Терпила против кальмаросвиньи: как в фильме «Веном-2» Том Харди собачится с инопланетным другом

Терпила против кальмаросвиньи: как в фильме «Веном-2» Том Харди собачится с инопланетным другом Кадр из фильма "Веном-2"

На российские экраны 30 сентября 2021 вышел один из самых ожидаемых блокбастеров года — продолжение кинокомикса про журналиста, в которого вселился жидкий монстр из космоса. Наш кинообозреватель Денис КОРСАКОВ — о фильме «Веном-2».

Эдди Брок (Том Харди) — это репортер из Сан-Франциско. А Веном — похожая на живой мазут инопланетная сущность, вступившая в симбиоз с его телом. Теперь внутри Эдди живет монстр — зубастый, мутноглазый, кровожадный, мощный, а главное, чудовищно инфантильный. Эдди и сам немного похож на сорокалетнего мальчишку, но у Венома совсем психология подростка. Победив всех врагов и осматривая их бездыханные тела, Веном с восторгом предлагал: «А давай оторвем им бошки!» — «А зачем?» — «А мы в одну кучку сложим тела, а в другую — бошки!».

В комиксах Marvel Веном изначально был очень плохим. Вся история про его отношения с Эдди Броком была, в общем-то, историей об одержимости человека бесом. Но экранизация оказалась тем, что по-английски называется buddy movie — фильмом о друзьях-приятелях, которым порой непросто ужиться, но которые друг без друга не могут. А любитель бошек Веном (он не только мечтает распределять их по кучкам, он их еще и ест) стал национальным героем России. По крайней мере, судя по сборам: в 2018 году первый фильм о нем стал самым кассовым голливудским блокбастером в российском прокате. Я недавно смотрел «Дюну» в обычном сочинском кинотеатре, и когда перед ней показали трейлер «Венома-2», по залу прямо прокатилось восторженное «А-ах»: чувствовалось, что большинство зрителей радостно променяли бы «Дюну» на это кино.

Сюжет

Ну что ж, «Веном-2» — еще в большей степени комедия, чем первый фильм. Эдди с Веномом живут в сан-францисской квартирке почти как супружеская пара, и Веном бесконечно пилит журналиста за то, что тот ведет себя слишком прилично. «Я — личность спорная, но свободная, а ты — терпила!», «Я хочу жрать, жрать, жрать, и льва не накормить салатиком!», «Я хочу свободы, чтобы под ногами был песочек, а в волосах — ветер!». Возражения, что у Венома нет волос, не принимаются. И Эдди, в свою очередь, начинает орать на внутреннего сожителя, что он не лев, а амеба и «кальмаросвинья». «Им бы наведаться к семейному психологу», — вздыхает один свидетель этих разборок.

В итоге Веном покидает тело Эдди и отправляется в пьяный загул, захватывая одно тело за другим. Конечно, нигде он не найдет счастья, и, конечно, вернется. Но, пока длится размолвка, на свободу из камеры смертников вырывается сан-францисский маньяк № 1 Клетус Кэсиди (Вуди Харрельсон). Он укусил Эдди за руку, когда тот в качестве репортера общался с ним в камере; Веном в тот момент еще был  у журналиста внутри, его частица вместе с каплей крови перешла в организм к заключенному, там быстро мутировала и развилась до совсем злобной красной сущности, именуемой Карнаж («Бойня»). В общем, в кульминационных сценах фильма начинают сражаться, по сути, два Венома: красный и черный.

Больше в «Веноме-2» практически  нет сюжета. Это удивительно короткое кино: за вычетом финальных титров и дополнительной сцены в их середине, оно идет меньше полутора часов. И если вы видели трейлер, вы в сжатом виде уже посмотрели весь фильм. Положим, там есть еще парочка необязательных персонажей, и вновь появляется героиня Мишель Уильямс — общий любовный интерес Эдди и Венома; но, как и в первом фильме, она не очень понимает, что ей делать в кадре, кроме того, чтобы сменять улыбку на нахмуренность и наоборот.

Стоит ли идти на фильм «Веном-2»

Да, от «Венома-2» остается ощущение, что он снят по первому наброску сценария, по прочтении которого продюсеры решили «И так сойдет». Да, в нем слишком много шуток про трудности сожительства человека с внутренним тинейджером-монстром. Но зато теперь любой психолог (особенно фрейдист) уверенно скажет, что это романтическая комедия про отношения Ид и Супер-Эго — совсем грубо переводя, внутренних ребенка и родителя. Они живут в каждом человеке: первый всегда чего-нибудь хочет, причем ему плевать на мораль и ограничения, а второй только и делает, что бьет его по рукам. Может, Том Харди удивился бы, узнав, что участвует в такой мудреной партии, но именно это он и играет, причем с уверенностью и легкостью. Эдди Брок зажат в тиски между «хочу» и «нельзя», ополоумел от их вечной борьбы, забывает по ходу бриться и кушать, но при этом сохраняет обаяние и продолжает улыбаться, хоть и несколько криво.

«Веном-2» лучше «Венома-1» потому, что ставил его более одаренный режиссер: над первым фильмом работал ремесленник Рубен Флейшер, а за второй взялся Энди Серкис, в прошлом — актер, прятавшийся за компьютерными масками Голлума, Кинг-Конга и Цезаря из «Планеты обезьян». Его мало кто знал в лицо тогда, и мало кто знает сейчас, когда он встал по другую сторону камеры (это его третья полнометражная режиссерская работа). Кому, как не Серкису чувствовать эту двойственность — когда ты одновременно живой человек и монстр? И, конечно, за годы работы в блокбастерах он научился развлекать зрителей: каким бы куцым ни выглядел новый «Веном», зрители, особенно подростки, выйдут из зала совершенно счастливыми.   

СОВСЕМ ДРУГОЕ КИНО

Как забеременеть от «Кадиллака»

Одновременно с «Веномом-2» в российский прокат выходит победитель Каннского кинофестиваля, и он тоже про удивительное сочетание несочетаемого

Молодая француженка Жюлия Дюкорно прославилась пять лет назад, когда вышел ее полнометражный дебют «Сырое». Это был очаровательный фильм о невинной девушке с глазами лани, которая попробовала взрослую жизнь — и обнаружила, что вкус у нее специфический, но отказаться от него уже нельзя. На экране это выглядело так: героиня, которую родители взрастили в строгом вегетарианстве, в университете оскоромилась — и поняла, что отныне жить не может без мяса, причем сырого, причем человеческого.

«Титан», получивший «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском кинофестивале — тоже кино аллегорическое и тоже в высшей степени кровавое. Его героиня в детстве плохо повела себя в автомобиле, который вел отец — и случилось ДТП, после которого над правым ухом у нее появилась титановая пластина. А двадцать лет спустя она стала вести себя еще хуже: превратилась в серийную убийцу, с наслаждением протыкающую женщин и особенно мужчин длинной толстой спицей. Ну, не любит она людей — зато после того детского инцидента обожает автомобили, даже занимается с ними сексом. Нет, не в них, а именно с ними. И более того, от одного «кадиллака» даже беременеет. Тут заодно и приходит пора скрываться от полиции, — а по телевизору все время рассказывают про какого-то мальчика, пропавшего десять лет назад, и его безутешных родителей. Недолго думая, она уродует себе лицо, бреет голову, стягивает тряпками грудь, отправляется к отцу пропавшего и выдает себя за его повзрослевшего сына (все равно никто не знает, как выглядит подросший ребенок). Именно тут и начинается самое интересное — хотя, казалось бы.

И да, это во многом смешное и трогательное кино — так что председателя каннского жюри Спайка Ли можно понять. Дюкорно виртуозно сшивает мелодраму с жестким боди-хоррором а-ля Дэвид Кроненберг, комедию с кровью, отвращение с нежностью — и получается странная химера с металлическим позвоночником и головой, но живым и бьющимся сердцем.

Расскажите об этом друзьям!
Комментарии

К
Клеопатра Сигизмундовна 00:09:26, 1 октября 2021 Россия, Москва
Я бы с удовольствием посмотрела, но без намордника и кукарекода...((
Ответить
Т
Татьяна 14:24:38, 30 сентября 2021 Россия, Новосибирская область
И зачем фигню такую снимать? После "Чужого".
Ответить