2015-02-04T03:34:27+03:00

Юрский и его облака

Сергей ЮРСКИЙ. «Практические облака».Издательство «Эксмо»

Недавно Сергей Юрский выступал в авторском концерте «Домашние радости». Взрывы благодарного хохота зрителей сменялись задумчивыми улыбками, а потом тишиной столь невеселой глубины, что даже не верилось, как это минуту назад можно было так горячо смеяться. То была глубина не уныния - осознания.

Впечатления от спектакля очень напоминают мне новую книгу Юрского «Практические облака». Здесь под одной обложкой собраны пародии и парафразы, гротески и хохмы. Словом, несерьезные тексты. По природе склонный к клоунаде и наделенный едким юмором, Юрский не стремится рассмешить любой ценой, и это очень располагает: видеть и слышать записных юмористов уже невмоготу. Толпы профессиональных весельчаков используют смех, чтобы люди забылись. Юрский пишет смешно, но по прочтении его стихов или рассказов оказывается, что ты узнал какую-то новую правду о стране, о времени, о людях. Например, «Осенний бал»... Прочтешь первую строчку: «У нас, в Дворянском собрании Кировского района...» - и хохочешь, пока не дочитаешь до конца. «Хочется отдельно поздравить тех, кто получил титулы князей, графов и баронов на последнем пленуме нашего собрания в марте текущего года. Поаплодируем им». Утрешь смеховые слезы, а потом и задумаешься: смех смехом, а ведь все это правда.

И плывут «Практические облака» на такой высоте, с которой обозревается вся наша жизнь глазами мыслителя и клоуна.

Михаил НИСЕНБАУМ

ДВА ВОПРОСА АВТОРУ

- Сергей Юрьевич! Ваши тексты - для глаз или для слуха? Думали ли вы об их прочтении со сцены?

- Со сцены вряд ли. По радио - дело другое. К тому же неизвестно, как много на свете людей со сходным чувством юмора. Иногда я читаю что-нибудь такое зрителям прямо с листа. Они хмыкают, а потом как будто останавливают себя. Текст смешит их подсознательно, а сознание этому смеху воли не дает. Дескать, как так: встреча серьезная, артист вроде тоже серьезный, и вдруг такое? Меня это всегда забавляет.

- В ваших шутках вольно или невольно заложена некая картина мира. И картина эта не всегда веселая. Смех - это стремление закрыться от этой картины или, наоборот, единственная возможность увидеть ее так, а не иначе?

- У меня есть одна особенность: что бы то ни было становится мне видным, только если оно меня рассмешило. Здесь же заложено мое отношение к абсурду, я пользуюсь абсурдом как уникальным способом увидеть суть происходящего.

ДОКУМЕНТАЛЬНАЯ ДРАМАУроки истории с географиейЕгор ГАЙДАР. «Гибель империи». Издательство «РОССПЭН»

Сама удивилась, когда услышала по радио от одного «книжного» человека, что лидером продаж, опередившим развлекуху Донцовой и компании, стала серьезная книга Егора Гайдара.

Во многая знания - многая печали. Стало быть, малое знание - малые печали. Но малое знание, то есть неполнота информации, порождает неверное понимание вещей. О конце Советского Союза, например. Егор Гайдар, человек науки, вопрос изучил досконально. История позвала его на короткое время оставить теорию ради практики, дав возможность углубиться в реальность, но также и в документы, оформляющие реальность.

Эти страницы читаются как политический детектив. От проблем к кризису, от кризиса к катастрофе, от катастрофы к краху, от краха к агонии. Жизнь, которую мы с вами помним. Исчезли еда, спиртное, лекарства. Трагическая переписка правительства. Власть перед выбором: пожертвовать интересами народа или интересами партийно-хозяйственной элиты. Генсек Горбачев выбирает второе. Отсюда политика перестройки и гласности. Не как либеральная прихоть, а как вынужденный выбор. Отсюда и недовольство элиты, подкосившее в итоге Горбачева.

Автор смыкает документы, и они начинают «играть», как в драме. Май 1991 года. Паническая, по сути, записка председателя Госкомитета по закупкам продовольственных ресурсов в правительство СССР: «Остаток муки по состоянию на 21 мая... на 15 дней обеспечения потребностей страны». В тот же день записка М. Горбачеву секретаря ЦК КПСС О. Шенина (впоследствии участника ГКЧП): «До сих пор не решен вопрос о прикреплении к учреждениям лечебно-оздоровительного объединения при Кабинете Министров СССР ответственных работников и членов выборных органов ЦК и ЦКК Компартий РСФСР».

Егор Гайдар свободно передвигается и по сетке истории, и по сетке географии. От Австро-Венгрии и Веймарской республики до Кубы и Югославии. От XVI века к XXI. Что происходило и происходит со сломами режимов в экономическом, политическом, социальном и моральном плане в мире. Какие опасности подстерегали и подстерегают народы постимперий. На что можно опереться, а на что опираться не стоит - опора подведет. «Уроки для современной России» - правильный подзаголовок книги. Ее украшают и углубляют выразительные эпиграфы из Шекспира, Пушкина, Окуджавы, Бродского и других. Внутреннюю цитату из Пушкина стоит напомнить: «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад». Наша черта, которая многое объясняет.

Ольга КУЧКИНА

ИГРА В КЛАССИКИНам бы сочинительство взять и отменитьВячеслав ПЬЕЦУХ. «Плагиат».Издательство «Глобус»

В ранней юности я решил стать поэтом. Но очень быстро выяснилось: все уже написано до меня - в XIX веке. С тех пор несколько поколений авторов без особого успеха пытались опровергнуть этот тезис. Но один прозаик придумал ход: назвал свою книгу «Плагиат» и давай изгаляться над Гоголем, Чеховым и - прости, Господи! - самим Львом Николаевичем. И ничего с ним не сделаешь: жанр на обложке указан. А за чистосердечное признание у нас полсрока скашивают.

Пьецуху изгаляться над классиками можно: он у нас сам по себе классик. Кто же, как не он, допишет историю города Глупова аж до наших дней? Кто, как не он, укажет на ошибки Гоголю, который «доказывал, что в XXI столетии русский человек станет совершенным духом, совсем как А. С. Пушкин. А он почему-то получился невежа и обормот». И, наконец, кто же еще иронически подведет логическую черту: «...наша литература испокон веков только тем и занималась, что воспитывала недовольного гражданина. Удивляться приходится на власти предержащие, что она своевременно не догадалась ее как-нибудь отменить».

Сергей ЧЕРНЫХ

ЧИТАТЕЛЬ НЕДЕЛИ

Дарья ДОНЦОВА:

- Я сейчас читаю книгу английского писателя Джеймса Херриота «Записки сельского ветеринара». Она о молодом человеке, только окончившем университет и начавшем практику в английской провинции. Книга не столько о животных, сколько о судьбах их хозяев. Многие истории, рассказанные в ней, трогают до глубины души: над некоторыми я хохотала до слез, а где-то, не удержавшись, расплакалась. Вообще эти «Записки...» учат тому, что надо быть добрее к окружающему тебя миру, и тогда он ответит взаимностью. И, мне кажется, именно этой истины нам так не хватает в наше время.