Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+3°
Boom metrics
Общество20 января 2022 17:10

Защитники "Бронзового солдата" оправданы

Что из этого следует? И если в погромах виноваты не они, то кто тогда?[фото]

Эта четверка подсудимых, назначенных виноватыми в массовых беспорядках, разбивших романтический облик Таллина в апреле 2007-го, так устала за тот год, пока шел судебный процесс, что к моменту выноса приговора уже почти ничего не чувствовала...

Бороться интересно в том случае, когда противник умен и силен, а если он, как было в данном случае, месяцами выясняет - можно ли готовить госпереворот, давая телеинтервью российской прессе? – то с ним воевать скучно.

С таким настроением на приговор и шли: Дмитрий Линтер, опираясь на костыль, думал о больной ноге (последствия семи месяцев, проведенных в тюрьме), Марк Сирык – о предстоящей сессии, Димитрий Кленский - о ноющем зубе, а Максим Рева – о своем дне рождения, поскольку ему именно сегодня исполнилось 35.

«Я не верю в оправдательный приговор, потому что не верю этому государству», - скажет, заходя в зал, самый младший из них, Сирык.

«Я знаю, что мы ни в чем не виноваты. Даже если бы приговор был обвинительным – я все равно считал бы, что правы МЫ, а не они», - добавит, выходя из суда, самый старший, Кленский.

Государственный прокурор Трийн Бергманн требовала дать каждому из них по четыре года условно, плюс еще три года – на социальную адаптацию. Что это такое, в Эстонии не знает никто, даже сама представительница прокуратуры. Может, обвиняемых хотели заставить под руководством воспитателя из Полиции безопасности учить эстонский гимн, или лепить из пластилина зайчиков.

Или вовсе читать вслух учебник истории, который сочинил когда-то экс-премьер-министр Март Лаар и в котором ясно написано: «Надежда на освобождение эстонского народа наступила 22 июня 1941 года»...

Но все оказалось банальнее и короче: судья Виолетта Кываск вынесла оправдательный приговор, с формулировкой, которая удивила даже видавших виды юристов: «В связи с сомнительной доказательной базой».

Видимо, понимать это следует так: рыльце-то у Линтера, Сирыка, Кленского и Ревы, конечно, в пушку – но доказать этого прокуратура не смогла. Надо полагать, что вряд ли докажет и в будущем – несмотря на то, что прокурор пообещала подать апелляцию и довести дело до государственного суда.

В некольких наспех скроенных картонных томах нет ничего, кроме расшифровки телефонной прослушки, десятка опубликованных интервью, пары вполне безобидных антифашистских листовок и интернет-переписки тогдашнего школьника Марка Сирыка, где он «признался» (это в обвинительном заключении!) в том, что он – российский шпион...

За что же тогда трое из экс-обвиняемых отсидели в камере предварительного заключения (Линтер и Рева по семь месяцев, Сирык – полтора)? За свои убеждения, которые не совпали с официальной политикой эстонского государства. В приницпе, не совпадают они и сейчас. «Это решение задевает чувство справедливости эстонского народа», - заявил в интервью депутат эстонского Госсобрания Марко Микельсон.

Чувства эстонцев задеты потому, что несколько последних лет их убеждали в обратном: в том, что конкретно Линтер, Рева. Кленский и Сирык в апреле 2007-го вывели на улицу толпу и разбили витрины, что под Бронзовым солдатом на горке Тынисмяги лежали не освободители, а мародеры и пьяницы, и что Эстония в 1940-м году была оккупирована, хотя у термина «оккупация» есть четкая юридическая формулировка, никак не подходящая к эстонским реалиям...

Не надо думать, что сосуд, который эстонская политическая элита любовно выстраивала в течение двадцати последних лет, вдруг взял и в один момент разбился. Сегодняшний справедливый приговор, вынесенный таллинским городским судом - лишь передышка перед боем.

Речь не о компенсациях от министерства финансов, которые эта четверка оправданных заслужила за почти два года преследований со стороны государства.

Вопрос в другом: если в апрельских погромах виноваты не они – то кто тогда? Кто и зачем разыграл эту маленькую войну с мертвыми, кто осквернял памятник на Тынисмяги, кто под покровом ночи вырвал его с постамента и варварски разрыл могилы погибших воинов, кто убил российского гражданина Дмитрия Ганина?

Кто, наконец, раздал награды полицейским, отблагодарив их таким образом за травмы и унижения, которым в те два печальных дня, 26 и 27 апреля, подверглись более тысячи эстонских жителей?

Для эстонского общества сегодняшний приговор – несомненно, удар. Но для самой Эстонии, в которой живут 30 процентов неэстонцев – это шаг вперед, каким бы он ни был трудным.