2016-10-12T21:12:11+03:00
Комсомольская правда
32

Обманчивая невзрачность базы в Тартусе

Плавучая мастерская ПМ-138 у причала в Тартусе. Караул на плавмастерской несут пехотинцы Черноморского флота.Плавучая мастерская ПМ-138 у причала в Тартусе. Караул на плавмастерской несут пехотинцы Черноморского флота.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Журналисты «КП» четыре года назад были первыми с начала войны репортерами, попавшими на российский пункт обеспечения в Сирии

- Мы рады встречать наших русских гостей! - приветствовал нас в своем просторном кабинете командир 63-й бригады ВМФ Сирии генерал Мухаммед Дагер.

На территории этой бригады в Тартусе с 1971 года располагается российский 720-й пункт материально-технического обеспечения. И мы были, пожалуй, первыми журналистами, которых сирийцы пустили на этот засекреченный объект.

Вокруг стола с пирожными и лимонадом сидели генералы, заместители комбрига по политической, воспитательной, технической и другим частям. Половина военных неплохо изъяснялась по-русски. Наконец в кабинет постучался начальник ПМТО Дмитрий Жаворонков, вошел едва ли не строевым шагом и громко представился по форме. По хитрым улыбкам сирийских коллег было видно, что уставные условности были рассчитаны скорее на гостей. После дежурного чаепития отправляемся на базу.

База ВМФ России в Сирии. Плавучая мастерская ПМ-138 у причала в Тартусе в 2012 году. Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

База ВМФ России в Сирии. Плавучая мастерская ПМ-138 у причала в Тартусе в 2012 году.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Воображение, конечно, рисовало нечто грандиозное, внушительное, державное... Поэтому, когда мы остановились перед одноэтажной казармой, со всех сторон увитой лозой со свисающими виноградными гроздьями, скрыть разочарование было сложно. Длинный коридор, рабочий кабинет начальника, он же спальня, комната досуга, бильярдная, теннисный стол, скромный спортзал... И ни души вокруг.

- Нас тут по штату четыре человека, а сейчас и вовсе двое, - пояснил тогда Дмитрий Жаворонков.

Западная пресса в те дни тревожно нагнетала: на базе в Тартусе высадилась дивизия российских морпехов. И, честно говоря, надежда увидеть бравых воинов в черных беретах в нас теплилась до последнего. Но, обойдя за пять минут всю «базу», следов массового пребывания передовых подразделений мы тогда не обнаружили. Скорее - следы запустения. Два небольших ангара-склада с ремонтными материалами и инструментом. За ними — скромный парк машин. Не боевых, опять же – дряхлые заправщики, престарелый грузовик, дизель-генератор. Через дорогу - волейбольная площадка и свой пляж с мангалом и коптильней. Вот тебе и все «российское присутствие».

Может быть планы российской операции в Сирии уже тогда составлялись в кабинетах Генштаба. И через нас, журналистов, военные хотели усыпить бдительность западных ястребов. Ведь в нашем репортаже не было ни бряцанья оружием, ни грозного оскала российского морпеха, ни напичканного крылатыми ракетами флота у побережья арабской республики. Все это в своем грозном великолепии появится спустя три года внезапно. А четыре года назад, в июне 2012-го, мы ехали на обветшалый причал вдоль полуторакилометровой черной трубы, по которой на корабли подается чистейшая пресная вода из скважин.

- Можем и 100 тонн перекачать за сутки, если два насоса включим последовательно, – с гордостью похвастал начальник ПМТО.

В ответ, мы процитировали ему слова Верховного муфтия Сирии: «Если Россия уйдет с базы в Тартусе, ей во всем Средиземном море никто стакана пресной воды не нальет».

У причала в ржавых разводах стояла видавшая все моря «пээмка» - плавмастерская ПМ-138. С польскими двигателями 40-х годов. И штатом немолодых русских мужиков с золотыми руками, которых в СССР не без основания называли «рабочей интеллигенцией».

Сирийские ракетные катера у причала в Тартусе. Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Сирийские ракетные катера у причала в Тартусе.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

- Любой ремонт наших кораблей можем сделать – плановый, аварийный, электрика, повреждения корпуса, корабельные силовые и вспомогательные установки, - перечислял командир ПМ-138 Александр Кашалаба. - У нас вообще специалисты экстра-класса, севастопольские судоремонтники.

У причала напротив покачивались сирийские сторожевики и ракетные катера. В огромной гавани они казались очень маленькими, словно игрушечными. Этой морской бригаде явно не хватало мощи и величия, пусть даже визуального.

- Если понадобится, мы сможем разместить здесь хоть три дивизии ваших морпехов, я вам обещаю, - божился перед нами в тот день генерал Дагер.

Похоже, пришла пора выполнять свои обещания.

Карта

Карта

КСТАТИ

Сколько может стоить России ее военно-морская база в Сирии?

Виктор БАРАНЕЦ

Сейчас между Москвой и Дамаском идут переговоры на сей счет. Обеим сторонам надо договориться: сколько причалов Сирия позволит эксплуатировать нашим кораблям? На каких условиях? Что Россия будет вынуждена «возить» на своих кораблях и военно-транспортных самолетах в Тартус, и что может на месте предоставить Сирия? Какой будет система охраны базы на берегу и в море? Какой будет береговая инфраструктура в Тартусе? И вот так - несметное количество вопросов. К тому же «стоимость» базы будет зависеть от того, сколько надводных кораблей, подводных лодок, судов обеспечения, хранилищ и тд. войдут в структуру новой базы ВМФ РФ. Военные экономисты подсчитали, что если российская группирвока кораблей ВМФ в Тартусе будет насчитывать 10-15 боевых кораблей и судов обспечения, то это обойдется Москве не более чем $20-25 млн. в год. Причем, расчет необязательно может вестить «живыми деньгами», - возможен бартер. Достаточно будет поставить Сирии 3-4 танка Т-90, чтобы рассчитаться за аренду «куска» побережья в Тартусе в течение года.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24