Победа11 июля 2005 19:25

Госдума могла взлететь на воздух

Именно тогда строители, разбиравшие гостиницу «Москва», забили сваю прямо в склад, где хранилось больше тонны тротила

Воскресным утром рабочие должны были демонтировать забитые в дно котлована сваи. Они их сами же туда вбили полгода назад. На стальных сваях держалась плита, подпирающая еще не разобранную стену гостиницы «Москва».

- Мать твою! - раздалось со дна котлована. Побелевший от страха сварщик буквально взлетел на отвесный склон. - Че, с ума сошли? Там же тротил!

Прораб вызвал начальство и охрану.

- Точно, тротил, много тротила, целый склад тротила, - дрожащим голосом докладывали застройщики операторам «02».

Группа саперов ГУВД прибыла к месту к 13.00.

- Нет, если выселять, то вплоть до площади Революции, - «успокаивали» они прибывающих начальников. - Тут взрывчатки - копать не перекопать. Если бы жахнуло - и метро «Охотный ряд» засыпало, и с Кремля маковки посрывало бы. А про Госдуму и говорить нечего...

Инспектора ГИБДД лихорадочно зачищали близлежащие парковки.

Со стороны поле напоминало сельскохозяйственный пейзаж: солдаты в борьбе за урожай картошки. Согнувшись в три погибели, саперы ковырялись среди обломков кирпичей. Отделяли друг от друга двухсот- и четырехсотграммовые толовые шашки. Сначала их клали на брезент. Когда на нем не осталось места, стали складывать в полиэтиленовые мешки. В ход пошла даже спортивная сумка, которую принес один из рабочих. Сначала мешков было семь, потом десять.

Часть шашек была заложена врассыпную, большая - в парафиновой бумаге и коробках по 25 килограммов.

Тротил был не «в лучшей форме». Частично развалился, побурел, как говорят специалисты - взрывчатка стала «потеть». Это значит, что на ней начали появляться капельки. Они-то и повышают взрывоопасность тротила.

- Это наши заложили, - рассказал один из саперов. - Даже точно год могу назвать. В июле - августе 1941 года, когда была угроза взятия немцами Москвы. Это не склад - взрывчатка сложена для подрыва несущей стены.

Строители развернули план гостиницы. Взрывчатка оказалась даже ниже подвала. Прямо под одной из лестниц гостиницы. Там, на первом этаже, еще два года назад работали ларечки, в них иностранцы покупали матрешек.

Кто в ответе?

- Надо проверять и под другими стенами... и зданиями, - предположил сотрудник в штатском.

Его тут же, как самого инициативного, озадачили. Он должен поднять архивы (ФСБ и Минобороны) и наконец выяснить, куда и сколько заложили тротила в сорок первом. Где его изъяли, а откуда позабыли.

Но был другой приказ...

Говорят, что с началом войны строительные организации НКВД «работали» в административных зданиях столицы. Минирование осуществлялось под контролем Управления военно-полевого строительства фронта, а в октябре для этой цели НКВД были сформированы первые саперные подразделения. Минировали все: административные здания, железную дорогу, мосты, связь, плотины и акведуки. Был приказ Сталина - ничего не оставлять врагу. И его выполняли...

Но вернемся ко времени сегодняшнему. По проекту, на месте обнаружения взрывчатки и ниже ее должен быть гараж будущей элитной гостиницы. Экскаватору копать еще четыре этажа вниз. Естественно, теперь прилегающий к Госдуме периметр тщательно обследуют саперы. Дело, очевидно, будет взято на контроль прокуратурой. К слову, урожай под вечер саперы наковыряли приличный - не менее 1160 килограммов тротила. Ночью его сожгли на Алабинском полигоне.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Тротил известен под названиями тринитротолуол и тол. Не чувствителен к удару, прострелу пулей, трению, химическому воздействию. В порошке хорошо чувствителен к детонации - взрывается от детонаторов, запалов. Не изменяет своих взрывчатых свойств в воде, при нагреве, плавлении и длительном (60 - 70 лет) пребывании в земле.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Начальник научно-технического центра «Взрывоустойчивость» Адольф МИШУЕВ: В радиусе 130 метров не осталось бы ни одного целого здания

- К сожалению, 70 процентов всех взрывов - итог рядового разгильдяйства. То, что строители вбили в тротил сваю, - еще полбеды, хотя могли угодить в оставленные рядом детонаторы, но этого не случилось. Сварщик мог разогреть кусочек тротила до 430 градусов. Это бы вызвало детонацию остальной взрывчатки. Конечно, все это дело случая. Мешок тротила можно с девятого этажа кинуть - и все обойдется. Но именно так, с малого, все начиналось на подлодке «Курск». Сначала маленькая утечка перекиси водорода смешалась с керосином, пламя перекинулось на боевые торпеды... Если бы эти 1160 килограммов тротила сдетонировали, в радиусе 130 метров не осталось бы уцелевших зданий. Не выдержали бы стены Исторического музея, Государственной Думы, Большого театра. Мы потеряли бы станцию метро «Охотный ряд». Поражение жителей фрагментами стекла и бетона случилось бы на еще большей территории, а стекла вылетели бы во всем районе. О чем тут говорить: взрыв в переходе на Пушкинской площади приравнивался всего к одному килограмму тротила...