Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-9°
Boom metrics
Общество16 декабря 2009 22:00

«Сталин - порождение нас самих»

Так считает историк и писатель Эдвард Радзинский. Он недавно закончил книгу «Мой лучший друг товарищ Сталин» и теперь полушутя называет себя «последней жертвой культа личности»

О своем персонаже, которому 21 декабря исполнилось бы 130 лет, Радзинский и рассказал «КП».

- Почему в нашей стране так любят Сталина?

- Почему?.. Я представляю себе юношу, который будет жить через полсотни лет и тоже будет задавать этот вопрос. Ему будет безумно интересна мифическая страна по имени СССР, охватившая полмира. В этой стране жили великие поэты. Маяковский, воспевший Родину, покончил собой. Великий лирик Есенин - повесился. Цветаева - повесилась. Гениальный Мандельштам - превращен «в лагерную пыль». Пастернак, вечно живший под дамокловым мечом уничтожения. Символ нового театра - Мейерхольд... В общем, этому парню из будущего придется долго перечислять убиенных. Знаменитые военачальники, легендарные маршалы, были объявлены шпионами и расстреляны. Уничтожены великие ученые. А сами революционеры-пассионарии, основавшие страну по имени СССР? Из семи сподвижников Ленина, составлявших в 25-м году Политбюро - Троцкий, Каменев, Зиновьев, Томский, Рыков, Бухарин и Сталин, - шестеро были объявлены изменниками. И за всей этой вселенской кровью стоял Сталин, уничтоживший на пути к власти тогдашнюю элиту страны и заодно миллионы самых умелых хлеборобов, названных «кулаками». Но самое невероятное, что предстоит осознать, так это почему же в начале XXI века наша страна, выбирая любимое имя России, выбрала именно Сталина.

Почему забыта кровь?

- Но вы-то знаете ответ на этот вопрос?

- Когда в начале 90-х я решил написать о нем книгу, издатели морщились, говорили, мол, скучно, с ним все ясно, монстр, параноик, и тема эта для старушек. Я ответил: «К сожалению, когда я закончу эту книгу, Сталин будет участником предвыборной кампании». Я ее издал в России в 95-м. Тогда по Москве маршировала оппозиция, празднуя 50-летие Победы. И впервые со времен хрущевской оттепели над колоннами вновь реяли портреты Сталина. Но это было только начало. Нынче в своих мягких кавказских сапогах он окончательно вышел из тени истории. Почему забыта кровь и миллионы в лагерях? Почему я знал, что так будет? Потому что любовь к Сталину - на самом деле нелюбовь к тому, что происходит за окном. Это неприятие очень серьезной частью населения нынешней действительности. Когда народ наблюдает все эти куршевельские забавы богачей, когда сравнивает их дворцы и свой чудовищный быт, нищие пенсии и часы в миллион долларов на руке чиновника, он и говорит: «Сталина бы на вас!»

- Все отобрать и поделить?

- Стремление к равенству, пусть даже в нищете, это наша древняя черта. Бердяев, размышляя об этом, сказал, что «к сожалению, интересы уравнения и распределения всегда превалируют у нас над интересами творчества и созидания». В нас живет неистребимое стремление «раскулачить кулака, расказачить казака и разъевреить олигарха».

- У меня ощущение, что вы рассказываете о другой стране, планете и жизни, о чем-то совсем чужом. Может, мы не так уж однородны?

- Я рассказываю о варварском русском капитализме XIX века, придушенном революцией и цветущем теперь снова. Что делать, русская буржуазия, опытная в умении обогащаться, совершенно неопытна в управлении страной. Она всегда была отстранена от власти, и призыв Распутина, не самого глупого человека - «поделитесь с народишком», - слышать не хотела ни тогда, ни сейчас.

Еще одна причина воскресения Сталина - в свойствах нашей памяти. В посмертной славе Ивана Грозного стоны его жертв тоже умолкли, и документы о его злодеяниях так и остались пылиться в архивах. А для новых поколений остались зримыми лишь памятники государственной силы и великих военных побед. И постепенно имя Мучитель, которое дали ему современники, было заменено в народном сознании очень уважаемым в Азии именем Грозный.

Если бы да кабы!

- Сталин - личность огромная, но успешный ли он руководитель?

- Ну в чем успешность-то? Сломать хребет крестьянству, свернуть нэп и тащить через кровь и пытки страну в индустриализацию? Чушь! СССР был богатейшей державой мира. Если бы все развивалось нормально, как в странах, тоже переживших кровавую революцию - типа Франции, - Россия достигла бы огромных высот без всякой крови. Еще знаменитый экономист Терри, посетивший Россию перед Первой мировой, предрекал нашей стране стать экономическим гигантом при нормальном развитии. Но это «если бы».

- Можно ли говорить, что был какой-то перелом в личности Джугашвили? И когда он произошел?

- Он произошел в ледяной свирепой туруханской ссылке (которая, конечно, была санаторием по сравнению с тем адом, который он потом организует для репрессированных им людей). Но там Джугашвили вдруг ощутил, что жизнь прожита бессмысленно. Ему скоро 40, но ни профессии, ни семьи нет, его партия или в бегах, или под арестом, а Ленин забыл о нем. Но не прошло и нескольких лет, как он уже был в Кремле. И с каким жизненным опытом? Ссылка - побег - ссылка. Тюрьма для него родной дом, другого и нет. И вот с этим мироощущением он пришел во власть.

Для Сталина человек изначально грешник

- Ваша новая книга называется «Мой лучший друг товарищ Сталин». Чей лучший друг?

- Там Сталин увиден глазами человека, который шел рядом почти всю жизнь.

- Хотя бы намекните, кто это? Сталин его прикончил в конце концов?

- Нет. Он пережил Хозяина. Хотя сидел. «Мой лучший друг товарищ Сталин» - это роман, основанный на подлинных исторических документах. И образ человека, идущего рядом с вождем, собран из жизней нескольких людей и их дневников, которые мне дали родственники. Хотя мне, конечно, приходилось учитывать знаменитую формулу «Врет, как очевидец». Как вы знаете, я сначала написал биографию Сталина «Сталин. Жизнь и смерть». Но это была научная книга. И я был обязан поработать в его личном архиве. Я узнал, что документы по Сталину стали частью Президентского архива. Что удивляться: с 27-го история СССР и была историей Сталина. Архив находился в Кремле в большой квартире. И, поработав неделю, я спросил одного из служащих, что здесь было раньше. Он сказал: «Как, вы не знаете? Это квартира Сталина». Ощущение было невероятное. Я понял, что я сижу под его потолком и читаю его личные бумаги. И стеклянные дверные ручки 30-х годов, до которых я дотрагиваюсь, говоря образно, хранят еще где-то там тепло его рук. В новой книге есть описание этой его квартиры и запах эпохи, подлинная жизнь, гротескный быт нашей потонувшей Атлантиды по имени СССР. И я попытался создать, может быть, первый реальный образ того, кого целая страна называла Отцом и Учителем и из-под душной шинели которого не может выбраться до сих пор...

- А как Хозяин относился к тем, кого лично знал?

- Для Сталина человек изначально был грешник. Но при этом он знал, как легко люди обрабатываются. И вот это ощущение людей-муравьев, или кирпичиков, из которых созидателю-архитектору надо строить здание по своему плану, ему было свойственно. Но дело в том, что презрение к личности и преобладание «государственного интереса» свойственно всей нашей истории и периоду Романовых тоже. Это традиция, ужасная.

Два вулкана в одной квартире

- Сталин - тиран, а вы говорите о нем увлеченно и с теплотой.

- Когда пишете о такой личности, она увлекает своим масштабом. Это ум, но макиавеллевский. Он злодей, но великий. И очень разный. Я видел эскизы голых натурщиков, на которых Сталин сделал свои шутливые подписи - идиотские, похабные или просто глупые. Он мог быть и таким. И пьяные застолья, о которых писала его дочь Светлана, тоже правда. Но был он и совсем другой. Обольстительный. Очаровавший Фейхтвангера, Бернарда Шоу, Ромена Роллана, леди Астор...

- Может, хороший актер был?

- Все диктаторы - хорошие актеры. Наполеон, например.

- А любовь в жизни Сталина? Его бурные отношения с Надежной Аллилуевой отражались и на его приближенных, и на стране в целом.

- Да.

- Все дело в неправильной женщине? Ему была нужна совершенно другая?

- Нет. Ему нужна была только эта. Они друг от друга оторваться не могли. И это были два вулкана в одной квартире. Про любовь Сталина в книге написано. Но я сразу скажу, что все эти сочинения типа воспоминаний певицы Давыдовой (оперная певица, героиня книги «Исповедь любовницы Сталина», бывшая будто бы в 30-е годы в интимной близости с вождем. - Прим. «КП») - все полная чушь. Но у него были истории, и достаточно грубые. Хотя главной женой у него была политика. Все! Более ни слова... это его личная жизнь.

- Вы так его любите?

- Описывая его жизнь, я прожил огромный кусок своей. Я действительно последняя жертва культа личности Сталина. Но, когда я вспоминаю, что он сделал, меня охватывает ужас. Вот уж воистину: «Благими намерениями вымощена дорога в ад». Если бы его можно было сейчас спросить: ради чего все было? Он назвал бы множество высоких целей. Но все они испарились по мере того, как проливалась кровь. Но аскетизм революционера в нем остался до конца - ему принадлежали пара кителей, поношенные сапоги и... вся страна. А он никогда не забывал фразу, сказанную о нашей стране Петру Третьему: «Здесь не понимают доброты. Здесь надо управлять кнутом или топором. И только тогда все довольны».