Премия Рунета-2020
Россия
Москва
0°
Boom metrics
Политика12 марта 2006 22:00

В Баку трусами торговали, а нас шпионами признали...

Продолжение приключений Александра Мешкова и Николая Варсегова
Народ, как братьев, нас встречал. Но кто-то все же «настучал», что мы агенты ФБР. Пусть арестуют нас теперь!

Народ, как братьев, нас встречал. Но кто-то все же «настучал», что мы агенты ФБР. Пусть арестуют нас теперь!

Содержание первой части. (Начало в номере за 10 марта). Наши корреспонденты Александр Мешков и Николай Варсегов, закупив в Москве российских трусов и хрена, устраиваются торговцами на бакинский рынок. Потерпев коммерческий крах, они с остатками товара отправляются искать счастья на азербайджано-иранскую границу.

Глава 2.

Откровение от Варсегова

Восточный экспресс

Кавказская точность - предмет особого осмысления!

- Девушка, сколько километров до города Астара? - спросили мы в кассе Бакинского ж/д вокзала.

- Примерно четыреста, - отвечала кассирша.

- А сколько по времени едет поезд?

- Примерно часов восемь-девять...

- Дайте два билета на СВ до Астары.

- У нас всего один спальный вагон на всю страну, поэтому брать надо заранее, - разъяснила красавица.

В СВ мы все же попали и под утро крепко уснули. Разбудили нас уже в самой Астаре, когда пассажиры все давно вышли и состав собирался уйти в отстойник.

- Так ведь по графику мы еще едем? - удивился я, разглядывая циферблат. Не прошло и семи часов!

- Какой график? - удивился, в свою очередь, проводник и пояснил то ли в шутку, то ли всерьез: - Ветер ныне попутный!

Ветер дул действительно северный со стороны Баку, а мы прибыли на самый юг Азербайджана впритык к иранской границе.

Мешков, уроженец Эстонии, как всегда, собирался мучительно долго, и поезд терпеливо ждал, когда наконец сей пассажир покинет вагон.

Перед выходом из поезда Мешков замотался в арабский платок, дабы вызвать уважение исламского мира.

- Спрячь сигареты! - процедил он сквозь зубы. - Мы в исламской глубинке, а у мусульман сейчас строгий пост!

Пройдя по пустынной улице, мы уткнулись в небольшую чайхану. С десяток горластых мужчин здесь сидели в сей ранний час и... лопали водку! Табачный дым стоял коромыслом. При виде странных существ они напряженно притихли и стали разглядывать нас в упор, особенно мужика в бабской шали. Видно, за всю историю Астары подобного зрелища здесь еще не было.

- Салам, братья! - сказал Мешков.

В ответ они вежливо посаламились и сразу спросили:

- Вы какой национальности будете?

Мешков из-под шали гордо прохрипел:

- Русские мы!

Пока братья, притихнув, осмысливали русского в шали, мы засели подальше в угол. Подошел грузный чайханщик, спросил, показывая на мою бороду:

- Из Сибири, наверное, приехали?

- Ясный перец! Нам бы это, супчику горячего, жирного!

- Э-э! Кто же с утра супы кушает?! - не на шутку удивился чайханщик и предложил водки. Объяснили чайханщику, что водку мы кушаем только вечером, поэтому и с утра нас тянет на жирный суп.

- Может, все-таки водочки? Русская ест, московская ест... - опять начал он.

- Ни-и! Лучше скажи, что здесь написано? - указал я на огромный плакат с незнакомыми буквами.

- Да это так, - махнул он рукой.

- Секрет какой, что ли?

- Нэ-э! Тут напысано: распиват спиртное строжайше запрещено!

При этом у Мешкова мгновенно включился ассоциативный ряд:

- Скажи, брат, а девушки запрещенные в вашем городе есть?

- В Астара все ест! - гордо заулыбался хозяин. - Дэвушки ест, хороший! Когда надо?

Мешков устроил постыдный и неуместный торг, а я подумал с тоской: это ж надо как разложила этот целомудренный народ экспансия американской псевдодемократии.

Демократия, водка, секс

Помню, еще в советские времена я, будучи в командировке в соседнем городишке Нефтечале, случайно поцеловал на обочине трассы девушку-комсомолку. Так все машины принялись неистово гудеть, а после районные власти, порядком меня пристыдив, отвезли в Баку и посадили на самолет. О, как изменились нравы! Ныне девушки в Астаре, как выяснилось, стоят совсем недорого, от 20 долларов по причине массовой безработицы и низкой платежеспособности населения. Зато черная икра, несмотря на жуткое браконьерство, стоит, как и в Москве, под 300 долларов. Дело в том, что по всему азербайджанскому побережью ниже Баку плотно работают - якобы?! - французские спекулянты-контрабандисты. Они и взвинтили цены. Но как нам сказывали информаторы еще в бакинском кабаке, под видом французов-икорников тут промышляют американские шпионы, агенты влияния. Дело в том, что в Азербайджане проживают 8 миллионов азербайджанцев. А во враждебном американцам Иране этих азербайджанцев аж 30 миллионов! Причем живут они в северной части Ирана. Потому задача американских агентов в здешнем регионе - взбунтовать иранских азербайджанцев и привести их под власть Баку. С этой целью население Северного Ирана активно спаивается контрабандной из Азербайджана водкой и получает информацию о бескрайних свободах у постсоветских собратьев, где царят демократия, водка, секс! Что немыслимо в исламском Иране.

***

...Мы долго шагали на запад вдоль иранской границы, помеченной деревянными столбами с проржавевшей колючей проволокой, и спрашивали по деревням: где здесь контрабандистские тропы и какой товар возят туда-сюда? Нам поясняли охотно, что проволока кончается во-он там, за горячими ключами, повыше в горах. С уходом Советской Армии много проволоки растащили на личные нужды, огороды, и теперь взять ее просто негде. Государство проволоку не производит. А контрабандисты, знамо, везут в Иран водку, поскольку Иран - страна непьющая, из Ирана везут наркотик. Каждый день на той стороне пьяниц публично порют на глазах у жен и детей, а те от позора и горя закладывают еще больше и мечтают об азербайджанской свободе.

Несомненно, что дыры в границе содержатся и стерегутся на деньги Америки - осенила нас мысль. И как только Иран сопьется, тут штатовцы и возьмут его голыми руками!

Откровение от Мешкова

По дороге в Иран

Мы отмахали километров 20. Исчезли из виду последние погранвышки...

Буквально в миле от нас, на иранской стороне, проходила оживленная трасса. Огромные трейлеры, джипы, повозки мчались сломя голову по шоссе. Там шла своя непонятная для нас жизнь. Загадочный Иран манил нас, как непознанная женщина.

- Говорят, иранки чудо как хороши! - вслух подумал я, зачарованный импульсивным ритмом иранской жизни.

- Я там тоже никогда не был! - понял мой замысел Варсегов.

Вопрос ликвидации географической безграмотности был решен в считанные секунды. Где-то рядом, в горах, кончалась колючка и начиналась свобода передвижения! Мы направили свои натруженные стопы в сторону Тегерана. А когда однажды разулись, для того чтобы перейти бурную горную речку, вставшую на нашем пути, неожиданно сзади раздался рев автомобильного мотора и дорогу преградил военный «козел» ГАЗ-69. В нем сидели два солдата и один гражданский мужчина 58-го размера с военной выправкой. Неужели нас заложил приветливый продавец из сельской лавки, у которого Варсегов простодушно спросил кусачки перекусить колючую проволоку? А может, это сделал гостеприимный чайханщик, у которого мы пили чай? Или пацаны, юные друзья пограничников, которые бежали за нами полкилометра, что-то крича на своем языке. Кто он, неизвестный смельчак, который получит тридцать сребреников за нашу поимку? Мужчина вышел из кабины.

- Позвольте взглянуть на ваши документы, - вежливо попросил он, как если бы это касалось домашнего альбома.

- Документы у нас забрали в гостинице. На регистрацию, - ответил смущенно Варсегов.

- А что вы делаете на границе?

- Да вот, ноги в речке решили омыть.

- А кто вы?

«Кто мы? Из каких глубин космоса? Зачем мы явились на эту Землю, опутанную колючкой границ?» - эти проблемы всегда занимали нас. Посему мы априори прониклись почтением к загадочному незнакомцу в черном плаще, поставившему перед нами столь непростой философский вопрос, и с радостью согласились проехать с ним.

- Мы занимаемся проблемами туризма, - на всякий случай предупредил его я, чтобы он не подумал чего-нибудь. - У туризма сегодня много проблем.

Странное объяснение поразило бывалого пограничника, который совершенно некстати оказался на поверку начальником местной службы госбезопасности. Помыть ноги в пограничной речке - желание, столь естественное для нормального человека, занимающегося проблемами туризма, может показаться противоестественным для нормального пограничника.

- Позвольте пригласить вас в машину, - повел рукой в сторону «козла» начальник.

- Здорово! А куда мы поедем? - поинтересовались, в свою очередь, мы.

- Если вы не против, я вас доставлю в Астару. Там нам будет удобнее выяснить обстоятельства вашего пребывания на границе.

- Ради Бога! Это будет просто чудесно!

Через сорок минут военная машина остановилась возле гостиницы. Администратор гостиницы был неприятно поражен, увидев своих постояльцев в сопровождении главного сотрудника безопасности.

- Эти проживают у вас?

- Да! Это туристы! Они приехали налаживать туристический бизнес.

Проверив наши паспорта и не найдя в них ничего потрясающего, начальник попросил нас больше никогда в жизни не переходить границу, по крайней мере на его участке. Мы пообещали ему это. Да ну его, этот Иран!

Откровение от Варсегова

Когда мы вошли в кабинет главы Астаринского района Октая Аббасова уже в качестве журналистов, он даже не приподнялся из кресла! Это настолько удивило вашего странника, которого, например, сам мэр Иерусалима (нынешний и. о. премьера Израиля) Эхуд Ольмерт лобызал при встрече и угощал яствами, что странник от изумления позабыл, зачем мы сюда пришли.

Другое дело - собрат Мешков, не избалованный царственными особами и уж давно на своем репортерском пути не встречавший патрона рангом выше начальника вытрезвителя, слегка стушевался, но, чтобы показать нашу значимость, вдруг такое спросил, отчего я просто опешил!

- Меня интересует, - сказал Мешков, - какой процент валового продукта дает ваш район в общий валовой фонд Азербайджана?

Разумеется, сам Мешков, равно как и я, понятия не имел, что есть такое валовой продукт. Начальник района, храня каменное лицо, вдруг нервно заерзал ногой под столом, запоздало поняв, сколь башковит этот с виду невзрачный паренек! Возможно, начальник тоже не очень владел вопросом, но скоро нашелся и дал ответ:

- Благодаря правильной и разумной политике нашего президента Ильхама Алиева, а в прошлом его отца Гейдара Алиева экономическое развитие республики растет бурными темпами! - Он старался говорить медленно, поскольку Мешков, высунув язык, старательно записывал. Видно, вспомнил свою загубленную репортерскую юность в заводской газете «За качество!».

- Из чего складывается районный бюджет и каковы темпы роста благосостояния трудящихся, хотелось бы в цифрах, в Астаринском районе? - В глазах Мешкова вдруг появилось столько боли за судьбу трудящихся Астаринского района, что я даже испугался. А глава Октай Аббасов продолжал диктовать:

- Благодаря заботе нашего президента...

Битый час я выслушивал этих умных людей, а когда мне наконец разрешили встрять со своими глупостями, я наивно спросил:

- Если все так хорошо, страна купается в нефти и долларах, то почему все так плохо: безработица, безденежье, контрабанда?

- Республика на военном положении, - ответил Октай Аббасов. - 20 процентов земли оккупировано армянами. Правда, пока что временно достигнуто соглашение о прекращении огня.

- Значит, все деньги идут на подготовку к войне?

- Мы должны вернуть наши земли!

- Чем воевать за маленький Карабах, может, вам лучше опять в Россию вернуться? - спросил я. - У нас там земли немерено!

Но глава, покосившись на портрет президента Алиева, твердо ответил:

- Нет!

Простые же люди, даже в Баку, на такое наше соображение отвечали: «С удовольствием бы, так ведь политика!» И это понятно: вернись Азербайджан в Россию, счастье народа значимо вырастет, но значимость президента и его окружения резко снизится. «Раньше, если тебя обидели, - объяснял нам народ, - ты в Москву написал, и правда на твоей стороне! А теперь попробуй куда пожалуйся - с потрохами съедят! Всякий начальник района - судья и палач!» Отсюда вывод: возврат республик в Россию всем очень невыгоден, кроме народного большинства. Он также невыгоден российским и американским посольствам, которые останутся не у дел. А потому проводить в республиках правильную политику, кроме как нам с Мешковым, больше и некому...

Продолжение следует.