Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Boom metrics
Экономика27 мая 2009 22:00

Экономист Михаил Делягин: «Времена сериала «Бригада» возвращаются»

Кошмарная история бойни в супермаркете не должна затмить тревожное состояние российской милиции и всех наших так называемых правоохранительных органов

«Нельзя допустить превращения кошмарной истории майора из Царицына в частное «дело Евсюкова», рассматриваемое отдельно от общего состояния дел в милиции» - так считает известный ученый, публицист, директор Института проблем глобализации.

Проблему знаю изнутри

- Михаил Геннадьевич, хоть вы и доктор наук экономических, а не юридических, но к МВД имели отношение.

- Да, в 1997 году я работал советником вице-премьера Анатолия Сергеевича Куликова, который одновременно был министром МВД России.

- Поэтому можете прокомментировать громкое дело майора Евсюкова и как обыватель, сталкивающийся с милицией, и как человек, знающий кухню правоохранительных органов.

- Я стараюсь не сталкиваться с милицией без необходимости. Возможно, именно поэтому я здоров и сижу перед вами. А историю майора из Царицына ни в коем случае нельзя превращать в частное «дело Евсюкова»! Нельзя подменить анализ ситуации, сложившейся в российской милиции, смакованием деталей из жизни одного душегуба. Если бюрократам удастся проделать этот трюк, они вновь обрекут нас на повторение даже худших трагедий.

- Но этот случай взволновал общество! Президент отправил в отставку главу всей московской милиции. Дело майора напоминает по резонансу громкую историю «оборотней в погонах». Тогда, в 2003-м, наверху открыто заговорили о коррупции в милиции.

- Очень хорошо, что заговорили, - но прошло шесть лет, и что? Где-то есть изменения к лучшему? Да и тогда, если я ничего не путаю, в течение двух недель после громких арестов с участием прессы и телевидения бизнесмены, которых крышевали «оборотни», обрели новых хозяев из других серьезных ведомств. С моей точки зрения, отношения к оздоровлению правоохранительной системы та операция не имела: она преследовала узкополитические цели.

- Пессимист вы, однако!

- Напротив, я оптимист. Просто, к сожалению, информированный: больше четверти жизни походил по «коридорам власти». Я же не только у вице-премьера Куликова советником был, но и у Немцова, Маслюкова, Аксененко. Был помощником Примакова, Касьянова. При президенте Ельцине удалось потрудиться.

Кошмарная история бойни в супермаркете не должна затмить тревожное состояние российской милиции и всех наших так называемых правоохранительных органов. Не случайно эти органы даже наверху все чаще называют силовыми. Слава богу, пока еще не карательными.

- А что, к этому все идет?

- Поживем - увидим. Ликвидация структур по борьбе с оргпреступностью и переориентация их на мифических «экстремистов», то есть по букве закона тех, кто смеет критически отзываться о начальстве, - опасный признак.

- Намек на перепрофилирование Департамента МВД по борьбе с оргпреступностью на экстремистов?

- Решение было принято еще в сентябре, после очень серьезных успехов этого департамента в борьбе с оргпреступностью.

Но и без этого, и без майора Евсюкова милиция - самая больная тема российского общества.

- В Саратове судят милиционеров, которые облили задержанного бензином и подожгли. В Питере судили экс-милиционеров, которые ради квартиры убили и растворили в кислоте двух человек. Эту трагичную хронику можно продолжать.

- На сайте forum.msk.ru, редакционный совет которого я возглавляю, найдете много таких историй. Вывод печален: значительная часть милиционеров ведет себя в России, как агрессоры на оккупированной территории. Я категорически не поддерживаю это, но мы уже имеем факт: безнаказанное насилие со стороны представителей государства начинает порождать встречное насилие.

И сегодня наша бюрократия, как мне кажется, начинает специально использовать милицию как «образ врага», как мишень протестных и просто оппозиционных настроений, чтобы отвлечь на нее потенциальный протест, переключить его с организаторов разрушительных процессов на рядовых - или не очень рядовых - исполнителей. Сначала врагами были «олигархи» - травите их! Только не говорите плохо про нас, бюрократов, создавших этих «олигархов» и превративших их в своих «дойных коров». Потом в качестве врагов стали использовать гастарбайтеров и полумифических «русских фашистов». А теперь мы можем попасть в ситуацию, когда козлами отпущения будут милиционеры. И это ужасно.

- Поскольку они вооружены?

- И это тоже, но главное - потому что они необходимы. Несмотря ни на что, огромное количество преступлений у нас по-честному раскрывается и нас по-настоящему спасают от огромного числа преступников - от карманников до людоедов включительно. Поддержание правопорядка - это общественно необходимая функция.

Милиция стала «кошмарной» не потому, что изначально была плохой. В 1986 и в 1996 годах ведомственные социологи провели исследования причин, по которым люди идут работать в милицию. В 86-м около 90% сотрудников пришли, чтобы обеспечивать порядок.

Но уже в 96-м году мотивации новых сотрудников стали совершенно иными. Около 40% - заполучить власть над другими людьми и еще около 40% - за личным оружием.

С той поры ситуация если и улучшилась, то незначительно. Есть ощущение, что многие милиционеры искренне считают себя сверхлюдьми, обладающими абсолютной властью над остальными людишками. Население запугано этим произволом. Недаром даже Владимир Путин, будучи президентом, в одном из Посланий Федеральному Собранию отметил, что граждане, увидев милиционера, переходят на другую сторону улицы.

Добавлю от себя: жаль, что не всегда успевают перейти.

Проблемы 90-х - на пороге!

- Почему же нормальная советская милиция так быстро переродилась в ненормальную? Что произошло?

- Как что? Либеральные рыночные реформы. Объективно их ключевая задача заключалась в том, чтобы вытеснить из общественного сознания мотив права мотивом прибыли. Молодцы - вытеснили. Помните сериал «Бригада»?

- Мой любимый, каюсь.

- Хоть он и снят, насколько можно понять, для воспевания преступников, но правдив в описании бытовых ситуаций. И там показано, как милиция стремительно коррумпировалась, оказываясь между молотом и наковальней, с одной стороны, нищеты, а с другой - соблазна огромных денег в условиях полного отсутствия госконтроля.

- Ну коль был негласный призыв реформаторов «обогащайся, кто и как может!».

- Вот и стали обогащаться. Кто мог - спекуляциями, приватизацией заводов, нефтепромыслов. Кто не смог - бандитизмом и т. д. И верящие в то, что ситуация принципиально изменилась по сравнению с «бригадными» 90-ми, сильно ошибаются. Просто ее прикрыли от наших глаз толстым слоем шоколада, простите, нефтедолларов.

Но сейчас шоколад начинает облезать и будет облезать быстро - из-за кризиса как российского, так и мирового. Так что проблемы 90-х годов возвращаются, в том числе и в сферу милиции. И этого надо остерегаться, не поддаваясь на провокации, если, не дай бог, начнется «перевод стрелок» на милицию.

Сами условия работы в милиции, правила, по которым вынужден жить обычный милиционер, тяжелые, страшные, иногда напоминающие тюремные.

Чеченский синдром

- Я вывожу за рамки чеченский синдром, хотя это тоже вещь страшная. Была идея прогнать через Чечню все спецподразделения. Весь ОМОН! Через нее прошли, по иным оценкам, до 100 тысяч милиционеров.

- Зачем?

- Якобы нужна была обкатка боевыми действиями и критическими обстоятельствами. Это безумие! Милиция не создана для таких обстоятельств, у нее другие задачи. В результате люди получили тягчайшие психологические травмы. Они видели ужасные вещи и сами были вынуждены участвовать в них.

Те, кто думает, что война на Кавказе закончилась и теперь можно забыть Чечню, жестоко ошибаются. Из командировок люди тот ужас принесли в родные подразделения по всем городам и весям России. И субкультура того ужаса воспроизводится, похоже, в сегодняшней милиции. Людям с чеченским синдромом нужны психологи, но где на сто тысяч взрослых мужиков найдешь настоящих, дающих результат психологов?

А ведь психологические перегрузки в милиции и так огромные. Возьмем оперативного работника. Допустим, он не берет взяток. Допустим, он даже не работает на «палочки» - показатель выполнения плана. В ряде подразделений ими, насколько можно понять, торгуют, так что опер может годами ничего не делать по службе, но быть на очень хорошем счету, просто покупая «палки» у своих работающих сослуживцев. Но и без продажи «палок» план есть план. Представьте: вы гаишник, обязаны отловить определенное количество нарушителей разных категорий. Даже если трасса пустая. И вы ловите человека и вешаете на него «всех собак».

Далее - вопрос о юридическом регулировании деятельности оперработников. В США есть законы РИКО, четко определяющие, что, как и когда имеет право делать оперативный работник при связи с агентами, при работе под прикрытием и т. д. Все довольно четко и внятно регламентировано, сотрудник имеет правовую защищенность.

А у нас, извините, вместо закона поговорка: «Если опера не за что сажать, это не опер, а Снегурочка». Кто такой обычный агент? Как правило, преступник, многое знающий про других асоциальных элементов. За что он рассказывает оперу об их делах? За то, что тот закрывает глаза на его проступки, а то и преступления. Или в состоянии наркотической ломки. Или за деньги. Юридически многих оперов можно брать «тепленькими» за укрывательство преступлений против граждан. А как им работать-то по-другому?

А ведь любая двойная жизнь по определению ломает психику.

И это помимо коррупции - что, кто-то может всерьез поверить в то, что сотрудники ГИБДД только для себя деньги на дорогах собирают, что они начальству не отдают, да еще и по «напряженным планам»?

- И просто перегрузки на работе. Возьмем апрель - май. Пасха, Красная горка, день рождения Гитлера, Первомай, День Победы, «Евровидение». У нас праздники. А у милиции усиленное дежурство по полной программе. Ни выходных, ни праздников!

- Представляете, какое психологическое напряжение! Правда, сейчас ввели службу штатных психологов. Но это во многом формальная вещь. Ведь психолог подчинен командиру подразделения. Допустим, он говорит, что сержанта Петрова нельзя выпускать на дежурство - он может начать стрелять в любой момент. В ответ командир ласково: «Сержанту нельзя? Значит, сам пойдешь вместо него на дежурство!» Естественно, психолог начинает выпускать всех.

Человек сам далеко не всегда понимает, что он на грани. И милиционер может начать людей кошмарить. Они сейчас не только с пистолетом - с автоматами ходят. Автомат в городе - это кому вообще в голову пришло?! И против кого? Любой человек, служивший в нормальной армии, у тщедушного мальчишки или толстячка в форме автомат отберет. А если у милиционера с автоматом нервный срыв, как у Евсюкова?

И еще один маленький нюанс. У нас за 20 лет разгула демократии миллионов 20 из 140 миллионов населения прошли через СИЗО и места лишения свободы. У нас есть города, в которых до 50% населения имеют судимость... И это еще одна психологическая перегрузка для милиционера.

Евсюков - обычный милиционер?

- Ну и дальше - сами условия жизни. Даже в Москве часть милиционеров до сих пор живут в общагах. Их еще из этих общаг иногда пытаются выселять. В Москве! Что уж говорить про регионы. А зарплаты? Пару лет назад омоновцы, разгонявшие демонстрации, получали 15 тысяч рублей в месяц. Не думаю, что сейчас им кардинально повысили зарплату. А вы понимаете, что нельзя на эти деньги содержать семью в Москве! Значит, иди грабь ларьки, людей.

Ну а уровень иных милицейских начальников - это песня. В 2001 году один областной руководитель УВД на коллегии сказал, что «наша задача - искоренить организованную преступность, чтобы взять на себя выполняемые ею функции». И ведь не оговорился товарищ генерал - насколько можно понять, было именно такое понимание задачи. И во многом эта задача сейчас решена.

А теперь представьте себе, как это ложится на психику рядового и даже офицерского состава.

Плюс внутриведомственные конфликты. Возьмем опять же Евсюкова. Его не пропускал в начальники ОВД «Царицыно» Департамент собственной безопасности МВД РФ. Сейчас ходят разговоры, что он участвовал в нелегальной торговле оружием, занимался прочими безобразиями. Но его утвердили начальником. Похоже, это случай вполне обыденный. Я верю казенному языку официальных характеристик, что Евсюков был совершенно нормальным милиционером, не выделявшимся на общем фоне. Ужас в том, что он не Чикатило, он, как мне ни хотелось бы ошибиться, действительно обычный милиционер.

Мы можем относиться к милиционерам как угодно, но эти люди поставлены в нечеловеческие условия существования. Да, конечно, мне скажут сейчас, что у нас вся страна в такие условия поставлена. Но только у «всей страны» пока нет оружия. И нет права применять его по закону. Поэтому милиционер в нечеловеческих условиях существования - это бо/льшая угроза для окружающих, чем любой другой человек.

- Когда журналисты пишут про плохую милицию, руководство МВД порой соглашается. Да, такие уж у нас кадры. Но вы приходите к нам на службу, улучшайте органы!

- Если вы или я сегодня пойдем на службу в отделение милиции, то с высокой степенью вероятности мы сопьемся, получим психическое заболевание или «перекуемся». Это система, которая переламывает людей. Менять систему изнутри и снизу нельзя. И никакие обещанные чистки рядов не помогут. Да, есть среди них преступники, но многие - честные люди.

- Я думаю, что честных больше.

- Я тоже думаю, что честных больше. В той же Москве. Но не они делают погоду. Не они определяют принятие решений. А сколько честных оперов, да и просто сотрудников ушли! Я посещаю в Интернете милицейские форумы, читаю признания: «проработал почти всю жизнь в органах МВД, ушел из-за перегрузок и, бог ты мой, как я счастлив теперь. Вернусь только под угрозой расстрела». Трагедия в том, что система выкидывает наиболее профессиональных, наиболее грамотных людей.

Что делать?

- Если, предположим, кто-то из руководства страны всерьез озаботится ситуацией в МВД - я понимаю, что это маниловщина, но рецепт подскажу.

Во-первых, необходимо обеспечить среднему милиционеру уровень легальных доходов, соответствующий их реальному уровню. Чтобы они могли нормально, с учетом профессионального риска и большой ответственности, потреблять и им не нужно было для нормальной жизни семьи грабить ларьки и людей.

У нас богатая страна, несмотря на экономический кризис. Так переселите хотя бы милиционеров в нормальное жилье из общаг!

Второе. Граждане депутаты! Возьмите американский пакет законов РИКО и перепишите применительно к нашей практике, жестко регламентировав, что и как имеет право делать оперуполномоченный во всех реальных обстоятельствах службы. И примите срочно такой закон - Медведев юрист, он подпишет.

И только после этого имеет смысл очищать органы от морально разложившихся и психологически неустойчивых элементов.

Сейчас ведь в милицию берут почти кого угодно. И идут туда те, кому нужно оружие, кто хочет потешиться за наш с вами счет, испытать власть над другими. Да, конечно, честные люди тоже идут - как в армию шли при Сталине и идут сейчас. Для мужчин из поселков и в целом депрессивных регионов это едва ли не единственный законный способ выбиться в люди, вырваться из нищеты. Но таких система очень часто перемалывает - и это тоже страшно.

А законопослушным гражданам могу пожелать одно: чтобы даже самые оскорбленные и униженные из нас видели в милиционерах не только врагов, но и людей тоже. Людей, поставленных в тяжкие условия существования. Всегда старайтесь обращаться с милиционером как с человеком.

АВТОРИТЕТНО

Геннадий ГУДКОВ, зампред Комитета Госдумы по безопасности:

- Сегодня штаты МВД России едва ли не в два раза больше, чем во времена СССР. Из них половина - бюрократы, чиновники, которые составляют отчеты, реляции, изучают тенденции и т. д. Я не раз предлагал уже сократить численность МВД на 40, а то и на все 50 процентов, а за счет этого повысить зарплаты сотрудникам, реально борющимся с преступностью.

Интервью с депутатом Г. Гудковым о том, как избавить нашу милицию от «оборотней», читайте в ближайшем номере еженедельника.

Полный текст беседы читайте далее...