Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+22°
Boom metrics
Звезды17 февраля 2010 22:00

Иосиф Кобзон: «Жена кричала в истерике, и я понял, что нельзя оставить ее одну...»

Знаменитый певец стал одним из первых гостей новой программы Ангелины Вовк «Цена успеха»

Хорошее интервью на нашем ТВ - товар штучный. Не многим гости открывают душу. Тем более звездные гости. В рамках программы «Доброе утро, Россия» свой талант разговорить собеседника теперь продемонстрирует Ангелина Вовк. Знаменитая телеведущая по четвергам будет приглашать звезд самого высокого калибра, чтобы просто поговорить «за жизнь». К ней собираются Ксения Собчак, Никита Михалков, Геннадий Зюганов...

Сегодня мы публикуем часть разговора Ангелины Михайловны с Иосифом Кобзоном (эта передача выйдет в свет 25 февраля).

- Кобзон сегодня - живая легенда. Тебя знают все от мала до велика. Как ты относишься к славе, которая на тебя обрушилась?

- Ну знаешь, на меня ничего не обрушилось. Я шел к этому. Я всегда своим студентам говорю: самая большая творческая ошибка в молодости - желание скорее стать популярным. Включаю телевизор - там я. Выхожу на улицу, а там берут автографы. Все меня знают! К этому стремятся, не понимая, что это приходит тогда, когда человек этого достоин.

- Слава - тяжкое бремя...

- Безумно! Появится какая-нибудь статья в желтой прессе, друзья говорят: да плюнь ты на это, ну кто это читает, не обращай внимания. А все равно ранит. Ну почему? Ну за что? Ну хотя бы правду пишите, Бог с вами. Напишите о том, что я одеваюсь плохо. О том, что у меня морщин много. О том, что я в парике. Все что хотите, но правду!

- Вот говорят: Кобзон в 60 лет заявил, что он уходит со сцены, а сам до сих пор поет.

- Я не обманул ни народ, ни журналистов. Я ушел из активной гастрольной концертной работы.

- Разве ты сейчас никуда не выезжаешь?

- Нет, выезжаю. Но не на гастроли. Приглашают, скажем, на День снятия блокады, на День учителя. Я очень уважаю эту профессию, как не поклониться учителям нашим?

- А когда ты впервые вышел на сцену?

- В школе, в 1945 году. Я пел песни Тандера. «Пшеница золотая». Фронтовики возвращались с фронта, наши выставляли им горькое пиво или стакан водки, ставили маленького Кобзончика между ног и говорили: «Давай сынок, давай пой». И я им пел: «Бьется в тесной печурке огонь...» Рыдали.

- Ты пережил тяжелую болезнь. Что помогало бороться за жизнь?

- Кроме моей любви к жизни, самую главную роль в этом сыграла моя жена Нелли. Когда наступало отчаяние, когда уже ничего не хотелось, я слышал крики Нелли, которая кричала на профессуру: «Не смейте, не имеете права!» Все думали, что я в отключке, ничего не слышу. Врачи говорили: «Нелличка, к сожалению, мы ничего не можем сделать». А она кричала в истерике: «Нет, вернитесь, он не должен умереть, он должен жить». Ну, думаю, так она переживает, как ее оставлю одну? И я боролся с этими недугами. Сначала у меня был сепсис, я был в коме 15 дней. Потом - онкология. Но главное - желание жить. Самое страшное - пережить момент постельной депрессии, встать на ноги. Вот подходит Нелли, говорит: «Немедленно встань!» Я говорю: «Не могу». А она: «Встань! Мне нужно привести тебя в порядок». И встаешь, приводишь себя в порядок.

- Слава богу, сегодня ты в прекрасной форме. Тьфу-тьфу...

- Как Фаина Раневская говорила, когда ее спрашивали о самочувствии - согласно паспортным данным. Так что все хорошо.