2015-02-04T03:27:02+03:00

Как я медитировала на сексуальные темы

Наш корреспондент в поисках непознанного отправилась в Индию и нашла этого непознанного в избытке...
Поделиться:
Комментарии: comments11
В этом почтенном старце Нисаргане, с которым запечатлелась Дарья, трудно теперь узнать одесского художника - гуляку и плейбоя.В этом почтенном старце Нисаргане, с которым запечатлелась Дарья, трудно теперь узнать одесского художника - гуляку и плейбоя.
Изменить размер текста:

Территория, свободная от СПИДа

Последний раз я сдавала анализы на СПИД в Багдаде согласно приказу Саддама Хусейна, в разгар войны, когда американские бомбардировщики кружили над городом, словно разборчивые мухи над куском бисквита. «Анализы будут готовы через месяц», - заявила улыбчивая врач. В условиях войны я восприняла ее слова как проявление черного юмора и сбежала из Ирака, так и не узнав результата.

Вторично мне пришлось проверяться на СПИД в Индии, в небольшом провинциальном городе Пуна. Всего пятнадцать минут ожидания после укола, и я облегченно вздохнула, получив пропуск в ашрам Ошо, что означало: во-первых, я не больна СПИДом, во-вторых, я стала членом одного из самых странных заведений на земле - медитационного центра Ошо.

Ашрам - уединенное место, где духовный учитель (гуру) собирает своих учеников, чтобы поделиться с ними знаниями о жизни. Лет тридцать назад ашрам Ошо славился как общество по разврату на паях. В блаженные времена хиппи - времена цветов, свободной любви, марихуаны и борьбы за мир - здесь процветали медитации, часто заканчивавшиеся сексуальными оргиями. Духовный учитель Ошо знал, чем привлечь беспечных хиппарей. «Секс - это детская игра, - утверждал он. - Играйте, пока не наиграетесь. Потом вы пойдете дальше». Исходя из старого правила, что к Дворцу Мудрости приходят путем пресыщения, он разрешал любые вольности и проявления сладострастия, на которые ханжеское и лицемерное индийское общество смотрело весьма косо.

Ошо умер. Его наиболее горячие (в сексе) последователи эмигрировали в более демократичный Амстердам. Оставшиеся ученики превратили ашрам в самый большой в мире респектабельный медитационный курорт. Территория ашрама - заповедник разумной роскоши. Вокруг райские кущи, фонтаны, водопады, огромный бассейн с прохладной водой, элегантно простые здания для учебных курсов, столовая с превосходной вегетарианской едой. По ашраму бродят люди в длинных пурпурных балахонах (униформа всех участников), к вечеру народ переодевается в белые ночные рубашки. Первый раз, когда я увидела в ночи процессию людей в белых одеяниях, я решила, что у меня невинный тропический глюк. Позже мне объяснили, что это братство белых рубашек, к которому запросто можно присоединиться для совместных вечерних медитаций.

Выходя из этого рая, немедленно попадаешь в ад неописуемой индийской провинциальной нищеты. Пот, пыль, брань, пронзительная какофония автомобильных клаксонов, бесцельная суета, немыслимая вонь отбросов, толкотня, отдавливание мозолей на ногах. Шалея от жары, липкого воздуха и назойливости несметных попрошаек, я вцепилась в первого же белого человека, который попался мне по пути. «Где тут какой-нибудь бар для иностранцев?» - завопила я на английском. «А ты откуда?» - подозрительно спросил он. «Из Москвы». «И я из Москвы», - засмеялся белый иностранец.

Миллионеры в поисках нирваны

Незнакомец втолкнул меня в ближайшую грязную кафешку, в которой не оказалось алкоголя, зато всех поили крепким, как яд, черным чаем с перцем, кардамоном и молоком. Эта зверская жидкость немедленно прочищает мозги. Незнакомец назвался Виктором и рассказал мне свою историю. Он уже одиннадцатый год шарахается по Индии и отнюдь не мучается ностальгией. «На что же ты живешь?» - поинтересовалась я. «Очень просто. Сдаю в Москве свою квартиру за тысячу долларов (заметь, честно плачу налоги), и деньги мне высылают прямо сюда. Тысяча долларов в Москве не деньги, а в Индии на них можно жить с шиком. Сто долларов за отличную комнату, сто долларов в месяц на еду, а на остальные деньги можно путешествовать и развлекаться. Чем не жизнь?» - «Послушай, ты здоровый мужик в самом соку. Неужели тебя не тяготит безделье?» - «Ничуть. Когда-то в Москве у меня была своя фирма по недвижимости, потом я приехал в свое первое путешествие в Индию и познакомился с одним парнем из Калифорнии. Он создал свою компанию с нуля и вкалывал как проклятый, без выходных и отпусков, пока не сколотил пять миллионов. Деньги, конечно, хорошие, но для Калифорнии не слишком серьезные. И он понял, что надо вкалывать еще больше. И к 35 годам мужик загремел в больницу с нервным истощением и с целым букетом болезней. И вот лежит он, бледный и печальный, на больничной койке, и к нему приходит его приятель-бессребреник, только что вернувшийся из Индии. Приятель выглядел прекрасно, весь свежий и загорелый. И до миллионера впервые дошло, что он тратит свою жизнь без толку, не получая от нее удовольствия. Он положил свои пять миллионов в банк и переселился в Индию. Когда я выслушал его историю, я решил учиться на чужих ошибках. Я вернулся в Москву, развелся с женой, оставил свой бизнес и стал колесить по свету, а потом надолго застрял в Индии. В ашраме Ошо, кстати, много миллионеров, разочаровавшихся в деньгах. Они живут здесь месяцами, медитируют, читают, рисуют, один даже лепит горшки.

Одна моя московская знакомая сделала себе силиконовую грудь и приехала в ашрам искать себе мужа-миллионера. Она прогуливалась вдоль бассейна в купальнике, демонстрируя свое тело, но рыбки не клюнули. Здесь такие номера не проходят». - «Ты хочешь сказать, здесь люди не интересуются сексом?» - «Еще как интересуются. В сущности, ашрам Ошо - это место для замаскированного поиска партнера. Здесь много одиночек, приехавших с конкретной целью. Ты сразу почувствуешь это на себе».

Первые уроки медитации

Нас было тридцать человек новичков из тридцати стран - из Бразилии, Аргентины, Швеции, Австралии, США, Швейцарии, Германии, ЮАР, Индии, Франции и т. д. Прямо-таки Организация Объединенных Наций в миниатюре. Все разных возрастов и профессий, но в одинаковых красных балахонах.

То, что произошло дальше, показалось мне более чем странным и не лезло ни в какие ворота. Всех нас заставили высморкаться в салфетки, а потом велели дышать через нос - часто, сильно, с шумом, ускоряя темп. И когда показалось, что все уже на пределе, девушка-инструктор приказала: «Взорвитесь!» И комната превратилась в филиал сумасшедшего дома. Люди прыгали, скакали, визжали, боксировали воздух, тряслись в экстазе, выкрикивали непристойности и оскорбления на всех языках. Особенно усердствовал один немец. Прежде такой спокойный и выдержанный, он превратился в исчадие ада - вертелся на месте волчком, подвывая, словно дикий зверь, а потом хохотал, как безумный, истерическим, неуемным смехом. Я стояла, растерянная, посреди комнаты, не в силах включиться в игру, и мне хотелось всем надавать пощечин, чтобы привести их в чувство.

«А теперь поднимите руки вверх, прыгайте и кричите: «Ху! Ху! Ху!», - велела инструктор. - Каждый раз опускайтесь полностью на всю ступню. Освободите свой сексуальный центр». Я решила, что мне ни к чему освобождать свой сексуальный центр и демонстративно уселась на пол, чувствуя себя взрослым на детском празднике. Я спрашивала себя: «Что мешает мне расслабиться?» Ответ нашелся сразу: я боялась показаться смешной. Эта мысль меня разозлила как проявление собственной слабости, и я решила всерьез заняться медитацией.

Днем я отправилась в роскошный храм, выстроенный в виде египетской пирамиды. Все меня поразило. В огромном пустом прохладном зале тысячи людей тряслись в такт странной тягучей музыке с чуждым ритмом. Казалось, что у всех одновременно случился приступ малярии. Несмотря на внутреннее сопротивление, я вдруг почувствовала, что тоже дрожу всем телом. На какой-то момент я совсем потеряла над собой контроль. Меня колотило так, как будто ко мне подключили тысячи электрических проводов.

И вдруг раздался удар гонга, и все разом упали на пол. Наступила такая тишина, что я слышала только собственное дыхание. Я тоже вытянулась на прохладном мраморном полу и попыталась сосредоточиться на чем-нибудь высоком. Но о чем может думать лежащая женщина? Разумеется, о сексе. Все мое тело заныло от желания любой случайной ласки, любого прикосновения. «Возьмите же меня, возьмите! Я отдамся каждому. Только возьмите!» Мне казалось, еще чуть-чуть, и я испытаю оргазм. И когда этого не случилось, я едва сдержала крик разочарования. Внезапно я перестала дрожать и физически почувствовала, как вся нервная энергия стекает с пальцев моих рук и ног. Наступило чувство отрезвляющего покоя, и я провалилась в глубокий освежающий сон. Проснулась я от удара гонга, вся расслабленная, мягкая и тягучая, как кошка. Мне хотелось ластиться и мурлыкать. Я чувствовала себя отдохнувшей, хотя по часам поняла, что спала не более пяти минут.

Индийский «старец» из Одессы

Мне необходимо было с кем-то поделиться своими переживаниями, и я нашла старца Нисаргана. Старцем я прозвала его за полное внешнее сходство с древними отшельниками. Длинная седая борода пророка, худое жилистое тело, темперамент фавна и горящие безумием и похотью глаза. Он, как никто другой, походил на святых Льва Толстого, которые готовы отрубить себе руку, чтобы избежать соблазна. Бывший одесский художник, он восемнадцать лет назад сбежал от своих родных и близких в Индию и назвался Нисарганом (что означает «природа»). В соответствии с индийской традицией, если человек устал от своего прежнего «я», он берет себе другое имя и начинает новое существование.

«Когда я медитировал первый раз, у меня в голове утвердилась лишь одна мысль: «Я хочу спать с разными женщинами», - сказал мне Нисарган. «Что же ты сделал?» - спросила я с любопытством. «Я закрыл книжки по медитации и стал двигаться в сторону моего желания. Самое трудное в жизни - это находиться в настоящем моменте. Человек - странное существо. Он не может жить сейчас. Его мысли либо уплывают в прошлое, либо торопятся в будущее. А секс - это единственная возможность оказаться в моменте сейчас, ощутить вкус к жизни. В момент оргазма ты не думаешь о вчера или завтра. Ошо говорил: «Человек вкусил это ощущение жизни через секс, а потом стал задумываться, как бы это сделать без секса?» «Но почему?» - возмутилась я. «Зависимость от партнера, - веско ответил Нисарган. - Женщины - это куча проблем. Им нужно угождать, за ними нужно ухаживать. Женщины требуют денег. А с помощью медитации можно достичь состояния внутреннего экстаза, нирваны. В сущности, медитация - это индифферентное отношение к мыслительному процессу. Это то, к чему призывает Ошо: «Дайте телу и уму быть целиком единым целым, но помните, что вы должны стать свидетелем. Покиньте их, тихо, медленно, через заднюю дверь, без сражения, без борьбы».

(Окончание - в следующем номере «толстушки».)

Мужчины ашрама Ошо

О, они великолепно выглядят! Они подтянуты, худощавы (следствие вегетарианской еды, жаркого климата и физических упражнений), они легко идут на контакт, знают женщин, они начитанны и умны, они умеют к месту пошутить. Они на редкость моложавы. (Я всегда давала им на десять лет меньше.) При разговоре, стараясь меня в чем-нибудь убедить, они дотрагивались до меня умными пальцами, и я понимала, какое наслаждение меня ожидает. Они садились рядом со мной, чтобы питаться моей энергией, они предлагали сделать мне массаж, избавить меня от головных болей и научить расслабляться.

Но когда я открыла тайный источник их сил, я потеряла к ним интерес. Их эликсир вечной молодости - безупречный роскошный закоренелый эгоизм. Они всю жизнь жили для себя и потому прекрасно сохранились. Многие из них никогда не были женаты, а те, кто был связан брачными узами, успели с ними развязаться. Дети (если они были) уже выросли, не слишком обремененные отцовской опекой. Я вспомнила одного высокого седовласого англичанина, который говорил мне элегантным светским голосом: «Дети! Сохрани Бог! Как могут люди быть столь эгоистичны, чтобы заводить детей в нашем жестоком, обреченном на гибель мире!» Этот англичанин всю жизнь провел в Бангкоке, развлекаясь с тайскими девочками и ни в чем себе не отказывая.

Виктор был моим искушением в этом стане очаровательных циников. Мы оба - отчаянные авантюристы, отравленные многолетними цыганскими скитаниями по всему миру. Но я, беспечная эгоистка, ломающая и вещи, и людей, всегда инстинктивно искала в мужчинах опоры, равновесия и, как это ни смешно, добропорядочности.

- Я всегда жила для себя, - призналась я Виктору одной сладкой летней ночью, - но сердцем знала, что это плохо. И верила, что есть люди чище меня, благороднее, которые живут для других. Кто-то же должен спасать мир.

- Спасать мир? - Виктор фыркнул. - Первые миллионеры, которые приехали в ашрам, пришли к Ошо с крутым желанием спасти мир. «Дорогой учитель! У нас куча денег! Чем мы можем помочь людям?» И он им ответил: «Кто вы такие, чтобы спасать мир? До вас мир пытался спасти Христос, потом коммунисты. Разве мир стал лучше? Или кому-то стало легче? Если вы хотите помогать человечеству, вы мне не интересны. Есть много мест, где вы можете реализовать свое желание». Странное дело! Люди самим себе помочь не в состоянии, а туда же - берутся помогать другим. Самый действенный способ избавиться от собственных проблем - это помочь другим. Это замечательно повышает самооценку и позволяет забыть на время о собственном дерьме. А у тебя просто не хватает мужества признать, что твой способ жизни - приятный и правильный.

Той ночью я сказала себе, что с меня хватит. Эти люди заразили меня чувством, что жить на свете не стоит труда. Эпикурейский цинизм всегда был частью моей натуры. Но ведь должно быть что-то еще. И я отправилась дальше - в ашрам живого Бога Сай Бабы...

(продолжение)

 
Читайте также