Политика

Алексей Нечаев, основатель партии «Новые люди»: Передайте спорт в частные руки

Скажу сразу. Я не считаю себя экспертом в области спорта. В частности, футбола. Но я с большим интересом слежу за судьбой футбольного клуба «Краснодар». Не только с точки зрения спортивных результатов

На мой взгляд, этот клуб - прообраз будущего всего российского спорта. Это проект, в котором нет ни копейки государственных денег

Лифт к медалям не поедет

Команда мастеров «Краснодар» - это ведь лишь верхушка айсберга. Его подводная часть - это целая система, в которой футболом занимаются около 10 тысяч детей. Лучшие воспитанники этой футбольной академии имеют шанс пробиться наверх. Сначала в молодежный состав ФК «Краснодар», а оттуда уже в главную команду. Уже более 10 человек из академии сыграли за основной состав.

Основал эту футбольную республику Сергей Галицкий, профессионал с большой буквы и человек дела. Его «Краснодар» убеждает нас в том, что частный характер управления спортом эффективнее государственного. В этом проекте массовый спорт и спорт высших достижений гармонично дополняют друг друга. Это футбольный лифт, который работает.

В основном спорт в России - это дотационная сфера. Практически все спортсмены - бюджетники. По сути, именно мы платим им зарплату. Либо из наших налогов, либо из доходов госкорпораций. Купил билет на поезд - игроку условного «Локомотива» капнуло на банковскую карту. Далеко не всех устраивает, что их налоги идут на многомиллионные оклады профессиональных футболистов, хоккеистов, баскетболистов.

Ничто не мешает сделать тот или иной вид спорта модным, трендовым, сделать его субкультурой для молодежи.

Ничто не мешает сделать тот или иной вид спорта модным, трендовым, сделать его субкультурой для молодежи.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

ФК «Краснодар» - частный футбольный клуб. Там тратят столько, сколько заработали. Болельщикам нравится такой подход. По моему мнению, так и должно быть. Спорт в России лучше постепенно передавать в частные руки. Для этого необходимо создать среду, в которой бизнесу было бы интересно инвестировать в спорт: как массовый, детский, так и профессиональный.

Конечно, крупный бизнес нашему спорту помогает и сегодня. Спонсирует отдельные клубы и целые федерации, строит стадионы, бассейны, залы, футбольные поля и спортивные площадки, выплачивает стипендии атлетам и тренерам. Но делает это не всегда добровольно, по собственной инициативе. Чаще всего - по просьбе государства.

Отказывать государству у нас не принято. Другой вопрос, что бизнес при таком раскладе просто дает деньги. Не вникая в суть и не пытаясь построить эффективную модель. Оплатили и забыли. Между тем примеры успешных частных проектов в массовом спорте уже существуют.

Например, сеть частных футбольных школ «Юниор», где занимаются свыше 55 тысяч детей. Это почти 500 школ в 200 городах России и других странах мира: Белоруссии, Армении, Молдове, Китае, Нигерии, Египте. Проект работает по франшизе. Это позволяет ему быстро расти, масштабироваться, привлекать бизнес-партеров из разных регионов России и мира.

В чем разница между частной и государственной спортшколами?

Не умаляю заслуг государственных спортшкол - там работают энтузиасты своего дела. Часто за очень скромную зарплату. Но у государственной модели есть две ключевые проблемы. Это невозможность масштабирования и консервативное наполнение. Тренировочные методики не успевают за современными технологиями.

Кроме того, в государственной спорт-школе родители выключены из тренировочного процесса. Их задача - привезти ребенка на тренировку, а затем забрать с тренировки. Тренеры крайне неохотно делятся с родителями информацией об успехах или неудачах их ребенка. Очень быстро у родителей наступает апатия, а у детей усталость. Они не понимают, на что тратят свое время. Не видят целей, к чему стремиться.

Спортивный лифт в государственном спорте давно сломался. Примерно 95% выпускников завершают карьеру, толком ее не начав. Уходят из спорта после окончания спортшколы. В лучшем случае выступают на студенческом уровне. До команд мастеров добираются единицы.

Занятия в частных спортшколах построены на принципах партнерства. В школе «Юниор», к примеру, на форму ребенка прикрепляется радиомаяк. Его сигналы расшифровываются компьютерной программой.

Каждый родитель может зайти на сайт в личный кабинет и узнать, как перемещался его ребенок во время игры и тренировки, сколько он пробежал, с какой средней и максимальной скоростью. Увидеть статистику точности передач, силы удара, количество перехватов и потерь мяча.

Примерно 95% выпускников государственных спортшкол завершают карьеру, толком ее не начав.

Примерно 95% выпускников государственных спортшкол завершают карьеру, толком ее не начав.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

Такую же информацию видят и тренеры. С ее учетом они могут корректировать тренировочный процесс, обращать внимание ребенка и его родителей на плюсы и минусы. Родители чувствуют себя вовлеченными в жизнь своего ребенка, они готовы за это платить. Тем более что обучение не стоит каких-то заоблачных денег.

Можно возразить, что этот пример взят из футбола, самого популярного вида спорта в России. Отвечу, что популярность и успех не приходят по указанию сверху. Все начинается «с земли», с детского спорта. Посмотрите, какая сумасшедшая популярность сейчас у фигурного катания, в первую очередь женского. Связано это с работой всего одной школы под руководством Этери Тутберидзе. И это тоже школа с частным управлением.

А вот другой, печальный пример - биатлон. Вроде много хайпа, заоблачные телерейтинги, огромная армия фанатов. Но Россия с каждым годом в биатлоне выглядит все хуже и хуже. Скандалы в федерации, проблемы с допингом, непонятные критерии отбора в главную команду. В результате биатлонисты уходят из сборной России и начинают выступать за другие страны.

Родители в биатлон отдают детей неохотно. Муштра, палочная дисциплина, нездоровая конкуренция, неуверенность в своих силах. Перспективные юниоры вроде бы есть, но на взрослом уровне они теряются, перестают расти.

Причина проста - биатлон на бюджете. Его развитие отдано на откуп региональным федерациям. Их финансирование зависит от побед здесь и сейчас. Чиновники из кожи вон лезут, чтобы дети и подростки из их региона выигрывали любой ценой. Что будет с ними дальше, их не особо интересует.

Конечно, есть и такие виды, которые у нас никогда не достигнут популярности футбола или биатлона, но которые развивать тоже надо. Любой массовый спорт - это одна из ключевых составляющих здоровья нации, это забота о детях, способ отвлечь их от пагубных привычек и просто безделья. Посмотрите, сколько родителей отдает своих дочерей в гимнастику. Они не думают об олимпийских медалях. Они хотят, чтобы у их дочерей была хорошая осанка, гибкость, пластичность.

Ничто не мешает сделать тот или иной вид спорта модным, трендовым, сделать его субкультурой для молодежи. В 90-е годы, например, такой субкультурой стал стритбол. Все началось с увлечения баскетболом НБА. К нему добавились музыкальные вкусы, особый стиль в одежде, прически, жесты, манеры поведения. В турнирах по уличному баскетболу участвовали десятки тысяч человек. Пошел обмен спортсменами, которые переходили из классического баскетбола в стритбол и обратно. Это тоже разновидность спортивного лифта.

Во всех сферах нашей жизни главное - это люди. Лично знаю очень многих людей в нашей стране, которые уже развивают спорт по новым правилам. Я тоже в свое время решил не оставаться в стороне. Помогаю студентам и старшеклассникам заниматься карате-кекусинкай. Это делает их увереннее, сильнее, воспитывает ответственность, выдержку, самообладание. Радостно, что людей, инвестирующих в спорт, становится все больше. Они не кричат о себе на каждом углу, они просто делают свое дело, не просят денег у государства. Кто-то подготовит тысячу детей, кто-то десять тысяч и больше. За такими новыми людьми - будущее российского спорта и его новые, честные победы.

Популярность и успех не приходят по указанию сверху. Все начинается «с земли», с детского спорта.