Дети ругаются матом

Откуда берется мат в речи ребенка и как с этим бороться? На эти вопросы «Комсомолке» помогает ответить доктор психологических наук

Оксана Нараленкова
Журналист КП
Марина Розенова
Психолог, доктор психологических наук, профессор кафедры Научных основ экстремальной психологии МГППУ
Многие до сих пор помнят времена, когда материться при женщине или ребенке было немыслимо. Прошло не так много лет. Мат все больше входит в нашу жизнь. Его можно свободно слышать на улицах, в транспорте, рабочих кабинетах. Да что там — нет-нет да и в школе, причем из уст ученика — взрослому. Что творится на переменах, чувствительным ушам лучше не слышать. Почему это происходит и можно ли отучить сквернословить ребенка? А что делать с подростком, который уже, как кажется, и слов-то других не знает? Об этом «Комсомолке» рассказала психолог, доктор психологических наук, профессор кафедры Научных основ экстремальной психологии МГППУ Марина Розенова.

Откуда возник мат

Русский мат — занятный феномен. Появление ненормативной лексики исследователи языка связывают с древними ритуалами различных обрядов, которые сохранились в фольклорных формах, частушках и прибаутках.

Специалисты по языку отмечают свойство высокой эмоциональной заряженности нецензурных слов. Есть даже исследования¹, доказывающие, что брань помогает снять болевой синдром — то есть действительно дает обезболивающий эффект.

В силу этого свойства мат, как правило, используется людьми по ситуации: в напряженных или угрожающих моментах.

Также мат применяют в закрытых сообществах, например, в группах мужчин одной профессии, в качестве некоего маркера принадлежности к группе или кода определенных действий.

Почему дети ругаются матом

Подцепил в садике

Ребенок развивается, растет и осваивает мир языка, в том числе и мир нецензурной речи. Но для каждого возраста это имеет разный смысл.

Например, трехлетка и даже ребенок лет до пяти хватает все слова подряд. Для него это способ изучения и мира, и себя в этом мире. Поэтому нецензурные слова он, как и все остальное, приносит домой и преподносит родителям.

— И здесь возникает нюанс: когда карапуз произносит матерное слово, а делает это он неосознанно и невпопад, то часто это выглядит комично. Взрослые улыбаются и смеются, таким образом эмоционально одобряют его поведение. Но говорят, что такие слова «нехорошие» и их нельзя произносить. Возникает противоречие в поведении родителя. Слова говорят одно — «нельзя», а на эмоциональном уровне сигнал совсем другой — это «весело», — говорит Марина Розенова.

Ребенок же ориентируется на эмоциональные реакции, ведь здесь они яркие и положительные, и делает вывод: «Надо побольше таких слов!», ведь это веселит и делает приятное родителю.

— То есть с малышами, когда они приносят неприличные слова домой, нужно правильно себя повести. Обратить внимание на это, но не слишком эмоционально, чтобы не фиксировать ситуацию и дать понять ребенку, что вам это неприятно и что такие слова не очень хороши и ему не надо их употреблять, — считает Марина Розенова. — Это требует терпения и такта, ведь ребенок будет пробовать эти слова неоднократно. Однако, как правило, такая работа со стороны родителя приводит к хорошему результату: попытки ребенка спровоцировать родителя угасают.

Самое интересное, что правильное поведение и реагирование родителя помогают справиться с детским матом даже в семьях, где кто-то из родителей может время от времени сам применять ненормативные слова.

От 5 до 12: где границы дозволенного

По мере взросления, с пяти до семи и далее, до 11-12 лет, ненормативные слова выступают способом нарушить запрет, выйти за рамки, поэкспериментировать с последствиями, почувствовать свои новые возможности и состояния.

— Поскольку в эти годы чаще всего применение матерных слов фрагментарно и ребенок по-прежнему сильно связан и эмоционально зависим от родителя, здесь вполне можно обойтись спокойным напоминанием о том, что следует стараться не говорить эти слова. А в качестве аргумента использовать критерий «некрасиво». Этот критерий понятен, не давит и легко принимаем — не вызывает протеста, — говорит Марина Розенова.

Кроме того, одновременно надо помочь ребенку осваивать этот мир, развивать мышление и речь, улучшать коммуникацию с окружающими и чувствовать себя увереннее. Когда ребенок чувствует себя более спокойно и уверенно, в этих эмоционально заряженных словах у него не будет надобности. Во всяком случае это не станет проблемой.

От 13: я стар, я суперстар!

С подростками вопросы ненормативной лексики решать сложнее.

— Для подростков это и способ показать принадлежность взрослому миру, мол, «я уже не ребенок», и способ выделиться, преодолеть неуверенность и слабость, и механизм почувствовать себя сопричастным со своими сверстниками, с их тусовкой, и возможность привлечь внимание. Так подросток подает сигнал: «Это я, заметьте меня». Кроме того, это способ разрядки того невероятного напряжения, которое физически и психологически бушует в мире подростка, — объясняет Марина Розенова.
Важно научить подростков различать ситуации, где они могут и не могут использовать данную лексику. В нашем обществе есть отчетливый запрет говорить таким языком в школе, дома с родителями и близкими, в общественных местах, с незнакомыми людьми. Но при этом нет отчетливого формального запрета на использование мата между собой, когда это «никому не мешает». Довольно долго такая политика работала.

Они бранными словами просто разговаривают

Мы видим: матерные выражения у подростков, молодежи настолько плотно вошли в обиход, что юные джентльмены и леди на нем попросту говорят. А не ругаются с помощью непечатных выражений.

Причины, как всегда, нужно искать в себе, считает эксперт

1. Дает о себе знать общее раскрепощение и более свободное поведение человека в принципе. У нас в обществе сейчас значительно меньше ограничителей, больше внимания к правам и свободе личности. Не принято одергивать чужих сквернословящих подростков. Сами говорим, что на язык придется.

2. Высокий уровень требований к человеку и напряженность жизни. Отсюда потребность в быстрой эмоциональной разрядке. Так и тянет выругаться, хотя, конечно, если не следовать за первейшими позывами, есть и другие способы переключиться.

3. Значительный уровень противоречий в обществе и нерешенных проблем. Это важный источник разрастания масштабов ненормативной лексики среди взрослых и подростков. Что называется, хочешь не хочешь, а других фраз для описания ситуации иной раз и не подберешь.

4. Проблемы в схеме воспитательной работы с подростками и детьми в системе «семья-школа».

Как отучить ребенка материться

Как говорится, воспитывать надо, пока чадо лежит поперек лавки. С молодыми людьми в середине второго десятка жизни работать придется уже системно.
1. Можно поизучать и заинтересовать ребенка, что есть в науке о ненормативной лексике. Ведь когда мы знаем о каком-то явлении много, оно перестает действовать на автоматическом и примитивном уровне. Появляется выбор, и подросток уже не так оказывается привязан к этим языковым форматам. Возникает ситуация: «Эти слова можно знать, но необязательно их применять».

2. Важно укреплять личность подростка, помогать ему развиваться. Если он не чувствует себя покинутым и беззащитным, не нужны экстраординарные способы самоутверждения. Плюс очень важный аспект — укреплять и развивать самоконтроль подростка.
3. Нужен важный разговор по поводу личности подростка, его планов, того, что родителю хотелось бы радоваться за его успехи. В общении важно подчеркнуть взросление молодого человека, его большую ответственность, его силы и способности.

— Общий тон разговоров должен быть не запретительным, а ориентирующим и помогающим понимать свою индивидуальность, свои способности, умение повышать компетентность жизненную и учебную. И на этом фоне стоит снова задать эстетический критерий: «Некрасиво сквернословить, у тебя достаточно возможностей и без этого чувствовать себя нормально», — поясняет Марина Розенова. — Работать с нецензурной бранью крайне важно. Наша речь и наше мышление связаны, и если мы уплощаем и огрубляем свой язык, мы огрубляем, примитивизируем всю эмоционально-интеллектуальную сферу личности. Так что бороться с этой проблемой можно и нужно.
Источники
1
R. Stephens, O. Robertson. Swearing as a Response to Pain: Assessing Hypoalgesic Effects of Novel «Swear» Words. // 2020. https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2020.00723/full
Вам понравилась эта статья?
Фото на обложке: pixabay.com

Made on
Tilda