2019-12-10T18:23:20+03:00
2

Каким должен быть учитель будущего

Каким должен быть учитель будущегоКаким должен быть учитель будущего

Мария Баченина беседует об этом с участниками профессионального конкурса «Учитель будущего» учителями информатики Антоном и Кириллом Желябиными

Каким должен быть учитель будущего

00:00
00:00

М. Баченина:

- Здравствуйте! Важно, кто учит наших детей, и кто будет учить их в будущем. Я обратила внимание на профессиональный конкурс, который называется «Учитель будущего». Братья-близнецы Кирилл и Антон Желябины, будучи еще школьниками, решили, с какой профессией свяжут свою жизнь. И посвятили себя педагогической деятельности. Сегодня они принимают участие в конкурсе «Учитель будущего». Они учителя информатики и оба сейчас у нас в студии.

А. Желябин:

- Добрый день!

К. Желябин:

- Добрый день!

М. Баченина:

- Стартовал проест «Россия страна возможностей». Очень все пафосно. А что этот конкурс даст не учителям, вы-то прославитесь, это уже хорошо. А что это даст нам и нашим детям?

А. Желябин:

- Развитие.

М. Баченина:

- Какое? Мой ребенок будет прыгать дальше или читать быстрее?

А. Желябин:

- Он увидит, как его учителя делают то же самое, что он делает на уроках. Учится. Да. Каждый конкурс и этап жизни чему-то учит. И конкурс. Он проверяет навыки коммуникативные, критическое мышление, кооперации, креативности. Четыре К.

М. Баченина:

- Ведь еще регистрация в конкурсе возможна?

К. Желябин:

- До 31 декабря.

М. Баченина:

- Заходите на сайт «Учитель будущего» и регистрируйтесь. В чем отличие современного учителя от учителя будущего? Учитель информатики сегодняшний и через много лет? Какой временной интервал возьмем?

А. Желябин:

- 10-15 лет. Мы берем не такой большой период, но предмет динамично развивающийся. Пять лет назад процент учителей, которые занимались робототехникой, был всего 10%. Сейчас у нас в каждом городе открываются роботехнические курсы, которые позволяют и учителям учиться, давать новые знания, и детям получать новые знания. Сейчас каждый учитель имеет доступ к обучению робототехники. Онлайн и так далее.

Через 10-15 лет обучение будет формироваться с помощью виртуальной среды, о чем говорят многие наши лидеры.

М. Баченина:

- Это учительское обучение или ученическое?

А. Желябин:

- Ученическое.

М. Баченина:

- Он будет сидеть дома и онлайн учиться?

А. Желябин:

- И в классе.

М. Баченина:

- Учителя не будет?

А. Желябин:

- Учитель будет. Он будет составлять программу, станет коучем в процессе образования. У ребенка будет квест. Ему нудны геймификация, то есть, ребенок уже погружен у нас в мир. Если ехать в метро или не в метро, чем занимаются дети? Сидят в телефоне и играют в игры.

М. Баченина:

- И не только дети.

А. Желябин:

- Мы все в виртуальном пространстве. И в скором времени очки какие-то появятся, и мы будем полностью внедрены. Плюс искусственный интеллект, что будут заниматься самообучением. Именно будут изучаться принципы, как формировать информационную среду, как ее реализовывать. Это за гранью будущего.

М. Баченина:

- Учитель будет тренером, который будет направлять в русло, где правильно искать информацию, какую именно на данный момент.

А. Желябин:

- Верно.

Братья-близнецы Кирилл и Антон Желябины принимают участие в конкурсе «Учитель будущего».

Братья-близнецы Кирилл и Антон Желябины принимают участие в конкурсе «Учитель будущего».

М. Баченина:

- А будут ли учителя раздражаться, когда к нему подходит ученик? И говорить, Антон Сергеевич, я не понял вас! А учитель уже не сможет объяснить, потому что будет утерян этот функционал. Этого: ну, садись, Вася, давай объясню.

К. Желябин:

- В нашей стране так исторически сложилось, что предметные знания будут всегда на хорошем качестве. Нельзя просто взять и убрать эту базу, которая строилась сто лет. Больше ста лет. Требования к будущему учителю, я бы еще добавил слово коучу, ментор. Хорошее слово. И это будет направление. И ментор должен знать структуру того, что должны знать дети. И правильно направить их. И при этом дети должны сами это исследовать, они будут более ответственны.

М. Баченина:

- В рамках конкурса что вы показываете своим коллегам? Как должен проходить урок информатики, чтобы дети не заскучали?

К. Желябин:

- Мы участвуем в различных конференциях, в открытых уроках, предоставляем свои материалы в «Московскую электронную школу». Она сейчас будет доступна для всей страны. Наша миссия внутренняя для других учителей, показывать, какие новые методы можно использовать, как можно развиваться каждый раз. Допустим, я сходил в театр, увидел новые мысли. Сразу их применил на уроке на следующий день.

М. Баченина:

- На уровне информатики?

К. Желябин:

- Без проблем.

М. Баченина:

- Например?

А. Желябин:

- А вот был спектакль «Всем кого касается» в Сатириконе про буллинг в школе. И мы с ребятами старшей школы обсуждали тему буллинга в интернете на примере спектакля.

М. Баченина:

- А причем тут информатика?

А. Желябин:

- А информатика формирует информационную среду, в том числе, в социальных сетях.

М. Баченина:

- Друзья, я застряла в прошлом! Для меня информатика – это жуткий язык программирования, на котором что-то надо писать. А тут у нас гуманитарная струя появляется.

К. Желябин:

- Навыки у нас есть и твердые, и гибкие - hard skills и soft skills. Мы должны это на каждом уроке развивать.

М. Баченина:

- Видеоролик, который приурочен к конкурсу, у вас там какие-то роботы, машинки. Не та дисциплина, как мы привыкли на уроках. Мы, семидесятники.

А. Желябин:

- Робототехника вошла прочно в нашу жизнь образовательную, потому что это ресурс. Мы много с научными деятелями обсуждаем этот момент, который продвигает идею робототехники в школе. Это ресурс, чтобы показывать детям, что есть скучные задачи - алгоритм, цикл и так далее. Их можно реализовать в жизни. Мы же можем с помощью робота решать математические задачи.

М. Баченина:

- Таким образом вы убиваете работу человеческого мозга.

А. Желябин:

- Наша задача построить такую информационную грамотность, чтобы люди при этом и сам мыслили, что-то строили и не были только обществом потребителей. Чтобы они создавали.

М. Баченина:

- Что в информатике на сегодняшний день самое прекрасное?

А. Желябин:

- Все.

К. Желябин:

- Если брать про информатику, это предмет, который является самым актуальным. Он связывает не только одну область, может связать любые области. Например, как можно проводить медицинские исследования в классе информатики?

М. Баченина:

- Меня заинтересовало междисциплинарное направление, потому что давно доказано, что это основной пласт обучения. Как мы можем рассмотреть информатику с точки зрения дисциплины, которая связывает два других предмета? Про медицину. Биология и химия.

А. Желябин:

- Да.

М. Баченина:

- А что конкретно вы показываете?

К. Желябин:

- На примере детей, которые хотят получить гуманитарную специальность, уже определились. Я работаю в школе 1520. Априори она больше гуманитарного уклона. Моя задача – показать, что есть различные офисные программы, которые они уже могут освоить в классе 7-8 на профессиональном уровне. И уже автоматизировать некоторую часть своей работы.

М. Баченина:

- Чтобы меньше времени тратить на канцелярщину.

А. Желябин:

- И больше тратить время на то, что им интереснее.

М. Баченина:

- На обучение.

К. Желябин:

- На разработку.

М. Баченина:

- Робототехника дети строят роботов. Из чего? Что они с ними дальше делают? Они на уроках играют?

А. Желябин:

- Завтра еду на конкурс «Робот для жизни». И там разные задачи. И мы решили ребят 11-го класса заявить на компетенцию «Робопрофи». Им дается картонная коробка, набор простейших датчиков, простейшего микрокомпьютера, соединительных проводов. Они должны решить задачу, которую мы до сих пор не знаем, узнаем завтра с утра. Но я уверен, что они справятся.

М. Баченина:

- Они должны еще и задачу придумать?

А. Желябин:

- Им дадут задачу. Они должны реализовать. Причем, она должна быть жизнеспособная.

М. Баченина:

- Допустим, сделать овощерезку.

А. Желябин:

- Да.

М. Баченина:

- Я думаю, что бы мне хотелось на кухне! Дальше?

А. Желябин:

- У нас очень развиты индивидуальные проекты в старших классах. В 10 классе каждый ученик должен сделать свой индивидуальный проект. Ребятам дается задание с вуза, реальные решение. И сейчас мы, допустим, разрабатываем робота для труднодоступных мест, чтобы доходил он, управлялся автономно и искусственный интеллект. Другой ребенок ленивый хочет себе помощника дома сделать, который будет чистить обувь, приносить кофе и так далее. Сейчас у нас в обществе сформировалось мнение, что робототехника – это больше сфера развлечений. Робот-манипулятор, как рука, нажимает на сенсорную панель кофемашины и делает кофе в торговом центре, например.

У нас ребята не только робототехникой занимаются, они занимаются 3D-моделированием, выполняют инженерные проекты серьезные.

М. Баченина:

- Где вы берете материал для всего этого? Кто это финансирует?

А. Желябин:

- В каждой государственной школе есть возможность это закупить. Это сейчас не так дорого, как было раньше.

М. Баченина:

- Такие штуки, как завтра ваши ученики будут решать задачку, они применяются в бренде «Лего». И все то, что лего, а оно стоит как чугунный мост, понимаете, это инженерная задача. Теперь их снабжают электронными мозгами. Моторчики какие-то я вижу. Это стоит чугунный мост и крыло самолета в нагрузку! Ваш ученик посмотрит на это и захочет? Или пойдет и сделает что-то аналогичное.

А. Желябин:

- Недавно у нас не хватало детали лего, у нас в рамках инженерного класса есть 3D-принтер. Мы нашли модель, распечатали, получили приз зрительских симпатий, потому что каждый ребенок хочет, чтобы его проект из лего-техники автоматизировался. Мы это делали. Смоделировали практически строительную площадку.

М. Баченина:

- Класс! Какая ваша глобальная цель? Зачем вы еще отправились на этот конкурс?

А. Желябин:

- Ради своей глобальной большой цели. Этот конкурс даст возможность мне поработать в команде своих учителей, узнать их лучше. Понять, как можно улучшить взаимоотношение внутри коллектива. Даст мне новые идеи на реализацию в жизни. А если глобальная цель – это реально построить школу, которой были бы довольны дети, обучались с интересом. И у них был бы исследовательский интерес с первого по одиннадцатый класс. И чтобы были довольны родители, потому что дети получат реальные профессии. И учителя, которым было бы комфортно работать с администрацией, с коллегами, с родителями и детьми.

М. Баченина:

- Где вот только брать таких учителей! А почему вы не говорите про проблему учителей самих, которые не горят, не хотят и все по старинке?

К. Желябин:

- Такие учителя либо будут действовать, либо они поменяют сферу деятельности. В Москве достаточно большая конкуренция за место учителя в школе. Это хороший уровень зарплаты. Мы с Антоном недавно закончили бакалавриат, сейчас заканчиваем магистратуру. И посмотрели рынок труда с теми компетенциями, которые у нас есть. И мы поняли, что для выпускника педвуза это самый хороший вариант. Есть стабильная зарплата, которая достаточно хороша. Нигде на начальных этапах нельзя так заработать.

М. Баченина:

- Это пока про Москву. Дай бог, чтобы это было в регионах. А почему вы в разных школах? Вы же начинали с одной.

К. Желябин:

- Мы решили развиваться. Наше решение, потому что мы начинаем учиться в других векторах.

М. Баченина:

- Вот вы встречаетесь вне работы. И чувствуете конкуренцию? Может, воровство идей появится! Это знакомо среди близнецов.

К. Желябин:

- Конкуренция везде и всегда присутствует. Это здорово. И мы, наоборот, были соревнования месяц назад. Встретились. У меня не было одного провода, я попросил у Антона, он мне дал. Такая здоровая конкуренция. Это всегда классно!

М. Баченина:

- Она рождает качество в итоге.

А. Желябин:

- Да.

М. Баченина:

- А если кто-то из вас победит в этом конкурсе? Что он получит и каково будет второму?

К. Желябин:

- Это большой опыт. И там выходит в финал сто команд. Пока организаторы держат в секрете финальные призы, но так как интересные задания опубликовали, в любом случае, пройдя в полуфинал, дойдя до финала, думаю, уже этих учителей заметят многие. И, как минимум, они вырастут профессионально. Организации, где работают эти учителя, поймут, что у них есть будущее в школах.

А. Желябин:

- Это мотивирует учителей стать лучше. В чем прелесть этого конкурса? Это командность. И это доступно всем. И на равных возможностях.

М. Баченина:

- Конкурс каждого в своей дисциплине.

К. Желябин:

- Нет, команда.

М. Баченина:

- Команда по математике, например?

А. Желябин:

- Команда со школы. Учителей.

М. Баченина:

- Если бы вы занимали пост министра образования, как бы вы построили систему и что бы исправили?

А. Желябин:

- Я бы поменял формат работы с молодыми учителями в глобальном смысле. И по всей стране сделал бы единую организацию, где были бы учителя в онлайн, в оффлайн и взаимодействовали бы между собой.

М. Баченина:

- Обменивались опытом?

А. Желябин:

- Да. У нас каждый год проводится профсоюзная школа, куда приглашаются команды с регионов. И это большой опыт пообщаться с ребятами, допустим, с Кировской области. Это интересные ребята. И нам этого не хватает иногда. Съезды у нас происходит Центрального федерального округа – это очень хороший опыт познакомиться. Когда ты любишь путешествовать, приезжаешь в другой регион, там тебя уже встречают, ты их встречаешь, ребят. Педагогическая среда самая тесная.

М. Баченина:

- Спасибо вам! Напомню, что 19 ноября стартовал новый российский проект президентской платформы «Россия страна возможностей». И это профессиональный конкурс – «Учитель будущего». Регистрация до 31 декабря 19-го года. Заходите на сайт, регистрируйтесь! Это все при поддержке Минпросвещения Российской Федерации. И всем вам желаю удачи!

2

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ