2018-02-22T00:21:19+03:00

Александр Сокуров: "Не надо смотреть требуху. Мы люди, а не крокодилы"

"Золотой лев" Венеции стал первой наградой такого уровня для классика отечественного кино [фото, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments7
Изменить размер текста:

Выдающийся российский кинорежиссер побеседовал с кинообозревателем «КП» за несколько часов до своего триумфа в Венеции, где его картине «Фауст» справедливо достался «Золотой лев».

Победа «Фауста» в Венеции — триумф многолетней деятельности Сокурова по созданию «Тетралогии власти», цикла, включающего в себя фильмы «Молох»Гитлере), «Телец»Ленине), «Солнце» (о Хирохито) и завершенного сейчас «Фаустом». Сам режиссер считает все эти картины одним фильмом:

- Главная проблема заключалась в том, что я был вынужден предъявлять публике отдельные главы этой большой работы, а не сразу один большой фильм в четырех частях. Хотя о каждой из этих частей мне задавали вопросы как об окончательном фильме. А я-то знал, что каждый из них - только часть целого, и всегда испытывал по этому поводу дискомфорт. Надо было, сняв эти фильмы, положить их на полку - пускай лежали бы себе, пока не было бы готово все произведение! Потом можно было бы посмотреть их, что-то подкорректировать и тогда только предъявлять зрителю. Но так может поступать со своими романами писатель, а я всего-навсего режиссер...

"Фауст".Фильм «Фауст» знаменитого российского режиссера Александра Сокурова признан лучшим на Венецианском кинофестивале. Режиссеру был вручен главный приз - «Золотого льва».Дамир МУХАМЕДЖАНОВ

- «У меня ощущение, что я просто знаю, как все это было», - говорили вы мне на съемках «Солнца». Возникали ли подобные ощущения в работе над «Фаустом»?

- К сожалению, да. И это меня связывало немножко. Потому что когда мы перешли собственно к производству, приходилось во многом ломать себя. За время вынашивания замысла слишком привыкаешь к нему, а во время съемок надо начинать все заново. Наверное, это судьба всякой «возрастной» идеи. Она так же, как и ты, меняется, развивается. И, если считать, что эта идея формировалась у меня с 1980-х годов, то можете себе представить, через сколько внутренних изменений она прошла.

Сокуров: «Я счастлив, что живу в Европе и что мы понимаем друг друга Фото: АП

Сокуров: «Я счастлив, что живу в Европе и что мы понимаем друг другаФото: АП

«СОВРЕМЕННЫЕ ЛЮДИ ПРЕДПОЧИТАЮТ БОЛТАТЬ, А НЕ ГОВОРИТЬ»

- В вашей картине Мефистофеля, по сути, нет, на его месте - ростовщик.

- У Гете тоже не совсем ясно, в каком виде является эта сила. Собака это, или дух, или голос, доносящийся откуда-то? Или этот персонаж имеет человеческое обличье? Я решил отказаться от Мефистофеля в виде романтического персонажа в плаще, с пером и в шапочке. Проще надо быть, проще. Мистика существует только в американском кино, это там у персонажей из пальцев ножи растут. В жизни вы никогда этого не увидите. Убийца будет простой, дурно пахнущий, грубый, пошлый животное-человек. А ростовщик - это тот, к кому вы все равно придете в тот или иной момент жизни. Вы же в банк приходите! Считайте, что это ловушка такая. Ну вот и Фауст пришел. Долго уклонялся, сопротивлялся, но все равно пришел и контракт подписал.

- В «Фаусте» непривычно много текста. Многие зрители жаловались, что невозможно читать субтитры.

- Вообще режиссеры боятся текстов, диалогов - это правда. Причина простая. Современные люди, скорее, предпочитают болтать, а не говорить. Человеческая речь сегодня не содержательна. А посмотрите великолепные фильмы Би-би-си по «Джен Эйр», Диккенсу, классической литературе английской... Посмотрите, какое это чудо - сидят мужчина и женщина и просто тихо разговаривают!.. А ведь речь-то сложная, с подтекстом. Но оторваться от этого зрелища невозможно!

- Персонажи «Фауста» всегда находятся в толпе. Почему?

- Потому что люди ведут себя именно так. Животные объединяются в стаи, люди, конечно, стараются быть более индивидуальными существами, но природу не проведешь. Даже здесь вроде цивилизованные люди собрались, а посмотрите, что происходит. - Александр Николаевич кивает в сторону террасы отеля «Эксцельсиор» - главного места тусовок Венецианского фестиваля. - А ведь здесь лучшие собрались...

- Как человек, не знающий немецкого и японского языков, может снимать на них фильмы?

- Я очень хорошо чувствую эти языки. У меня есть способность такая. И кроме того, я хорошо знаю актерскую природу и природу немецкого языка. Мне этого достаточно. Я был счастлив работать с японскими актерами и испытал огромное удовольствие от работы с актерами немецкими. Выдающиеся артисты! У них очень чистое подсознание, дисциплина, ответственность, внутренняя свобода, какое-то напряжение личности. В немецких актерах все это есть - в отличие, скажем, от итальянских.

НЕ НАДО СМОТРЕТЬ ТРЕБУХУ

- Российское кино нечасто бывает интересно Европе и Западу.

- А какой интерес европейской публике смотреть русское кино? Надо смотреть лучшее, самое интересное, а требуху всякую смотреть не надо. Есть визуальный товар, а есть кинематограф. Надо смотреть кинематограф. А все остальное - только если вы крокодил. Это крокодилы все пожирают, а мы, люди, должны выбирать.

- В России сейчас все хотят сделать блокбастер.

- Ну и пусть делают. Отпустите их душу с богом. Пусть эти люди делают что хотят. Разве можем мы это им запретить? Не можем. Ядом травить их, что ли? Вывозить на баржах и в море бросать? Пусть снимают - но только если уверены, что хоть кто-нибудь будет это смотреть. В русском кино те же самые проблемы, что и в западном. Есть интересные режиссеры сейчас в Италии? Не знаю. Во Франции есть? Не знаю. В Швеции есть? Большой вопрос. В Швеции один Бергман и «Вольво» на всю страну. Да и то «Вольво» китайцы купили, а Бергман в могиле давно. А что в Германии, в Дании? Прекрасные, отлично оснащенные киношколы, идеальное оборудование. А где режиссеры?

Мефистофель (слева) и Фауст — главные герои новой фрески Александра Сокурова

Мефистофель (слева) и Фауст — главные герои новой фрески Александра Сокурова

Немцы, французы, англичане, итальянцы мне говорят: деньги есть - идей нет. А откуда тогда Леонардо да Винчи, Сэлинджер, Ремарк, Хемингуэй? Почему сейчас у молодых людей идей нет? Почему 90 процентов операторов в Европе - женщины, таскают на себе тяжелые камеры? Почему мне «Фауст» интересен, почему он для меня предмет жизни, почему я вгрызаюсь в этот материал, полжизни им занимаюсь, а ни один немецкий режиссер его не снял? Разговариваю с немецкими журналистами: «Фауст»?! Ой, как это скучно!» Ну и что? Ну и все. Коран будут читать, учить наизусть через пару лет.

- Такой будет расплата за то, что европейцы забывают свою культуру?

- Конечно. Единственный путь - к Корану. Абсолютно деструктивный, революционный путь. Мусульманскую молодежь отличают энергетика, умение и желание радикально решать проблемы. Мусульманство - сложная вещь. Это не централизованная культура, там нет Папы Римского или Патриарха, там нет какого-то центра, где люди могут собраться и что-то обсудить. Мусульманская инфраструктура разобщена, не едина. Именно поэтому с «Аль-Каидой» никак не могут справиться. Единственный выход - укреплять культуру, цепляться за нее, придерживаться эволюционного пути, заниматься воспитанием молодежи. Нет другого выхода ни для европейской, ни для русской цивилизации.

- В том, что вы говорите, есть связь с «Фаустом», герой которого вскрывает трупы, но душу не может найти.

- Это символ европейского сознания. Вроде бы есть святые книги, которые назвали все своими именами, а все равно внутри нашей культуры существуют глубоко сомневающиеся люди. В мусульманской или в буддистской среде вы этого не найдете. Там главенствует цельное мировоззрение.

Кадр из сокуровского «Фауста», за победу которого в Венеции проголосовало единогласно все жюри

Кадр из сокуровского «Фауста», за победу которого в Венеции проголосовало единогласно все жюри

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Александр СОКУРОВ родился в Сибири в 1951 году. В 1974-м окончил исторический факультет Горьковского университета, а в 1979-м - мастерскую документального кино во ВГИКе. Работает и в документальном, и в игровом кино. Поставил картины «Одинокий голос человека», «Дни затмения», «Круг второй», «Молох», «Телец» и др. Картина «Русский ковчег» стала хитом мирового арт-хаусного проката, заработав около 10 миллионов долларов.

Рис. Николая ВОРОНЦОВА

Рис. Николая ВОРОНЦОВА

ВОПРОС ДНЯ

Что умеют разглядеть в нашем кино иностранцы, чего не замечаем мы?

Борис БЕРМАН, кинокритик, телеведущий:

- Иностранцы видят в нашем кино талант, а здесь привыкли видеть только кассу...

Владимир МИРЗОЕВ, режиссер:

- Экранизация «Фауста» - это архетипический сюжет, важный для европейской культуры. И, конечно, фильм - международный проект: в его создании участвовало несколько стран.

Кирилл РАЗЛОГОВ, ведущий программы «Культ кино» («Культура»):

- А я бы не назвал «Фауста» «нашим кино»! Претензия на универсальность, которая есть и в русской классической литературе, и в фильме Сокурова, нас раздражает, потому что отвлекает от текущих проблем. Вселенский масштаб оказывается чрезвычайно привлекательным для всего остального мира - ведь очень мало культур, которые способны вынести конкретную ситуацию на уровень такого обобщения.

Георгий ЮНГВАЛЬД-ХИЛЬКЕВИЧ, режиссер:

- У нас очень много конъюнктуры и нелюбовь ко всему нестандартному. Еще со времен Пушкина было ясно, что у нас с критикой плохо. Театральная критика еще куда ни шло, а вот кинокритика никуда не годна. Вот отечественные кинокритики дружно и отрицают любой неформат. А уж из их рецензий складывается общественное мнение.

Юрий БЕСПАЛОВ, член Российской академии кинематографических искусств «Ника»:

- Глубину и любовь к человеку. Такого кино в России тоже очень мало, но то, что есть, - феноменальное. Сокуров, например, глубоко копает, в самую философию жизни. И зарубежье, вскормленное на блокбастерах, воспринимает такое кино как глоток жизни.

Анастасия МЕЛЬНИКОВА, актриса:

- Сокуров, Герман - это наше национальное достояние. И мы признаем их творения раньше, чем иностранцы. Но и за границей наши таланты находят понимание и признание. Скорсезе был членом жюри Каннского фестиваля и сказал о Германе: «Он опередил мировой кинематограф на 50 лет». А на Венецианском фестивале о «Фаусте» было сказано, что есть фильмы, над которыми мы плачем или смеемся, а есть фильмы, которые полностью переворачивают нашу жизнь.

Владимир БОРТКО, режиссер:

- Лучше надо снимать кино! Тогда и наши смотреть будут.

Наталья Р., радиослушательница радио «Комсомольская правда» (97,2 FM):

- Давно всем известно, что иностранцы не только в наших фильмах, но и в самих русских видят то, чего не видим мы сами. Они это называют «загадочной русской душой». Нам же это понятие давно приелось и замылило глаз.

ПАЛЫЧ, читатель сайта KP.RU:

- Они наконец дошли до понимания российского искусства, а мы отреклись от него и, как попки, повторяем их прежние заблуждения.

"Фауст" принес Сокурову победу на Венецианском кинофестивале.Алена БАРМАТОВА

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также