В мире

Могут ли в мире признать независимый Карабах?

Какие дипломатические игры идут вокруг «горячей территории» на Южном Кавказе
Нагорный Карабах. Мартуни. Хвостовой элемент снаряда реактивной системы залпового огня (РСЗО) "Смерч" после обстрела города. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Нагорный Карабах. Мартуни. Хвостовой элемент снаряда реактивной системы залпового огня (РСЗО) "Смерч" после обстрела города. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Нагорный Карабах, являющийся точкой раздора между Азербайджаном и Арменией уже около 30 лет, полагает себя независимой республикой все эти десятилетия.

Но считать себя независимыми и быть таковыми, в первую очередь, в глазах мирового сообщества - все-таки не одно и то же.

После того, как в конце сентября 2020 года на данных территориях возобновились вооруженные столкновения, представители одной из сторон конфликта устами ряда своих руководителей стали напоминать о том, что Нагорно-Карабахская республика за минувшие годы вполне созрела, по их мнению, до статуса субъекта международного права.

Как напоминают эксперты ресурса NEWS.ru, подобного рода заявления звучали, в частности, от премьер-министра Николы Пашиняна. За минувшие три недели руководитель Республики Армения вопрос о признании независимости НКР поднимал не однажды. При том наблюдалась апелляция и к международным структурам, и к странам-посредникам в деле мирного урегулирования конфликта.

А президент Армении Армен Саркисян напомнил, что за независимость Нагорного Карабаха высказывался еще Верховный Совет Армянской ССР — причем это прозвучало еще до того, как перестал существовать Советский Союз. После распада СССР, ведения боевых действий на этих землях и заключения в 1994 году перемирия в столице Киргизии Бишкеке, начался политический Минский процесс. И вопрос о статусе НКР оказался в «подвешенном состоянии».

Президент Армении Армен Саркисян. Фото: Zuma/TACC

Президент Армении Армен Саркисян. Фото: Zuma/TACC

Ереван подчеркивает, что если дипломатические переговоры о мирном урегулировании зайдут в тупик, то он, вероятно, признает независимость данной республики. Но, возможно, стоит напомнить о том, что существует резолюция ООН, в которой 20% территории Карабаха признаются оккупированными соседом с запада.

Однако данный факт не мешал процессам, которые шли в Армении по поводу статуса Нагорного Карабаха. Вопрос об отношении к независимости непризнанной республики поднимался в армянском парламенте не однажды - начиная с 2009 года. Эксперты с разными точками зрения на то, как решить эту проблему, сходились в одном: в Ереване могут много говорить об этом, но проголосовать за столь решительный шаг смогут вряд ли.

Был ли армянской стороне выгоден фактор наличия НКР как непризнанного государства для того, чтобы иметь возможности для маневра на переговорах в Минской группе? Возможно. При том во время этих маневров возникали варианты о вовлечении представителей Нагорного Карабаха в процесс переговоров.

А сейчас, когда, после 27 сентября, расстановка сил и конфигурация противостояния на данных территориях изменилась, Ереван, вероятно, иначе воспринимает вопрос о признарнии независимости НКР — как козырь в международном диалоге, во время которого не исключен шанс «сохранить», например, под своим контролем Степанакерт.

Но нужно ли все это тем сторонам, которые выступают посредниками в урегулировании конфликта?

Для России это, скорее, раздражающий фактор. Для Запада, вероятно, тоже, поскольку саму необходимость существования Минской группы ОБСЕ это решение просто нивелирует. Ведь до последнего времени тема Карабаха была одной из немногих, где, в общем, сходились интересы Москвы, Вашингтона, Парижа, Брюсселя.

Новая конфигурация никакими международными соглашениями не предусмотрена и всю ситуацию может лишь запутать, что, разумеется, способно вызвать лишь досаду и раздражение у высоких участников.

В частности, Чрезвычайный и Полномочный Посол России Александр Крамаренко высказал мнение, что, наихудшим вариантом для Москвы станет тот, «когда будут настаивать на абсолютном контроле над территорией Нагорного Карабаха».

При том попытки сделать конфликт «интернациональным", в частности, предложение Греции ввести санкции в ЕС против Турции, успехом не увенчались.

И признание независимости НКР вряд ли ждет международный успех — позитивного отношения к таким устремлениям со стороны основных игроков не наблюдается.

Личное мнение автора статьи может не совпадать с позицией редакции