Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Общество27 апреля 2010 12:08

Михаил Делягин: "Невыученные уроки Чернобыля"

24 года назад случилась трагедия на Чернобыльской АЭС

Ситуация в атомной энергетике России не дает нам гарантий, что трагедия не повторится, утверждает директор Института проблем глобализации в прямом эфире радио "Комсомольская правда" (97.2 FM) Делягин: - День Чернобыля - одна из Черных дат нашей истории, день траура для всех нас.

Главное, что волнует и тревожит, это сегодняшнее состояние атомной отрасли.Некоторое время мне пришлось очень плотно заниматься электроэнергетикой в нашем государстве. Правда, в основном чубайсовской реформой занимался - пытался ей противодействовать,но попутно многое узнал о состоянии других сфер, в частности, атомной энергетики. И сегодня хочу поблагодарить многих специалистов, которые не боятся говорить о нарастающих в отрасли проблемах, и в первую очередь Булата Искандеровича Нигматулина, который долгое время был заместителем Министра атомной энергетики нашей страны.

И я хочу, и я веду сегодняшнюю передачу именно ради этого, чтобы в будущем у нас была настолько хорошая ситуация в атомной энергетике, чтобы делегация из Российской Федерации на границе чернобыльской зоны поставила памятник с простой надписью, как в Бухенвальде: "Спите спокойно, это не повторится!" И подписи людей, которые это гарантируют, причем гарантируют так, что в их словах не сомневается никто. Однако при всем этом сегодня в медиа-пространстве, включая Интернет, я ничего о Чернобыле не слышал. Конечно, кто-то что-то где-то писал, но все равно это поразительно. То ли тема замалчивается специально, то ли все решили, что можно поговорить о чем-то другом, то ли просто не хочется вспоминать о страшном. Последнее - естественное свойство человеческой психики.

Черных: - Да, в эти дни больше говорят о юбилее перестройки.Четверть века назад она началась. Но Чернобыль - "звезда Полынь", пророчески был предсказан еще в "Апокалипсисе".Он стал первым ударом по перестройке, трагическим знаком с небес. Делягин: - До сих пор не вполне понятно, что там происходило. Но важно говорить о сегодняшнем дне. И в этом отношении никогда нельзя забывать о том, что непосредственная причина Чернобыля заключается в постановке экспериментов. Когда в припадке энтузиазма последовательно раз за разом были отключены практически все системы безопасности, и недостатки конструкции оказались роковыми. Виновные погибли героями. Они честно пытались отыграть назад и спасти ситуацию, но было уже поздно. Руководитель Чернобыльской АЭС Брюханов получил 10 лет тюрьмы, скорее всего, просто потому, что нужно было кого-то показательно покарать. Наверное, он был в аварии виновен опосредованно, потому что начальник отвечает за своих подчиненных, но лишь опосредованно. И это еще раз напоминает нам, что главное в любой отрасли, особенно такой, как атомная - это кадровая политика. Черных: - Знаменитая формула - "Кадры решают все!" Делягин: - Так вот: по оценкам специалистов, для безопасной эксплуатации атомных электростанций, которые предполагается построить в нашей стране в ближайшее десятилетие, просто нет и при сегодняшней системе образования и управления отраслью не будет достаточного количества квалифицированного персонала. Я не говорю про вопиющие ситуации, когда ремонт оборудования на атомных электростанциях выполняют трудолюбивые соотечественники из Средней Азии с понятным уровнем качества. Строители из Средней Азии без специального образования в советское время даже около АЭС не могли возникнуть. Даже теоретически. Черных: - Шабашники из других регионов - тоже. Делягин: -Но дело не столько в квалификации рабочих, сколько во всей кадровой политике в атомной энергетике. Сложившаяся на сегодня система образования и закрепления кадров заведомо недостаточна для развития атомной энергетики. Четверть всех занятых в ней - работающие пенсионеры. А молодых работников и специалистов - лишь около 10 %. За последние три года число увольняющихся молодых специалистов удвоилось, а вспомните, что это были за три года? Это годы кризиса, годы ухудшения экономической конъюнктуры, которое началось с сентября еще 2007 года. И если в этих условиях молодые специалисты увольняются из атомной энергетики, хотя им вроде бы почти некуда деваться в кризис - это грозный знак. Это признак, по сути, внутреннего развала отрасли, что, впрочем, неудивительно, если вспомнить, что руководит им команда "эффективных менеджеров" во главе с памятным России по дефолту 1998 года Кириенко. Все знают, что подготовка кадров должна опережать разработку и развитие технологий. Это азбучная истина: нельзя сначала строить атомную электростанцию, а потом искать,кто бы там на ней поработал. Наоборот: к моменту пуска АЭС ее персонал должен быть полностью подготовлен и натренирован, иначе вместо атомной электростанции легко получить атомную бомбу. Если запуск по каким-то причинам задержится, и этот квалифицированный персонал чуть-чуть побездельничает - ничего страшного: главное, чтобы он был. Так вот, сейчас ситуация строго обратная. Системный подход к решению проблем подготовки кадров отсутствует, и ситуацию с кадрами можно считать критической. Атомная отрасль - одна из самых наукоемких, а средний возраст ведущих специалистов и исследователей в ней превышает уровень средней продолжительности жизни мужчин в стране! Научно-техническую политику атомной энергетики Российской Федерации сейчас определяет хороший человек, сын очень хорошего и известного специалиста в области практической психологии, но вот только образование у него педагогическое. Он по образованию - педагог-методист начальных классов. Черных: - Да вы что?! Делягин: - Он интересный философ, прекрасный специалист в области некоторых аспектов человеческого поведения. Но к атомной энергетике он отношения не имеет, и во главе научно-технической политики отрасли производит впечатление той самой пресловутой "каждой кухарки", которая когда-нибудь сможет управлять государством. Только он уже управляет. И это не проблема одного человека.Команда, которая пришла в отрасль вместе с Кириенко, принципиально и кардинально изменила всю научно-техническую политику атомной энергетики.Поясню на одном из примеров. Стандартный советский атомный блок - 1 гигаватт мощности. В мире сложилась устойчивая тенденция к наращиванию мощности энергоблока: это существенно повышает эффективность. В нашей стране были хорошие наработки по созданию энергоблока 1,5 гигаватт. Однако новая команда прекратила эти разработки, обесценив многолетний труд огромного количества специалистов, и начала практически "с нуля" разрабатывать новый проект - мощностью всего лишь 1,15 гигаватта. То есть полуторакратное увеличение мощности энергоблока заменили чисто символическим 15-процентным, - и, по сути, начали все работы заново. Черных: - Может, в этом есть какой-то глубинный технологический, научный смысл? Делягин: - С научно-технической точки зрения смысла, насколько можно судить, нет никакого. Но у нас в стране в последние годы много решений принято и реализовано, которые не имеют технологического смысла, которые подчиняются иной, не рациональной, а лоббистской логике. Например, передача разработки самолета пятого поколения из компании, у которой этот самолет уже летал в начале 2000-х годов, другой. Эта другая компания никакого задела в сфере создания самолета пятого поколения не имела, и потому ее самолет полетел только сейчас.Другой пример - пресловутая "Булава", которая так и не летает. В армии шутят, что "Булава" не летает потому, что хорошо летают и табуретки, но причина несколько иная: разработку ракеты передали от института, который специализировался на разработке морских ракет, другому институту, специализировавшемуся на разработке ракет сухопутных, запуск которых на порядок более прост.Причина этого, вероятно, в оголтелом лоббизме и ни в чем больше. И институт, взявшийся за совершенно постороннюю, в общем-то, для себя работу, завалил ее. Ну и что? Директор института подал в отставку, и все довольны. А "Булавы" - то нет! И подлодки, построенные специально под нее, могут легко превратиться в сверхдорогой металлолом. Что-то подобное произошло, насколько можно понять, и с разработкой новых энергоблоков. В нашей стране есть некоторые сложности с турбинами. Компания "Сименс", несмотря на все связанные с ней в последнее время скандалы, имеет готовую турбину на 1,7 гигаватт, которая в принципе приспособлена к нашим разрабатывавшимся прежде реакторам на 1,5 гигаватта. А к реактору на 1,15 гигаватта она не очень подходит. И в результате даже партнерство с любимым нашей бюрократией "Сименсом" становится менее значимым. Еще один эпизод: "Ижорские заводы" - единственный в мире поставщик оборудования для одного из видов реакторов. И вот у него забирают контракт на производство основного оборудования и передают фирмам, не имеющим опыта изготовления такого оборудования. Среди этих фирм - завод "Петрозаводскбуммаш", который, судя по названию, изготавливает оборудование для бумажного производства. Другой похожий случай - отбирают заказ у "Силовых машин", отдают котельному заводу в Подольске. Но, помимо научно-технической политики, имеются серьезные проблемы и вообще с планированием деятельности. Со времен Чубайса все чиновники от энергетики дружно кричали о том, что нужно срочно создавать качественно новые энергетические мощности, без которых экономика задохнется. И в феврале 2008 года, когда мировой экономический кризис уже развивался и безосновательность надежд на бесконечный рост экономики была очевидна, Чубайс вместе с Кириенко объединенными усилиями продавили Генеральную схему размещения объектов электроэнергетики до 2020 года, которая предусматривала практически удвоение генерирующих мощностей России. Для этого не было ни денег, ни материальных ресурсов, ни строительных мощностей. Более того, как тогда же указывалось специалистами, планируемые мощности превышали реальные потребности России в 4-5 раз. Но кто слушает специалистов, когда перед глазами маячат жирный откат и рост политического влияния? В разгар кризиса, в ноябре 2009 года эти безумные планы пересмотрели, приняв очередную редакцию Энергетической стратегии России. Показатели ввода мощностей в ней были сокращены более чем вдвое: ввод генерирующих мощностей предполагается в размере 70-110 гигаватт. Разброс в полтора раза тоже неприемлем, но хоть ближе к разуму. В атомной энергетике намечено построить уже не 40 гигаватт атомных мощностей, а 14-18. Но и эта программа для выполнения абсолютно не реальна, потому что у нас нет для этого сил. Ведь для строительства и эксплуатации новых АЭС необходимы не только кадры, которых нет, и никакой попытки подготовить которые не ведется даже теоретически. Необходимы еще и ресурсы - в первую очередь строительные мощности. Ведь если мы сейчас позовем бригаду людей, которые расклеивают объявления на улицах, они нам атомную электростанцию не построят - и, если они вменяемы, даже не возьмутся строить. Потому что это специальное, особо сложное и потенциально опасное строительство. Черных: - Которым в советские времена занималось специальное полусекретное ведомство с суровой военной дисциплиной и нейтральным названием Минсредмаш. Министерство среднего машиностроения. Делягин: - А строительные мощности Росатома сократились в 10 раз - на порядок. Так что в реальности строить просто некому. Челышев: - А кто же возводит атомную электростанцию Бушер, Кудамкулан в Индии? Делягин: - Ну как кто? Наши строители, разумеется, их же не вовсе под корень извели. Однако в последнюю пятилетку с 1986 по 1990 год в год вводилось 5 гигаватт генерирующих мощностей. Это давалось колоссальным напряжением всех сил, и сейчас об этом не приходится даже и мечтать. Но на зарубежные объекты сил хватает. Черных: - Это приносит валюту. Делягин: - Строительство АЭС в другой стране - не только прибыль, это еще и огромное политическое влияние. Сочетание политического влияния с коммерческой прибыльностью делает сферу очень привлекательной. Кроме того, строительство за рубежом, где поневоле есть объективный технический контроль, позволяет поддерживать отрасль в тонусе. Однако задержки строительства за рубежом очень велики,хотя в Бушере, например, они политически обоснованы высокой напряженностью вокруг Ирана и зигзагами нашей внешней политики. Но из-за этих задержек мы вульгарно теряем рынки. В частности, китайский, скорее всего, уже потеряли. В 1998-1999 годах, во многом благодаря импульсу, данному правительством Примакова - Маслюкова, наша атомная энергетика вернулась в мир: было начато строительство новых энергоблоков за рубежом, хотя их было и осталось мало - всего пять. Один энергоблок - Бушерская АЭС в Иране. Два - Тяньваньская АЭС в Китае и два - Кудамкулан в Индии. Два китайских блока на Тяньваньской АЭС сданы в эксплуатацию в 2005-2006 годах. К сожалению, с задержкой, из-за чего нас с китайского рынка, по сути дела, выдавили. Плановый срок сдачи Бушерской АЭС - 2003 год. Реально ее должны ввести в строй в этом, 2010 году. Опоздание - 7 лет, общее время строительства - 12 лет. Кудамкулан: хотя никаких политических проблем с Индией не было, ситуация та же. Строительство первого энергоблока начато в 1999 году, по плану должен быть запущен в 2006 году. Возможно, реально будет сдан в 2011 году - с пятилетним(это в лучшем случае!) опозданием, через 12 лет строительства. Строительство второго энергоблока стартовало также в 1999 году, пуск был намечен на 2008 год, на деле ожидается в 2012-2013 годах - с задержкой в 4-5 лет. А общее время строительства 13-14 лет. А ведь с точки зрения технологии строить энергоблок должны 5 лет максимум! Затягивание сроков вдвое и чуть ли не втрое дискредитирует Россию намного хуже, чем любая "сувенирная демократия". - Турция решила строить АЭС, образовался российско-турецкий консорциум. Вроде бы сначала нам отдали строительство, потом забрали, теперь вроде снова отдают. Делягин: - Турция - вполне развитая страна, в ней АЭС можно строить. А есть места, где строить нельзя. В частности, я был категорически против планов строительства АЭС в Бирме, потому что бирманская хунта - люди специфические и при этом очень разумные. Они поняли: если в любом виде допустить технологический прогресс, то завтра у вас появится инженерно-техническая интеллигенция, послезавтра у вас появится гуманитарная интеллигенция, а потом им всем придется давать права человека. Чтобы этой печальной перспективы избежать, нужно закрыть технологический прогресс как таковой, и они прекрасно обходятся даже без мобильной связи. А иметь влияние на Турцию очень интересно хотя бы для того, чтобы договариваться о проходе наших танкеров через Босфор и Дарданеллы с минимальной задержкой. Так что идея строительства АЭС за рубежом правильная. Вопрос к состоянию отрасли. Но самое главное в атомной энергетике, как и в тепловой - топливо. Атомные электростанции работают на уране, добыча которого в Российской Федерации достаточно ограничена. Черных: - Раньше выручали Средняя Азия, Чехословакия. Делягин: - Была еще Украина, да и наши собственные месторождения в Краснокаменске, которые, по сути дела, исчерпаны. Планируется начать добычу в Якутии, но там тяжелейшие климатические условия. Есть высокоэффективные технологии подземного выщелачивания, при которых не нужно строить шахт; они широко применяются, например, в Казахстане. Но в Якутии применение этих технологий невозможно; значит, нужно делать шахты, что чудовищно повышает стоимость проекта.При этом запланирована классическая "экономия на спичках": там не будет строиться социальная инфраструктура, осваивать месторождение предполагается вахтовым методом. При этом забывается, что сменяющие друг друга вахты успешно работают на достаточно простых объектах, на относительно не сложных технологиях вроде добычи нефти и газа. Урановые шахты - более сложные технологии. Вахтовый метод при их разработке может породить большое количество "неувязочек" и "нестыковочек", так что когда это месторождение будет запущено в строй, в настоящее время вообще никому не известно. Но, даже когда его освоение выйдет на проектную мощность, дефицит урана Российской Федерации будет покрыт с этого объекта менее чем наполовину. Вопрос об источниках покрытия потребности атомной энергетики остается, таким образом, открытым, и его никто даже не пытается решать. Сейчас подъедаются старые запасы урана, работа идет со складов. А что потом? Черных: - Ядерные отходы.Везут же их к нам со всех сторон. Делягин: - Это позволит при помощи переработки получать новое топливо. Когда будут решены проблемы с самой переработкой. Потому что серьезно задерживается строительство соответствующих заводов. Следующая проблема - складирование отходов. Когда будут введены соответствующие мощности, увы, непонятно: первоначально установленные сроки, насколько можно понять, сорваны, а новые сроки просто не обосновываются, а в части случаев и не называются. Есть ряд станций, у которых хранилища отработанного ядерного топлива заполнены на 80%,а то и почти на 100%. То есть отходы оттуда нужно вывозить, и вывозить достаточно быстро. А ведь заполненность хранилищ топлива при атомных электростанциях является одним из важных параметров их безопасности. Это чиновники в нашей стране безопасность отрасли оценивают по количеству срабатываний автоматики, и благодаря этому мы находимся на третьем месте в мире. А специалисты в мире, да и в нашей стране учитывают безопасность атомной электростанции по значительно более широкому кругу показателей, ибо срабатывание автоматики - крайний случай, по сути дела, чрезвычайная ситуация. А среди "штатных" параметров обеспечения безопасности - и качество оборудования, и его износ, и качество персонала, и та самая заполненность пристанционных хранилищ, и кое-что другое. С учетом этих показателей наша страна по безопасности атомной энергетики оказывается в аутсайдерах. Но - вернемся к топливу: оно нам нужно.Простейший путь - сотрудничество с Казахстаном. Но наши чиновники не захотели или не смогли договариваться о получении таблетированного топлива, которое там производят.И теперь Казахстан не скрывает, что главным партнером для него являемся не мы. Он вышел в свободный поиск стратегического партнера: кто предложит лучше условия, с тем и будет дружить. Черных: - Еще в Австралии есть уран.За тридевять земель. Может, с ними договоримся? Делягин: - Для нас важнее месторождения в Казахстане и некоторых других странах Средней Азии; Австралия, скорее, стратегический ресурс Китая. А Средняя Азия для нас хороша традиционной ориентацией на нас, сохранением, несмотря ни на что, в значительной степени общего культурного кода. И относительно короткое транспортное плечо, конечно, тоже играет роль - из соображений не только экономии, но и безопасности. Говорят, что атомная энергетика самая дешевая и выгодная. Это правда. Но правда и то, что универсальных правил, на все случаи жизни и без исключений, просто не бывает. В частности, еще в советские годы было четко доказано, что в радиусе 500 км от мест добычи энергетических углей атомные электростанции всегда неконкурентоспособны по сравнению с угольными. Даже в Германии строят тепловые угольные электростанции, потому что, если они стоят рядом с его месторождениями, то значительно выгоднее, чем даже газовые. Так вот: Северская АЭС в Томской области будет строиться в 100 км от богатейших залежей энергетических углей Кузбасса. Ее создание уже на стадии проектировки сравнительно нерентабельно, невыгодно и бессмысленно. Черных: - Северск - это же знаменитый Томск-7!Один из секретных объектов Минсредмаша за колючей проволокой. Его называли родиной советской водородной бомбы. В годы антиалкогольной кампании мне оттуда друзья пиво возили, когда в Томске простом с ним был напряг. Снабжение было отличное по линии Средмаша. Из Северска, кстати, очень много людей на ликвидацию чернобыльской аварии отправляли. Делягин: - Пусть в Северске будет исследовательский центр. Пусть люди работают на исследовательских реакторах, они и в Москве есть, но зачем там убыточная атомная электростанция? Далее - о заведомо провальных проектах: строится плавучая атомная электростанция. Стоимость - 1 млрд. долларов. Строительство продолжается уже 4 года за бюджетные деньги. Мощность - 70 мегаватт. Это, по сути, игрушка наших военных. В 90-е годы, когда был хаос, кризис, и Петропавловск-Камчатский жил от одного танкера с мазутом до другого, проблема была понятна: грубо говоря, мы швартуем атомную подлодку и подаем энергию на берег. Но сейчас этот проект не имеет экономического оправдания в России. На плавучую АЭС отвлекаются дефицитнейшие ресурсы судостроителей - при этом установленный киловатт на этой мощности будет стоить почти 15 тысяч долларов. Вряд ли удастся найти добровольных частных инвесторов на этих условиях. В Вилючинске в этом году завершится строительство газопровода - и стоимость электроэнергии газовых блоков будет в разы меньше, чем стоимость плавучей атомной электростанции. Поэтому плавучую АЭС просто негде будет использовать. Перспектива ее работы за рубежом, например, в Юго-Восточной Азии,тоже сомнительна из-за дороговизны и повышенной экологической опасности. Кстати, избыточная дороговизна касается не только плавучей АЭС, но и всех современных российских атомных электростанций вообще. Новое строительство АЭС в России настолько дорого, что экономически оправдано только при условии снижения его стоимости на 40% и сокращения времени их строительства хотя бы до 5 лет. Без этого их строительство просто экономически бессмысленно: модернизация газовых электростанций на порядок выгодней. Есть конкретные данные: стоимость строительства АЭС в России в два раза выше, чем в Китае и на 30-40 % выше, чем в Европе. Сегодня стоимость электроэнергии российских АЭС уже выше, чем в развитых странах, а срок окупаемости бюджетных вложений достигает 60 лет, что примерно соответствует времени работы энергоблока - то есть прибыли он не принесет никакой. И главная причина этого - коррупция. Неоправданно завышенная стоимость строительства российских АЭС вызвана в первую очередь коррупционной составляющей, которая оценивается не менее чем в 40%. Валентина (радиослушатель): - 26 апреля - Международный день памяти жертв радиационных аварий и катастроф. Этот день отмечен в календаре. Обычные люди помнят и чтят этот день. Делягин: - Совершенно верно. Мы с Вами помним и чтим этот день - вот, даже делаем специальную передачу. А вот бюрократия, о чем я говорил, похоже, на своем, на государственном уровне пытается этот день "замылить". Черных: - Белоруссия, Украина об этом помнят. Делягин: - Весь мир помнит. В 1979 году была авария в Штатах, на "Тримайл Айленд", но международный день памяти установили в связи с Чернобылем. По оценкам, 18 тысяч человек погибло от лучевой болезни и связанных с облучением заболеваний. И это скромные оценки. И что делает наше государство, чтобы это не повторилось? Пожалуйста: средняя зарплата научных работников атомной отрасли почти в 100 раз меньше зарплаты ведущих менеджеров Росэнергоатома. Это та же пропорция, которая была на "АвтоВАЗе" перед забастовками, когда рабочий на конвейере мог получать 8 тысяч рублей, а руководитель его профсоюза, одновременно зам.генерального директора, получал более 800 тысяч рублей за тот же месяц. Но там эта пропорция чревата не техногенной, а всего лишь социальной катастрофой, с которой потом проще разбираться. Черных: - Хотя бы с помощью спецназа. А на новый Чернобыль спецназ не пошлешь. Потребуются ликвидаторы - атомщики. Из того же Северска. Алексей (радиослушатель): - Руководство этой отраслью некомпетентными людьми, как я понял, равносильно тому, как дать гранату обезьяне. Может произойти взрыв. Тогда мы опять окажемся перед Чернобылем. Делягин: - Так один раз эта граната чуть-чуть уже не взорвалась. В 2004 году даже Госатомнадзор оказался не в силах противостоять нарушениям предписаний и регламентов, в результате блок 3 Калининской АЭС в городе Удомля был запущен в авральном режиме к приезду тогдашнего президента России. По мнению специалистов, избежать аварии с серьезными последствиями удалось буквально чудом, и после отъезда президента блок пришлось остановить для устранения неисправностей. Черных: - Это ведь угроза жизни руководства страны! Делягин: - Знаете, о безопасности руководства у нас есть кому заботиться. Надо думать о жизнях тех, кто там живет и работает. В общем, как во время войны к дате пытались брать города, убивая безумное количество людей, так и сейчас неготовые объекты, в том числе повышенной опасности, пускают к приезду руководителей. И хоть трава не расти. Но о проблемах с безопасностью есть довольно много других сообщений. Так, по информации с места строительства, есть серьезные замечания по сооружению блока 2 Нововоронежской АЭС: трещина в фундаментной плите, ржавая арматура и другое. Есть сомнение в готовности физического пуска блока 2 Ростовской АЭС, где не сдана сдаточная документация, не смонтированы трубопроводы. А ведь 22 декабря 2009 года к Дню энергетика было объявлено о начале ее запуска. Еще к вопросу о безопасности: руководитель организации, которая занимается эксплуатацией всех АЭС России и который персонально отвечает за их безопасность, не имеет ни базового образования, ни десятилетнего стажа работы в отрасли. Этого требовали нормативы Минатома и Госатомнадзора, введенные после Чернобыля и отмененные после прихода Кириенко к руководству отраслью. В настоящее время среди высшего руководства атомной энергетики только 20% профессионалов, причем они занимают подчиненные позиции и не обладают необходимыми волевыми качествами. Просто потому, что тех, кто этими качествами обладал, из отрасли выкинули. Поэтому специалисты крайне слабо влияют на принятие решений, в том числе важных для безопасности и развития отрасли, - а влияние руководителей среднего звена и вовсе сведено практически к нулю. А ведь атомная энергетика в Советском Союзе была передовой в том числе и благодаря серьезной профессиональной демократии. Специалист среднего звена мог реально возражать генеральному директору, и ему за это почти ничего не было. Всегда было открытое обсуждение научных и технических проблем среди специалистов, - а сейчас под предлогом корпоративной этики полностью исключена всякая критика, я уж не говорю про публичные комментарии в СМИ. Независимый атомный надзор практически отсутствует, и это уже имеет печальные последствия, а будет иметь еще большие. Черных: - Михаил Геннадьевич, в начале передачи вы сказали, что непосредственная причина Чернобыльской катастрофы заключалась в постановке экспериментов. Когда последовательно были отключены практически все системы безопасности, и в результате - взрыв! Ощущение, что сейчас подобные эксперименты ставят уже над всей атомной энергетикой России. Только не в научных, технологических целях, а совсем в иных. И опять может рвануть. Челышев: - В качестве одной из причин аварии в Чернобыле эксперты назвали недостаточно проработанный обмен информацией между операторами, работающими на разных станциях, и энергетическим узлом в Киеве. Та же проблема называлась в числе причин аварии на Саяно-Шушенской ГЭС.После событий в Грузии в 2008 году ставился вопрос о том, что обмен информацией в нашей армии не самый лучший. Вы не связываете это в одну цепь? Делягин: - Это характер реформы - и электроэнергетики, и армии, и всего остального, который заключается в искусственном раздроблении всего и вся. Простой пример: новая войсковая единица - бригада - не обладает должным тыловым обеспечением. Когда я служил в армии, полк обеспечивало 8 различных служб. Дивизию обеспечивало уже 35. Сейчас весь тыл сконцентрировали на верхнем уровне управления, и в результате бригада способна вести боевые действия лишь ограниченное количество времени, потому что она по сути дела лишена тылового обеспечения и очень быстро останется без патронов, медикаментов, еды. Почему искусственно дробится единая структура? В каждой отрасли есть конкретные причины, но есть причина общая, фундаментальная. Обмен информацией - это фундамент демократии. По сути, это и есть демократия. Если Вы хотите достигать содержательную цель - например, чтобы не было катастроф,Вы вынуждены соглашаться с тем, чтобы на принятие решений влияли специалисты, и тогда, будь Вы хоть трижды диктатором, вы налаживаете обмен информацией. А если Ваш приоритет - решение личных корыстных задач, коррупция и воровство, тогда Вы заинтересованы во всемерном ограничении демократии и, соответственно, всемерно ограничиваете распространение информации. И это уничтожает и энергетику, и армию, и другие сферы как общественной, так и частной человеческой жизни.