Путешествие по Океании: полет в конец географии

Наш корреспондент отправился на затерянные далекие острова

CD-ДИСКИ ВМЕСТО СТЕКЛЯННЫХ БУс
Чувствую себя одновременно капитаном Джеймсом Куком и нашим путешественником и этнографом Николаем Николаевичем Миклухо-Маклаем. Потому что иду по их стопам.

В чемодане пакеты с маркировкой «Комсомолки» и изданные нами книжки, CD-диски музыкальной коллекции и популярные советские и российские мультфильмы, тоже из коллекции «КП». А еще комплекты космической еды с логотипом "Комсомолки" на тюбиках с кашами и борщом. Не все же аборигенам маниоку и батат жевать.

Это раньше, отправляясь в Океанию, европейцы везли туземцам стеклянные бусы и зеркальца. Теперь капитан Кук и Миклухо-Маклай с таким ассортиментом никак не выкрутятся.

Конечно времена сейчас не те. Им были нужны долгие месяцы, чтобы доплыть до этих мест. Мне - сутки с небольшим. Хотя тоже немало. Первый перелет бьет по мозгам, как кокос, упавший на голову зазевавшегося аборигена. Москва - Дубай - Окленд - Апиа. В том числе больше 16 часов без посадок от Дубая до новозеландского Окленда.
Карта всего путешествия
Еще совсем недавно этот рейс компании "Эмирейтс" считался самым длинным беспосадочным перелетом гражданской авиации в мире, но не так давно финиковую пальму первенства вырвали конкуренты из "Катар эйруэйз" - их полет из Дохи в тот же Окленд на 20 минут дольше, что позволяет катарским шейхам смотреть на шейхов из Эмиратов с чувством превосходства и испытывать законную арабскую гордость: мол, наш-то авиаверблюд круче!
Стюардесы в Эмирейтс представляют все нации. И все - очень красивые.
Хотя и там, и там "верблюды" практически одинаковые - это гигантские сверхдальнемагистральные эрбасы А-380-800. Разница лишь в именах эмиров, выведенных на их бортах. Под обслуживание этих гигантов, вмещающих более 500 пассажиров, в аэропортах пришлось переделать практически всё - начиная со строительства новых посадочных рукавов, прежние были слишком низкими, и заканчивая созданием огромных залов-накопителей.

В нашем экипаже представители 27 национальностей, о чем гордо сообщает по трансляции командир экипажа. Сам он немец, второй пилот - мексиканец, ну а остальные...

Иду знакомиться с симпатичными стюардесами. Ольга - из Литвы, мама русская, отец литовец, Айнура - киргизка, Хван - кореянка. А еще есть англичанка, сербка, чешка, белоруска, молдаванка, филиппинка, маврикийка, голландка, португалка и девушка с острова Пасхи, которая уверенно называет себя француженкой.

В общем, полный интернациональный цветник...

- Это чтобы пассажирам было удобно, - объясняют девушки.
Под суперлайнеры А-380-800 в аэропортах пришлось построить специальные залы и новые посадочные рукава.
ЗДЕСЬ РУССКИМ ДУХОМ ПОКА НЕ ПАХНЕТ
Летим над океаном, огибая Австралию. Наш эрбас забит под завязку. Звучат и русские слова. Но это не россияне. Это бывшие соотечественники из Израиля и Штатов, которые мотаются по планете в поисках новых туристических впечатлений. Как настоящие граждане мира и убежденные космополиты.

Знакомлюсь с девушкой Вероникой из Красноярска, которая спешит на свидание в Новую Зеландию к своему молодому человеку. Тот там осваивает какую-то хитрую экономическую специальность, получив международный грант.

- Даже и не знаю, - говорит она мне, - то ли переезжать, учить язык и начинать всё сначала, я ведь из английского знаю только "хэлп ми" и "сенькью", то ли все-таки нам вернуться в Красноярск. Там у меня родители и дочка маленькая. Но у нас сейчас за минус тридцать и смог с вредными веществами.

Даже и не знаю, как быть...

Успокаивает Веронику только то, что у нее впереди три недели отпуска и можно осмотреться на месте.
ЗАТЕРЯННЫЙ В ОКЕАНЕ МИР
Небольшой, какой-то очень домашний аэропорт в Окленде – как окно в неведомое.Я представляю, с какими чувствами 24 мая (5 июня по новому стилю) 1820 года высадились в здешних местах члены первой русской антарктической экспедиции на шлюпах «Мирный» и «Восток» под командой Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева.
Шлюпы "Восток" и "Мирный" под командованием Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева прибыли к берегам Новой Зеландии после бурной для матросов стоянки в австралийском Порт-Джексоне.
Надо вроде как налаживать отношения с аборигенами-маори, да вот незадача: во время прошлой стоянки в австралийском Порт-Джексоне матросы подхватили дурную болезнь в виде «французского насморка», общаясь с местными девушками с низкой социальной ответственностью. Так что пришлось Фаддею Фаддеичу и Михаилу-свет-Петровичу отдать строгое указание: «Смотри, братва, чтобы к … э-э, падшим женщинам… не ближе чем на кабельтов! И местным подарочка от себя не подцепите! А то замучаетесь палубу драить!».

Такая вот непосредственная, даже интимная связь у этих мест с Россией…

Ну ладно, Новая Зеландия. Хоть и далеко, но цивилизация налицо. И наших соотечественников за последние годы здесь скопилось несколько сотен, если не тысяч.

Я же лечу туда, где русские бывают раз в десятилетие по обещанию, а уж журналисты из России - это диковинка вовсе. Как редкая бабочка в местных тропических лесах.
Наш корреспондент готов к последнему броску на острова Океании
Это ведь только для нас выражение "конец географии" - просто фигура речи. А здесь про возможный финал и географии, и всей жизни надо понимать буквально. Океания - это тысячи вулканических островов, атоллов и рифов на огромной территории сразу в четырех полушариях Земли. Их население меньше, чем не в самой большой в России Московской области. И живут они не просто на вулканах, а еще и в постоянно поднимающемся океане. Продолжится дальнейшее глобальное потепление и таянье ледников Антарктиды - и целые архипелаги могут уйти под воду. Так что не дай нам бог потерять этот глобус!
САМОАНСКАЯ ПАСТОРАЛЬ
Самолет из новозеландского Окленда пилит до Самоа, маленького государства на двух относительно крупных и восьми мелких и лишь частично заселенных островах, почти четыре часа, хотя это не авиетка-"кукурузник", а вполне себе солидный эрбас А-320. Здесь это считается близко. Да и в самом деле: что значат для затерянных в океане самоанцев тысячи миль, когда вокруг вечность?

В столице Самоа городе Апиа в самом центре города жильцов лучшей пятизвездочной гостиницы будит по утрам дружный хор петухов из соседних хижин.

Собственно говоря, это всё, что нужно знать о здешней столице.

Хотя нет! Есть в Апиа еще парочка пятиэтажных зданий современной постройки: в одном располагается правительство страны, в другом - национальный банк. Ну и красивый кафедральный собор в окружении нескольких методистских церквей - они поскромней и пониже, немецкая башня с часами - как напоминание о временах, когда Западное Самоа было колонией Германии. Это всё. Дальше даже в сердце столицы скромная одно- и двухэтажная застройка.

Отвозивший из аэропорта таксист на вопрос о размерах и населении города пошутил: "Меньше, чем ваш торговый молл".

Столица, прямо скажем, не поражает взгляд европейца - скудное освещение по вечерам, узкие дороги, потертые стены... Сразу видно: люди живут небогато. Бедно живут. Но зато улыбки у всех на лицах, доброжелательность так и выплескивается наружу.

Кстати, в прошлом году было подписано соглашение об упрощении режима поездок для граждан обеих стран, поэтому для россиян появилась возможность посещать Самоа без виз сроком до 30 дней. Эх, далековато только!..

Даже в центре самоанской столицы Апиа заросли тропической растительности.
Самое красивое сооружение в Апиа – это собор.
Здесь располагается правительство островного государства.
Государственный банк Самоа выглядит вполне скромно, полностью соответствуя финансовой ситуации в стране.
Эта немецкая часовая башня в центре Апиа осталась с тех времен, когда Западное Самоа было колонией Германии.
Вот такие автобусы веселой раскраски бегают по главному острову страны Уполу.
Бухта в Уполу имеет подковообразный вид.
Несмотря на то, что живут не слишком богато, самоанцы полны оптимизма.
МИКЛУХО-МАКЛАЙ И САМОАНЦЫ
Корвет "Витязь", на котором Николай Николаевич Миклухо-Маклай прибыл в Самоа.
Похоже, такой же патриархальной тишиной встретило селение Апиа и русский корвет "Витязь", который 11 августа 1871 года зашел в подковообразную бухту острова Уполу. Апиа была последней стоянкой на пути путешественника и этнографа Николая Николаевича Миклухо-Маклая к берегам Новой Гвинеи.

И вот тут в Самоа начался праздник. Сплошные балы и фейерверки с участием блестящих офицеров флота. Легкий флирт с барышнями и тяжелый адюльтер с женами германских торговых представителей. Ну вы сами знаете: когда гусарский полк входит в уездный город, пусть даже и самоанско-германский. О, руссиш гардемаринен, даст ист фантастиш!..

И только Миклухо-Маклай, которого мучала морская болезнь и тяга к научному познанию, в этом празднике жизни не участвовал. Встречался с самоанцами и собирал в свою коллекцию предметы быта коренного населения.

Вот так сухая наука губит на корню всё живое…
ОСТРОВ СОКРОВИЩ РОБЕРТА СТИВЕНСОНА
Температура на Самоа, даже вечером, за плюс 30 и влажность сумасшедшая. А еще дожди. Правда, совсем короткие. Типичный сезон муссонов. За пять минут и без дождя я взмок так, что футболку хоть выжимай...

Вот так, мокрым русским мышонком, еду в дом-музей известного английского писателя-беллетриста XIX века.

Главный герой на Самоа не великий бог Вселенной Тагалоа, не вождь и не воин. И даже не мифологический персонаж из пантеона самоанских предков, которые похоронены прямо рядом с домами и куда самоанцы приходят поразмышлять и пообщаться с умершими. Главный герой здесь Роберт Льюис Стивенсон. Автор "Острова сокровищ", "Странной истории Доктора Джекила и мистера Хайда" и "Владельца Баллантрэ" (называю из множества произведений самые мои любимые). Хотя прожил он на Уполу всего четыре своих последних года, здесь же и похоронен, но такое впечатление, что был здесь всегда и сделал для страны больше, чем кто-либо.

Стивенсона на Самоа знают все. В любой гостинице обязательно есть его портрет. Моя не исключение - Роберт Льюис изображен на картине, повешенной в проеме за стойкой регистрации. В сапогах и белом "антималярийном" тропическом костюме, популярном у европейских путешественников полтора века назад. Это такой бренд страны. Мы говорим Стивенсон - подразумеваем Самоа, говорим Самоа - подразумеваем Стивенсон...

В музее, а это большой дом в типично колониальном стиле посреди красивого леса, гостю из неведомой России радуются, как дети. Директор музея Магрет Сильва сияет от счастья, а американский гид-волонтер Стив спешит затащить на экскурсию по комнатам, где творил автор.
Но прежде вручаю хозяевам подарки - книги Стивенсона на русском, в том числе "Клуб самоубийц" с главным героем принцем Флоризелем, который "Комсомолка" издала в своей коллекционной серии мировой литературы. Теперь наши книги займут место в библиотеке музея - рядом с 780 томами, которые сам Стивенсон привез на остров.

В ответ рабочий и продавшица магазина при музее под гитайскую гитару-укулеле исполняют незатейливую песенку, в которой девушка ждет любимого и смотрит вдаль, где, как с веранды дома писателя, видны зеленые заросли бананов и кокосовые пальмы, а совсем рядом шумит бирюзовый океан.

Роберт ты наш Льюисович, как же я понимаю тебя! Если где и замыкать свой жизненный круг, то на Самоа!

Директор музея Роберта Стивенсона Магрет Сильва с изданным в коллекции "КП" томом избранных произведений Роберта Стивенсона "Клуб самоубийц".
ПРЕМЬЕР БЕЗ ОБУВИ
Премьер-министр Самоа с простым именем Туилаепа Саилеле Малиелегаои принял меня в своем кабинете без особых церемоний и протокольных ограничений. Босиком.

У них тут вообще запросто. В здании правительства никакой охраны, а помощники одеты в традиционные мужские юбки-саронги и гордо носят на ногах и плечах татуировки в виде сложных геометрических фигур.

На рабочий стол премьера выставляю флажок "Комсомольской правды». Чтобы было понятно: "Комсомолка" теперь и на Самоа.

Премьер-министр Туилаепа Саилеле Малиелегаои сильно огорчен проигрышем сборной Самоа по регби в матче с Новой Зеландией. "Мы проиграли из-за двух ошибок в конце матча. Так обидно!" - при этих словах пирога печали наплывает на лицо Туилаепы Саилеле Малиелегаои.

Спешу успокоить премьер-министра: все победы самоанцев еще впереди!

Премьер внимательно слушает, и пирога печали уплывает с лица Туилаепы Саилелеевича...

К многочисленным сувенирам в кабинете премьер-министра Самоа Туилаепы Саилеле Малиелегаои теперь прибавятся и подарки от «Комсомолки».
МЯСО НАДО ЕСТЬ ВИЛКОЙ
В небольшом фиджийском аэропорту Сува, который расположен километрах в пятидесяти от столицы с таким же названием, в зале прилета встречает декоративное панно на стене. На нем традиционные предметы и орудия быта фиджийцев, применявшиеся еще в XIX веке. В ряду экспонатов, например, топор для подсекания фикусов и пальм, который также вполне годится для разделки тел, содержащих ценные белки и жиры. Здесь же разные ковшички, лопаточки, тарелочки и прочие предметы праздничного обеденного куверта. Ну и оригинальная четырехзубая вилка для вождя. Ею он брал самые аппетитные кусочки мяса поверженного врага. Причем для каждой части тела полагался отдельный столовый прибор.

Практика каннибализма была вызвана преимущественно экономическими причинами. К примеру, налетел очередной тайфун, повалил кокосовые пальмы и смыл огороды с посадками. В общем, край наступил. Вот и приходилось готовить рагу из самого плохого соплеменника — чтобы род не вымер вчистую. А уж соперника с соседнего острова запечь со специями сам великий вождь, легендарный каннибал и основатель фиджийского государства Токамбау велел!

Но разве это сравнишь с тем, как в наших конторах офисный планктон жрет друг друга?! Там хоть голодуха была, а у нас-то что?

Сами фиджийцы своего каннибальского прошлого ничуть не стесняются. Экстремальный и забытый способ питания, наоборот, активно теперь используют для привлечения туристов. Как экзотический бренд, способный немало заинтересовать заморских гостей.

Туристические проспекты отводят поеданию людей едва ли не главное место в описаниях разных достопримечательных мест, а в сувенирных лавках этих самых вилок людоеда огромный ассортимент. Разной конфигурации и стоимости - от маленьких и дешевых «зубочисток» за 10 местных долларов (в переводе на рубли это примерно 350 целковых) до 100 фиджийских долларов (3500 рублей) за солидные причиндалы с большой ручкой и сложной резьбой на ней.

Я такой столовый прибор покупать не стал. Все же боюсь, не так поймут...

В зале прилета столичного аэропорта гостей приветствует экспозиция с набором людоеда для сервировки стола.
Гавань в столице страны Суве.
Наш корреспондент в историческом центре столицы Сувы: на заднем плане – здание Верховного суда Фиджи.
Девушка-гид в отеле Сувы предлагает на выбор несколько экскурсий по памятным местам людоедства.
В некоторых курортных отелях гостей встречают традиционно раздетые фиджийцы, изображающие каннибалов.
Один из основных продуктоя – это таро, корневища болотного растения, содержащие большое количество крахмала. Корни натирают и заваривают порошок, получается что-то вроде нашего картофельного пюре.
КАК АВСТРАЛИЯ ПРОДАЛА РУХЛЯДЬ
Правительственную резиденцию охраняет гвардеец-полицейский в парадной форме.
Среди островных стран южной части Тихого океана Фиджи - это безусловный лидер и одно из немногих государств в Океании, у которого есть своя армия и военно-морские силы. 7 патрульных и сторожевых катеров, построенных в 90-х в Австралии, США и Израиле, и примерно 3500 человек, 7 батальонов, включая один саперный, которые ООН охотно использует как миротворческие силы в горячих точках.

Один из таких контингентов, например, несет службу на Голанских высотах, разделяя арабов и евреев. Перед его отправкой на Ближний Восток Россия безвозмездно поставила фиджийским миротворцам партию стрелкового оружия. Наши "калаши" и «макаровы» пришлись местным бойцам очень по нраву. Хотели еще БТРы передать, но не успели: сильно подсуетились австралийцы и поставили – за деньги! - «восстановленные», то есть собранные из нескольких старых, свои "Бушмастеры"образца 1991 года. Для боя эти колесные машины изначально не предназначались – только для перевозки людей. Например, пожарных и лесоохраны. С тем же успехом могли продать и обыкновенные автобусы, обшитые железными листами.

Так что, дорогие украинские братья, вы вполне в тренде: ваши бронированные мусоровозы, которыми вы так гордитесь, еще дадут сто очков австралийской технике!

Уж не знаю, во сколько такая рухлядь обошлась фиджийцам, но, вспоминая о сделке, не причастные к ней чиновники горестно кивают головами.

Первый замминистра иностранных дел страны Иоане Наивалуруа при встрече, где упоминалось такое военно-техническое сотрудничество, помрачнел и съежился. Голые его ноги под мужской юбкой-саронгом покрылись мурашками. Несмотря на выключенный кондиционер. Или это мне показалось?

Словом, коррупция она и в Океании коррупция...
Фиджи - одно из немногих государств Океании, у которого есть своя армия.
ИНДИЙСКАЯ МЕЛОДРАМА ПО-ОСТРОВНОМУ
За последние 30 годков местную конституцию улучшали то ли три раза, то ли четыре. То одну статью введут, то другую, потом их отменят, а там и снова введут. Один госпереворот сменялся другим. В общем, беспокойно жили. Нынешний премьер-министр Фрэнк Мбаинимарама только в 2012 году отменил чрезвычайное положение в стране.

Чего волновались и бухтели? Вся конституционная бодяга крутилась вокруг права местных индийцам занимать должности в правительстве и иных госструктурах. Индийцев на Фиджи завезли в начале прошлого века британские колонизаторы - надо же было кому-то на плантациях сахарного тростника работать! Одно время бывшие гастарбайтеры, говорящие на местном варианте языка хинди – «фиджиан хиндустани», составляли больше половины населения. Теперь, правда, благодаря массовой эмиграции в Австралию и Новую Зеландию их стало поменьше - чуть более 40 процентов.
Семья фиджийских индийцев вышла на прогулку.
В обычной жизни коренные фиджийцы и фиджийские индийцы, как эти торговцы дисками и флажками, легко находят общий язык.
Индийцы преобладают в фиджийской торговле. Эта индианка торгует рыбой на рынке в Суве.
Кстати, эта история с трудовом наплывом извне и его последствиями вам ничего не напоминает? Про завезенных, например, в Россию таджикских дворников и строителей? Не придется ли и нам через какое-то время приспосабливать Основной закон под новый демографический расклад?
СЕКРЕТ ОСТРОВНОГО СЧАСТЬЯ
В международных рейтингах Фиджи за последнее десятилетие несколько раз признавали страной с самым счастливым населением. Несмотря на политическую нестабильность, тайфуны и штормы.

Здесь в ходу принцип так называемого «фиджийского времени», когда на циферблате перепутаны часы, а главный лозунг звучит так: «Не спешить – не беспокоиться!».

Вот они и не торопятся и улыбаются в любой ситуации.

Эх, и нам бы так…
Регби – любимая игра фиджийцев: в нее играет каждый шестой житель страны. Не случайно, на Олимпийских играх 2016 года в Рио-де-Жанейро сборная Фиджи по регби стала олимпийским чемпионом.
дети считают себя самыми счастливыми в мире.
Фиджи – очень молодая страна с молодым населением
ИЗ ЖИЗНИ ПОСТОЯННО ОТДЫХАЮЩИХ
Вануату (бывшие Новые Гебриды) и ее столица Порт-Вила, улегшаяся улицами-террасами на сбегающем к бухте холме, очаровывает с первого взгляда. Полное баунти из некогда популярного у нас рекламного ролика.

Нет, не зря в 2007 году Вануату было признано самым счастливым государством в мире. Для сравнения: тогда в этом рейтинге Россия заняла 172-е место из 178 участников.

Вот бы где жить, устроившись в шезлонге, лениво потягивая сок лайма со льдом и глядя на бирюзовый океан!..

Спокойно устраиваюсь прямо на картонке рядом с местными жителями, охотно уступающими мне кусочек своего лежбища.

- Вэ а ю фром? - скаля зубы в белоснежной улыбке, спрашивает меня с интонацией и артикуляцией Виталия Леонтьевича Мутко сосед по лежанке.

Но вопрос понимаю. Это бислама – местный и сильно упрощенный вариант английского языка с вкраплением французских слов и с изрядной порцией местных наречий и туземных говоров.

Узнав, что гость Вануату из России, отдыхающая публика сильно оживляется. К нашей группе подтягиваются новые участники международного гуманитарного обмена.

- Вы что-нибудь знаете о России? - в свою очередь спрашиваю я на своем кошмарном пиджин-инглиш, который ничуть не лучше их бисламы.

Комично растягивая губы и запинаясь, пожилой вануатец выдает: «Добр-р-г-рый день», «Здр-р-г-равствуйте». И почему-то совершенно без труда и даже акцента: «Путин».

ЗДЕСЬ РУССКИЙ ДУХ
Никогда бы раньше не подумал, что отголоски моей юности, проведенной на Дальнем Востоке, вдруг найдут такой неожиданный отклик. И где?! В маленькой островной стране за тысячи миль от российских берегов.

Поднимаясь когда-то на курильском острове Кунашире на вулкан Василия Головнина и спускаясь в его фантастическую кальдеру, никак не думал, что спустя много лет пройду по следам легендарного русского на одном из островов вануатского архипелага – Эфате, где и расположена столица страны. В 1809 году шлюп «Диана», от тех самых Курил дошел сюда, и наш мореплаватель стал одним из первых белых людей, с которыми встретились туземцы. А спустя 200 лет на набережной Порта-Вилы поставили бронзовый бюст адмирала работы народного художника России Николая Селиванова. Деньги выделила Россия, русские, живущие сейчас в Австралии, и местные русские жители – их в Вануату человек сорок-пятьдесят. В основном это потомки белых эмигрантов, переселившиеся сюда еще в середине прошлого века из Австралии и Новой Зеландии.

Возлагаю цветы к бюсту. И вдобавок делаю снимок на память с флажком «Комсомольской правды» на его фоне. «КП» всегда идет по стопам героических соотечественников…

Еще о русских на Вануату. Сын русских эмигрантов из Парижа художник Николай Мишутушкин, проживший здесь более полувека, не просто открыл в Порт-Виле первую в странах Океании художественную галерею, но и, как поговаривают, стал одним из соавторов герба независимого государства Вануату. Уж не знаю, какие именно элементы герба принадлежат нашему соотечественнику, но больно уж центральная фигура герба – меланезийский вождь с копьем - напоминает Георгия Победоносца…
Корреспондент “Комсомолки" с флажком “КП" у памятника адмиралу Василию Головнину.
Герб страны, созданный при участии русского художника Николая Мишутушкина чем-то напоминает Георгия Победоносца, только спешившегося.
ЛАСКОВОЕ ТИХООКЕАНСКОЕ ТЕЛЯ
Экстравагантная дипломатическая история случилась несколько лет назад. 31 мая 2011 года министр иностранных дел Вануату заявил об официальном признании Абхазии и установлении с ней дипломатических отношений, что, само собой разумеется, вызвало сильно нервную реакцию со стороны Грузии. Тогда 3 июня того же года – не прошло и четырех суток! - представитель Вануату в ООН заявил об отзыве этого признания. Но устно. Потом еще раз пять признавали-отзывали, снова признавали, и снова отзывали. В общем, и Грузию успокоили, и свое отношение к независимости Абхазии как-то обошли. Так и неясно, есть признание или нет его. Вроде бы есть, а вроде бы и нет…

Ну и правильно! Как и везде, ласковое теля в Океании двух маток сосет. Хотя по отношению к Вануату маток-спонсоров поболе будет: это и обе бывшие метрополии Англия и Франция, и «большие соседи» Австралия и Новая Зеландия, и соседи поменьше – например, Фиджи.

Зато когда в марте 2015-го на острова обрушился тропический циклон «Пэм», Россия откликнулась мгновенно. Два самолета МЧС доставили в столицу страны Порт-Вилу 60 тонн гуманитарной помощи. Продукты, одеяла, палатки, дизель-генераторы…

Наш МЧС своей миссией, как ни удивительно, только поддержал зародившийся во времена Второй мировой войны удивительный карго-культ, когда авиация союзников привозила сюда одежду и еду. До сих пор жители одной деревни строят из дерева модель самолета образца 40-х годов прошлого века, выставляют ее на поле и молятся на небо, чтобы прилетела настоящая «железная птица» с подарками. Жители другой считают земным воплощением бога на Земле супруга королевы Елизаветы Второй принца Филиппа, поклоняются вырезкам из старых глянцевых журналов с его портретами и ждут от Филиппа неслыханных даров. Но герцог Эдинбургский пока безмолвствует. Как настоящий бог…

В то же время островная республика стала первым государством в мире, где гражданство можно купить за биткоины. Вот и кричу я первому встреченному вануатцу: «Дружок, железная криптовалюта идет на смену фанерному ероплану! Давай майнить вместе!».

Нет, не хотят. Зачем что-то делать в стране, которая входит в число самых бедных в мире, если кокос с ананасом растут сами по себе, запросы – тоже, а вместе с ними и объем самой разной гуманитарной помощи?
БЕЗ ПЛАЩА ПОД ПОКРОВОМ НОЧИ
- Куда это мы прилетели? – удивился я, когда наш самолет приземлялся в аэропорту страны Соломоновы острова.

На часах было семь вечера, но кругом царила тьма тьмущая и правила ночь кромешная. Лишь где-то далеко внизу мелькали редкие огни – как вскоре оказалось, это были костры, в которых туземцы то ли сжигали траву вместе с мечтами о лучшей жизни, то ли готовили себе немудреное варево из не слишком щедрых даров тропической природы.

Чтобы хоть как-то осветить взлетную полосу, к трапу подогнали джип со включенными фарами. Часовой путь от аэропорта до столицы Хониары тоже проходил в полной темноте – лишь изредка мелькали слабые огоньки в хижинах аборигенов и ночных ларьках на обочине…

Впрочем, совсем по-другому осветила следующим утром наше прибытие на Соломоны крупнейшая местная газета «Айлэнд Сан».

Событие в изложении главной островной медиа выглядело вполне эпично. На обложку издания поместили мутный снимок неизвестного авто с нечитаемыми номерами и заголовок, набранный самым крупным из существующих здесь шрифтов: «Медведь бродит по Соломоновым островам». Текст самой статьи был исполнен в лучших традициях Яна Флеминга. Прямо бондиада по-соломонски:

«Под покровом темноты: дорожное освещение оставалось полностью выключенным примерно полчаса, когда русские высадились с авиаборта, который доставил их в международный аэропорт Хониары… Они прибыли в Хониару прошлой ночью для свержения премьер-министра Рика Хоуенипвела…». Завершалась статья многообещающей и зловещей фразой: «Премьер-министр Хоуенипвела хорошо осведомлен о происходящем и внимательно следит за визитом русских»…

Горжусь собой. Требую, чтобы по возвращению на родину меня наградили. Тайно. Без опубликования в печати. Так и скажу: не надо орден, я согласен на медаль «За взятие Хониары».

Визит российских туристов стал главным и загадочным событием для островного государства, где проживает около 600 тысяч человек.
КОПИ ЦАРЯ СОЛОМОНА ОКАЗАЛИСЬ МИФОМ
В гостиницах и правительственных учреждениях страны можно увидеть живописные портреты испанского мореплавателя Альваро Менданья де Нейра, который и дал островам их нынешнее название.
Когда-то, всего 450 лет назад, судьба этого архипелага казалась исключительно радужной. Открывший его испанский мореплаватель Альваро Менданья де Нейра выменял у аборигенов золото и, сильно обрадовавшись, назвал острова Соломоновыми. В честь легендарного иудейского царя, хозяина неведомой золотой страны. Представляете: копи царя Соломона почти у экватора!

- Ну и где же ваше золото? – интересуюсь у местных жителей.

Оказалось, это миф. Нет здесь никакого благородного металла. Да и было ли? Медь, да, была, да и той теперь нет. Но тем не менее местный министр экономики также официально называется министром рудников, энергетики и электрификации сельской местности. Должность весьма хлопотная - даже в столице Хониаре, которая находится на главном острове Гуадалканал, свет подают с перебоями, чего уж тут говорить о сельской местности и крохотных кусочках суши в океане?

Между тем соломонцы совсем не производят впечатление несчастных страдальцев. Может, дело в том, что и взрослые, и дети постоянно пребывают в состоянии легкой эйфории, в которую их вводит бетель, смешанный с пудрой из растолченного стекла? Это чтобы через мелкие ранки в деснах бетель лучше всасывался.

Потребление этого легкого наркотического вещества – нечто вроде национальной забавы. Бетелем торгуют на каждом углу. Несмотря на то, что во всех правительственных учреждениях и школах на стенках висят объявления «Запрещено жевать орех бетеля», на это никто внимание не обращает. Рядом с объявлениями повсюду характерные красные следы – это граждане Соломоновых островов плюют на запреты в буквальном смысле этого слова…
Этнографический ансамбль из босоногих девушек – одно из немногих развлечений соломонских мужчин в столице.
Красные десны и слезящиеся глаза у мужчин Соломоновых островов от того, что они постоянно жуют бетель.
Картина под названием «Жажда» - один из главных экспонатов местного художественного музея.
Здание парламента Соломоновых островов, построенное на иностранные деньги, очень напоминает военный бункер.
Народное искусство ваяния хотя и бесхитростно, но зато совершенно без комплексов.
Типичная соломонская деревня: водопровода нет, с электричеством вечные перебои.
СПЕЦИАЛЬНЫЙ СООТЕЧЕСТВЕННИК ИЗ ЛЕНИНГРАДА
- А здесь вообще хоть что-нибудь производят? - спрашиваю подсевшего к нам в ресторане бывшего соотечественника – его еще в детстве родители вывезли из Ленинграда-Санкт-Петербурга, а теперь австралийца Алекса-Сашу, который, по его словам, работает в Хониаре по контракту и занимается развитием местной инфраструктуры. Если, конечно, таковой можно считать контрразведку. Австралийскую или соломонскую – бог весть. Хотя по сути это одно и то же.

Во всяком случае Алекс-Саша весьма невнятно объясняет свое неожиданное появление среди заклейменных печатным словом русских заговорщиков. Как бы между прочим рассказывает, что офис премьер-министра охраняется вооруженными людьми, и настойчиво интересуется, кто мы такие.

- Так все же какая на Соломонах экономика? Что люди делают? – в свою очередь пытаю странно появившегося специального соотечественника.

Тот задумывается на мгновение и выдает очень профессиональный отчет:

-Ничего! Никакого производства – разве что на соседнем острове есть совсем небольшая мастерская по выпуску консервов из тунца. Но сами жители островов рыбу не ловят - продают квоты на промысел китайцам, тайванцам и южнокорейцам.

Небольшие медные рудники закрылись – племена стали волноваться, что они портят экологию, и не договорились, кому за это платить. И вообще, как тут что-либо производить, если в стране постоянные бунты и волнения? Каждое племя, а здесь их несколько десятков, хочет устроить маленькую революцию. Австралийский миротворческий контингент вывели всего два года назад, а гражданская полиция из Австралии еще здесь, но и ее вроде бы обещают убрать из страны в 2019-м.

- А за счет чего тогда страна живет?

- Только за счет австралийской помощи. Но в таком климате человеку многого и не надо - с голоду не умрешь…
ВОЙНА ПО-ГОЛЛИВУДСКИ
В 1942-1943 годах на главном острове Гуадалканале шли, как считается, самые ожесточенные бои между американцами и японцами. Про те давние события Голливуд даже снял эпическую военную драму «Тонкая красная линия» с Шоном Пенном в главной роли.

За полгода битвы, а по сути коротких перестрелок. В обще сложности погибли около 7 тысяч американских солдат. Хотя местные жители рассказывают, что большая часть потерь тогда была не в результате военных действий, а от малярии.

А ведь это практически главная военная битва Второй мировой на Тихом океане. Важнейшее событие той самой войны, в которой, как знает весь мир, победили исключительно американцы. И не надо тут вспоминать про наши 27 миллионов погибших и про какие-то Сталинград и Курскую дугу, форсирование Днепра и взятие Берлина. Что это за мелочь по сравнению с боями на Гуадалканале?!
Памятник американским солдатам – участникам «битвы за Гуадалканал» - вполне помпезный.
Памятник японским солдатам, погибшим на Гуадалканале, скромен и строг.
ЗАЧЕМ ОНИ ЭТО ЖУЮТ?!
Улетая с Соломоновых островов, опять заглядываю в свежие номера местных газет. Соломонские аналитики продолжают гадать, тыча пальцем в южное небо:

«Наши люди до сих пор не знают реальных целей русских… Вопросы безопасности должны быть главными для граждан Соломоновых островов, если мы хотим заботиться о своей стране…Остается так много вопросов без ответа!».

Нда-а-а… Все-таки с потреблением бетеля здесь нужно бороться настойчивее и решительней…
ЧУДО-ОСТРОВ С ПЕЧАЛЬНОЙ СУДЬБОЙ

Науру возникает как сон. Как мираж. Науру является из ничего. Маленькое зеленое блюдце посреди бесконечной синевы, которое с приближением к нему ничуть не увеличивается. И как только взлетная полоска на самом краю этой плоской тарелочки уместилась...
Науру возникает из ничего маленьким бюдцем в океане.
НЕТ, ЭТО НЕ РИО-ДЕ-ЖАНЕЙРО!
В гостинице "Айво", одной из двух на острове и, как считается, лучшей, поскольку имеется что-то вроде сталинской баллюстрады с резными столбиками, со всей силой выражены все признаки упадка.

Скрипучие, расшатанные временем и грузными постояльцами кровати. Еще с тех пор, как здесь жили иностранные специалисты компании по добыче фосфатов, принадлежавшей когда-то немцам, потом англичанам и австралийцам, потом японцам и снова австралийцам. Кондиционеры образца 70-х годов прошлого века - ну помните, эти большие коробки с тумблерами-переключателями, которые изнурительно борются с жарой, производя шум 7-балльного океанского шторма. Такие же, но еще более древние холодильники общемировой системы «Морозко». Деревянные облезлые ручки, которые держатся... нет, не соплях - на ржавых шурупах. Потянешь за нее - а она уже гостеприимно остается в твоей руке. Застенчивые прохудившиеся шторки на окнах цвета выцветшей фуксии. Ну а об отсутствии воды и потеках плесени в маленьком душевом отсеке я даже и не говорю...
Незатейливые номера местной лучшей гостиницы «Айво» тем не менее стоят по цене вполне приличного европейского отеля.
Именно в таких достойных апартаментах площадью 15 квадратных метров и стоимостью 150 австралийских долларов за день (120 долларов американских и, соответственно, больше 8 тысяч в рублях) располагались главы соседних островных государств и аккредитованные здесь послы, когда президент страны Барон (это не титул, это имя такое) Вака пригласил их на торжества по поводу 50-летия независимости Науру. Посколько завтрак в стоимость номера не входил - понятие "брекфаст", похоже, здесь вообще не известно, президенты и послы с нетерпением ждали прием с фуршетом, стоически принимая на той самой взлетной полосе парад сил полиции Науру и двухчасовую демонстрацию трудящихся с лозунгами и транспарантами, рассказываюшими о счастье, радости и гордости науруанского населения за родную страну, с фанерными композициями на платформах грузовиков, взятых из аатопарка теперь уже государственной фосфоритодобывающей компании. Науруанские рыбаки провезли на прицепе лодку - как образец добывающего флота государства...

Эх, что-то мне это сильно напоминает. Родное. Отечественное...
КОНЕЦ СКАЗКИ
Чтобы объехать державу по прибрежному окружному шоссе мне понадобилось минут сорок, не больше. Крохотное государство между тем наглядно показывает всему миру, России в особенности, к каким последствиям может привести политика бездумного использовании природных ресурсов.

А ведь казалось бы, науруанцам когда-то сказочно повезло: в давние-давние времена, миллион лет до нашей эры, остров возник, как поднявшийся из глубин морской вулкан. На его конусе наросли кораллы, и на этом кусочке суши стали гнездиться птицы. За тысячелетия скопились горы помета. Так из кораллов и продуктов жизнедеятельности пернатых образовались богатейшие залежи твердых фосфатов, сырья для удобрений.

Страна процветала, живя по принципу: из... гм-м-м... конфетку. Деньги из птичьего помета. За считанные годы науруанцы стали богатейшими людьми на планете – к концу 80-х годов прошлого века ежегодный доход на человека достигал 30 тысяч долларов. Науруанец запросто мог сгонять в Австралию – это примерно 4 с половиной часа лета, чтобы полечить зубы.

Но фосфаты внезапно закончились…

Ничем другим зарабатывать себе на жизнь островитяне так и не научились: и рыболовство, и сельское хозяйство, и сфера услуг в Науру пребывают в зачаточном состоянии. Поэтому из сытой благополучной страны Науру скатилось в самый низ всех возможных рейтингов.

Иду по бывшим местам добычи наурианского счастья и вспоминаю золотоносные полигоны на Колыме и отработанные нефтяные поля Югры и Ямала. Тот же лунный пейзаж: зеленый плодородный слой уничтожен полностью, кругом кратеры и зубья выветрившихся кораллов.

Что с этим делать, никто не знает. То ли срыть начисто, произвести полную рекультивацию и заново засадить деревьями, то ли, как предлагают некоторые фантазеры, ничего не трогать, а создать в этих экстерьерах нечто вроде развлекательного парка с экстремальными развлечениями для заезжих туристов.

- А еще можно на Науру космодром организовать – до экватора отсюда всего 42 километра, запуски будут очень выгодными, - говорят знатоки. Носились с этой идеей многие местные политики. Даже на полном серьезе предлагали космическим державам: приходите и пользуйтесь, все в вашем распоряжении. Но как-то не сложилось.

Так что пока единственный промысел – тюремный. В буквальном смысле: на отработанных полигонах острова располагается австралийский «иммиграционный центр» - фактически концлагерь для 800 постояльцев из Ирака, Ливии и Сирии, а также Бангладеш и других азиатских стран. Шли они на лодках в Австралию, но были остановлены по пути и отправлены на Науру. Чтобы годами ждать решения своей судьбы.

Впрочем, несмотря на все это, телеканал «Науру телевижн» - местный аналог НТВ – неустанно вещает о небывалых перспективах страны. А государственная авиакомпания «Науру эйрлайнс» имеет целых пять «Боингов-737» (четыре пассажирских и грузовой), полностью укомплектована пилотами- австралийцами и, несмотря на высокие расходы на содержание, сокращать парк пока не собирается.
После добычи фосфатов и выветривания остатков почвы кораллы обнажились и стали напоминать зубья дракона.
Государственная фосфатодобывающая компания добирает остатки былого национального богатства.
Комплекс по первичной обработке фосфоритов уже много лет портит островной пейзаж.
Береговые комплексы по погрузке фосфатов на суда пришли в полный упадок.
На аэрофотосъемке хорошо видно, какой невосполнимый вред экологии нанесла безудержная добыча фосфатов.
Науруанская семья в ожидании хоть какой-то работы.
От времен прежнего процветания Науру достался вполне современный и комфортный правительственно-парламентский комплекс.
Самолет науруанской авиакомпании доставил из Австралии на остров очередную смену надсмотрщиков специального центра для незаконных мигрантов.
ДРУЖБУ МАСШТАБОМ НЕ ИСПОРТИШЬ
Отец наурианской нации президент Барон Вака безупречен во всем.
Встреча с главой Науру была назначена на 10 утра. Президент Барон Вака, энергичный отец нации в белоснежной рубашке и безупречном галстуке, прибыл в своем черном рэнджровере с красно-черным кожаным салоном в 12 дня. Встреча началась в 12.21. Понятие "Науру тайминг" ("наурское время") - это что-то с чем-то. Уже привыкший к, мягко говоря, неторопливости островитян, я понял: фиджийцы и вануатцы по сравнению с науруанцами - просто электровеники.

Президент в Науру – больше чем президент: он одновременно и глава государства, и глава правительства, а также может занимать любые министерские посты. И пусть теперь кто-то скажет про излишнюю концентрацию власти в Кремле!

Кстати, с Россией у Барона Вака сложились самые прекрасные отношения. В ООН Науру всегда голосует за российские резолюции, одной из первых признала независимость Южной Осетии и Абхазии, установив с ними дипотношения.

Да и куда Барону деваться: остатки фосфатов в Науру закончатся уже через год-два, а жить как-то надо. Шансов на восстановление прежнего ландшафта Науру немного.
Наш корреспондент не мог отказать себе в удовольствии сделать селфи рядом с президенским рэнджровером с красно-черным кожаным салоном.
ЗОНУ БИКИНИ ДЕПИЛИРОВАЛИ ПОД НОЛЬ
Милые дамы, знайте: Бикини - это вовсе не то, что вы придирчиво выбираете перед каждым пляжным сезоном, путаясь в расцветках, фасонах и открытой площади бюста и ягодиц. И не то, что продавцы средств и приспособлений для удаления волосяной растительности деликатно называют "зоной бикини".

Бикини - это принадлежащий Маршалловым островам атолл, где в середине 50-х годов прошлого века американцы проводили испытания своего атомного оружия. Жителей атолла тогда предварительно выселили на другие острова, заплатив компенсацию - какие-то крохи. Ну хоть так. А ведь могли и оставить в качестве подопытных кроликов.

Возвратиться не дали. Хотя со времени последнего взрыва прошло более шестидесяти лет, уровень радиации на атолле зашкаливает так, что к нему даже акулы подплывать боятся.

В общем, зону Бикини депилировали под ноль.

Маршалловы острова – это цепочка атоллов, уходящих в океан.
Корреспондент «КП» удивился, узнав, что у Маршалловых островов столицей является не город, а крупнейший атолл Маджуро.
Вид на большую маршалльскую лагуну, образованную десятками атоллов.
РАДОСТИ ОТ БОЛЬШОГО БРАТА
- Чем вы вообще живете? - спрашиваю маршалльского аборигена, местного мелкого предпринимателя, который возложив заботы о продуктовой лавке с чипсами и пивом на жену и старшую дочку, тусуется все время в ресторане при главном островном отеле.

Он долго объясняет мне местные хозяйственные расклады, которые сводятся к простой формуле: Маршалловы острова – это страна-рантье со специфической экономикой, которая стоит на нескольких китах. В первую очередь на зарубежной финансовой помощи, в основном американской и тайваньской (тайваньцы, например, построили и подарили комплекс правительственных зданий).

Во-вторых, на плате за американскую базу на атолле Кваджлейн. Как раз во время нашего пребывания на Маршаллах из Вашингтона пришла весть о сокращении зарплаты местному персоналу. Это же просто караул! Американцы ведь платят маршалльским сотрудникам не напрямую, а переводят зарплату правительству страны, а уж те долю малую отстегивают своим гражданам. А тут такое! Бюджет островов затрещал, как перезревший кокос. Министр иностранных дел срочно отправился разбираться с этим кризисом в американское посольство и полетел на Кваджлейн. Но договориться не удалось...

В третьих, Маршаллы объявили себя оффшорной зоной. Фактически прачечной по отмывке грязных денег.

- Тут не так давно и ваши бизнесмены прилетали, хотели открыть счет, - рассказывает мой собеседник. – Но потом посмотрели, сказали, далеко и что прачечную можно и поближе найти.

Ну и кое-чего приносит реализация на сторону воздуха и воды, то есть квот на вылов тунца в экономической зоне островов и права использовать на судах торгового и рыбодовецкого флота маршалльский флаг. Флаг прикрытия.

Это всё! Туризма на островах практически нет - далеко лететь, да и смотреть нечего.

Тем не менее маршалльская экономика позволяет вполне безбедно существовать верхушке страны и не умирать с голоду остальному населению. И всем вместе любоваться действительно прекрасными тихоокеанскими закатами.
Посольство США на Маршаллах – это самый охраняемый объект, поэтому сделать снимок объекта удалось только на ходу из машины.
Главный зал парламента Маршалловых островов – этот комплекс построил и подарил островитянам Тайвань.
АТОЛЛОВЫЙ РАЙ
- Вон на том краю острова у меня живет крабиха Йона. Вот такого размера! - Сюзи распахивает на ширину плеч свои тонкие ручки. - Она постоянно лакомится падающими кокосами и потому отъелась.

- Сюзи, а откуда ты знаешь, что это крабиха-самка, а не мужчина-краб?

- Я верю в это! Знаешь, как она пристально на меня глядит? Посмотри на меня, она такая же, как я, - Сюзи пытается сделать суровый вид, но это у нее получается плохо. - А в лагуне много раковин-жемчужниц. Но осьминог Оскар и его семья такие безобразники повадились лакомиться ими. Не дают вырасти моему жемчугу. А еще со стороны океана приходят молодые акулы, я знаю всех, как их зовут и что они делают. Тут недавно на берег выбросило кита. Я позвонила властям, но они мне даже не ответили. Но крабы, акулы и осьминоги мне всё почистили.

Она разбрасывает раковины вдоль берега. Чтобы постояльцы его крохотного – всего на две семьи отеля- их находили и радовались своей удаче. И чтобы был повод открыть бутылку шампанского или приготовить пунш.

Сюзи 65 лет, она наполовину австрийка, наполовину мадьярка из аристократической семьи. Вроде бы с дальними родственными связями с Герингом, хотя тему эту Сюзи не любит. Год назад умер ее муж-инженер, с которыми они долго жили в Конго, Ливии и Ливане, а последние сорок лет здесь, на островке Бикендрик в большой маршалльской лагуне. В Ливии Муамар Каддафи попросил ее мужа разобраться со старыми советскими ракетами, которые от долгого и плохого хранения начали взрываться. Сюзи надела традиционный ливийский костюм и сфотографировалась верхом на ракете, а потом послала фото знакомым, которые были потрясены: "Что ты вообще там делаешь?!".

- А что такое Маршаллы?

- А ты видел их на карте? Это маленькие какашки. Ну ладно, пусть будут маленькие рыбки, которых готовы сожрать хищники. Например, Америка.

Она не любит Штаты и американцев, особенно военных, фальшивые улыбки и бессмысленные приветствия в адрес незнакомых людей - все эти "Хай, гайз!" и "Хэллоу, бэби!". Постоянно курит, зажигая одну сигарету от другой и считая вредную привычку приметой своей свободы. Но эта худенькая женщина, живущая в доме, заполненном старыми книгами на немецком и первыми изданиями Диккенса, острая на язык - как кусок коралла, одинокая и открытая миру, источает такую энергию, что кажется: если она станет посреди своего дома, окруженного верандой, на которой светильники в виде негров и ракушки на бортиках, и начнет жестикулировать - в доме будет не нужно солнечных батарей и перегорят все лампочки.
Атолл Бикендрик – маленький рай одинокой европейской женщины Сюзи.
На Бикендрик привезли продукты.
В доме Сюзи множество старых книг и портрет хозяйки в молодости.
Хозяйка атолла Бикендрик Сюзи была особенно рада гостям из далекой России.
В этом океанском эдеме просто волшебные закаты.
СЕМЕЙНАЯ СМЫЧКА
Глава государства Хильда Хайн интервью «КП» так и не дала, но футболке «КП» с обложкой о полете Гагарина очень обрадовалась.
Госпожа Президент независимого, хоть и асоциированного с США государства Маршалловы острова (это такая форма колонии, когда страна, формально оставаясь независимой, все свои полномочия – оборону, финансы, внешнюю политику и пр. – отдает другому государству – Авт.) мадам Хильда Хайн дважды назначала мне интервью и дважды в самый последний момент отказывалась. Возможно, опасалась неприятного звонка из американского посольства, а, может быть, такой звонок уже последовал. Кто ж его знает...

А ведь зря не встретились! Я всего лишь хотел спросить госпожу президентшу, что для нее такое счастье - и государственное, и личное.

Впрочем, о возможном содержании неполученного ответа я, кажется, догадываюсь. Супруг мадам Хайн, который сам просит называть его "первым джентльменом", по совместительству владеет самым крупным отелем, где останавливаются главы островных государств, которые приезжают сюда на всевозможные региональные саммиты. Высокопоставленный супруг контролирует банковский сектор и поставки топлива на Маршаллы. А еще "первый джентльмен" - владелец единственной телекоммуникационной компании страны.

Ну все, как у нас: муж (жена) во власти, а вторая половинка в бизнесе или руководит очередным благотворительным фондом. Полная семейная гармония...
ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЕ СОСЕДИ
Лечу на Восточный Тимор, или по терминологии ООН и в португальском произношении - Тимор-Лешти.

Промежуточная остановка на маленьком индонезийском острове Биак, в самой горловине залива Чендравасих у Новой Гвинеи. Здесь расположен резервный аэродром для самолетов, летящих из Юго-Восточной Азии в Папуа-Новую Гвинею и Австралию. Фактически аэродром подскока. Каким он и был в годы Второй мировой войны.

Садимся здесь для дозаправки. Из салона не выходим, но индонезийские власти требуют паспорта «для проверки». Говорят, здесь всегда так. Особенно по отношению к пассажирам, летящим в Восточный Тимор. Индонезия вообще относится к тиморским соседям, скажем так, с прищуром. Особенно после того, как на референдуме 1999-года почти 80 процентов населения Тимора-Лешти высказалось за независимость от Индонезии, и на острове вспыхнула настоящая гражданская война, которая продолжалась без малого семь лет и сопровождалась чередой военных переворотов и кровавых инцидентов. Угли тех событий тлеют до сих пор.

Правда, в последнее время Индонезия окончательно смирилась с потерей Восточного Тимора: на границе спорные участки получили четкую принадлежность – вот это тиморская территория, а это уже индонезийская. Тимор-Лешти признали практически все государства мира, страна стала членом ООН. И ведь никого не удивляет, что точно такой же, как и в Тиморе, референдум в Крыму признавать не хотят. Всюду двойные стандарты…

Точно так же тиморцы договорились и с Австралией по поводу исключительной экономической зоны в Тиморском море, где добываются нефть и газ. Теперь можно смело обращаться за иностранными инвестициями, и, поговаривают, что наш Газпром ускорил тянувшиеся несколько лет переговоры о российском участии в нефтегазовых проектах на шельфе.

МИРОТВОРЦЫ ПАКУЮТ ВЕЩИ
Новозеландские полицейские из специальной миротворческой миссии на Восточном Тиморе уже собираются домой.
Разговариваю с двумя новозеландскими копами в аэропорту столицы страны Дили:

- Что вы здесь делаете?

Новозеландцы улыбаются:

- Нам бы самим это знать…

- Когда домой?

- Мы через несколько месяцев, но вообще полицейская миссия в Восточном Тиморе продлится еще год с лишним, до 2020-го...

Это остатки миротворческого и полицейского контингента, который был введен в Тимор-Лешти в мае 2006-го, когда здесь была очередная вспышка насилия.
БОГ С НИМИ…
Медный Христос в Дили – одно из крупнейших таких изваяний в мире.
Едем к Кристо Рей Дили – 27-метровой статуе Христа-царя, которая возвышается на утесе при входе в бухту Дили. Этот монумент входит в десятку аналогичных крупнейших изваяний Христу в мире, но тиморский в отличие от них сделан не из камня, а из меди. Его тиморцам подарила Индонезия уже на исходе своего правления в провинции. Как знак веротерпимости мусульман и христиан.

Под утесом нечто вроде парка. К Христу ведут три с лишним тысячи ступеней, разбитых на 220 уровней. Казалось бы, подниматься на холм должно быть несложно, но 30-градусная жара и очень высокая влажность сделали свое дело – к концу пути мою футболку можно выжимать. С интересом смотрю на молодых тиморцев, для которых дорога к Христу как спортивный тренажер: они преодолевают этот путь бегом, причем неоднократно.

Восточный Тимор вообще молодая и очень приверженная здоровому образу жизни страна. По данным переписи 2012 года, треть населения не достигла 15 лет. Может, поэтому на городской набережной очень много подростков в спортивной форме - бегают, играют в футбол, занимаются силовыми упражнениями. Открытые, веселые лица, приветливые взгляды. Ни следа столь привычного в странах Юго-Восточной Азии пристрастия к легкому наркотику бетелю. Людей с характерными для его потребления черными деснами встретишь разве что среди пожилых жителей страны.
Для многих жителей Дили подъем к изваянию Христа – это что-то вроде спортивного тренажера.
Тимор-Лешти – это страна молодых и жизнерадостных людей.
Молодая тиморка очень надеется, что все беды ее страны уже позади.
В бухте Дили.
ПИКНИК НА ОБОЧИНЕ
Воскресный день. Поэтому у береговой кромки в открытых беседках много отдыхающих. Приходят семьями, устраивая пикники на обочине трудовой жизни. Еду приносят с собой или готовят на мангалах. Пока взрослые общаются, дети лезут в море. Голышом.

Но как здесь можно купаться?! Прямо в бухту из города выносит по бетонным коллекторам канализационные стоки, а береговая линия на многие километры завалена пустыми пластиковыми бутылками и прочим мусором. Чтобы зайти в воду, нужно разгрести себе путь ногами.

Нда-а-а, заграничным туристам здесь вряд ли понравится…

Береговая полоса в бухте Дили очень загрязнена мусором.
Самый популярный транспорт в Восточном Тиморе – это весело раскрашенные микроавтобусы.
НЕ СТОИТ ВЕРИТЬ МИФАМ
Подавляющее большинство восточных тиморцев – католики, поэтому главный храм в столице всегда полон прихожан.
Еще раз убеждаюсь: никогда не стоит верить своим представлениям о странах и народах, которые почерпнуты из не слишком достоверных источников и доработаны стереотипами катастрофического сознания. Вот и с Тимором-Лешти так: когда летел сюда, думал, что после двадцати лет гражданской войны, которую подстегивали извне, в стране голод и разруха, а на улицах столицы сплошной гоп-стоп.

Но ведь и близко ничего такого нет! Столица и страна энергично развиваются и растут очень быстро. Рядом с бывшими колониальными особняками много новых зданий, в том числе и гостиницы. Правда, их пока не хватает.

Хотя и на очень популярном у россиян индонезийском курорте Бали еще пару десятков лет назад не было ни особой инфраструктуры, ни условий для отдыхающих. Зато теперь...

А ведь это совсем недалеко - от Денпасара до Восточного Тимора лететь всего полтора часа. Рейсы регулярные, граница открытая, а тиморская виза легко оформляется по прибытии прямо в аэропорту. Так что для российских любителей неизведанного открывается новый адрес…
Молодые жители Дили специально для русских исполнили несколько песен.
ХОККУ О БЫЛОМ
Если вы хотите увидеть идеальный тропический курорт в чистом виде – вылизанный до блеска, обихоженный так, что это кажется невозможным, с природой, которая будто бы сошла на землю с глянцевой открытки, то вам на Палау.

Поутру выхожу из номера идеального во всех смыслах отеля, чтобы искупаться. Пляж из мелкого белого песочка просто восхитителен. Вода – тоже. Когда с шумом и довольным фырканьем выгребаю на берег, ко мне подходит японская парочка в типичных для туристов из Страны Восходящего Солнца белых панамках и коротких брючках цвета запозднившейся сакуры. Он и она сильно в возрасте, и мои утренние морские ванны их почему-то сильно удивляют. Даже восхищают. В еще больший, просто экстатический восторг парочку приводит сообщение, что я из России.

На Палау вообще очень много пожилых японцев. Хотя дорога неблизкая - с пересадкой в Гуаме почти десять часов, они прилетают на Палау на два-три дня. Не купаются и не загорают. Посещают могилы родственников, которые бились здесь три четверти века назад с проклятыми американцами - за микадо и «великую восточноазиатскую сферу соцпроцветания». Или просто ходят вдоль берега волшебного моря, смотрят на зеленые горы и ностальгически вздыхают…

Из иллюминатора самолета Палау – это цепочка зеленых черепах, которые цепляются хвостами друг за друга.
На Палау действительно волшебные рассветы и закаты.
Виды и пляжи на Палау просто идеальные.
Японские туристы на Палау не купаются, а только гуляют, ностальгически вздыхая.
КЛЯТВА ТУРИСТА
Говорят, что на Палау регулируют число туристов - чтобы не навредить природе. Не знаю, так ли это, но виза, которую мне поставили в паспорт при въезде в страну, - это целая песня эколога. Но сначала ты должен прочитать все эти трогательные строчки «мы, дети Палау, призываем наших гостей сохранять и защищать природу» и «никогда не делать то, что не разрешено», и поставить подпись.

- В последние годы у нас появилось много туристов из России. Они нам очень нравятся, потому что тратят здесь много денег, - разоткровенничался вице-президент Палау Кераи Мариур. - Мы очень хотим, чтобы они и впредь к нам приезжали, а также оставались на отдых подольше.

Пока же на островах куда больше китайцев. Причем не из Тайваня, с которым у Палау дипломатические отношения, а из материкового Китая, который грозно хмурит брови в адрес маленького островного государства, дружащего с режимом Гоминьдана, но при том охотно инвестирует юани и доллары в палаускую экономику. Как говорится, политика политикой, а бизнес – отдельно!

Японцы не отстают. Они строят дороги, дамбы и мосты, соединяющие острова друг с другом. Причем потом просто дарят эти объекты стране. Это и есть та самая «мягкая сила», которая оказалась куда более мощной, чем силы самураев, которые располагались на Палау во время последней Мировой войны.
Японский мост дружбы соединил два острова. Его Япония преподнесла народу Палау в подарок.
В Палау все как и в американской метрополии – даже такие же, как в США, школьные автобусы.
ВСЮДУ ЖИЗНЬ
Супердорогие лакшери-отели и торговые центры главного палауского города Корора - это лишь визитная карточка страны. Ее зеркальная витрина. Основная жизнь оставшихся на родине рядовых палаусцев протекает, так сказать, в подсобке, где часто бывает грязно, тесно и не убрано.

В Короре в 10 метрах от дополнительного офиса президента стоит домик водителя автобуса Чана. Такие дощатые сооружения в России ставили на шести сотках в дальних пригородах, когда профсоюз нарезал «под сады» неурожайные пустоши.

Чан с женой, престарелой мамой и взрослым сыном-оболтусом, который нигде не работает и не собирается, живет именно в таком домике. Постоянно. Там же обитает стая прикормленных шавок, которые дружно тявкают при моем приближении - просят угощения...

Интерьер этого «особняка» со сломанным телевизором в углу и кучей разнообразного хлама свидетельствует о небывалом благосостоянии рядового трудящегося Палау. Но Чан счастлив и жизнью абсолютно доволен. Когда не в поездке, он проводит время в рваном гамаке. Или жует вместе с женой и мамой бетель. Предлагает бетель и мне. Так сказать, пожевать вместе в знак российско-палауской дружбы. Вежливо отказываюсь: мол, вам и самим мало.
Для обычных палаусцев счастье – это их хибара и безделие.
ДАЕШЬ НОВУЮ СТОЛИЦУ!
Корор с его 12 тысячами жителей по местным меркам жутко перенаселенный город. Поэтому палаусцы и решили десять лет назад ослабить демографическое давление и административную нагрузку на этот мегаполис и перенесли столицу в местечко с трудно произносимым названием Нгерулмуд. А возвести новую столицу попросили дружественное государство Тайвань. Тайваньцы не просто согласились посодействовать, но и вовсе возвели объект за свой счет и подарили его Палау.

Вторая, созданная с нуля столица, в 50 минутах езды от старой. Направляюсь туда. Километров за пять до цели глазам своим не верю, глядя в светлую даль. Уж не мираж ли это?

Нет, не мираж. Новая столица представляет из себя возведенную на горном плато, то есть в чистом поле, хотя и с видом на океан, точную копию американского Капитолия, где официально располагаются все три ветви палауской власти, включая президента, сенат и палату представителей, а также верховный суд.

Больше в новой столице нет ничего. То есть, абсолютно - ни домика, ни сараюшки.

Это самое странное сооружение, которое я вообще когда-нибудь видел. Вроде бы, здесь должны работать местные депутаты и сенаторы, а также Верховный суд и сам президент со своим аппаратом. Но, вопреки ожиданиям, в "городе зеро" я не обнаружил никого, кроме пары охранников и десятка туристов.
В ровном поле с видом на океан тайваньцы возвели новую столицу Нгерулмуд с точной копией американского Капитолия
Впрочем, власти страны, напротив, этим городом очень гордятся. Где еще на островах Океании найдешь собственный Капитолий? Руководители других островных стран палаусцам по этому поводу сильно завидуют: у палаусцев Капитолий есть, а у наурцев или, скажем, самоанцев нет и не предвидится.

Нет, нам душу островитян точно не понять…
В крупнейшем городе Палау Короре все признаки мегаполиса, включая автомобильные пробки.
Типичная улица местных небоскребов в городе Короре.
ПЛОДЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Стюардесса из Австралии сильно зависла, когда я попросил заварить кофе из пачки, купленной в магазине в Восточном Тиморе:

- Извините, но у нас нет на борту французского пресса...

- А зачем этот... как вы его назвали... французский пресс? Просто засыпаете кофе в чашку и заливаете кипятком.

- Вы уверены? Разве так можно?

- Конечно, можно!

Приносит через пять минут ароматный напиток и бормочет что-то типа «крэйзи рашн!»

Многие страны Океании и Юго-Восточной Азии, рванув вперед в технологическом развитии и получив блага цивилизации, утратили навыки элементарного выживания в ситуациях природных и экологических бедствий, которые здесь - рутина. Даже в обычных условиях резко растущих городов и уплотнения населения.

А уж как эта самая цивилизация на здоровье повлияла!

Те, кто ожидает увидеть здесь смуглых девушек в коротких юбочках из пальмовых листьев и курчавых мачо с длинными деревянными контейнерами-фаллокриптами на причинных местах, будут сильно разочарованы. Ничего этого давно нет - даже на самых дальних и диких островах. А если и осталось, то как элемент этнографических шоу в отелях для иностранцев.

Цивилизация не только разрушила прежний уклад жизни аборигенов, но и принесла с собой невиданные блага в виде дешевого тряпья, чипсов, химпакетов с сублимированной лапшой, гамбургеров и прочего фастфуда. И сплошное ожирение и диабет, которых здесь отродясь не было. А еще и потоки сладкой газировки в банках, создающих горы мусора, что делать с которым никто не знает.

Свалки для здешних государсмтв - это бич. Они похожи на спящие вулканы, которые готовы извергнуть ядовитую лаву в любой момент.
ТАК ПОХОЖЕ НА МОСКВУ
Аналогии возникают сами собой. Например, столица Филиппин Манила - гигантский конгломерат из 16 городов, объединенных в так называемый "столичный регион". В нем живет, если считать пригороды и города-спутники, более 20 миллионов. Пятая часть населения страны. На улице плюс 35, ни ветерка. Смотрю с высоты 36-этажа суперсовременного отеля "Шангри-Ла". Над городом облако смога. На главных магистралях чад и скрежет бесчисленных автобусов, легковушей и байков, сбитых в многокилометровые пробки. Передвигаться здесь, особенно в часы пик, а часы пик в Маниле всегда, - подвиг. Московские пробки по сравнению с манильскими - детские игры в песочнице.

- Моя знакомая, чтобы быть на работе к восьми, встает не позднее четырех утра, в семнадцать часов уходит с работы, чтобы добраться до дома к десяти вечера. То есть проводит каждый день в пути по 6-7 часов. И так много лет, - рассказывает сотрудник российского посольства в Маниле.

Метро в Маниле есть. Поверхностное либо неглубокого залегания. Но очень скромное – два объединенных полукольца и один радиус. Справиться с перевозками такой "сабвэй" не может. Так что наш опыт метростроительства филиппинцам очень бы пригодился.

Пока же самый популярный в Маниле общественный транспорт - не метро и не автобусы. По востребованности их во много раз превосходит так называемое "джипни" - нечто вроде пассажирских фургончиков на базе старых американских джипов, оборудованных скамеечками, расположеными вдоль бортов. "Джипни" радуют глаз, потому что раскрашены в экстравагантные цвета и напоминают веселую машинку из мультфильма про поросенка Фунтика.

Народ в них набивается под завязку, некоторые висят за пределами кузова.

Проезд в "джипни" стоит 10 песо за первые четыре километра. То есть примерно 14 рублей. Дальше - дороже, но все равно большинству доступно.

Ну а там, куда не добегают "джипни", легко довезут традиционные азиатские "тук-туки", мотороллеры с колясками, ждущие пассажиров возле торговых точек, ресторанов и массажных салонов.

Над Манилой постоянно висит смог.
Метро в Маниле очень скромное и никак не справляется с перевозкой миллионов пассажиров.
«Джипни» - самый популярный в столице Филиппин общественный транспорт.
Туда, где не довезут «джипни» доставят традиционные «тук-туки».
НАРКОМАФИЯ СТРЕЛЯЕТ ПЕРВОЙ
На улицах Манилы много полицейских с автоматическим оружием – война с наркомафией еще не закончена.
Центр Манилы - странная смесь высоток, в которых расположились дорогие отели, офисы банков и страховых компаний, огромные торговые центры и жилые комплексы элитных квартир. А еще процветающих кварталов с импозантными вилами в колониальном стиле – просто так въехать туда нельзя: у шлагбаумов и КПП стоят посты вооруженной до зубов полиции. А по соседству - откровенные трущобы.

Иду вдоль квартала городской бедноты, расположившегося рядом с кварталом высоток, построенных на месте бывшей американской военной базы. Стены, обшитые ржавыми листами железа с остатками маркировки "USA military" – похоже, найденного на свалках той самой американской базы. Крыши с провалами. Кучи мусора, над которыми сушится белье. Именно в таких кварталах бедноты по всей стране развернулась несколько лет назад и идет до сих пор война с наркомафией. По ее итогам западные СМИ и особенно правозащитные организации типа "Хьюман райтс уотч" обвинили президента Филиппин Родриго Дутерте в бессудных расстрелах, называя цифру кто в 30 тысяч убитых, а кто и все 60 тысяч. Президент, дескать, всячески поощряет полицейский беспредел и чуть ли не лично создал эскадроны смерти. При этом доказательств, естественно, не приводилось.

- А что ты хочешь, - говорит мне российский дипломат. – В стране почти каждый десятый употребляет наркотики. Это вопрос выживания нации. Кто на Филиппинах занимается наркоторговлей? Настоящие мафиозные армии, вооруженные не только автоматическим оружием, но даже бронемашинами. Они открывают огонь без предупреждения. И что, полицейские должны зачитывать им права, пока их самих не убили? Они же живые люди.

- Ну а как насчет жертв этой войны?

- Думаю, реальные цифры убитых в несколько раз ниже. По моим оценкам, это тысячи три. Ну четыре. Кстати, в их число входит и несколько сотен полицейских.
Манила – город смелой архитектуры, устремленной ввысь.
Рядом с высотками дорогих гостиниц и финансовых корпораций в Маниле расположились откровенные трущобы.
СУПЧИК НА ДОРОЖКУ
Прощаясь с Филиппинами, решил перекусить - по-простому, но аутентично. В знак протеста этого самого фастфуда, гробящего планету. Поэтому нашел в фудкорте столичного супермаркета забегаловку и взял местный супчик - с кусочками рыбы, кальмара, рыбными шариками, тофу и рисовой лапши, с добавлением древесных грибов, белой редьки, моркови, капусты, какой-то салатной травы, куска кукурузного початка и еще чего-то.
Настоящий филиппинский супчик оказался очень вкусным.
Оказалось, очень вкусно!

Вместе с плошкой риса и банкой колы всё это пиршество обошлось мне в 240 филиппинских песо - меньше 5 долларов.

На улице такой же банкет встал бы мне в два раза дешевле, но некогда было искать: самолет прогревает турбины. Впереди перелет до Сингапура, а оттуда в Москву. Из здешних +35 к родимым -5.

Москва – Дубай – Окленд – Апиа – Сува – Порт-Вила – Хониара – Науру – Маджуро – Биак – Дили – Корор – Манила – Сингапур – Москва.
Карта всего путешествия

Комментарии для сайта Cackle
Made on
Tilda