Звезды

Владимир Спиваков: «Евгения Кисина от армии уберег Горбачев»

Сейчас пианист живет в Париже, перебравшись туда из сырого Лондона, а до этого долго жил в США

10 октября исполняется 40 лет удивительному пианисту Евгению Кисину. Впервые он сел за фортепиано в два года, а уже в 12 лет исполнил два концерта Шопена для фортепиано с оркестром в Большом зале Московской консерватории. Восхищая публику уникальным даром вундекинда, Евгений с годами стал большим мастером, не утратив ни капли своей феноменальности. На его концерты люди ходят тысячами, покупая билеты чуть ли не за год. Сейчас Кисин живет в Париже, перебравшись туда из сырого Лондона, а до этого долго жил в США. Мир за пределами СССР узнал этого музыканта благодаря Владимиру Теодоровичу Спивакову, с которым мы сегодня и говорим о Евгении Кисине.

- Женя впервые выехал на гастроли с «Виртуозами Москвы», ему было лет 12. Наши концерты проходили тогда в Европе и в Японии. Я, настаивая на его поездках, тогда нажил себе врагов из министерства культуры: чиновники считали, что Кисину нельзя выезжать за границу - не вписывался он в общую канву нашего социалистического реализма. Даже на дни культуры СССР в Венгрии, и то мне с огромным трудом удалось заполучить Женю Кисина на наши концерты. Он действительно был гениальным ребенком. Не просто талантливым. Когда он играл Концерт Моцарта, и у оркестра и у публики были слезы на глазах, всем казалось, что это играет сам Моцарт.

Повзрослев, он стал призывником. И после того, как Женя сыграл с Гербертом Караяном Концерт Чайковского, который транслировался по всему миру, его хотели забрать в армию. Пришлось сделать ему укол под лопатку, который вызвал температуру под 40 и лишил Женю возможности двигать правой рукой. После чего я лично обратился к Раисе Максимовне и Михаилу Сергеевичу Горбачеву с просьбой об отсрочке от армии. Вопрос решился положительно, но только на год, так что основной причиной отъезда Жени в Америку была невозможность продолжать заниматься музыкой, как ему было предписано свыше.

Владимир Спиваков помог освободить гениального музыканта от службы в армии.

Владимир Спиваков помог освободить гениального музыканта от службы в армии.

Фото: ТАСС

- И в итоге теперь он редко приезжает в Россию.

- Но тем не менее приезжает, и кстати на юбилее «Виртуозов Москвы» в мае 2010-го бесплатно выступал с нами – в Москве и Санкт-Петербурге. Гениально, как всегда. Женя приобрел еще большую мудрость, совершенство и возможность свободы выбора - что ему играть, с кем и когда. Он не играет в отличие от многих дикое количество концертов, то есть это не является для него условием материального благополучия. Ну а о таком явлении как корпоративные концерты он, я думаю, и вовсе не знает.

- Евгений еще и с поэтическими концертами выступает.

- Музыка и поэзия – это еще Рахманинов сказал - сестры. Женя необыкновенно глубокий человек во многом. Ну а Шопен, Лист, Шуберт, Шостакович и Прокофьев – в исполнении этой музыки ему трудно найти равных.

- Евгений как-то согласился с тем, что эпоха великой музыки кончилась – гряда больших композиторов завершается Шостаковичем. Выходит, Кисин в свои 40 – уходящая натура?

- Он еще молод, чтобы говорить о нем как об уходящей натуре, но в каком-то смысле да, мы - уходящая натура, потому что мы Служители, для которых музыка - это религия.

- Говорят, Кисин – мудрец и мыслитель. А какой он в музыке?

- Необыкновенно чистый и благородный человек. Он Дон Кихот во всем. Слова Тургенева: «когда переведутся Дон Кихоты, пускай закроется навсегда книга истории: в ней нечего будет читать» - вполне можно отнести к Евгению. Он погружен в себя, в музыку, когда он внутри этого океана звуков и гармонии, для него ничего не существует на свете. И он очень искренний. А искренность – это откровение сердца.