Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Звезды17 января 2007 22:00

Автор "Ночного" и других "Дозоров" Сергей Лукьяненко: Напишу сказку и классический детектив

Вчера писатель-фантаст, романы которого изданы в 15 странах мира, больше часа общался с посетителями нашего сайта в онлайн-режиме

Романы про Городецкого будут обязательно

Наполов Богдан:

- Очень жаль, что вы не Дарья Донцова и не плодите романы с такой же скоростью. Хотя, наверное, пострадало бы качество. У меня три вопроса: 1) Когда планируется написание продолжения написания подвигов А. Городецкого и компании? 2) Планируется ли продолжение экранизации ваших произведений? 3) Не кажется ли вам, что в экранизации «Дозоров», мягко скажем, исказили саму суть вашей идеи?

- 1. Продолжение историй Городецкого и всего "Ночного дозора" планируется в 2008 году. Прямо сейчас я пишу рассказ из мира "Дозоров", который выйдет в ближайшее время в одном очень интересном сборнике в издательстве "АСТ".

2. Планируется. На данный момент пишется сценарий к "Лорду с планеты Земля". Ведется работа над "Геномом" и я по-прежнему не оставляю надежд, что будет запущен "Лабиринт отражений".

3. Я всегда отвечаю так - фильм добавил что-то новое, но ничего не убавил от книги. Книга осталась, книгу можно прочитать и узнать подлинную историю "Дозоров".

Валерий:

- 1. Планируется ли экранизация других ваших шедевров (в частности, не думали ли вы о сериале на тему «Диптауна» или «Дозоров», как это делает С. Кинг)? 2. В своих произведениях вы нередко цитируете классиков русского рока. Как много Вы слушаете подобную музыку, и какая музыка вам интересна вообще? 3. Когда и чем Вы вновь порадуете своих поклонников?

- 1. Идея телесериала существует, она по-прежнему рассматривается Первым каналом, и я за такое продолжение истории "Дозоров".

2. Самая интересная для меня музыка - это действительно русский рок. Я слушаю "Пикник", "Аквариум", прочих ветеранов нашего рока, слушаю и молодые команды, например, "Зимовье зверей". Западная музыка, как правило, вся, кроме "металла". За исключением "Рамштайна", пожалуй.

3. Надеялся порадовать к Новому году, но житейские обстоятельства - ремонт, переезд - помешали. Теперь клятвенно обещаю, что новая книга будет к весне. Имеется в виду "Чистовик".

Владислав Фрязин:

- В то время, как вы отвечаете на все эти вопросы, в московском метрополитене, возможно, произойдёт теракт, который нам обещают с конца того года. Как, по-вашему, это может послужить хорошей основой для написания новой апокалиптической книги о России и мире в целом? Как вы смотрите на данную проблему человечества?

- Хорошей основой никакой теракт послужить не может. Даже если он не произойдет, на что я искренне надеюсь, он уже послужил причиной пробок на улицах Москвы, паники среди населения, волнения родственников, живущих в других городах. Что же касается терроризма вообще, то я согласен - эта проблема в 21-м веке будет одной из самых серьезных и тяжелых. Боюсь, что единственным методом борьбы с ней будет ограничение личных свобод и прав граждан. Причем во всем мире. Включая самые что ни на есть оплоты демократии.

"Про Буратино больше писать не буду"

Johann Gaab:

- Добрый день, Огромное Вам спасибо за Ваши произведения. Я перечитал все по нескольку раз и считаю их лучшими в современной фантастике. У меня три вопроса: 1. В "Последнем дозоре", как мне кажется, вы иронизируете над фильмом. Как это сочетается с вашими хвалебными рецензиями на кино? 2. У вас есть статья о мультфильме "Незнайка на Луне". Не кажется ли вам, что все ваши обиды на этот мультфильм вы разделяете с вашими поклонниками, посмотревшими экранизацию "Дозоров"? 3. Читали ли вы рассказ-пародию о том, как "реальные" дозорные Антон, Гессер и остальные реагируют на фильм "Ночной дозор"?

- 1. Это скорее не ирония, а подтрунивание. Естественно, мне хотелось бы, чтобы фильмы были ближе к оригиналу, но это не всегда возможно и я это прекрасно понимаю. Поэтому для меня события, происходящие в фильме, были как бы другой ветвью реальности. И мне показалось смешным показать, как герои моих книг хотя бы во снах случайно заглядывают в этот параллельный им мир. Думаю, это получилась хорошая шутка, во всяком случае, не злая по отношению к фильму.

2. В ваших словах есть справедливое зерно. Но дело в том, что если бы над сценарием мультфильма работал сам Николай Носов, я бы претензий не предъявлял, поскольку право автора менять сюжет своего произведения, особенно при экранизации. В случае с фильмом все изменения были мною санкционированы, а некоторые мною и придуманы. Поверьте, что, если бы была возможность сделать фильм стопроцентно похожий на книгу, я бы этой возможности не упустил. Да и режиссеры, продюсеры вначале хотели именно этого.

3. Мне его прислали раз 50 и раз пять я прочитал. Посмеялся.

Никита:

- Здравствуйте, Сергей, а как Вы оцениваете такое событие, как Русский марш? Знаете ли, что Вас туда планировали пригласить?

- Я оцениваю положительно любые действия, которые ведут к росту самосознания народа, в том числе и русского. Вокруг Русского марша было много опасений, связанных и с наличием отдельных экстремистов, и с возможностью повторения своего рода Ходынской трагедии. Рад, что ничего подобного не случилось, что это мероприятие прошло в целом без эксцессов. Русский народ всегда был народом-интернационалистом, народом, выступающим краеугольным камнем Российской Империи и его возрождение - это то, что пойдет на пользу и стране, и всем населяющим ее народам. Разумеется, если русское национальное возрождение не будет связано с национализмом и с попранием других живущих в нашей стране народов. Это очень тонкая грань, по которой должен пройти русский народ и я надеюсь, что слова "Русский марш" не станут ни для кого пугалом или предвестником беды.

Мальвина:

- Хотелось бы узнать, будет ли когда-либо переиздаваться ваша сказка-продолжение приключений Буратино. Мне случайно попалась только одна ее глава из старой детской газеты, хотелось бы прочитать все целиком.

- Я не уверен, что буду продолжать эту сказку, это было шуточное продолжение, было написано всего две или три главы. К тому же, оно было очень сильно привязано к тогдашним общественно-политическим реалиям. сейчас это вряд ли будет интересно.

Гость:

- Прочитала все. Дома открыта священная полка, где стоят все Ваши произведения. Все. А это значит, что читать нечего. А читать хочется. Когда выйдет следующая книга, спрашивать не буду - кто-нибудь это сделает за меня... Про что она будет - тоже. Меня всегда удивляло, как можно так лихо закрутить сюжет, да еще и свести начало с концом. И не только свести, но и сделать это так, что сидишь, открыв рот и хлопая глазами, в которых видна бегущая строка, состоящая из одного слова: "Гениально!" Ничего больше не скажу, буря эмоций! Обожаю и спасибо! Огромное!

- Спасибо за добрые слова.

«Пишу под бардов и русский рок»

Андрей:

- В ваших книгах я заметил довольно логично построенные миры, в которых происходят все события (Вселенная из семи слоёв Сумрака, интересная альтернатива нашей истории в "Холодных Берегах", планеты и их связи в "Спектре" и т.д.). Мне интересно следующее: вся логика, механизм и история ваших миров строятся в первую очередь, а события уже вписываются туда потом? Или все это додумывается уже по ходу написания?

- Как правило, вначале у меня есть сюжет, есть герой и какая-то ситуация, в которой он находится. Я начинаю описывать эту ситуацию и буквально на второй-третьей странице у меня возникает концепция того или иного мира. Так было с большинством произведений - "Ночной дозор", "Холодные берега", "Спектр". В то же время несколько книг я писал по-другому - вначале придумывался мир, общая его концепция, а уже потом приключения героя. Но второй вариант все-таки случался реже.

Марла С.:

- Не планируется ли продолжение "Линии грез", "Императоров иллюзий"?

- Есть произведения, про которые я точно могу сказать, что продолжение будет - например, цикл про "Дозоры". Есть произведения, где продолжение точно не планируется - это "Осенние визиты", "Холодные берега". С "Линией грез" сложнее. Этот мир для меня не потерял привлекательности, там есть потенциал, более того, у меня даже есть маленький фрагмент начала следующего романа. Так что продолжение возможно, но будет ли - пока не знаю.

Владислав Б.:

- В процессе работы над произведением слушаете ли вы какую-нибудь музыку? Если не секрет, то какую и влияет ли она на дальнейший сюжет?

- Слушаю, хотя это довольно редкий случай, среди моих коллег мало кто так работает. Обычно это хорошо знакомый мне русский рок, иногда бардовская песня, иногда что-то западное, достаточно мелодичное. Влияние идет, скорее, не на сюжет. Скорее происходит наоборот - я ставлю ту музыку, которая, на мой взгляд, должна задавать нужный темп фрагмента, который я сейчас пишу. То есть, музыка выступает в роли своеобразного метронома, который задает скорость и отчасти эмоциональное настроение текста.

Никита:

- Среди поклонников имеют место мнения, что качество ваших книг порядком упало. «Интересность» уже не та, и восторга, скажем, от того же «Черновика» на порядок меньше, чем от «Звезд холодных игрушек». Что вы можете по этому поводу сказать? Ждать ли нам книги уровня «Л значит люди»?

- Это мнение я слышу, начиная со второй своей книги. Проходит некоторое время, и вот уже начинают ставить в пример книги, которые только что ругали. А ругают новые. Разумеется, как автор, я не могу объективно оценивать качество тех или иных своих книг. Но я бы все-таки посоветовал тот же самый "Черновик" судить в комплекте с "Чистовиком". Потому что это фактически единая книга, которая оказалась разорвана на две части. Разумеется, я надеюсь, что порадую вас книгами уровня "Л - значит люди", "Звезд холодных игрушек" и всех прочих, которые вам нравятся. Поверьте, ни один писатель не садится за письменный стол с мыслью: "А напишу-ка я что-нибудь похуже, чем раньше".

Кайран:

- Какое из ваших произведений (кроме «Дозоров») лучше всего поддается экранизации?

- "Осенние визиты".

Роман:

- Мне нравятся ваши книги исходя из раскрытия вами психологии личности персонажей. Как рождается образ конкретного персонажа?

- Как правило, это непроизвольный процесс. Я всегда люблю приводить в пример книгу "Линия грез", которая началась с того, что я напечатал на листе бумаги первую строчку: "Больше всего Кэй Дач не любил детей". Кто он такой и почему не любил детей, я не знал. Но когда я дописал первую главу, у меня уже сложился мир, главные герои и практически вся интрига будущей книги. Так что это, как правило, происходит само собой.

DimBorgir:

- Вот в сей момент по телевизору рассказывают про жизнь и творчество Н.В. Гоголя. Рассказывают, как литературоведы и философы сейчас разбирают на косточки его произведения в поисках скрытого на уровне двойного (тройного, четверного) дна смысла. Скажите, пожалуйста, как творец, близкий по духу к этому классику русской литературы, - сколько действительно "дон" вы вкладываете в свои произведения? Что лежит в основе созданных вами миров?

- За сравнение с Гоголем спасибо большое. Мне кажется, это совершенно не задача писателя - считать слои. Пусть этим занимаются литературоведы, критики, философы. Во всяком случае, я читал много трактовок тех или иных своих сюжетов, где находили самые удивительные смыслы - и вторые, и третьи, и четвертые. Честно говоря, я о них не задумывался, когда писал книгу.

Алексей:

- Не кажется ли вам, что сюжеты для произведений исчерпаны, а новые книги лишь вариации давно написанных произведений?

- Это давно известно. Еще Гомер исчерпал все сюжеты. А, может быть, и в Библии все было написано. На самом деле, разумеется, количество сюжетов, если их упрощать, оно может быть сколь угодно малым, его можно свести к десяти, или к трем. Но каждый писатель именно тем и интересен, что он рассказывает знакомый сюжет по-своему и как нет одинаковых людей, так не получается и одинаковых историй.

Алексей, сельский врач:

- Честно говоря, читал я вас не много и не все из прочитанного мне нравится. Но. «Спектр» меня зацепил. Многие мысли мне очень близки и, если можно так сказать – созвучны (возможно, сказывается стереотип мышления медиков). И не просто зацепил, а разбудил мою спящую доселе фантазию. Я прекрасно понимаю, что мне самому озвучить имеющиеся идеи не по силам. Может быть, они заинтересуют вас? Можно ли связаться с вами?

- Спасибо большое за предложение, коллега. Но давайте я вам отвечу притчей, которую придумал хороший писатель Леонид Каганов. Однажды садовник пришел к писателю и сказал: "У меня есть прекрасная идея, но я не могу ее реализовать, давай я тебе ее расскажу, а ты напишешь книгу". На это писатель ответил: "Ты знаешь, у меня есть огрызок яблока, мне он ни к чему, давай отдам его тебе, а ты вырастишь прекрасный сад". Возможно, эта притча несколько иронична, но она действительно четко отражает ту ситуацию, с которой постоянно сталкиваются писатели - все предлагают замечательные сюжеты, но самая главная сложность заключается в том, чтобы их реализовать...

Алексей:

- Очень понравилась ваша дилогия "Холодные берега" и "Близится утро". Видны размышления на тему христианства и знание оного. И очень неоднозначно воспринял "Дозоры" (хотя и читал с удовольствием). А вы верующий?

- Да, я православный христианин. Крестился во взрослом возрасте, после того, как написал "Холодные берега" и "Близится утро". Пришлось много читать Библию и в результате, когда закончил эти книги, понял, что агностиком уже не являюсь.

Денис:

- Планируете ли писать не фантастику?

- Да, я хочу написать классический детектив в духе Рекса Стаута. Попробую этим заняться в 2008 году.

Денис:

- В последней повести Макса Фрая "Ворона на мосту" есть несколько сцен и фраз, выписанных, такое ощущение, "под впечатлением" от некоторых ваших книг, в особенности от "Танцев на снегу" и "Линии грез". А в "Последнем дозоре" чувствуются стилистические, технические и отчасти даже идеологические отсылки к циклу романов Фрая "Чужак". Читаете ли вы друг друга?

- Не могу ответить за Макса Фрая, мы встречались с нею (под псевдонимом «Макс Фрай» скрывается женщина, – ред.) всего один раз, достаточно давно. Я уже не припомню, читал ли этот автор меня. Я, если честно, не читаю Макса Фрая. Начал в свое время первый роман, он мне резко не понравился, не по каким-то конкретным причинам, просто - не мое. Отложил и больше к нему не вернулся. Знаю, что серия популярна, желаю автору удачи. Читать пока не планирую. Единственная сознательная отсылка к Максу Фраю у меня была в романе "Фальшивые зеркала" - репликой персонажа, который, как мне показалось, должен читать книги Фрая.

Alifnata:

- Мучает любопытство: а что там, на пятом уровне сумрака? В книге как-то туманно об этом написано. С уважением, Наталья.

- Дождитесь следующей книги :-)

Анна:

- Мне очень понравились "Лабиринты Отражений". Скажите, решено ли участие в экранизации Рутгера Хауэра в роли Фридриха Ульмана? И еще один вопрос, если не трудно. Вам не было немножко страшно, когда Вы создавали "Холодные берега"? Ведь в православии создание воображаемых миров считается грехом, а здесь еще и прямая аналогия с Евангелием.

- Участие Рутгера Хауэра было оговорено, но поскольку съемки были отложены уже на значительный срок, то теперь ничего гарантировать нельзя. Насчет "Холодных берегов" - во-первых, я был неверующим, когда писал эту книгу. Во всяком случае, это мой грех, за которой я отвечу, но меня именно написание этой книги привело к вере.

Василий:

- Считаете ли Вы себя литературным гением?

- Я считаю себя литератором, которому нравится писать фантастику и чьи книги нравятся многим людям. Но вопросы гениальности, талантливости - это все может быть ясно только со стороны и лучше через одно-два поколения. Во всяком случае, я такими детскими проблемами не озабочен.

Антон Пашков:

- Скажите, на какой книге заканчивается история о «Дозорах» и планируется ли снимать фильмы по всем этим книгам? Когда на экраны выйдет "Сумеречный Дозор"?

- Пока все упирается в раздумья американской стороны. Как я понимаю, она хочет вначале осуществить мировой показ "Дневного дозора" и оценить аудиторию, перспективы данного сюжета. По сути, все определяет будущий прокат "Дневного дозора", его коммерческий успех или неуспех - от этого будут зависеть и сроки, и, очевидно, вложенные в фильм суммы. Кстати, выпуск DVD на Западе был очень успешным, фильм брали с большим удовольствием, существует изрядное количество зарубежных поклонников и фэн-клубов. Сейчас к этому добавился еще и поток читателей, которые прочитали "Ночной" и прочие "Дозоры" в переводе. Сейчас они вышли уже, по-моему, в 15 странах мира.

"От имени детей писать интереснее"

Сергей Л.:

- У меня есть два произведения - фантастика - но в течении двух лет не могу найти издательство на их тиражирование. Помогите, или у нас в России до сих пор печатают только своих?

- Я удивлен вашими проблемами, честное слово. Потому что издатели сейчас всецело заинтересованы в новых авторах. Любой, написавший более-менее читабельную книгу в жанре фантастики, имеет все шансы. Я посоветую вам отправить рукопись своей книги (файл) в следующие издательства: "АСТ", "Эксмо", "Форум", "Лениздат". Есть и другие, которые специализируются на фантастике. Все их координаты вы найдете в Интернете. Приезжайте на конференции по фантастике. Например, "Роскон". Информацию тоже найдете в сети. Там проводятся литературные семинары, можно встретиться с издателями в неформальной обстановке.

Мракобор:

- Хотелось бы узнать, как вы относитесь к блэк-металлу.

- Очень скептически. Не моя музыка, если честно, не могу ее долго слушать. Самое тяжелое, что я слушаю - это «Рамштайн».

Максим:

- Позвольте поблагодарить вас за великолепную, ставшую любимой литературу и задать следующий вопрос: что для Вас важнее в Вашем творчестве - передать, в общем, привлекательную в своей сложности природу человека или дать оценку общественным моделям настоящего и будущего? Вопрос основывается преимущественно на романах "Звезды - холодные игрушки" и "Звездная тень".

- В принципе, существует два основных направления, которые исследует литература и фантастика в частности. Это человек и мир. Как ни странно, русские авторы при присущим нам общинности и коллективизму всегда копались в индивидууме, а западные авторы, живущие в индивидуалистическом обществе, всегда занимались вопросами социума. Наверное, всем было интересно изучать то, чего в его обществе не хватает :) Я стараюсь говорить и о человеке, и о мире. Хотя, конечно, в каждых книгах пропорция смягчена в ту или иную сторону.

Константин Белов:

- Во многих ваших произведениях главные герои - дети. Почему? Они лучше понимают действительность? Или они ещё верят в чудеса? И как вы воспитываете своего сына? Доброй обучающей беседой или громкой истерической руганью? И желаете ли ему такой же известности, как у отца?

- От лица детей очень интересно давать многие ситуации, многие сцены, поскольку подросток изучает мир, он входит к него. А для читателя важен тот же момент изучения мира. С героем-подростком это гораздо проще и естественнее. Ну и разумеется, детский максимализм, вера в чудеса, большая открытость реакции - всегда привлекало писателей-фантастов, еще со времен Жюля Верна. Надеюсь, что я воспитываю сына больше доброй и обучающей беседой, хотя, конечно, никакое воспитание невозможно без строгих императивных приказов. Хотя бы потому, что объяснить трехлетнему ребенку, что карабкаться на спинку дивана и там весело прыгать - опасно, не всегда возможно. Иногда приходится строго настоять на своем, хотя это и приводит к обидам. Я желаю ему, главное, состояться в жизни и заниматься тем делом, которое ему нравится. Это удается не всем, но если это получается, то это большое счастье.

ТанайЛин:

- Какая из ваших книг вам самому нравится больше всех?

- «Спектр».

Visualynx:

- Есть ли книга, которую вы давно мечтаете написать, но по каким-то причинам откладываете?

- Да, я уже три года готовлюсь написать две книги и никак не могу приступить. Первая - это детская сказка для сына. Вторая - это классический детектив. Надеюсь реализовать эти планы в ближайшее время.

Полная стенограмма онлайн-конференции