Общество

В чьих руках находятся петербургские памятники культуры

Высокопоставленные чиновники бесконтрольно и беззаконно манипулируют тысячами объектов недвижимости?
Высокопоставленные чиновники бесконтрольно и беззаконно манипулируют тысячами объектов недвижимости

Высокопоставленные чиновники бесконтрольно и беззаконно манипулируют тысячами объектов недвижимости

Фото: Shutterstock

Война чиновников против университета

Российские СМИ уже немало писали об очередном скандале вокруг деятельности петербургского Комитета по охране памятников (КГИОП). «Памятник русского зодчества XIX века», поставленный на государственную охрану решением Правительства РФ, оказался бараком для рабочих постройки советских времен.

Причины «ошибки» лежат на поверхности: деревянное здание, с 1934 года принадлежащее профсоюзам, было построено на элитном участке земли, оцениваемом ныне примерно в 100 млн. рублей. И чиновники сейчас, по всей вероятности, хотят этот объект «отжать» с помощью хитрых манипуляций.

Комбинаторам не повезло. В этом месте теперь расположена студенческая спортивная база Гуманитарного университета профсоюзов, Ученый совет которого начал обстоятельно разбираться в этой истории.

Тайная государственная экспертиза за 416 рублей

Скажу сразу, фактура поражает. Вот центральный документ, положенный в основу признания Правительством РФ барака памятником, - государственная историко-культурная экспертиза, организованная КГИОП.

Если верить документам, представленным КГИОП, экспертиза заказана 27.10.2014 и выполнена тогда же, буквально в этот же день. Обществу охраны памятников (ВООПИК) за нее было выплачено государством 331 788 рублей. Имя эксперта опустим в силу его уверенного приближения к 90-летию. Личность вполне уважаемая. Учитель истории, написавший в свое время кандидатскую по искусствоведению, - о русском деревянном зодчестве в произведениях живописцев. Преподаватель, разбирающийся в живописи – это хорошо…

Опять-таки по документам за работу эксперт получил 416 рублей 66 копеек (оклад 10 тыс. руб. в месяц, один день работы из 24-х в месяц). И отработал соответственно. Куда ВООПИК потратил оставшиеся 331 тысячу 371 рубль – даже гадать не будем.

Весь текст экспертизы, по сути, «высосан из пальца». Напутано все, что можно. Якобы, автор посетил массу госархивов. Но, по нашим данным, архивы не посещал. (Самый старый архивный документ – планировки барака 1936 года.) Якобы, был на месте, но внутрь здания попасть не смог «из-за категорического запрета владельцев». Но к владельцам не обращался, похоже и не знал, кто владельцы. Написал, что там был «расположен детский сад», хотя в то время объект круглосуточно охранялся университетской службой безопасности. Якобы, произвел фотофиксацию, но использовал материалы из интернета, размещенные в сети в 2011 году (сайт проекта CityWalls)…

А что нельзя перепутать, эксперт выдумал. И что «капремонт здания не проводился» (проводился, и еще как), и что здание «находится в удовлетворительном состоянии» (не эксплуатировалось с начала 90х годов, поскольку сгнило и полуразрушилось), и что «объемно-пространственные решения сохранились» с 1879 г. (в особенности, видимо, туалет в «доме богатого купца» с тремя дырками в полу – для групповых посещений обитателями барачных клетушек), и что сохранились «подлинные конструктивные элементы» (это, наверное, привиделось на фотографиях фасада из интернета). Забавно и грустно, но в акте госэкспертизы фигурирует несуществующий юридический адрес объекта. И т.д. и т.п.

Все это – полбеды. Главное – здание идентифицируется как конкретный историко-культурный объект «дача при саде Озерки», «созданный в 1877 – 1879 г.г. и приобретенный в 1888 г. нарвским купцом К.И. Ланге». Однако никаких (абсолютно никаких!) фактических оснований для этого нет. Видимо, учитель истории считает возможным сочинять историю как фантастический рассказ, без каких-либо архивных документов.

Эксперт просто берет фрагмент рассуждений на темы истории из справки, подготовленной по заказу КГИОП в 2000 году группой специалистов под руководством профессора В.Г. Лисовского и переводит предположения в факт. Но это беллетристика вместо научного исследования, требуемого в подобных случаях. Однако формально данное сочинение влечет за собой ряд серьезных правовых последствий.

…Злосчастный барак 20.02.2001 был внесен КГИОП в «Список вновь выявленных объектов, представляющих культурную ценность». По закону петербургские чиновники были обязаны в течение года провести научное изучение объекта и представить его правительству для включения в «Единый государственный реестр объектов культурного наследия народов РФ». Или принять официальное решение об отказе считать объект памятником. Но «хранители культуры» не изучили его за все прошедшие 20 лет.

Сделали же совсем иное. 09.12.2014 года в судебном порядке отказались от каких-либо претензий к владельцам. Заявили, что не могут доказать, что данный объект - памятник. Даже не упоминая о существовании той самой экспертизы, якобы выполненной ВООПИК 27.10.2014 года. (Как полагает университет, эта экспертиза была оплачена в 2014 году, а «выполнена» только в 2016-м). Кстати, государством установлен строгий порядок публикации подобных экспертиз со сроками общественных обсуждений и принятия решений в 45 дней. Данная экспертиза была «проведена» тайком и не вывешена на сайт до сих пор.

КГИОП скрытно подал документы на придание бараку статуса памятника в федеральные органы к моменту, когда деревянное сооружение уже разрушилось от ветхости, пожаров и было растащено, очевидно на дрова, неустановленными лицами. Чиновники обманули Правительство РФ, узаконив на бумаге существование уже фактически не существующего «памятника».

Теперь же, используя права надзорного органа, обкладывают спортбазу вуза жуткими штрафами, не давая владельцам ее модернизировать и использовать по назначению. Якобы, «не сохранили памятник». По существу подталкивают к продаже за бесценок.

Между тем, целым рядом профессиональных, лицензированных экспертов установлено, что никаких архивных документов о тождественности барака купеческому дому не существует, к тому же на всех архивных картах до 1915 г. включительно такого здания нет. Экспертиза Русского музея датировала нижний слой покраски уцелевших деревянных фрагментов декора 2м-3м десятилетием ХХ века, а строительные экспертизы четко определяют фундамент как сооружение советского времени с использованием рубероида, цемента и кирпичей, собранных, судя по всему, из остатков иных разрушенных фундаментов окрестных бараков.

Зона коррупционной ёмкости

Конечно, вся эта конкретная история сама по себе – вопиющее безобразие. Но стоит задуматься и о другом. Приказом КГИОП от 20.02.2001 № 15 в категорию памятников введены тысячи объектов. Профсоюзный барак проходит под № 644. В то же время сотни из этой категории выведены. А сколько таких манипуляций произведено за последние 30 лет, кто и как это контролирует?

Основательное знакомство с происходящим в сфере охраны памятников показывает: КГИОП не контролирует никто на свете, включая Господа Бога! И это в ситуации, когда Петербург давно известен формированием мощнейшего строительного лобби, когда ни один жилец в старой части города не может передвинуть перегородку квартиры или поставить кондиционер без оформления тьмы документов в надзорном ведомстве. В современном лексиконе подобное называют зоной повышенной коррупционной ёмкости.

Министерство культуры страны, по всей видимости, считает себя за КГИОП не ответственным. Дескать, все памятники поделены на федеральные и региональные: «Региональные – не наша проблема». Губернаторы города сменяются с известной регулярностью, отписываясь на любые претензии справками самого КГИОПа, ничего толком не проверяя. Вице-губернаторам управление таким комитетом, очевидно, просто не под силу. Работают как почтальоны между градоначальником и КГИОП.

В итоге скандалы на ниве охраны памятников сотрясают Петербург с удручающей регулярностью. И протекают весьма однообразно. Как правило, вспыхивает праведным гневом несколько одних и тех же лиц в депутатском корпусе, возбуждается определенная группа СМИ, обладающих репутацией любителей поборов. По прошествии короткого времени критики дружно замолкают. Горожане уже давно догадываются, почему.

Есть еще ВООПИК, связанный с чиновниками пуповиной многомиллионных госбюджетных контрактов. Эти в перерывах между получением баснословных сумм систематически поругивают КГИОП, изображая принципиальность. Есть в городе и профессиональное сообщество экспертов, непрерывно строчащее тысячи и тысячи экспертиз (как мы уже видим, по штуке в день). Тем и рот для критики чиновников открыть в голову не приходит.

Российские СМИ уже немало писали об очередном скандале вокруг деятельности петербургского Комитета по охране памятников (КГИОП).

Российские СМИ уже немало писали об очередном скандале вокруг деятельности петербургского Комитета по охране памятников (КГИОП).

А на столе у меня – письмо общероссийского движения, рассказывающее о деятельности КГИОП по изъятию квартиры у блокадника, ветерана войны. Тот же стиль, что и в случае с профсоюзным бараком: подмена документов, трюки в судах, действия в интересах соседа - собственника «авторского бара»…

Руководство КГИОП понять можно. Если реальную работу по охране памятников никто не контролирует, зачем себя ею утруждать? Получается, что чиновникам можно просто жонглировать судьбой тысяч объектов недвижимости, манипулируя экспертами, создавая фэйковые документы, по своей прихоти превращать бараки в памятники и памятники в бараки, можно внаглую плевать на все инструкции, на все обязанности, наслаждаясь правами. Права без ответственности – самый сладкий сон нынешнего чиновника, казалось бы, невероятное «окно возможностей», вдруг ставшее реальностью в пору современных рыночных отношений.

Читатель спросит: а где же суды, правоохранительные органы? – Похоже, находятся в заблуждении, весьма типичном в последние годы для некоторых местечковых элит. Путают интересы государства с интересами конкретных граждан, попавших в чиновничьи кресла: «Вот договоримся между собой, что черное – это белое. Значит, так и будет».

Так что же получается: петербургский КГИОП – структура, представляющая собой общественную опасность, и некому в России с нею разобраться? Некому проверку провести?...

По поручению Ученого совета СПбГУП:

Марков А.П. доктор культурологии, доктор педагогических наук, Заслуженный деятель науки России, профессор СПбГУП.