2018-02-21T23:01:32+03:00

Подруги погибшей в Египте россиянки: «Арабский жиголо «развел» Лену на 4 000 000 рублей и убил ее!»

Женщина умерла при загадочных обстоятельствах еще 19 февраля, а следствие до сих пор тянет с анализами, экспертизами, «теряет» протоколы допросов, не собирается задерживать подозреваемого «мужа»-араба и вообще уговаривает скорее похоронить тело [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments1144
Изменить размер текста:

Сорокасемилетняя Елена Лобанова уехала в Хургаду за поздней, долгожданной любовью. Она собиралась купить квартиру. Войти в прибыльный «кожаный» бизнес, родить ребенка и во что бы то ни стало стать счастливой. Она умерла 19 февраля ранним утром под религиозные «рыдания» муэдзинов, в первых лучах так обожаемого ею курортного солнца, едва растопившего стеклянный морской горизонт… Как именно – до сих пор остается тайной.

Международный звонок с Лениного египетского номера ворвался в подмосковную квартиру ее сына только в восемь вечера:

- Брат, у твоей мамы сердце – стоп! – с жутким акцентом хрипела телефонная трубка. – Я ее отвез в госпиталь! Уже холодную. Прости, брат! Мой дом – твой дом! Я так любил Лену, брат…

Это был Карим – 24-летний арабский любовник матери. Само собой, 22-летнего Артема он мог звать разве что «братом»…

Дальнейшую тарабарщину Артем просто не понял, так как Карим говорил на «хургадинском национальном» – «кучерявой» помеси арабского, русского и английского языков. Кроме того, трубку то и дело выхватывала его мать, причитающая на арабском...

Но Тёма уже не слушал. Он тщетно пытался осознать, что мамы больше нет. Мамы, которая собиралась вот-вот вернуться домой, с которой они говорили по телефону еще вчера, которой он наконец-то смог отослать денег на билет, как только открыли банки.

Елена Лобанова продала квартиру в Москве...

Елена Лобанова продала квартиру в Москве...

Она очень хотела уехать. В последних, полученных подружками смс-ках отчаяние: «Все плохо… Артем не может выслать деньги - Вестерн Юнион не работает… Не могу купить билет». Но в то время, как русские туристы массово бежали от разгоревшейся в Египте революции, Лену гораздо больше страшило нечто другое... Что именно - она почти не рассказывала. Ни сыну – как можно волновать хоть и взрослого, но ребенка. Ни подругам, видимо, стыдясь показать себя, всегда сильную и удачливую, со слабой и глупой стороны… Пряталась за нейтрально-стальным «у меня все нормально». И только изредка, явно случайно, неконтролируемо, будто вскрикивая от боли, роняла: «Я в плену, две недели не выхожу на улицу - он меня запирает», или «он запрещает мне звонить, отобрал паспорт», или «Все очень плохо, но я не могу писать. Объясню потом, когда приеду…».

О том, какими на самом деле были ее последние дни, теперь можно только догадываться. По истощенному до скелетообразного состояния трупу опознанному в морге, по опухшему лицу в синяках и потеках из рта и носа. По тому, что на ее банковских счетах, где еще в ноябре 2010 лежало почти четыре миллиона за продажу квартиры и земли, осталось всего 400 рублей. «Вы вместе… Вам меня не понять» Москвичку Елену никак нельзя было отнести к разряду несчастных и невостребованных «сороковушек», живущих сериалами про «Золушек». Никаких бабских куделек на голове, бесформенных цветастых балахонов и «антистрессовых» пирожных, залегших лишними складками на талии! Образованная, всегда подтянутая, обеспеченная. Главный бухгалтер крупного магазина, а потом и знаменитого сердечно-сосудистого центра «Бакулевка», она всегда была в тонусе, присущем женщине-руководителю. Хорошо зарабатывала, со вкусом одевалась, гордилась двухметровым сыном-студентом. Вот только с личной жизнью не срослось.

- Они с Валеркой развелись в 2002 – рассказывает Галя, лучшая подруга Лены. – Он хороший мужик, но выпивал. Кодировался, держался по два-три года, а потом на три месяца традиционно уходил в запой. Ее это страшно бесило. Тогда, в 2002 мы с ней вернулись из отпуска, а Валерик как раз ушел в очередной «штопор». Ну, Лена и не выдержала – погнала его. Говорила: «Сколько можно? Мне 38 лет, я молодая еще, хоть немного спокойно для себя поживу». Развод всем дался очень тяжело. Они же 13 лет до этого вместе были. Муж переживал страшно. Сын извелся. Но у Лены характер всегда был – кремень. Не смогла простить.

Увы, возможно, тот же «кремень» в душе и не позволил тогда еще молодой «разведенке» наладить отношения с новым мужчиной. За Еленой ухаживали, но она была очень разборчива в связях и чистоплотна до брезгливости. Безусловно, ее мучило одиночество, но например, привести чужого мужчину в дом, где растет сын, для нее было табу. Например, подруги вспоминают, как она на каком-то дне рождения ее познакомили с мужчиной, который ей очень понравился. Как водится, обсудила с подружками, вместе порадовались новым перспективам… А потом рассказала, как он позвонил ей:

- У меня для тебя есть шикарный букет роз и бутылка шампанского, сейчас приеду – жди!

- Я не против, но только если наоборот, не ты ко мне, а я к тебе, – отрезала Лена.

Кавалер обиделся и положил трубку. Больше они не общались. Лена была горда. А гордость, как известно, - любимое «лакомство» одиночества. Именно на неприступности и жестких принципах вскармливается эта жестокая «зверюга». А самое страшное в том, что рано или поздно запас принципов кончается, и тогда оголодавшее одиночество больно вгрызается в сердце. Обычно это происходит как раз тогда, когда женщина уже и рада бы, наплевав на гордость, кинуться на любой мужской зов, да не зовут. Это произошло и с Леной.

- Она же никуда особо не ходила – вздыхает Галя. – Даже компании не жаловала, потому что выпивку не любила. И где знакомиться? Круг замкнулся: дом, работа, кухня, где мы с ней по-соседски чаи гоняли…Она стала часто плакать: «Тебе меня не понять! У тебя же все хорошо – муж есть». А я ей: «Да причем тут мой муж? Мы тоже давно из стадии романа вышли, - двадцать лет уже вместе. Все то же самое: дом, работа…» А она: «Да, конечно… Но вы вместе!»

...чтобы найти счастье с 24-летним Каримом.

...чтобы найти счастье с 24-летним Каримом.

Бизнес на чувствах Двадцатилетний Карим – смуглый, волоокий торговец сумками в Хургаде стал для Лены тем самым долгожданным «мужским зовом», на который психологически готова откликнуться любая одинокая женщина бальзаковского возраста. Они познакомились в 2008-м. Шел последний день отпуска, когда загорелая, порхающая короткой юбкой Лена прогуливалась по городу в поисках сувениров. Она знала, что для своих лет выглядит великолепно – мало, кто может похвастаться, что запросто таскает джинсы, из которых выросли семнадцатилетние дочки подруг. Поэтому повышенное внимание молодого и мускулистого хозяина магазинчика восприняла, как должное.

Не впервой с ней заигрывают забавные местные «маугли». Другое дело, что до сих пор она не воспринимала этих мальчишек всерьез, - как потенциальных мужчин для себя. А тут, вдруг, сама почувствовала, что как муха в варенье млеет и сладко захлебывается в густом потоке взаимной страсти.

И, несмотря на то, что следующим утром самолет новоиспеченной Джульетты умчался в холодную Москву, роман завязался крепким морским узлом. Причем, как водится, вокруг шеи влюбленной русской женщины, ни черта не смыслящей в культуре и менталитете арабской страны, но свято верящей, что «ее хабиби не такой, как все эти профессиональные жиголо, о которых регулярно говорят в газете и на ТВ».

С этого момента всю историю романа Лены и Карима можно смело заносить в хрестоматию русско-арабских любовей. Классика! Бесконечные смс-ки: «Ай кисс ю», «ай мисс ю»… Причем, большей частью – с его стороны. Ему-то что – новые пассии платят. Но она-то не знает. Глядит на экранчик телефона и считает, во сколько ему обошлась эта пулеметная очередь «ай-лавов». Потом представляет, как бедный влюбленный арабский юноша грызет корочку черного хлеба на ужин, чтобы сэкономить свои египетские копейки на точно такую же «очередь» завтра. И бежит переводить ему сто долларов на оплату телефона. Она перечитывает корявые, но от этого еще более драгоценные, как мыло ручной работы, тексты, и даже не догадывается, что все они, впрочем, как и телефоны некоторых русских девчонок, были забиты в обтерханный «Сименс» еще до того, как он перекупил аппарат у старшего, уже сделавшего первые шаги по «карьерной лестнице» жиголо друга. И вот уже новая поездка навстречу любви. И в чемодане дорогущий смартфон ему в подарок. Свой «Сименс» он тут же продаст следующему подрастающему «коллеге», которому нужна полная база смс-ок на всех языках. И в бой пойдет 2тяжелая артиллерия».

Неделя любви, снова отъезд. Потом – трогательная просьба помочь с оплатой лечения маме. Потом - смс про мечту приехать в гости к любимой. Высланные ему на билет, визу и теплую куртку 5 000 долларов. Отговорки, что он пока не может приехать потому, что нужно кормить всех своих сестер, так как дядя был вынужден уехать на заработки в Италию. Скандал из-за того, что «пришлось отослать 5 000 долларов дяде, так как у него были страшные проблемы, но «я обязательно отдам, не сердись!» Ее попытки вычеркнуть его из жизни. Его хитрая тактика выждать срок, пока успокоится и соскучится, а потом внезапно снова появиться с мольбой о любви: «У меня много девочек, но все они не стоят тебя».

– Она как-то даже номер сменила, чтобы он ее найти не мог – грустно усмехается Галя. – Отдыхать поехала не в Египет, а в Турцию. Полгода его не было. А потом смотрю, Ленка снова эсэмэски строчит. Нашел, чтоб его!

В апреле 2010 года «Карфаген» был разрушен – Карим познакомил Лену со своей семьей и, вернувшись в Москву, она позвонила подружке Алене с вопросом, как приватизировать квартиру, чтобы потом продать ее и уехать на постоянное место жительства в Египет.

«Буду любимой... А нет – покончу с собой!» Отговаривали все. Даже на работе Лена разругалась с друзьями, которые выступили против ее египетского счастья дружной «демонстрацией». Подружка Галя ей уши прожужжала нотациями. Единственный вывод, который Лена делала, - нужно поменьше откровенничать с теми, кто слишком сильно давит. Именно поэтому, видимо, никто, кроме подруги Алены, не знал страшной тайны Карима, которую и сама Лена узнала случайно…

- Это было в августе 2010, когда Лена уже выставила квартиру на продажу и поехала на пару недель в Хургаду даже не в отель, а именно в гости к Кариму – рассказывает Алена. – Это была как бы «пристрелка», проба жизни вместе. И вот однажды она обнаружила, что из ее кошелька пропали деньги. Небольшая сумма – пара сотен долларов, но сам факт…

Мало того, квартира была заперта, ключ спрятан, а сам «хабиби» валялся в ванной с порожним шприцем в глубоком «кайфе». Ленка тогда рассказывала, как, рыдая, мгновенно собрала чемодан и по простыням спустилась из окна. Сбежала к подруге, которая как раз отдыхала в одном из отелей. Но через два дня Карим ее нашел, упал на колени, молил простить, говорил, что умрет без нее. Рассказал «страшную сказку», как ему было одиноко, когда она его бросила, и дядя подсадил его на иглу, чтобы «развеялся». Мало того, он приволок с собой мать, которая рыдала на заднем плане и кивала, подтверждая, что во всем виновата сердечная тоска сына по ней и бессовестный родственник. Ленка простила. Никому, кроме меня об этом не рассказала, видимо из-за боязни, что еще больше осудят. Я не могла ее осуждать, очень сочувствовала, но тоже повторяла, что ехать жить с наркоманом – безумие! Но она была непреклонна: «Это я виновата в его беде! Я его довела и теперь должна помочь справиться».

В ноябре она продала московскую квартиру. Купила Артему однокомнатную в области. Собрала все вещи, положила деньги на карточку и устроила подружкам «отвальную».

- Она улетала на крыльях – вспоминает Галя. – Строила планы… Он же ей обещал совместный бизнес. Ленка ему еще до отъезда 18 тысяч евро передала, чтобы он «ее долю» в магазин вложил. Мечтала: «Куплю квартиру, буду ходить с ним утром в магазин на работу, а по вечерам - на море». А как радостно она размахивала выпиской из Бакулевки, которая показала, что она здорова и вполне еще может родить! Говорила: «Я до встречи с Каримом пять лет мужчин вообще не видела. Не хочу так больше... Вот сколько отпущено, столько и проживу, но по-человечески, любя и будучи любимой. А не получится, - руки на себя наложу».

Что это было? Предсказание? А может идея, которую она неосторожно подала молодому сообразительному альфонсу? Ведь первое, что он сделал после смерти Лены – принес в полицию листочек бумаги, исписанный английскими буквами. Якобы предсмертную записку Лены, в которой она просила ее простить. Вот только почерк не похож. Да и не умела она писать по-английски…

Мама Карима убеждает всех, что ее сын не имеет отношения к смерти Лены.

Мама Карима убеждает всех, что ее сын не имеет отношения к смерти Лены.

«Поняла, что ею пользовались, но не хотела верить» Кто бы знал, что тот веселый, полный надежд вечер, как легендарная (разделяющая загробный и реальный миры) река Стикс, станет для Лены рубежом, за которым начнется долгая, мучительная смерть. - Она исчезала постепенно – вспоминает Галя. – Сначала мы бесконечно переписывались смс-ками и говорили по скайпу. Она была даже счастлива. Писала, что по требованию Карима мама учит ее готовить египетские блюда. Уже не так жизнерадостно, но все же посмеивалась над тем, что Карим забраковал почти все ее летние вещи, как слишком открытые и ей приходится ходить в кошмарной местной одежде. И уже совсем печально, о том, что несмотря на ее вложения в магазине торгует только его мама, а Лена сидит запертая дома. Потом Лена стала пропадать. Объясняла это тем, что Карим не любит, когда она тратит деньги на болтовню по телефону.

Больше всего удивляло подруг, что она явно уходит от разговоров о покупке квартиры. Кроме «оформляем документы» ничего вытянуть было невозможно. Уже к Новому Году, после долгого молчания неожиданно позвонила Гале: - Срочно нужны три тысячи евро, чтобы купить очень хорошую квартиру! Та, на которую я рассчитывала раньше, не подходит… В общем, вышли, пожалуйста, взаймы. - Молодец такая! – полушуткой возмутилась подруга. - Неделями молчишь, как рыба, а как деньги понадобились, тут же позвонила. Как дела-то? - Нормально… Что еще, кроме этого, могла сказать несчастная женщина, которая, судя по всему, уже поняла, что ею воспользовались, но не хотела в это верить?

Это тоже пара классических сценариев альфонса... Говоря про общий бизнес, он «забывает» сказать, что без него открыть вы ничего не сможете. Хотя бы в роли Фунта из «Золотого теленка», но местный должен быть среди учредителей любого бизнеса в Египте.

Точно так же непросто без помощи мужчины купить здесь квартиру и вообще провернуть любую сделку. Но самое страшное то, что если ваши деньги попадают в руки мужчине, он имеет полное право в любой момент пнуть вас, и ни один суд не заставит его вам хоть что-то вернуть. Вероятность, что именно в такую ловушку попала Лена – 99,9 %. Забрав все деньги, в том числе и «квартирные», он начал потихоньку прессовать ее. Раздраженно реагировал на ее упоминания о квартире: «У нас бизнес разваливается, а ты пристала со своей квартирой!»

А чтобы выжать ее по-максимуму, в какой-то момент начинал врать, что все же присмотрел квартиру, но она чуть дороже. Значит, нужно срочно звонить подругам с просьбой прислать еще денег. А когда пришлют, естественно, отдать ему.

Сначала выслала деньги Галя, потом Артем, и еще раз, и еще… Но даже квартиру, как выясняется, Лена, так и не купила. На Новый Год и на дни рождения кинула подругам скупые поздравительные смски. - На нее это вообще не похоже, – вздыхает Галя. – Раньше Лена такой «зажигалкой» была! Все поздравления – в стихах, сама сочиняла. Я думаю, может он ее на какие таблетки или наркотики посадил, чтобы она стала постепенно «овощем» и ни на что уже претендовала?

Сестра Карима.

Сестра Карима.

Большой ребенок с мертвой мамой на руках… Еще на прошлой неделе Артем приехал на солнечный курорт с тяжелейшей миссией - «опознать труп мамы». Спасибо Лениной подруге Алене, которая добровольно вызвалась поддержать Артема и поехала вместе с ним. Недавно они были у Карима. Выяснили, что в доме не сохранилось ни одной Лениной вещи. То есть документы-то он в полицию отнес. А вещи - «пристроил». - Где компьютер? - Сломался.

- А камера? - Лена ее кому-то подарила…

- А золотые украшения? У нее же была целая шкатулка… - Я их продал. - Какое ты имел право? - А она их в предсмертной записке моей сестре завещала. - А где деньги на квартиру, которую хотела покупать Лена? - Понятия не имею. - А последние 500 евро, которые Артем на билет Лене послал, где? - Потратил на взятку полиции, чтобы меня отпустили… Простота хуже воровства! Артему Карим вернул только золотой кулон, в котором Лена носила крохотную сыновнюю фотогафию. И если перед отъездом Тема терялся в догадках, виноват ли Карим в смерти мамы, то теперь он уверен в этом. Но самое страшное, что теперь парнишка не может простить себе, что когда-то не остановил маму: - Я смотрел, как она мучается, гаснет, страдает… Терьера завела и разговаривает с ним... Решил, что раз ее к этому парню тянет, значит с ним она будет счастливее. Мне казалось, что я жертвовал своими интересами ради мамы. А вышло, что я пожертвовал ею. Но я хотел только одного – чтобы она была счастлива. Перед отъездом мама мне приснилась. Спокойная. Я спросил: «Так что случилось-то?» А она: «Так получилось…» Даже во сне не рассказала. И еще, знаете, отчего больно? Я как будто ее здесь бросаю. Перевозка тела стоит очень дорого, а крематория здесь нет. У меня теперь уже никогда не будет мамы. Даже могилы ее не будет.

Предсмертная яаписка.

Предсмертная яаписка.

…Помогите ему не сойти с ума! До сих пор не проведена ни графологическая экспертиза почерка в «предсмертной» записке, ни биохимический анализ крови погибшей.

- Врачи с самого начала сказали мне, что это убийство! – говорит Ахмед, переводчик, помогающий сыну Елены общаться с египетскими чиновниками. – Но в консульстве уже откуда-то взялась информация, что «вскрытие проведено, насильственных повреждений на теле не обнаружено, внутренние органы в порядке».

«Можно хоронить!» - торжественно объявил Юсуп Абакаров, работник консульского отдела российского посольства в Каире.

Но ведь в этом деле еще слишком много вопросов! Не может 47-летняя женщина, здоровье которой, по мнению врачей, позволяло ей даже родить, просто так умереть. А если еще учесть, что из носа и ушей у нее почему-то шла кровь, и рядом с ней были найдены какие-то сильнодействующие лекарства, которые сама Елена никогда не принимала и, учитывая устроенный ей «домашний арест», не могла нигде купить… - Вскрытие без разрешения родственника мы провели потому, что есть все причины полагать, что это – убийство, – сказали нам в прокуратуре Хургады.

Пока врачи узнали только, что Лена умерла из-за резкого понижения давления. А вот чем оно было вызвано, можно выяснить только с помощью биохимического анализа. - Возможно, это отравление клофелином, – считает Валентина Пулкачева, живущая в Египте российская правозащитница, помогающая Артему сориентироваться в ситуации. – Последнее время местные преступники часто его используют. Осенью прошлого года таких случаев было четыре.

Свадьба кажется россиянкам путевкой в новую жизнь. Но иногда счастливая жизнь оказывается короткой...

Свадьба кажется россиянкам путевкой в новую жизнь. Но иногда счастливая жизнь оказывается короткой...

Ни биохимического анализа, ни почерковедческой экспертизы по поводу «предсмертной записки» до сих пор нет, хотя со дня смерти прошло полторы недели. Мало того, подозреваемый до сих пор остается на свободе. Он забрасывает сына Лены СМС-ками, пытаясь под видом сочувствия контролировать ситуацию и узнавать, что уже известно полиции и прокуратуре.

И, кстати, зря переживает. Видимо, за взятку, в которой признается сам Карим, полиция «потеряла» и лекарства, которые нашли у тела Елены, и протокол его допроса… Можно ли случайно потерять важнейший документ - допрос подозреваемого в убийстве преступника, который, как минимум два раза уже менял свои показания! То говорил, что нашел Елену уже мертвой в кровати, то – что в больницу он вез ее еще живой…

Ау, МИД, российское консульство в Каире, до которого я тщетно пытаюсь дозвониться несколько дней! Пожалуйста, помогите Артему Лобанову разобраться, кто же виноват в смерти его мамы! Парню очень тяжело. Он добрый, сильный и немного неуклюжий ребенок. Российского консульства в Хургаде нет. Он один в чужой стране, с трупом мамы на руках и абсолютно без помощи. Представьте себе, как это страшно и помогите! Вернувшись с телом матери в Москву, сын Елены Лобановой Артем решил продолжить расследование здесь, так как египтяне упорно игнорируют информацию, что Елена скончалась от побоев и «предсмертная записка» написана не ее рукой!

Трагический конец арабской сказки.Женщина умерла при загадочных обстоятельствах еще 19 февраля, а следствие до сих пор тянет с анализами, экспертизами, «теряет» протоколы допросов, не собирается задерживать подозреваемого «мужа»-араба и вообще уговаривает скорее похоронить тело.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также