2018-02-21T17:34:45+03:00

Пророчества Солженицына дают России надежду

В день сороковин великого писателя о нем рассказывает ректор Театрального училища имени Щепкина Борис Любимов
Поделиться:
Комментарии: comments14
Изменить размер текста:

- Борис Николаевич, сразу после смерти Александра Исаевича у нас и на Западе заговорили, что вместе с великим старцем ушла целая эпоха. Ушла! Но не прошло и двух суток после его похорон, грянула война в Южной Осетии. Это заставило вспомнить его серьезные пророчества.

- Я считаю Солженицына человеком прошлого, потому что он замечательный историк, и человеком настоящего, потому что он до последнего дня служил стране и Богу, в которого верил. Но для меня он абсолютно человек будущего. Многие сейчас говорят: интересно, а как бы отнесся Александр Исаевич к тому, что произошло в Южной Осетии? Братцы, откройте его работу «Как обустроить Россию», впервые опубликованную, кстати, в вашей «Комсомольской правде»!

- Многомиллионным тиражом.

- 18 лет назад, заглядывая в будущее, которое стало сегодня нашим настоящим, он видел РАЗИТЕЛЬНЫЕ НЕОЖИДАННОСТИ. Обратите внимание, ЧТО первым поставил он в список этих неожиданностей еще в 1990 году, в пору СССР: «Так нетерпеливо жаждет национальной независимости Грузия! А вот уже сегодня: притеснение абхазцев, притеснение осетин и недопуск на исконную родину высланных Сталиным месхов, - неужели это и есть желанная национальная свобода?»

- Этот первый пункт списка и рванул сразу после его похорон.

- Александр Исаевич не любил, когда его называли пророком. «Пророком я не претендую быть. Я рад был бы, если бы мои предупреждения принимали к сведению». А прогностический дар угадывания будущего, как у Достоевского, кстати говоря, у него, несомненно, был.

- Но, к сожалению, к сведению его предупреждения не принимают.

- Да. Но когда-нибудь придется.

Россию по-прежнему упрекают в имперском мышлении. А Солженицын предупреждал о малоимперском мышлении. Вот как нужно назвать, как мне представляется, вслед за Александром Исаевичем то, что и произошло в августе 2008 года. О Грузии он с тревогой говорил и в апреле 1992 года в интервью Станиславу Говорухину на Первом канале. Еще более остро поднимал эти темы в 1999 году. В связи с возмутившими, оскорбившими его, как и любого нормального человека, бомбардировками Сербии, Белграда. Ну хорошо, независимость, самопровозглашенные государства! А разве Украина сама себя не провозгласила? А вообще все республики?

Сейчас тот же Евросоюз говорит о необходимости сохранения границ. Стоп, ребята, а почему вы так спокойно смотрели, как в 91-м году легко изменялись границы?

Ныне одна страна, известно какая, пытается решать, кто должен иметь ядерное оружие, кто не должен. Но единственная страна, которая применила это ядерное оружие, - Соединенные Штаты Америки в Хиросиме. Сейчас нам говорят о непропорциональности применения оружия в Грузии. Ребята, а в августе 45-го кто-то пропорционально там применил оружие? Тогда в минуты сожгли 140 тысяч мирного населения, напомнил Солженицын в конце 90-х годов. И никто не извинился. Вообще про Хиросиму никто почему-то теперь не заговаривает. Встреча единомышленников в Фонде Солженицына: публицист Владимир Бондаренко (слева), Александр Исаевич и Борис Любимов. 2001 год. - В связи с Грузией заговорили о новой «холодной войне». И самые прекраснодушные должны понимать, что Запад - не идеал. Об этом тоже предупреждал Александр Исаевич. - Конечно. Все вспоминают его книгу мемуаров «Бодался теленок с дубом» - про борьбу с коммунизмом. Но совершенно не прочитана работа «Угодило зернышко между двух жерновов». Один жернов - это советская власть и ее принудительный аппарат. А второй - Запад и в первую очередь Америка. Разумеется, он любил Запад. Когда его спрашивали: «Вы против демократии?», отвечал: «Нет, нам ох как нужна демократия». Просто он не видел в демократии единственной панацеи от всех бед. И, естественно, восставал против двойных стандартов Запада, попыток навязать свое мироустройство. Еще в 1995 году, когда праздновали 50-летие Победы, Александр Исаевич с тревогой говорил про политиков США, которые стремятся подорвать Россию, сделать ее слабой. - Кто бы ему поверил! В России тогда царила эйфория, Америка была нам лучшим другом, идеалом во всем. - «Им еще жарко будет в 21-м веке, и даже в первой четверти его, - предостерегал он тех политиков. - Им еще понадобится союз с Россией, но сегодня они близоруко не думают об этом». Это было сказано за 6 лет до взрыва башен-близнецов в Нью-Йорке. В ту же примерно пору в интервью Полу Хлебникову для журнала «Форбс» Солженицын говорил, что никуда Европа и Америка без России не денутся. Больше того, предсказывал, что в XXI веке, и в самое ближайшее время, Россия еще ох как пригодится! «Это загадочно!» - не поверил тогда Хлебни-ков. «Это загадочно для тех, кто не видит вдаль, и не видит, какие силы растут в мире», - ответил Александр Исаевич. В последующем Солженицын еще не раз возвращался к тому, что Европа и Америка без России не обойдутся. - Хочется верить Александру Исаевичу. Будем надеяться, что так и будет уже в скором времени. Так не хочется вновь жить в эпоху «холодной войны», которая в любой момент может стать горячей. - Будем надеяться. Ведь Солженицын всегда, даже в самой мрачной своей книге «Россия в обвале», вышедшей 10 лет назад, оставлял перспективы как для отдельного человека, отдельной страны, так и для человечества в целом. Так уж человек устроен, что он силой своей воли, силой своего духа может противостоять любым испытаниям судьбы. И примером тому - сам Александр Исаевич. Посмотрим вехи его биографии. В принципе 90 лет назад он не должен был родиться. Ну кто же рождался в жутком 18-м году? Не должен был родиться в той семье, в которой по происхождению обе ветви были абсолютно бесперспективны при советской власти. Потеряв отца до своего рождения, он не должен был выжить. Выжил. С другой стороны, была опасность его духовного перерождения. Советская пропаганда 30-х годов должна была сделать его нормальным комсомольцем, а потом партийным деятелем. А с его огромным талантом и волей Солженицын мог стать одним из вождей советской власти, членом Политбюро. Сколько было шансов погибнуть на фронте у мужественного капитана Солженицына. Арест в 45-м. Шансы выжить - минимальные. Особенно когда он по собственной воле из «шарашки» отправился туда, где «один смеется, а десять плачут». Осенью 1953 года ему было сказано, что осталось 3 недели жизни. Рак! Эта болезнь возвращалась к нему и позже. Те, кто читал «Раковый корпус», помнят, что у главного героя практически минимальны шансы иметь детей. А у него рождаются трое замечательных сыновей, а теперь уже поколение внуков. - Можно вспомнить и попытку его отравления КГБ, и беспримерную борьбу с системой, и многое другое. Конечно, не всем дано быть такими борцами, как Солженицын. Да это и невозможно. Но в его биографии есть еще одна веха - удивительная любовь. А уж эта тема близка всем. - У поэта Владимира Корнилова есть стихи, посвященные жене Достоевского, Анне Григорьевне: «Этой заботы и верности перевелось ремесло. Больше российской словесности так никогда не везло». Когда он писал эти строки, российской словесности повезло еще раз - Александр Исаевич встретил Наталью Дмитриевну. Так что жизнь и судьба Солженицына всем нам дает надежду. ИЗ ДОСЬЕ «КП» Борис ЛЮБИМОВ. Ректор Театрального училища имени Щепкина. Заслуженный работник культуры России. Член жюри литературной премии имени Солженицына. С Александром Исаевичем знаком с 1994 года, когда в Малом театре по его инициативе поставили пьесу «Пир победителей». Читайте архивное интервью Солженицына.

Ныне одна страна, известно какая, пытается решать, кто должен иметь ядерное оружие, кто не должен. Но единственная страна, которая применила это ядерное оружие, - Соединенные Штаты Америки в Хиросиме. Сейчас нам говорят о непропорциональности применения оружия в Грузии. Ребята, а в августе 45-го кто-то пропорционально там применил оружие? Тогда в минуты сожгли 140 тысяч мирного населения, напомнил Солженицын в конце 90-х годов. И никто не извинился. Вообще про Хиросиму никто почему-то теперь не заговаривает.

- В связи с Грузией заговорили о новой «холодной войне». И самые прекраснодушные должны понимать, что Запад - не идеал. Об этом тоже предупреждал Александр Исаевич.

- Конечно. Все вспоминают его книгу мемуаров «Бодался теленок с дубом» - про борьбу с коммунизмом. Но совершенно не прочитана работа «Угодило зернышко между двух жерновов». Один жернов - это советская власть и ее принудительный аппарат. А второй - Запад и в первую очередь Америка.

Разумеется, он любил Запад. Когда его спрашивали: «Вы против демократии?», отвечал: «Нет, нам ох как нужна демократия». Просто он не видел в демократии единственной панацеи от всех бед. И, естественно, восставал против двойных стандартов Запада, попыток навязать свое мироустройство.

Еще в 1995 году, когда праздновали 50-летие Победы, Александр Исаевич с тревогой говорил про политиков США, которые стремятся подорвать Россию, сделать ее слабой.

- Кто бы ему поверил! В России тогда царила эйфория, Америка была нам лучшим другом, идеалом во всем.

- «Им еще жарко будет в 21-м веке, и даже в первой четверти его, - предостерегал он тех политиков. - Им еще понадобится союз с Россией, но сегодня они близоруко не думают об этом». Это было сказано за 6 лет до взрыва башен-близнецов в Нью-Йорке.

В ту же примерно пору в интервью Полу Хлебникову для журнала «Форбс» Солженицын говорил, что никуда Европа и Америка без России не денутся. Больше того, предсказывал, что в XXI веке, и в самое ближайшее время, Россия еще ох как пригодится!

«Это загадочно!» - не поверил тогда Хлебни-ков. «Это загадочно для тех, кто не видит вдаль, и не видит, какие силы растут в мире», - ответил Александр Исаевич.

В последующем Солженицын еще не раз возвращался к тому, что Европа и Америка без России не обойдутся.

- Хочется верить Александру Исаевичу. Будем надеяться, что так и будет уже в скором времени. Так не хочется вновь жить в эпоху «холодной войны», которая в любой момент может стать горячей.

- Будем надеяться. Ведь Солженицын всегда, даже в самой мрачной своей книге «Россия в обвале», вышедшей 10 лет назад, оставлял перспективы как для отдельного человека, отдельной страны, так и для человечества в целом. Так уж человек устроен, что он силой своей воли, силой своего духа может противостоять любым испытаниям судьбы. И примером тому - сам Александр Исаевич.

Посмотрим вехи его биографии. В принципе 90 лет назад он не должен был родиться. Ну кто же рождался в жутком 18-м году? Не должен был родиться в той семье, в которой по происхождению обе ветви были абсолютно бесперспективны при советской власти. Потеряв отца до своего рождения, он не должен был выжить. Выжил. С другой стороны, была опасность его духовного перерождения. Советская пропаганда 30-х годов должна была сделать его нормальным комсомольцем, а потом партийным деятелем. А с его огромным талантом и волей Солженицын мог стать одним из вождей советской власти, членом Политбюро. Сколько было шансов погибнуть на фронте у мужественного капитана Солженицына. Арест в 45-м. Шансы выжить - минимальные. Особенно когда он по собственной воле из «шарашки» отправился туда, где «один смеется, а десять плачут». Осенью 1953 года ему было сказано, что осталось 3 недели жизни. Рак! Эта болезнь возвращалась к нему и позже. Те, кто читал «Раковый корпус», помнят, что у главного героя практически минимальны шансы иметь детей. А у него рождаются трое замечательных сыновей, а теперь уже поколение внуков.

- Можно вспомнить и попытку его отравления КГБ, и беспримерную борьбу с системой, и многое другое. Конечно, не всем дано быть такими борцами, как Солженицын. Да это и невозможно. Но в его биографии есть еще одна веха - удивительная любовь. А уж эта тема близка всем.

- У поэта Владимира Корнилова есть стихи, посвященные жене Достоевского, Анне Григорьевне: «Этой заботы и верности перевелось ремесло. Больше российской словесности так никогда не везло». Когда он писал эти строки, российской словесности повезло еще раз - Александр Исаевич встретил Наталью Дмитриевну.

Так что жизнь и судьба Солженицына всем нам дает надежду.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Борис ЛЮБИМОВ. Ректор Театрального училища имени Щепкина. Заслуженный работник культуры России. Член жюри литературной премии имени Солженицына. С Александром Исаевичем знаком с 1994 года, когда в Малом театре по его инициативе поставили пьесу «Пир победителей».

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Александр Солженицын: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также