2018-12-17T19:59:53+03:00
5

Центробанк повысил ключевую ставку: что будет с ипотекой в 2019 году

Новогодний стол подорожал, а российские овощи дешевеют. Как так вышло?Новогодний стол подорожал, а российские овощи дешевеют. Как так вышло?

Обсуждаем с известным предпринимателем Дмитрием Потапенко экономические новости, которые касаются каждого

Новогодний стол подорожал, а российские овощи дешевеют. Как так вышло?

00:00
00:00

Потапенко:

- Всем доброго вечера! Будем обсуждать то, что касается лично вашего кошелька. И вашей жизни. Новый год радостный, приносит множество подарков. И нам ЦБ приносит подарки, власти подарки приносят под елочку.

Итак, новость первая. ЦБ повысила ключевую ставку. Сейчас мы будем обсуждать, что будет с ипотекой в 19-м году. На прошлой неделе я узнал от Дмитрия Анатольевича Медведева, что деньги есть, но вы все равно держитесь!

Экономисты предупреждают об очередном кризисе в новом году. Просто радость! Вроде напророчили Ротшильды. На них мы все и спишем. С другой стороны, все, что происходит у нас, к Ротшильдам не имеет никакого отношения, по-моему. Хотя теория заговора – штука приятная и греет душу. От тебя ничего не зависит.

Новогодний стол подорожал. А вот российские овощи дешевеют. Как так вышло?

Четвертая новость. Выросла доля переводов с карты на карту. Мы с вами перевели 19 триллионов рублей друг другу. Знаете, какой оборот розничной торговли? Общей. 22 триллиона. А с первого числа нам расскажут и объяснят, не стали ли мы самозанятыми?

Начинаем с первой новости. ЦБ повысил ключевую ставку. Что будет с ипотекой? Банк России 14 декабря принял решение повысить ключевую ставку на 0,22 процентных пункта. До 7,75 годовых. Это второе повышение в текущем году, которое должно отразиться на ставках по ипотечным кредитам. Ключевая ставка достигла своего пика в 17% в кризис 14-го года, что сделало практически недоступным жилищный кредит. И с тех пор планомерно снижалась до марта 18-го года, когда достигла минимума – 7,25.

Предлагаю поговорить с экспертом рынка недвижимости Александром Саяпиным.

Саяпин:

- Добрый вечер! Когда только пошли слухи, что ЦБ повысит ставку на 0,25%, Сбербанк на основании этих слухов поднял кредитные ставки на 0,5%. И у нас резко обрушились продажи, люди были в замешательстве, они не понимали, куда движется дальше экономика и что делать. Хотя у них кредиты были одобрены по старым ставкам. Это настолько чутко и сильно влияет на рынок, что просто смерти подобно.

Я не понимаю, зачем они это делают. Неужели настолько важно убивать рынок недвижимости?

Потапенко:

- Почему это произошло? Вот тебе одобрена старая ставка. Люди подумали, что у них не будет возможности расплатиться?

Саяпин:

- Тут, думаю, две тенденции. Первая – люди малограмотные и они подумали, что вырастут кредиты. Они не знали, что закон обратной силы не имеет. А второе момент – многие подумали, а что будет дальше? Если ставка повысилась, то это звоночек. И в экономике ситуация не очень хорошая. И, возможно, будет что-то с работой, с какими-то отраслями. Поэтому все приостановили. И решили осмотреться, что будет дальше. Но, несмотря на это, декабрь был очень хорошим месяцем. И по повышенным ставкам люди берут ипотеку, все хорошо сейчас.

Потапенко:

- Ипотеки в общем объеме продаж недвижимости какой процент?

Саяпин:

- У меня агентство в Московской области, у нас порядка 65-70% ипотечников. Достаточно весомо.

Потапенко:

- А когда клиенты берут ипотеку, какое количество денег у них есть на руках?

Саяпин:

- От 20% до 50%. У ведущих банков от 50% начинается льготное кредитование и пониженные ставки. Поэтому люди стараются брать хотя бы половину. Но сейчас последние месяцы, а меня это немного пугает, очень распространилась тенденция брать кредиты без первоначального взноса. Люди слегка завышают стоимость квартиры, просят пойти собственников навстречу, чтобы написать, что они этот миллион приняли от них как задаток. И этот задаток попадает как первоначальный взнос. Это немного серая схема, но очень много сейчас обращаются именно по ней. Мы отказываемся проводить такие переговоры, потому что там много подводных камней. Но спрос такой есть.

Потапенко:

- Это опасная тенденция. Люди, которые просят сделать такое, они финансово неустойчивы, насколько я понимаю. И минимальное изменение в их жизни, а все мы под богом ходим, и это будет существенной проблемой, в том числе, и для банка.

Саяпин:

- В первую очередь, это будет существенной проблемой для продавцов. Потому что по документам они якобы получили миллион, который они не получали. И это предлог этот миллион истребовать. Поэтому мы на это не идем. Но очень часто бывает, что просят в конце сделать и завысит небольшую часть на ремонт, например, 300 тысяч рублей. И просто тогда продавец отдает наличными из своего кредита, который он получает более повышенный, чем он просил.

Потапенко:

- Мягко выражусь, но это мошенническая схема.

Саяпин:

- У человека не хватает на кредит. Вот живой пример. Покупает квартиру за 5 миллионов 400 тысяч рублей. Там нужно сделать небольшой кредит, что-то купить из мебели. И люди по деньгам копейка в копейку, торговались жестко и сильно. И в конце пришли к выводу, что будут оценивать квартиру в 5700, по документам напишут, что квартира стоила 5700, потому что налогов там нет, уже долгое время в собственности. И 300 тысяч собственники им просто отдают наличными, чтобы у них были деньги на ремонт. Во второй схеме я не вижу сильное мошенничество. Они этот кредит выплачивают, им его и платить.

Потапенко:

- Спасибо, что были с нами.

Итак, вторая новость. Ежегодно в канун нового года британский журнал «Экономист» выходит с обложкой-загадкой, которая считается экономическим пророчеством на будущий год от клана Ротшильдов. Которому принадлежит это издание, хотя клан Ротшильдов, по-моему, сам создает иллюзию существования клана.

В нынешнем году первая страница оформлена в стиле творчества Леонардо да Винчи. И уже опубликован ряд расшифровок и интерпретации ротшильдовского ребуса на 19-й год. Центральная фигура обложки – знаменитый витрувианский человек Леонардо да Винчи. Этот рисунок от создал как иллюстрацию для своей книги, посвященной древнеримского архитектору Витрувию. У фигуры так называемые канонические пропорции, то есть, идеальные по меркам того времени соотношения между всеми частями тела. Многие отмечают, что эта загадка, которая свидетельствует о будущем кризисе. Насколько это свидетельствует? Меня не столько Ротшильды волнуют, а то, что мы обсуждали, что наши власти дружненько вышли из американских трежерис и перекачали все в наличный кэш. В доллар США. И что профицит… Был дефицит бюджета в этом году в начале, а в конце этого года профицит 2 триллиона. И в следующем году профицит 2 триллиона. Но при этом ни о какой отмене налога на самозанятых, возврата истории про пенсионную реформу, с электронными кассами, нагрузками на кошельки россиян ничего не идет. К чему они готовятся? У меня на связи экономист Сергей Александрович Хестанов.

Хестанов:

- Добрый вечер!

Потапенко:

- Будет кризис или не будет?

Хестанов:

- С большой вероятностью нас ожидает продолжение того, что мы наблюдали в этом году. На научном языке это называется низкие темпы экономического роста. А по жизни это правильнее назвать застоем. Экономика растет, но темпы роста настолько низкие, что они сопоставимы с погрешностью измерения. Одно хорошо, что рост лучше, чем падение. Но темпы этого роста вряд ли таковы, что долгосрочно устроят граждан России.

Эта базовый сценарий. А что касается кризиса, то здесь, укроясь за авторитетом такого человека, как Уоррен Баффен. Он любит говорить, что гораздо легче сказать, что произойдет, чем когда произойдет. С одной стороны, условия для того, чтобы разразился мировой экономический кризис, вне сомнения, присутствуют. Это и пузырь на фондовом рынке, и пузырь на рынке недвижимости, достаточно высокий уровень долговой нагрузки у многих экономических субъектов. В принципе, в 19-м году запросто может произойти кризис.

С другой стороны, кризис в тактическом плане до крайности нежелателен для почти всех политических властей. Поэтому используя, в том числе, ресурсы центральных банков, в принципе, они могут его и отодвинуть. Причем, принципиально не отменить, а именно отодвинуть. И могут на двадцатый год отодвинуть, теоретически даже на двадцать первый. Но понятно, что бесконечно за счет денежной накачки откладывать его не получится.

Потапенко:

- А если бы у вас была волшебная палочка и вы были бы царем всего мира? Сейчас бы спускали этот пузырь или бы оттягивали?

Хестанов:

- Мне кажется, что на практике ситуация гораздо проще. К сожалению, политиков масштаба Маргарет Тэтчер, Рональда Рейгана на практике уже много десятилетий не наблюдается. И те политики, которые сейчас вершат судьбы мира, это сторонники компромисса. Естественно, решится на жесткие меры им тяжело. И в результате ситуация напоминает обрубание собаке хвоста по частям. Вроде бы хотят как лучше, а реально из-за того, что накопленные противоречия не разрешаются, эта ситуация сильно затягивается.

Даже кризис 2008 года до конца не преодолен. Он, скорее, замазан, купирован и смягчен. Но большая часть заложенных тогда противоречий не разрешились. И мы не наблюдаем такого серьезного и устойчивого роста, как мы наблюдали в период начала двухтысячных.

Моя воля - сторонник максимально жестких решений. Никого не спасать, никакой помощи никому не оказывать. Есть такое выражение, оно имеет право на жизнь: волки – санитары леса. И чем раньше эта ситуация разрешится, тем раньше установится тот устойчивый и значительный рост, которого все уже давно ждут, а он все никак не наблюдается.

Потапенко:

- И кому придется ужаться? Все равно кто-то должен пострадать, если пойти по такому жесткому сценарию?

Хестанов:

- Те, кто должен пострадать, они пострадают в любом случае. Сейчас, через год, через два. Те экономические субъекты, которые взяли избыточную задолженность. И они пострадают в любом случае. Не стоит думать, что мягкие подходы, характерные для денежно-кредитной политики последних десятилетий, что они до бесконечности позволят сохранять статус-кво. Правильнее всем, у кого есть существенные противоречия, прийти к какому-то компромиссу. Будь то отношения Китая и США, противоречия проявляется менее яркой, но они по масштабу… Китай и Евросоюз. Первое противоречие стоит полтриллиона долларов в год, набегает такой перекос каждый год. Второе поменьше, около двухсот миллиардов. Но с этим надо что-то делать. И чем скорее политики прекратят ублажение родных избирателей ради сиюминутных выгод, тем скорее мировая экономика разрешит свои накопленные противоречия. И будет готова к новому существенному росту.

Потапенко:

- Я рассчитывал, что следующий год будет такая история.

Хестанов:

- Учитывая то, что оттягивать наверняка будут, просто не найдется политиков, которые возьмут на себя мужество. Может, даже это будет конец 20-го, может, 21-е годы. Но есть один фактор, который может все ускорить и тогда мы увидим очередной циклический кризис в 19-м году. Это фактор, прежде всего, те пресловутые американские пошлины, которые пока поставили на паузу. Но решение пока не просматривается. Там цена вопроса очень велика. Размер и американской экономики, и китайской очень велики. И любые острые противоречия в этой паре отразятся на всех. И здесь сильно смягчить точно не получится.

Потапенко:

- А можно ли спустить всю эту историю на тормозах?

Хестанов:

- Долго нельзя. Уже почти, даже больше двадцати лет идет игра в одни ворота. Евросоюз имеет положительное сальдо торговли с США, Китай огромное положительное сальдо с США. Идеального баланса в природе, в сколь хоть крупной экономике не бывает и быть не может. Но когда очень долго идет игра в одни ворота, это обязательно добром не кончается.

Потапенко:

- Спасибо, что были с нами.

Далее. Новый год мчится! И новогодний стол, говорят, подорожал, а вот российские овощи дешевеют. Вот загадка какая. Может, это сезонное явление? Итак, Росстат подсчитал стоимость угощения к новогоднему столу. На угощение придется потратить 6 тысяч 260 рублей, что на 2% больше, чем в прошлом году. Цена красной икры составляет 767 рублей. Хорошо Росстат считает! Обязательная красная икра! Боюсь, столы по 6 тысяч не у всех будут. Но Росстат отмечает, что у нас подешевели овощи. А вот курица дорожает, я вижу.

У нас на связи первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политики и природопользованию Сергей Федорович Лисовский.

Лисовский:

- Добрый вечер!

Потапенко:

- Давайте по-простому и на пальцах. Подешевели овощи, но подорожал стол.

Лисовский:

- Я не понимаю, как могли овощи подешеветь. В опте у нас овощи подорожали в среднем на 20-25%. Борщевой набор знаменитый. Потому что в овощных регионах была если не засуха, то достаточно мало дождей. И урожай не тот, который предполагали. Оптовая подорожала, а розница всегда отыграет это подорожание.

Помидоры. Сейчас наши тепличные, мы достигли больших объемов производства. Вот мы видели большую партию помидоров из Новосибирска, а потом выяснилось, что они китайские. Их переупаковывают.

Потапенко:

- Хорошие помидоры!

Лисовский:

- И их продавали на оптовом рынке в Москве. Понятно, какие помидоры китайские, если при такой логистике из Китая через Новосибирск в Москву. И они стоят дешевле турецких.

Потапенко:

- Боюсь, что там странные ингредиенты.

Лисовский:

- И лукавство, что у нас что-то подешевело, я сомневаюсь. И нет экономических оснований, чтобы что-то подешевело.

Почему у нас подорожала курица? У нас разорился крупнейший производитель птицы. Почти 8% рынка, а это огромная цифра. Считается, если 5% рынка исчезла, то это коллапс рынка. У нас 8%. Это разорилась «Белая птица». Ее можно было сохранить, но у нас все попало госбанкам, а им проще обанкротить предприятие, чем заниматься его восстановлением. Потеряны десятки рабочих мест в трех регионах страны, десятки миллиардов госсубсидий, не говорю про инвесторов. И никому до этого нет дела.

Этот объем ушел с рынка, и у нас поднялась цена. То же самое с индейкой. У нас разорился «Евродом». Там управляет один из банков. Банкиры не могут управлять предприятиями, они вообще мало, чем могут управлять.

Последние росстатовские данные при этом, что у нас самая высокая зарплата в финансовом секторе, она превышает почти в четыре раза зарплату в сельскохозяйственном секторе.

Потапенко:

- Спасибо.

Лисовский:

- И мы потеряли прекрасные предприятия. Да, там были проблемы. Надо разбираться. Но допустить их уничтожение считаю преступлением. И Центробанк, главное, заинтересован в снижении продовольственной инфляции. И они сами же ее спровоцировали.

Потапенко:

- А могут ли подхватить этот объем другие предприятие?

Лисовский:

- Какой-то объем будет компенсирован, но это не быстро.

Потапенко:

- Спасибо, что были с нами.

У нас на связи Александр. Здравствуйте!

- Добрый вечер! Я из Тверской области. Я еще не очень далеко живу от райцентра, как другие, куда автолавка не везде ходит. А это частники, они социально поддерживают народ, пенсионеры как-то живут. Но за доставку даже в СССР всегда была накруточка, чуть дороже. И в итоге, все дорожает. И таких наборов, как в городе, совершенно не найти. И чтобы еще и качество было.

Городские если приедут, привезут что-то, тогда оно будет.

Потапенко:

- Я помню, что деревня обычно городских кормила, а не наоборот.

- У нас, когда нет трактора, чтобы вспахать, у нас по 50 соток у некоторых были огороды, а так выделяли от колхозов… И колхоз пахал своим колхозникам, чуть-чуть платили или бутылку ставили. 50 соток засаживались, а люди только пропалывали. Потом приезжали фуры, договоренности были, из Тверию. Или перекупщики, которые и в Москву возили. И скупали по дешевке, правда, в конце 90-х. И они на этом зарабатывали.

В наших деревнях, где у меня бабушка, такого не было. Но все равно трактора были в колхозах и маленько что-то делалось. Сейчас все лежит и зарастает. И вспахать некому.

Потапенко:

- Спасибо!

И вот тема, которая касается всех. 19 триллионов – объем денежных средств с карты на карту - рекордный рост. Налоговики уверяют, что частные переводы граждан далеко не главный предмет их интересов, но в эту сумму входит частный рынок в соцсетях и на досках объявлений, которые в 18-м году вырос почти на 600 миллиардов. Эти 19, 3 больше, чем за весь 17-й год. Цифра сравнима со всем оборотом розничной торговли в России за 9 месяцев, а он составил 22 триллиона рублей.

Фраза «не главный интерес» - это, конечно, хорошо. Другое дело, что наших граждан эта история не успокоит. И у меня на связи депутат Госдумы, председатель комитета по финансовому рынку, президент ассоциации банков России Анатолий Геннадиевич Аксаков.

Аксаков:

- Здравствуйте!

Потапенко:

- Как банки будут взаимодействовать с налоговиками в такой идиотской, возможно, ситуации?

Аксаков:

- В моем комитете эта тема не обсуждается. Цифра перечислений меня удивила. Ее надо проанализировать.

Вопрос налогообложения у нас в этой связи не обсуждается. Я хотел бы сказать, что никто не собирается зарабатывать на этом.

Потапенко:

- К банкирам придут налоговики, скажут, что есть такой вот Вася, который 4 тысячи получает со счета физического лица регулярно.

Аксаков:

- Тут, скорее, не налоговики, а служба финансового мониторинга может обратить внимание на такие вещи. И поскольку за крупными суммами следят, а маленькие вне сферы контроля.

Потапенко:

- У нас с 1 числа закон о самозанятых.

Аксаков:

- Он добровольный, не обязывающий. Заявляет, что под низкие налоги можно легализоваться, спокойно работать. И никто не будет интересоваться твоими неофициальными доходами.

Потапенко:

- Что-то меня терзают смутные сомнения, что самозанятые выйдут из тени.

Аксаков:

- Меня тоже терзают. Я допускаю.

Потапенко:

- Странно.

Аксаков:

- Почему? Мы уже об этом говорим давно. Но лучше же не платить, чем платить.

Потапенко:

- Сколько я общаюсь, мне задают законный вопрос: что мне дали, чтобы я платил эти 4%? Я сам, например, создал себе рабочее место, нашел клиента, даю рекламу, везде налоги есть. И это мой труд, который я оцениваю, из которых налоговая составляющая приличная, зашитая в сырье, в материалы, что покупаю. И к этой составляющей мне еще цепляют либо 4%, либо 6%.

Аксаков:

- Можно и так рассуждать, конечно. Я тоже думаю. Люди заняли себя, кормят семью и снимают головную боль…

Потапенко:

- Не просят денег у государства, не создают очереди на бирже труда.

Аксаков:

- Но есть люди, которые платят подоходный налог, осуществлять платежи со своих официальных доходов в социальные фонды. И благодаря этому пользуются медицинской бесплатной услугой, хоть она и не такая качественная и так далее. И это все поддерживается именно благодаря налогам, платежам. И получается некая несправедливость. Те, кто официально работают, они платят в социальные фонды. И пользуются теми же услугами, что и те, кто не платит в социальные фонды. А иногда они числятся безработными и получают пособия по безработице определенный период времени. Но, на самом деле, работают.

Потапенко:

- А нет какой-то идеи, что так называемый прожиточный минимум, чтобы она не содержала в себе налогов никаких? Потому что это минимум и все. Мы установили. И все, что сверху, там еще можно как-то обсуждать.

Аксаков:

- У нас есть такая категория, как минимальная зарплата. И она вроде должна совпасть в определенный промежуток времени с прожиточным минимумом. И минимальная зарплата не облагается. И что ниже минимальной.

Я бы по-другому исходил. Если я что-то потребляю, мои дети, в конце концов, учатся бесплатно в школе, учителя, что учат моих детей, путь получают и маленькую зарплату, но они ее получают благодаря моему подоходному налогу, который я плачу. И я должен платить. Я пользуюсь определенными благами и должен платить как член общества. Но при этом такие, как депутат Аксаков, имеющий высокий зарплату, он должен платит намного больше, чем те, кто получает маленькую зарплату.

Потапенко:

- Спасибо! Время кончилось, к сожалению! Будем держаться!

5

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ