рассуждать – а имеет ли смысл говорить об этой миссии на Марс? И в чем она заключается?

В. Егоров:

- Для них это был стартап. Это была простая попытка заработать деньги. И бизнес-схема у них была именно такая – сначала привлечь инвесторов, построить всю эту систему и запустить людей на Марс, а потом отбить расходы на рекламе.

М. Баченина:

- Сейчас, боюсь, вообще мало кто поверит, после того, как 20 млн. долларов ухнули в никуда…

В. Егоров:

- Это просто бизнес. И цель полететь, что на Луну, что на Марс, - здесь вопросов «зачем это делать?» никто задавать не будет. Точнее, будут задавать, но не те, кому будут продавать эти билеты. А те, кто будет покупать билеты, они знают для себя, зачем лететь, - и на этом полетят. Когда это будет возможно.

М. Баченина:

- Какие компании – а их в мире, как минимум, три – наиболее перспективны в плане космического туризма и почему?

В. Егоров:

- Здесь надо сказать, что есть разные типы космического туризма. Есть вот доставка человека в космическое пространство и стремительное возвращение его обратно. По сути, это даже не космонавтика. Серьезная космонавтика не считает, что подобные проекты относятся к ней. Имеется в виду доставка человека на высоту в 100 километров. 100 километров считается официальной границей космоса и, если человек туда попадает, он считается человеком, совершившим космический полет. Таких сейчас, даже если мы всех космонавтов посчитаем, и астронавтов всех, меньше 600 человек. Можно попасть в их число, или попасть в первую тысячу, если полетов действительно много станет. Таких серьезно продвинувшихся проекта сегодня два. Компания Virgin Galactic и компания Blue Origin американские, ну, и надо сказать про российскую компанию «Космокурс», которая примерно к тому же стремится, но, конечно, серьезно отстает во времени и в технологиях от первых проектов… Вот Blue Origin ракету уже и капсулу построила, подкинула капсулу пока пустую, несколько раз уже до высоты 100 километров…

М. Баченина:

- А как это подкинула?

В. Егоров:

- Строится ракета одноступенчатая небольшая относительно, на нее устанавливается капсула, ракетный двигатель включается, разгоняет капсулу где-то до высоты 40 километров, потом она отделяется, летит по инерции, достигает высота 103-105 километров, и летит вниз…

М. Баченина:

- Это несерьезный космонавт или?

В. Егоров:

- Это человек, совершивший космический полет… Альтернативный вариант вот у Virgin Galactic. У них ракетоплан – то есть, самолет, который стартует с другого самолета, на высоте 15 километров, и на ракетном двигателе должен подниматься до высоты тоже в 100 километров, и вниз спускаться как самолет снова. И здесь – пока они поднялись до высоты около 50 км – ну, там все пилотируемое, то есть, пилоты тоже станут людьми, совершившими космический полет – они тоже вот в ближайшие месяцы практически… ну, год, два, точно, они обещают уже начать запускать людей и такое предложение появится. До этого мы говорили о космическом туризме – если, в принципе, какой туризм космический реален на сегодня? Вот вы сказали, что он начался в 2001 году, но он закончился в 2009 году, потому что потом не было полетов. Эти туристы летали на российском «Союзе»…

М. Баченина:

- Да, почему только на наших ракетах-то до сих пор летают?

В. Егоров:

- Ну, раньше были «Шаттлы» до 2011-го, там были проекты даже пассажирского «Шаттла»… я видел проекты – вот прямо действительно гигантский «Шаттл» и там внутри не багажный отсек, как обычно, а просто пассажирские места. Но это все осталось где-то в 80-х, никто этого не делал. У Америки достаточно денег, чтобы летать на свои и не искать деньги у частников, какие-то там жалкие 20-30 миллионов для них. Для российской космонавтики эти деньги существенные, особенно в 2000-е годы, поэтому это было просто дополнительное средство к существованию для наших ракетостроителей и они им пользовались. Потом государство стало денег побольше давать, и американцы, отказавшись от «Шаттлов», практически выкупили весь абонемент на 10 лет вперед, поэтому туристам просто места не осталось.

М. Баченина:

- Тогда какая из компаний на сегодняшний день наиболее перспективна для сферы туризма космического?

В. Егоров:

- Для стокилометрового туризма, о котором я говорил, вот Blue Origin, наверное, более перспективна, потому что Virgin Galactic – они дольше разрабатывают, они гораздо дольше говорят об этой теме…

М. Баченина:

- Virgin – это с капсулой из рогатки?

В. Егоров:

- Нет, это как раз ракетоплан.

М. Баченина:

- А капсула – это Blue Origin?

В. Егоров:

- Да. Во-первых, эта технология проще, более отработана, потому что и капсулы уже известны, и летали, и ракеты известны - летали. Ракетоплан сложнее в этом плане, потому что его еще испытывать и испытывать… просто больше неизвестных в этой схеме… У них была авария – два пилота потерпели катастрофу, один погиб, один спасся, на высоте 19 километров, так что да, это опаснее. И потом, у Blue Origin гораздо больше денег, потому что их основатель самый богатый человек в мире – Джефф Безос, он уже, по-моему, несколько миллиардов инвестировал в эту компанию. Они большую ракету строят, но начали вот с этой маленькой. И они близки уже к тому, чтобы начать запускать людей.

М. Баченина:

- А вы сами верите в массовый туризм? Потому что туризм для нас это синоним чего-то массового, в нашем, обывательском, представлении. Нужно ли верить в массовый космический туризм?

В. Егоров:

- Ну, туризм бывает разный. Несколько сот человек ежегодно на Эверест лезут и не такой уж это востребованный туризм, но при этом каждое восхождение стоит… мне встречались суммы в 60-80 тысяч долларов. То есть, экипировка, подготовка, проводники… Стоимость вот такого 100-километрового полета в космос где-то 250 тысяч долларов. Как бы дорого, но все равно, где-то сопоставимо. Пусть в несколько раз и дороже, но – все-таки… Вот я общался с Павлом Пушкиным, основателем проекта российского, «Космокурс», по его расчетам где-то… у него бизнес, получается, выходит в плюс, если в год найдется 700 человек.

М. Баченина:

- Много…

В. Егоров:

- 700 человек это много, но, по его расчетам, если один процент из людей, имеющих финансовую возможность полететь - только в Москве – и купит билет, то ему хватит на несколько лет летать. Так что у людей деньги есть, и мир в принципе богатеет и здесь, мне кажется, как раз перспективы у туризма довольно большие.

М. Баченина:

- А Луна? Она ближе всего и туда еще заодно можно отправить научный запрос – туристу дать задание и он с удовольствием выполнит… или по другим причинам…

В. Егоров:

- Я думаю, научные эксперименты они будут с собой брать какие-то, но это по большей части, чтобы занять себя в течение трех дней полета – туда и обратно… Туда летают спутники, луноходы – вот Китай собирается запустить на обратную сторону Луны луноход – и роботизированными средствами там можно изучить гораздо больше. Интересно, конечно, может быть, для биологов будет посмотреть за состоянием организма вне магнитного поля Земли. Вот здесь еще такое поле неизвестности есть, когда в 70-е люди летали, за ними никто не пытался следить, как вот именно магнитное поле на их самочувствие влияет, потому что было больше других задач. С радиацией более-менее понятно – там и дозиметры запускали, и имитаторы какие-то, и в общем прямой необходимости ставить опыты на людях здесь нет. Так что это больше туристический интерес. Тем более, если без посадки, то много здесь… ну, что-то можно, конечно, сделать, но серьезной науки, серьезных открытий я бы там не ждал.

М. Баченина:

- А если говорить в разрезе мечты – куда выгоднее всего отправить людей?

В. Егоров:

- В смысле, избавиться от них, что ли?

М. Баченина:

- Нет, ну что вы. Ну, какая-то прикладная польза, польза для науки…

В. Егоров:

- Польза для науки – как раз именно лунная программа 70-х годов показала, что люди не способны дать какой-то серьезной пользы для науки в конкуренции с роботами. Роботизированные средства на порядки дешевле и можно получить с ними те же самые данные, которые можно получить и с людьми. То есть, люди в этом плане не имеют никакой выгоды, именно научной. Единственная выгода в людях – это то, что у них есть деньги, которые они готовы заплатить за свой полет… Но здесь нужно понимать, что на сегодня это в принципе неразвитый рынок и непонятно, ни сколько людей захочет полететь, ни сколько они заплатят. И это тоже риск. Ну, в данном случае, финансовый риск. А насчет выгодны? Ну, может быть, тысяча человек за 250 тысяч долларов, запущенные на 100 километров, окажутся выгоднее пяти человек, которые суммарно там миллиард долларов заплатят за свой полет.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ