2018-02-22T01:10:11+03:00

Чем кончится финансовый кризис: третьей мировой войной или революцией?

Спецкор «Комсомольской правды» Дарья Асламова узнала, как Евросоюз довел Грецию сначала до банкротства, а теперь - до революционного бунта [обсуждение]
Поделиться:
Комментарии: comments145
Изменить размер текста:

Окончание статьи «Закрой заводы, выруби сады! И счастлив будь - в Евросоюзе ты!». Начало во вчерашнем номере «КП».

«НЕ ПЛАТИ!»

Афины, площадь Синтагма. Великолепная молодежная демонстрация. Кофе в пластиковых стаканчиках, сигареты и волнующие дискуссии о неизбежности революции. Молоденькая учительница математики по имени София пишет на асфальте мелом: «Не плати!»

«Это всех касается, - решительно объясняет она. - Не платите за кризис! Не платите кредиты и налоги! Большинству людей абсолютно ясно, что весь нынешний кризис - дело рук обнаглевших финансовых спекулянтов. Финансовый капитал и банки правят миром без стыда и совести. Но что пишут в газетах? Что в крахе виноваты простые люди, которых надо принудить к мерам жесткой экономии - сократить им зарплаты на треть, урезать социальные пособия, уничтожить медицинское страхование. Ни я, ни моя семья не брали в долг, деньги занимали греческие капиталисты и правительство, а проценты по ним накручивали международные спекулянты. Но я и моя мама получили счет с требованием заплатить так называемый «Взнос солидарности» (издевательское название) - по 500 евро с носа. Мол, стране надо отдавать долги. А если мы не заплатим, нам выключат электричество. Фактически я должна заплатить налог просто за то, что я существую! Подушная подать - реакционный феодальный налог, отмененный еще в XIX веке! Трудящиеся тонут, а правительства «Евротитаника» бросают в них камни, зато преступным банкам - спасательные жилеты в виде наличных! Нас опять поделили на первый и третий классы».

Честная София абсолютно права. Социальное чутье молодых в таких случаях просто неоценимо! В Европе нарастает и крепнет не просто крупная перебранка труда с капиталом, но схватка не на жизнь, а на смерть. Кризис 2008 и 2011 годов обнажил тщету и нравственную нищету неолиберализма, его безжалостность, эгоизм и жадность. Финансовый кризис оказался прежде всего конфликтом морального, идеологического порядка. Все знали, что править - значит обкрадывать. Но до какой степени?!

Главный скандал этого года - аудиторская проверка Федеральной резервной системы США (первая в истории!), или открытие ящика Пандоры. (Честь открытия принадлежит двум дотошным американским сенаторам.) Выяснилось, что за три года финансового кризиса Федеральный резервный банк предоставил тайные беспроцентные займы международным банкам (не проинформировав даже американский конгресс) на сумму 16 триллионов долларов! (К слову, общий госдолг США - 14,5 триллиона долларов.) Не пытайтесь представить себе эту цифру! Ее невозможно вообразить! Кучка обходительных, благообразных дьяволов заперлась за дверьми и без лишнего шума и с полным пренебрежением к остальному миру приняла решение напечатать доллары и спасти банду разорившихся спекулянтов. Вопреки всем законам классического капитализма. Список спасенных банков впечатляет: Citigroup, Bank of America, английский Barclays, Goldman Sachs, немецкий Deutsche Bank, швейцарские Credit Suisse и UBS, Royal Bank of Scotland, Lehman Brothers, французский BNP Paribas и т. д.

Золотое правило экономики: темпы роста количества денег не должны превышать темпы роста экономики. Если в 80-х годах мировые финансовые активы были примерно равны мировому ВВП, то уже во второй половине нулевых денежная масса превысила ВВП в 3,5 раза! А теперь для людей с воображением: представьте себе, каких размеров надулся финансовый пузырь, когда Федеральный резервный банк США за последние три года вбросил в банки еще 16 триллионов долларов! И где найти такого хирурга, который сможет теперь безболезненно для общества удалить это опасное новообразование?!

«Когда втихую спасали банки, им не ставили вообще никаких условий! - говорит экономист Эвклидос Цакалотос. - Чтобы, к примеру, спасти Грецию, ее ставят на колени и выдвигают тысячу унизительных требований, а банкам просто дали денег! Безвозвратно! Но если общество платит кому-то, оно вправе спросить: что вы сделали с нашими деньгами? Может быть, вы предоставили больше дешевых кредитов малообеспеченным людям, или более человеческие условия для займов, или, например, вы смягчили и отложили трагическую ситуацию для людей, которые могут потерять свои дома или имущество? Ответ ошеломляет: они не сделали ничего! Во времена Великой депрессии в 1929 году на банки можно было плюнуть: пусть спасаются сами. Но тогда они были меньше, их коллапс не нес за собой катастрофических последствий. А теперь банки слишком большие! Если рухнет Goldman Sachs, мировой экономике угрожает полный коллапс». «Но в таком случае это шантаж! - замечаю я. - Глобальная экономика становится заложником финансистов и их бессовестных спекуляций!» «Абсолютно с вами согласен! Банки теперь всегда спасают, что порождает их безнаказанность. Все началось с финансового кризиса 2008 года, когда правительства вытащили из долговой ямы банковский капитал и тем самым сотворили новый, уже долговой кризис (поскольку банки хранят деньги в госбумагах), что, в свою очередь, породило новый финансовый кризис. Круг замкнулся».

Одна из догм капитализма гласит: твои долги - это твое личное дело. Все предыдущие кризисы изживались жестким путем: ликвидация спекулянтов и неудачных, избыточных производителей, наименее способных к борьбе. Выживали сильнейшие. В результате рынок оказывался «оздоровленным» и получал возможность дышать. Но если государство берет на себя ответственность за долги капитала, кризис просто откладывается. Это все равно что больному раком вместо радикальной операции предложить морфий против боли. Больной будет объедаться наркотиками, но в один злосчастный день - крышка!

«Правительства затянули кризис, превратив его в многолетнюю пытку для населения, - говорит русский экономист Василий Колташов. - Что должен был сделать кризис и чего ему не дали сделать? Когда в 2008 году произошел крах спекуляций, первыми должны были разориться спекулянты, что сразу бы облегчило положение промышленности. Финансовый кризис являлся ярким выражением перенакопления капитала - эти деньги должны были или сгореть, или стать дешевыми кредитами для производства. И процесс развития был бы разблокирован. Но правительства вернули спекулянтам потерянные деньги и тем самым возобновили рост спекуляций. Что мы имеем сейчас? Виновники кризиса не оказались на скамье подсудимых, деньги не сгорели, более того, банкиры захватили власть, и это одна из причин продолжения кризиса. Европе сейчас нужно два-три триллиона евро, чтобы снизить давление долгов. Если не включать печатный станок, такую кучу денег не соберешь. Но банки не хотят включения станка: это означает обесценивание их доходов, а вся денежная политика ЕС направлена на то, чтобы банки получали стабильную прибыль. Налицо противоречие: банки хотят больше денег, но при этом - чтобы деньги были твердыми! Мы пришли к системному кризису, наиболее ярким выразителем которого является Греция. Схожий сценарий ожидает большинство европейских стран. Согласно Марксу ситуация приведет к неминуемому социально-политическому взрыву. То, что произошло в арабских странах, - это только начало, и будущее Европы тоже решится на улицах. Единственная возможность избежать катастрофы - революция сверху».

Невидимая рука рынка расставляет людей по разные полюса жизни в Евросоюзе. Кому-то - дорогие бутики Prada, а другим - место попрошайки у входа в мир роскоши.

Невидимая рука рынка расставляет людей по разные полюса жизни в Евросоюзе. Кому-то - дорогие бутики Prada, а другим - место попрошайки у входа в мир роскоши.

«ГРАЖДАНЕ! ЗАТЯНИТЕ ПОТУЖЕ ПОЯСА!»

Последние пять лет неолиберальная элита Европы носится с чудной мыслью посадить граждан на голодную диету - ввести радикальные меры экономии, повысить налоги, сократить зарплаты, увеличить пенсионный возраст, урезать пенсии и таким безжалостным образом сократить государственные расходы. Эту светлую программу продвигает банковское лобби, крайне заинтересованное в том, чтобы заставить обывателей заплатить по раздутым государственным долгам. Но любой экономист даже с половинкой мозга знает: падение доходов населения неизбежно разорит реальный сектор экономики путем сокращения спроса. Для развития экономики необходимо, чтобы то, что мы произвели, обязательно потреблялось. Производство товаров (особенно товаров не первой необходимости) теряет всякий смысл, если их просто некому купить! Столь разрекламированные в Европе «меры аскетизма» уже привели к бессмысленному разорению граждан, резкому росту безработицы, остановке производства и стагнации экономики. В чем же смысл этой заведомо проигрышной игры?

«Проблема европейского капитализма - не долг и не дефицит, а сверхнакопление капиталов, которые не могут найти выход для инвестирования, - говорит член ЦК греческой компартии Элисеос Вагенас. - Резкое снижение жизненного уровня трудящихся необходимо для того, чтобы снизить цену рабочей силы в Европе и тем самым создать условия, чтобы капитал смог получить такую же сверхприбыль при инвестировании в Южную и Восточную Европу, как, например, в нищую Индию. Глобализация уничтожила границы. Капиталист спрашивает: почему болгары получают зарплату 150 евро в месяц, а греки имеют 800 евро?»

«Что сейчас знают люди о Европе? Высокие жизненные стандарты, высокие зарплаты и пенсии, длинные каникулы, - говорит экономист Леонидис Ватикиотис. - То, что происходит сейчас, - это попытка изменить европейский образ жизни и, шаг за шагом уничтожая социальные гарантии, превратить Европу в Китай, сделать ее конкурентоспособной на глобальном рынке».

Нынешний тренд озвучил знаменитый французский политтехнолог Жак Сегела: «Средняя зарплата китайца составляет 10% от минимальной зарплаты во Франции. И они счастливы и верят в будущее». Или как выражаются неолибералы: «Лучший робот - это китаец». Идея превратить весь мировой рабочий класс в жизнерадостных безропотных китайцев, готовых работать за чашку риса в день, - это тупиковый путь. Он не просто безнравственен, он еще и непрактичен, ибо убивает главное божество экономики - состоятельного ПОТРЕБИТЕЛЯ.

«Меры строгой экономии вообще перестают работать в момент спада, рецессии, - говорит экономист Эвклидос Цакалотос. - Особенно когда все страны начинают делать это одновременно. В Греции падает спрос на товары из Италии, а в Испании - на товары из Франции, и мы все дружно идем ко дну. Замыкается порочный круг: меры экономии приводят к рецессии, которая, в свою очередь, возвращает нас к жесткой экономии. Правящие элиты не хотят менять неолиберальную повестку последних 30 лет. Если признать, что неолиберализм потерпел крах, придется вернуть в игру все социальные организации - профсоюзы, коммунистов, левые движения, а, вернувшись, они потребуют главного: мер по контролю за банками, ответственности за преступления финансовых спекулянтов, ограничений на движение капитала, социальных гарантий, инвестиций в здоровье и образование. Неолибералы не хотят возвращаться к социальному государству. Их классовый инстинкт ведет их к попытке ослабить рабочий класс и маргинализировать левые движения. Что же будет? Предстоит смертельная борьба. Капитал станет менее демократическим и прибегнет к жестким мерам». «В сущности, мы можем вернуться к эпохе дикого капитализма XIX века?» - спрашиваю я. «Да, с очень сильной полицией, карающей армией и полным контролем над медиа».

«Пока существовал СССР, коммунизм выступал в качестве противовеса капитализму и сдерживал его алчность, - говорит греческий адвокат Панос Пиларинос. - Сейчас не с кем больше бороться и некому противостоять. Капитализм кушает сам себя и показывает свое истинное лицо».

СТРОСС-КАН БЫЛ ПРАВ - ВРЕМЯ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ УШЛО

Хотя неолибералы уверяют, что у них в запасе еще осталась парочка трюков для спасения европейской экономики, но чтобы успокоить этого дико рычащего зверя - общественное мнение, - потребуется реформа всей банковской системы.

«Финансовый капитал - это кровь капиталистической системы, - говорит член ЦК компартии Греции Элисеос Вагенас. - Правящие элиты в страхе: если кровь не будет циркулировать, вся система рухнет. Поэтому они медлят и опаздывают с принятием решений. Выход у капитала из кризиса только один: третья мировая. Мы оказались в точно такой же ситуации, какая складывалась перед Первой и Второй мировыми войнами. Что дает война? Инвестиции капитала в оружие, контроль над трудовыми ресурсами, госзаказы на восстановление разрушенного, возможность отрезать противника от источников энергии и рынков сбыта и самим получить доступ на чужие рынки, а главное - перспективы всеобщего страха. «Ничего не просите, не требуйте, идет вой­на, мы должны победить!» Вы уже видите предпосылки войны: битва за энергоресурсы арабского мира в Ливии и возможная атака на Иран с целью отрезать Китаю главный источник энергии. Война в конечном итоге может привести к революции и краху системы, но какой страшной ценой!»

Возможно ли спасти капитализм и нужно ли его спасать? Первым о реформах заговорил бывший скандально известный глава МВФ Доминик Стросс-Кан. В своей знаменитой апрельской речи он заявил о том, что рыночная экономика доказала свою неэффективность, и предложил отказаться от принципов Вашингтонского консенсуса, на которых стоят МВФ и ВТО. (Эти принципы включают в себя тезис о том, что работает невидимая рука рынка и государству не следует вмешиваться в экономику.) Как только мистер Стросс-Кан высказал столь «крамольные» взгляды, фактически призвав к государственному капитализму, аналитики заявили, что жить ему осталось не больше месяца. А через месяц главу МВФ застукали в Нью-Йорке на горничной.

Однако дело его не пропало. Умеренные экономисты, еще не отравленные ядом неолиберализма, заговорили о возвращении к социальному государству эпохи кейнсианства и о возможности брака по расчету между социализмом и капитализмом.

«Чтобы кризис кончился, нужно не отнимать доходы у населения, а, напротив, обеспечить их рост и, как следствие, платежеспособный спрос, который является основным двигателем экономики, - говорит экономист Василий Колташов, проживающий в Греции. - Существует два варианта денежной эмиссии. Первый: напечатать денег и дать их банкам, но в таком случае никакого экономического роста не будет. Другой вариант: напечатать деньги (не более чем на 3% от роста промышленности, чтобы не создавать инфляции) и выплатить их людям, которые потратят их на товары. В этом основное отличие кейнсианской модели от неолиберальной. Это именно то, что сделал Рузвельт во времена Великой депрессии. В разгар депрессии один американский сенатор в отчаянии воскликнул: я не понимаю, почему у нас кризис, у нас ведь изобилие продуктов и товаров! Да, люди могли купить все, что хочется, но у них не было средств! Рузвельт начал печатать деньги и создавать рабочие места, за счет которых люди могли эти деньги получить. Была провозглашена программа полной занятости. Зачем нанимать на работу на государственное предприятие двух человек, когда можно нанять трех? И все они будут получать зарплату. Нужно сокращать рабочий день, увеличивать отпуска, устраивать детские сады, чтобы разгружать родителей. У людей должно появиться время, чтобы тратить деньги - сходить в театр или кино, в ресторан с друзьями, записаться в клуб или посетить парикмахерскую. Им понадобится другая одежда, не только для работы. Улучшение жизни и увеличение потребления - огромный стимул для сферы услуг и промышленности, но это полностью противоречит неолиберальной теории, где на первое место поставлено накопление капитала».

«Теория экономиста Кейнса работала до 70-х годов прошлого века, - говорит экономист Эвклидос Цакалотос. - Кейнсианство было компромиссом между капитализмом и демократией. У капитала были обязательства перед обществом, и капиталисты не могли просто гоняться за сверхприбылями. 20 лет полной занятости сделали рабочий класс очень сильным. Рабочих нельзя было уволить, они не боялись безработицы, боролись за улучшение условий труда и более высокую зарплату. Чем сильнее становился рабочий класс, тем больше падали прибыли капитала. Разразился кризис, и к власти пришли неолибералы, которые расправились с профсоюзами, сильно ослабили рабочий класс, который стал бояться увольнения, и потребовали приватизации госсобственности. Мы сейчас снова вернулись к исходной точке Великой депрессии, и нам придется искать новое решение. Экономист Кейнс говорил: «Я пришел спасти капитализм, а не разрушить его». Как ни парадоксально это звучит, спасти нынешний капитализм от революции могут только социалисты».

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Экономика: Кризис-2012»

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Дарья АСЛАМОВА

 
Читайте также