Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+22°
Boom metrics
Звезды2 декабря 2009 22:00

«Голубой огонек» от начала до конца: 60-е. Райкин, Кобзон и космонавты

«КП» проследила, как рождалась, жила и во что превратилась самая популярная новогодняя передача

Сегодня - первая часть: романтические шестидесятые

Год за годом наша страна встречала Новый год, расставаясь с прошлым и встречаясь с новыми надеждами, под одну и ту же передачу - «Голубой огонек». В следующем году исполнится ровно полвека с того момента, когда на отечественном телевидении начали создавать это эпохальное шоу. В преддверии этой даты «КП» решила выяснить, что собой представлял «Голубой огонек» все эти годы, как он отражал жизнь страны и чему учил своих зрителей.

Довольно долго телевидение в СССР не пыталось брать на себя миссию развлекать население. Лишь в 1960 году после выхода постановления ЦК КПСС «О дальнейшем развитии советского телевидения» дело сдвинулось. Еще бы ему было не сдвинуться, если на самом высоком уровне заявили: «В выступлениях по телевидению нет задушевного разговора, непринужденной беседы. Выдающиеся мастера литературы, театра, кино, музыки мало участвуют в создании программ».

Мастеров по-быстрому привлекли к созданию, задушевность и непринужденность внесли не скупясь. С чего и началось формирование того телевидения, которое мы сегодня имеем. На поднятой этим постановлением волне родился КВН, на ней в 1962 году на экран пробилось и «Телевизионное кафе» - прообраз будущего «Голубого огонька». Очень скоро, сменив несколько промежуточных названий, передача обрела свое знаменитое имя.

В первый год «Голубой огонек» начали выпускать настолько активно, что он выходил аж еженедельно, но потом и задор создателей несколько иссяк, и другие программы начали появляться одна за другой. А за «Голубым огоньком» закрепилась роль главной развлекательной программы страны, которая в Новый год создавала людям настроение на весь год вперед.

Впервые в новогоднюю ночь «Огонек» вышел на экраны 31 декабря 1962 года. На протяжении первых десяти лет его существования создатели «Голубого огонька» придумали и освоили все то, чем живет нынешнее развлекательное телевидение. Разница только в техническом исполнении, но идеи и наполнение остались прежними. В том, что показывали в новогодних «Огоньках» сорок с лишним лет назад, легко можно разглядеть отдельные черты и целые передачи сегодняшнего телевидения.

«Песня года»

Создатели вполне логично предположили, что если программа выходит в конце года, то и звучать в ней должны лучшие песни, исполненные в этом году. Конкуренция за место в составе среди исполнителей была такой, что в одном из первых выпусков даже Людмилу Зыкину с песней «Течет река Волга» показали лишь небольшим отрывком.

Жанровый расклад был иной: зрителя угощали даже оперными номерами, но уже тогда редкий «Огонек» обходился без Эдиты Пьехи. А Иосиф Кобзон и в 60-х почти ничем не отличался от себя нынешнего. Он был везде и пел обо всем. Хотя иногда еще позволял себе эксперименты: так, в одном из «Огоньков», исполняя сверхактуальную песню «Куба - любовь моя!», Кобзон предстал... с бородой а-ля Че Гевара и автоматом в руках!

Звезды на экране

Как и сегодня, в 60-х изюминкой телеугощения были звезды. Правда, звезды в те времена были иные, и дорогу к славе они себе прокладывали по-другому. Ни один новогодний «Голубой огонек» не обходился без космонавтов, а Юрий Гагарин до самой гибели был главным персонажем телевизионных праздников. Причем космонавты не просто сидели, а активно участвовали в шоу. Так, в 1965 году совсем недавно вернувшиеся с орбиты Павел Беляев и Алексей Леонов изображали телеоператоров, снимающих, как поет молодая Лариса Мондрус. А Юрий Гагарин ходил по студии с наимоднейшей ручной кинокамерой. Леонов в завершении сюжета еще и станцевал с Мондрус твист. Смотря сегодня «Огоньки» 60-х, можно даже проследить, как рос в звании космонавт номер один. Сначала он появлялся в кителе с погонами майора, потом - подполковника, а затем и полковника. И лишь 1969 год, первый после гибели Юрия Алексеевича, встречали без космонавтов.

Цитата из «Огонька»

«Дед Мороз:

- Ну а ты, Снегурочка, что загадаешь в Новый год?

Снегурочка:

- Я уверена, что выражу искренние чувства всех, кто встречает Новый год, если от всего сердца пожелаю летчикам-космонавтам в ближайшее время поднять новогодние бокалы на Луне, на Венере, на Марсе!»

Фигурное катание

Фундамент нынешней популярности фигурного катания закладывался именно тогда. Победы отечественных мастеров конька и телегеничность вида спорта сделали фигурное катание частым гостем на советском экране, и новогодние «Огоньки» не были исключением. Показывали не только чемпионов, но, например, и выступления Украинского балета на льду. Доходило до того, что на коньках выступал даже Аркадий Райкин, чуть ли не на полвека опередив нынешние «Ледниковые периоды».

Юмористы

Встречать Новый год в приподнятом настроении уже тогда помогали юмористы. Фронтменом жанра был Аркадий Райкин, участник такой же обязательный, как сегодня Иван Ургант. Сверхпопулярны были два дуэта: Тарапунька и Штепсель, умудрявшиеся и на новогодней сцене «пропесочивать» бюрократизм, и Миров и Новицкий, шутившие не слишком мудрено, зато актуально. Так, в 1964 году они откликнулись на жутко модную тему «Кибернетика».

Цитата из «Огонька»

«Лев Миров и Марк Новицкий. Интермедия «Автомат»

Юмористы подходят к большому шкафу с кнопками и лампочками.

- Видели этот аппарат?

- Что это такое?

- Эстрадное кибернетическое конферирующее устройство. Опытный образец, полностью заменяет конферансье.

- Я вижу, по габаритам вас напоминает. Это что же, Новицкий, мне теперь с ним надо выступать?

- Нет, автомат заменит и вас, Лев Борисович. Вы же знаете, что автоматы успешно выполняют функции математиков, переводчиков и даже поэтов. А уж нашу работу он вполне освоит. Вот видите тут кнопки и написано: «Чтение», «Вокал» и так далее. Любой зритель может подойти, бросить десять копеек, нажать кнопку и посмотреть любой номер, какой ему захочется. Умный аппарат?

- Умный, а человек все же умнее.

- Это почему?

- Человек за десять копеек работать не будет!»

«Старые песни о главном»

Мода исполнять песни из любимых старых фильмов родилась тоже не в наши дни. В «Огоньке» на встрече 1965 года в честь 20-летия картины «Небесный тихоход» сыгравшие главных героев фильма Николай Крючков, Василий Нещипленко и Василий Меркурьев с большим успехом исполнили прямо в студии «Первым делом самолеты» да еще привлекли к этому настоящих армейских генералов. А через несколько лет уже троица Никулин - Вицин - Моргунов устроила на съемках эксцентрику по мотивам «Пес Барбос и необычный кросс».

КВН

Уже тогда Александр Масляков был лицом молодежного юмора, правда, лицом куда более молодым, хотя интонации у него были те же самые, что и сегодня. Юмор КВН был менее парадоксальным и ничуть не авангардным. А популярного сегодня слова «кавээнщик» еще не употребляли, говорили: «Песня в исполнении игроков КВН».

«Минута славы»

Смешные чудики были востребованы всегда, и даже суровое советское телевидение ничего не могло с этим поделать. Правда, фрики были все же не столь отвязные, как те, что сейчас участвуют в «Минуте славы», а «с культурным уклоном». И показывать их показывали, но относились к ним без восторга. Так, ведущий «Голубого огонька» в 1966 году молодой Евгений Леонов напрямую отозвался о музыканте, игравшем смычком на пиле: «Ненормальный, что ли?»

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Игорь КИРИЛЛОВ: «На столе стояло шампанское, под столом - коньячок»

Легендарный диктор советского телевидения рассказал, как делались первые «Голубые огоньки».

- Игорь Леонидович, кто придумал «Голубой огонек»?

- Начальная идея принадлежала режиссеру Алексею Габриловичу и была такая: телевизионное кафе, в которое приходят гости. Известные и неизвестные люди: артисты, композиторы, поэты-песенники и заслуженные представители трудового класса. Столы были накрыты очень скромно: кофе, печенье, самые простые конфеты. Причем выходила программа в прямом эфире каждые выходные. Но, когда добрались до Нового года, встала проблема: кто же придет в студию в новогоднюю ночь? Поэтому решили выпустить «Голубой огонек» в записи и снимали его заранее. Сначала в павильоне на Шаболовке, потом перебрались на «Мосфильм», где технические возможности побольше.

- Сценарий утверждали на самом верху?

- Конечно, сценарный план был всегда, но, когда начиналась съемка, он шел псу под хвост. Нам нужна была импровизация, живые эмоции. И, кстати, на мой взгляд, те «Огоньки», которые шли в прямом эфире, получались лучше. Они были более естественными. При записи и монтаже многое выглаживалось, вычищалось, но вместе с этим убивались и живые нотки.

- Новогодний «Огонек» ни разу живьем не шел?

- Ни разу. Во-первых, никто из артистов не согласился бы провести новогоднюю ночь в студии, а во-вторых, это было просто опасно. Водка была дешевая, коньяк дешевый, Новый год для всех праздник.

- Неужели выпивали на съемках?

- Еще до появления «Голубых огоньков» мы снимали новогоднюю программу. Сюжет был простой: мы с моей коллегой Людмилой Соколовой сидели за столиком и представляли различные музыкальные отрывки: отрывки из оперетт и даже опер. На столе для антуража стояла бутылка шампанского и легкая закуска, а под столом - четвертиночка хорошего коньяка. Я ее специально принес, чтобы настроение было. И мы по чуть-чуть в течение всей ночи употребляли. Но никто не заметил, потому что в новогоднюю ночь все ведь прикладываются.

- В бокалах, которые на новогодних «Огоньках» поднимали гости в студии, было шампанское?

- Нормальное «Советское шампанское». Кстати, не так уж много его уходило на программу - несколько ящиков всего. Хотя ради некоторых гостей реквизиторам приходилось все же идти на хитрость. Не все артисты и композиторы знали меру, поэтому специально для них переклеивали этикетку от шампанского на бутылку с сидром.

- А те, кому сидр подавали, не обижались?

- Нет, они просто приносили с собой то, что им было нужно. Но на съемках это еще можно было, а вот на живом эфире подобное было чревато катастрофой. На одной из программ два знаменитых певца - Иван Козловский и Максим Михайлов, лучший бас Большого театра, - хорошо выпили в ожидании своей очереди коньячку. И, когда им предоставили слово, к микрофону вышли уже пошатываясь. Мы испугались жутко, что сейчас они начнут что-то говорить и все будет видно. Но они тоже были профессионалы: не стали ничего говорить, а сразу запели. Изумительно исполнили любимую песню Гагарина «Нелюдимо наше море, целый день шумит оно». А то, что они при этом раскачивались, так все решили: они моряков изображают! Гагарин был просто в восторге.

- Пели на первых новогодних «Огоньках» вживую?

- Да, вживую, причем в студии был всего лишь один микрофон-журавль, который звукооператоры на специальном устройстве поворачивали в сторону говорившего или певшего. И, чтобы получился хороший звук, нужно было уметь петь. Думаю, многие из нынешних певцов не справились бы с такой задачей.

- Что за скандал вышел с певицей Эльмирой Уразбаевой из-за фонограммы?

- В одном из самых первых «Огоньков», который шел в прямом эфире, она попыталась спеть под фонограмму, но не справилась с задачей. Глотнула шампанского, когда шел текст песни.

- По какому принципу составлялась программа? Уж больно пестро замешано: вот взять хотя бы встречу Нового, 1963 года. Тут и Ван Клиберн на фортепиано, и «Монолог боярина Тугай-Редедина» из оперы «Фрол Скобеев, или Безродный зять»...

- Хотели сделать так, чтобы каждый из зрителей нашел в «Огоньке» что-нибудь свое. Пытались создать блюдо, рассчитанное на вкусы самой разнообразной аудитории. И балет обязательно должен был быть, и цирк, и классический номер, и эстрада. В программу попадало то, что хотел видеть народ. Не Кремль и не самый главный зритель в Кремле, а именно народ.

- Можно было представить «Огоньки» 60-х без космонавтов?

- Это сейчас космонавт - всего лишь одна из профессий, а тогда на них смотрели как на героев. Если Гагарин или Титов что-то говорили, никто пошевелиться не смел, все слушали с открытыми ртами. Сейчас нет человека, который мог бы сравниться по народному обожанию с Гагариным в 60-х. Поэтому космонавты на новогодних «Огоньках» всегда были желанными гостями. Их безумно любил народ. Вот один только пример: когда после первого полета мы встречали Гагарина, в студии на Шаболовке шел вечер, съехались гости со всего Союза. И вся студия площадью в 600 метров была уставлена подарками Гагарину!