2018-02-21T14:58:19+03:00

Почему падают наши ракеты

Колонка военного обозревателя
Поделиться:
Комментарии: comments14
Изменить размер текста:

В конце июля на космодроме Байконур (его Россия арендует у Казахстана) через полторы минуты после взлета рухнула на землю ракета «Днепр» с 18 спутниками на борту. Упала в безлюдной степи. А бухнулась бы она (не дай бог!) вблизи какого-нибудь населенного пункта, в речку или озеро - был бы всемирный скандал. Потому что в баках «Днепра» несколько тонн гептила - суперъядовитой горючки, которая при попадании в воду или грунт даже в мизерных количествах губит все живое. Казахская сторона тут же приостановила старты «Днепра», возбудила уголовное дело и пытается оценить масштабы экологического ущерба. Теперь Россия обязана выложить $300 млн. штрафа (это в 2,5 раза больше, чем годовая аренда космодрома!).

Как же такое могло случиться? Или мы, ведущая космическая держава, вдруг разучились делать ракеты? А дело вот в чем.

«Днепр» - это не какая-то новая супернавороченная ракета, склепанная нами уже при переходе к капитализму. Это всего лишь приспособленная под коммерческие запуски старая межконтинентальная баллистическая ракета РС-20. Она стояла на боевом дежурстве почти 25 лет (хотя гарантийный срок ее эксплуатации - 10 лет). Когда рухнул СССР и его военно-промышленный комплекс стал скукоживаться, Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) потеряли возможность планомерно заменять новыми отслужившие свое изделия. Гарантийный период использования «старушек» стали продлять. А чтобы убедиться в их пригодности, время от времени делали пробные пуски. Этим опасным ноу-хау еще и гордились: вот, мол, какова надежность нашего оружия! Запас прочности ракет действительно был высоким. Потом «пенсионерка» РС-20 попала под договоры о сокращении стратегических наступательных вооружений. В тот период среди ракетных генералов и конструкторов появились прыткие коммерсанты, которые предложили не списывать престарелые ракеты в утиль, а приспособить их для заброса спутников в космос. Экономия получалась бешеная. Проект сулил просто космические доходы. Генералы РВСН, вдохновленные невиданной выручкой, яростно потирали руки. В этот бизнес на грани смертельного фола с их позволения были включены еще 150 ракет с продленным гарантийным сроком. А когда казахская сторона, прознавшая об этом, намекнула нашим космическим бизнесменам, что им не очень-то радостно от появления просроченной РС-20 на Байконуре, военачальники успокоили своих партнеров: мол, в интересах нашего общего прибыльного дела можете воспользоваться стартовой площадкой в позиционном районе 13-й дивизии РВСН в Оренбургской области (а гептиловая зараза одинаково ядовита что в казахстанской степи, что в оренбургской).

Наши ракетчики устроили с гражданскими коммерсантами процветающий космический кооператив. Все это, разумеется, подается властям как благо, приносящее крупные доходы в госказну.

Однако недавнее падение «Днепра» и заражение местности гептилом - это грозное предостережение: мы берем для запусков сильно просроченные РС-20, стоящие у «технологического обрыва» (кстати, еще один такой же бракованный «Днепр» сняли со стартовой площадки в самый последний момент).

Или пухлые пачки долларов так застят ум космическим бизнесменам в погонах и без, что они ради выгоды готовы и впредь ставить на рисковый кон не только технику, но и человеческую жизнь?

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Виктор БАРАНЕЦ

 
Читайте также