Звезды

Плисецкая рассказала правду в годовщину свадьбы

Вчера прославленная балерина представила свою новую книгу «Тринадцать лет спустя»

То ли это игра чисел, то ли издатели подгадали, но книга вышла аккурат в день свадьбы Майи Михайловны. Именно 2 октября, 49 лет назад, родился союз Плисецкой и Щедрина.

- Свадьба была даже по тем временам весьма непритязательная, - вспоминал Родион Щедрин. - Загс Киевского района Москвы. Без всяких записей и очередей нам сразу поставили печать в паспорта. На радостях мы купили в гастрономе гостиницы «Украина» колбасы, хлеба, водки и пошли в гости к Лиле Брик. С тех пор прошло сорок девять лет, и мы до сих пор друг другу не надоели. Впрочем, жена уже написала об этом в своей первой книге «Я - Майя Плисецкая».

Новый литературный труд балерины станет очередным бестселлером.

- Трудно писать просто. Еще сложнее - складно, грамотно и интересно, - раскрывала тайны творчества Плисецкая. - Полтора года ушло на книжку, писала в самолете, в машине... «Если есть мысли, то и на собачьей будке напишешь», - процитировала Плисецкая Шостаковича.

Речь идет о событиях последних тринадцати лет. В результате книга получилась резкая и недипломатичная, а потому - интересная.

- Я писала все, как было. Моих недоброжелателей скорее всего прибавится. Но для меня ничего не имеет значения, кроме правды, - сказала Плисецкая.

Анастасия ПЛЕШАКОВА

ЧИТАЙ С «КП»

Майя ПЛИСЕЦКАЯ: Таранда воспользовался моим именем в своих аферах

Обаяшка

(...)В одном из спектаклей «Кармен» в роли Коррехидора появился молодой танцор. Гедиминас Таранда. Он обратил на себя внимание артистизмом и лучезарной сладкой улыбкой, которой награждал каждого.

- Какой обаяшка, - ворковали кордебалетные девицы...

Уже когда покинула я сцену Большого - отошлю любопытствующих к своей прошлой книге, там все подробно изложено, - Обаяшка собрал небольшую балетную группу, которой дал название «Имперский русский балет»...

...Портативные балетные труппы давали возможность танцовщикам (главным образом из-за гастрольных зарубежных поездок) не ах, но как-то существовать...

Чтобы укрепить свой кассовый авторитет, Обаяшка обратился ко мне с просьбой. Разрешить использовать на шапке имперского балета мое имя:

- Импресарио с вашим именем охотнее будут нас приглашать.

Понимая бедственность сложившейся для балетного люда экономической ситуации в стране, свое согласие я дала. Согласие устное. Не письменное. Тогда и начали в верхней части каждой афиши печатать: «Почетный президент Майя Плисецкая».

Западня

9 декабря 2000 года (теперь я хорошо знаю эту дату по судебной документации) Таранда позвонил мне, предварительно поинтересовавшись, дома ли Щедрин - «не хочу его беспокоить»...

- Майя Михайловна, дорогая, у меня к вам маленькая просьба. Можно я зайду? Вы не возражаете, если со мной будет одна дама...

Я соглашаюсь. Но то уже был обман. Западня. Капкан звериный...

...- Майя Михайловна, дорогая моя, балету необходимо помочь. Так все трудно...

- Что подписать? На какой срок?

- На два года только. Можно мы присядем?..

...Молчаливая дама скромно умещается на самом краешке стула. Того гляди, упадет. Поспешно раскрывает неказистую канцелярскую папку. И указывает заготовленною ручкой место, где я должна поставить свою подпись.

- А что здесь написано?

- Надо, Майя Михайловна, подписать, очень срочно. Срочно! С этой бумагой мы сможем отхлопотать для «Имперского балета» хорошее помещение... - торопит меня Таранда...

И я подписываю бумагу. Не прочитав ее. Бумагу подлейшую. Точнее, две змеиные копии. Таранда заулыбал и зацеловал меня до одури. Но я верила ему тогда. Верила, что он взаправду любит балет. Что на обман и подлог он пойти не способен... Впопыхах не поняла я, что дама... была нотариус. Теперь я знаю ее фамилию и даже инициалы - нотариус Уразова Р. Р. ...

Щедрин с ОМОНом

Потом начались сюрпризы. В Финляндии я наткнулась на стайку милых девчушек в желто-лимонных кофточках с буквами на груди «Школа Майи Плисецкой». «Мы учимся у вас в школе», - был дан мне ответ. Затем мой давний приятель сообщил, что его внучка учится в московской балетной «Школе Майи Плисецкой». «Только больно дорого это стоит», - чуть с упреком сказал он мне...

Потом грянул гром. Землетрясение. Летом 2004 года в моем литовском доме раздался звонок. Звонила неизвестная мне женщина из Японии...

- Достать ваш номер в Литве мне было чрезвычайно трудно. Ваш официальный представитель Таранда ни за что не желал дать мне его...

- Но кто вам сказал, что Таранда - мой официальный представитель? - спрашиваю.

- Таранда показал мне бумагу с печатью.

Соотнести услышанное с торопливым визитом-дуэтом Обаяшки с молчаливой дамой труда не составляло...

- А какое дело привело вас ко мне?

- Мой муж - богатый человек. Его фирма поставляет на японский рынок самую популярную у нас лапшу.

- А я тут при чем?

- ...Мы хотели бы открыть в Токио балетную школу вашего имени. Но Таранда запросил с нас за это триста тысяч долларов наличными. Это нам дорого. Может быть, договориться с вами напрямую будет дешевле?..

Кажется, дело зашло слишком далеко... Я резко требую, чтобы Обаяшка явился ко мне домой на Тверскую (адрес он хорошо знает!). И показал продемонстрированную им женщине из Японии бумагу с печатью мне и Щедрину.

На следующий день Обаяшкин визит к нам наконец состоялся. Разговаривал с ним Щедрин. Бумагу Обаяшка с собой, естественно, не захватил... Но кондитерские улыбки на Щедрина не подействовали. Он повысил голос и сказал, что, если через полчаса требуемая бумага не будет здесь, он с ОМОНом явится в его офис...

Щедрин настолько был взбешен от комедиантских россказней Обаяшки, что визитер струхнул. И через двадцать минут... принес копию требуемой бумаги. Это была нотариально заверенная Уразовой Р. Р. доверенность. Взаправду с печатью, по которой все касаемое меня и моего имени находится в распоряжении улыбчивого господина Таранды...