2018-02-21T15:18:59+03:00
20

Оксана Робски снова окунулась в «гламур»

Модная писательница написала продолжение своего главного хита «Casual»

Действие в романе «Casual 2: Пляска головой и ногами», который выходит в издательстве «Астрель», происходит спустя несколько лет после событий, описанных в первой книге. Но обе части не связаны между собой сюжетно, скорее их объединяет стиль Робски-писательницы.

Героиня «Casual 2» - светская львица, которая ведет дневник, в котором описывает нравы гламурной тусовки: главные персонажи, хотя и скрываются под литературными псевдонимами, вполне угадываемы.

«Живет с продюсером, но об этом никто не знает»

В «GQ» людно и шумно. По пятницам. Сегодня - пятница.

Регина, мой директор по связям с общественностью, приехала первой и сразу набросилась на официанта:

- А почему такой отвратительный стол? Что, у нас теперь звезд по углам сажают?

Регина любит путешествовать, но боится летать. Для храбрости она выпивает в самолете бутылку виски. Если не трансконтинентальный рейс. Из-за этого у нее проблемы с молодыми людьми. Хотя молодые люди думают, что это у них проблемы с Региной. Потому что она никак не может определиться: то ли ей перестать путешествовать, то ли бросить пить?..

- Закажете что-нибудь или будете всех остальных ждать? - поинтересовался официант.

- Да мы уже, собственно, все заказали. Вы далеко не уходите только! - распорядилась Регина, кивая на ведерко с шампанским.

С мотоциклетным шлемом в руке появляется Марина Сми. Это сокращенное от Смирнова. Сценический псевдоним. Она живет с продюсером. Только об этом никто не знает. Потому что официально продюсер живет со своей бывшей женой, певицей Василисой...

Здороваясь почти со всеми в ресторане, причем одновременно, к нашему столику пробиралась Катя.

Ее знала вся Москва. Она уже давно жила на свете. И, судя по ее комплекции, много за свою жизнь съела. Но при этом всегда была на диете. Так считалось. И ее подруги были обязаны сообщать ей о том, что диета помогает: Катя худеет. Если, конечно, хотели оставаться ее подругами.

- Привет, красавица! Ничего себе, какая талия!

Если бы Марина этого не сказала, Катя не села бы с ней рядом.

- А получше столика не было?

Мы дружно уверили ее, что нет.

- Красотка! - я поцеловала Катю и расправила кружево на ее плече.

Год назад Катю бросил муж. После того как увидел ее фотографию в желтой прессе, на которой она страстно целовала в губы одного популярного в то время актера.

Текст, оказавшийся роковым для Катиной семейной жизни, содержал подробный отчет об их двухмесячном романе. Собственно, за роман это невинное приключение принял только один действующий персонаж «любовного треугольника» - Катин муж. После чего ушел, унеся с собой костюмы и Катину уверенность в завтрашнем дне...

Окрошка на шампанском

По дороге в туалет вижу приятеля, продюсера одной из модных поп-групп. Каким-то девушкам с концептуальным макияжем он рассказывает о том, что самая гламурная еда - окрошка на шампанском. Девушки верят и важно заказывают ее официанту. Официант важно принимает заказ.

Продюсер веселился.

- Ты хоть не «Crystal» им заказывай, - мне тоже стало весело, - или хоть окрошку без колбасы.

Почему-то картошка и огурцы в шампанском меня не смущали.

- Окрошка без колбасы - это не окрошка! - наигранно обижается продюсер, и девушки одобрительно щебечут что-то в этом же роде.

Они сидят на белом диване, как персидские кошки. Так же вальяжно и уютно. Легко представить себе, как они разбегаются в разные стороны, стоит только грозно сказать им «брысь»...

В конце зала громко требовал себе стол добрый приятель всех модных девушек, гомосексуалист с редким, даже для гомосексуалистов, чувством юмора.

- Слушай, - говорю я, поравнявшись с ним. - Там один журнал хочет напечатать фотографию молодого человека, который был моей первой любовью. Ну, фотографию, его рассказ, как это было, и все такое.

- А что? Прикольно, - отвечает он.

- Ну, в том смысле, каким он был и каким стал. Понимаешь?

- Ты хочешь, чтобы я был твоей первой любовью?

- Ага.

Он хохочет.

- И я им скажу, что с тех пор не смог влюбиться ни в одну женщину!

«Замужем за списком «Форбс»

Иду дальше, приветливо кивая направо и налево.

Какие-то лица за другими столами. Незнакомые, которые кажутся знакомыми, и знакомые, которых не узнаешь. Но все равно улыбаешься и здороваешься.

Вообще звезды в России - самые воспитанные люди.

До тех пор, пока твои фотографии не появляются в журналах, ты - просто на всякий случай, - встретив кого-нибудь, отворачиваешься. После - также на всякий случай - радостно улыбаешься.

- Привет! - встречаю условно знакомого мне человека. Я читала в журнале, что он стал художником. Мне понравились его работы. Такие же яркие, как мои мечты. И такие же абстрактные. - Поздравляю! Я видела твои картины и совершенно влюбилась в них! Супер!

Мы целуемся, обнимаемся. Он доволен.

- Какие картины? - спрашивает он.

- Твои, - радуюсь я, - в журнале!

Он протягивает мне бокал, мы чокаемся.

- Я не умею рисовать! - говорит он.

Ресторан наполнен гулом голосов, тапера почти не слышно.

Я уже понимаю, что с кем-то перепутала его.

- Желтая пресса? - предполагает он.

Я киваю.

У него звонит телефон.

- Да, здорово! - кричит он в трубку. - В «GQ»! Мне тут журнал принесли, так там написано, что я художник! Ага... Вот и скажи мне, как художник художнику: ты едешь?

К нам подходит молоденький промоутер одного из модных клубов. Целует меня в щеку, демонстрируя окружающим панибратское отношение со звездами.

- Видишь, кто с моей бывшей девушкой сидит? - он одними глазами, не оборачиваясь, показывает в сторону выхода.

- Кто это? - вежливо интересуюсь я.

Он почтительно называет номер в «золотой сотне» списка Forbes. Из четвертой двадцатки.

- Ты что, всех знаешь? По номерам? - удивляюсь я.

- Я вообще-то считаю себя образованным человеком, - обижается он. - Я, знаешь, сколько журналов читаю?

- Здорово. Молодец, - я одобрительно киваю.

И мысленно представляю, как смешно будет выглядеть сегодняшний вечер в моем дневнике. Особенно этот эпизод...

20