Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+9°
Boom metrics
Политика10 января 2012 8:36

Елена Батурина: «Новый год с семьей отметила в Испании»

Свое первое интервью в этом году Елена Батурина, «строительная королева», супруга экс-мэра Юрия Лужкова, дала «Комсомолке»

В прошлом году семья Лужкова-Батуриной находилась в центре обсуждений. Тем для пересудов было предостаточно: продажа Батуриной "Интеко", уголовное дело против "Банка Москвы", по которому Лужков и Батурина проходят свидетелями, наконец, скандальный арест родного брата Елены Виктора Батурина. Похоже, и в этом начавшемся году знаменитая семья останется в числе ньюс-мейкеров. Ведь уголовное дело, по которому уже дал показания Юрий Лужков, о чем много писалось в прессе, продолжается. Теперь на допрос ждут жену Юрия Михайловича, до сей поры не желающую общаться с прессой. Исключение она сделала для "Комсомолки". Мы позвонили бизнес-вумен в Австрию, поздравили с праздниками и задали несколько вопросов.

- Елена, здравствуйте. Это вас из «Комсомольской правды» Анна Велигжанина беспокоит. Мы поздравляем вас с Новым годом, со всеми праздниками. Как Новый год отметили?

- Новый год хорошо отметили. В Испании. Немножко не по-снежному. С друзьями, с детьми, весело.

- И с Юрием Михайловичем?

- Да, конечно. Мы – это с Юрием Михайловичем, даже не надо уточнять.

- Просто где-то писали о вашем грядущем разводе?

- Это полная чушь и ложь!

- Я общалась с Юрием Михайловичем, чувствуется, он вас очень любит!

- А я его как люблю! У нас необычная для России семья, крепкая, держится на традициях. Мы друг друга поддерживаем, любим, нет измен, лжи, фальши. А сейчас институт семьи в России разрушается. В том числе и с помощью того, как все подается средствами массовой информации. Знаете, сейчас даже песен не пишут о счастливых семьях.

Елена Батурина: «У нас необычная для России семья»

Елена Батурина: «У нас необычная для России семья»

Фильмы снимают все больше о брошенных женах, изменах. Телевидение - то же самое. Насаждается, наверное, такая модель вседозволенности в поведении. Может, кто-то себя оправдывает таким образом. Стало мало полноценных, традиционных семей. А знаете, что Всемирная организация здравоохранения объявила любовь психическим заболеванием?

- В таком случае хочется, чтобы все болели этой болезнью!

- Да. Это верно. К этой болезни все стремятся. Я согласна. Мне повезло в этой жизни так, как мало кому в этом мире повезло. Встретить человека, который любит меня и которого люблю я. Это на самом деле редкость. Я понимаю это, поэтому этим дорожу. Счастлива, что у меня хорошая, настоящая семья. Мама жива-здорова. Она гостила у меня и уехала в Москву. Она всегда со мной живет. Если мы куда-то уезжаем, приобретаем жилье для мамы. Вот все это время она живет у меня в доме за границей.

- А как дочки ваши?

- Дочки прекрасно. Учатся в университете в Англии. Я, правда, не планировала их сразу отправлять в университет зарубежный. Думала, они закончат МГУ. Ну, не получилось. Планы чуть скорректировали, они поехали раньше.

- Если не секрет, что вы подарили друг другу на Новый год?

- Подарки сувенирного типа, кому что больше нравится.

- Вы, судя по всему, бодрый человек, энергичный. А вот Юрий Михайлович расстраивается из-за неприятностей, это чувствуется.

- Юрий Михайлович расстраивается? Может быть, я просто меньше показываю!

- Он за вас переживает. Говорил, обидно, что не оценили ваш талант по достоинству.

- Понимаете, в чем дело, Юрий Михайлович всю жизнь работал на страну. Поэтому, конечно, ему больше обидно. Я на это более прагматично смотрю. Я бизнесом занимаюсь. И дальше буду заниматься. Конечно, хотелось бы, чтобы таланты были приложены в стране, где ты живешь и вырос. Раз нет – значит нет, что ж поделать. Я не переживаю по этому поводу. Бизнес – есть бизнес. Ну, чего, получили по макушке – дальше пошли. Получили свой опыт. Больше, наверное, буду вкладывать в какие-то емкие отрасли, как я это делала в строительстве, когда нужно было пытаться быстро отбить деньги. Буду заниматься более коротким бизнесом. Пока не пройдет ощущение от того, что случилось. Это как игра. Как монополия. К этому так и надо относиться. Нельзя относиться серьезно. Тогда это идет нормально. Иначе, когда ты чересчур вовлечен - дело жизни, что-то в этом роде - тогда любое неприятное событие тебя выбивает, и ты не можешь работать. Нельзя так. В любом деле должна быть определенная доля пофигизма. Чтобы можно было пережить взлеты и падения.

- Получается, для вас семья главнее?

- Я всегда говорила, что семья у меня на первом месте. Это знали все. И в компании. Уж не знаю, обижались-не обижались, но у нас так было заведено. Что бы ни случилось в семье, я разворачивалась и летела к детям, еще куда-то. Я ни на что семью не променяю, это безусловно.

- Юрию Михайловичу жаль, что вы уехали из Москвы.

- И мне жаль! Я считаю, что от этого никто не выиграл – ни я, ни Москва...

- А сейчас уже возврата нет? Вы сюда не вернетесь с проектами?

- Не знаю. У нас такая непредсказуемая страна. У нас непредсказуемая история, а уж что говорить о будущем... А вдруг действительно кому-то в стране будет нужно, чтобы деятельные люди приложили свои усилия и поработали на пользу страны. Такое тоже у нас бывает. И это я не исключаю.

- То есть вы не сожгли мосты?

- Я вообще-то гражданка России, на всякий случай!

- Некоторые говорят, муж вам помогал. А почему, собственно, муж не может помочь?

- Муж может помочь жене. МЭР не может помочь жене. Это всегда было для меня принципиально. А потом, мне кажется, что воруют и берут убогие, кто не может заработать. Я себя к таким не отношу. Нужно мне было держать компанию, в которой работали 30 тысяч народу, чтобы брать взятки за помощь в продвижении каких-то проектов. Это смешно.

- Разные ходили слухи, мол, вас запугали.

- Меня запугали? Правильнее сказать, что мне просто не дали работать. Я себя в образе Дон Кихота воюющего с ветряными мельницами, честно говоря, не очень представляю. Когда человек делом занимается, ему надо делом заниматься. Если ему не дают, он все равно находит другой метод, где приложить свои усилия и заниматься тем же делом. Если сейчас мне проще в Европе заниматься делом, я буду в Европе заниматься тем делом, которое мне нравится, вот и все. А в Москве мы осуществляли очень много интересных проектов. И не только по бизнесу. Проводили и фестивали, и музеи открывали. Не только о деньгах думали.

- А правда, что вас вынудили продать ИНТЕКО? Такие условия поставили неудобные, что пришлось?

- Неправда. Я просто понимала, что лично мне не дадут работать в России. Оставаясь в ИНТЕКО, я просто угроблю компанию. А ИНТЕКО ведь не только бизнес, еще и коллектив. Кстати, удивительное дело, после всех этих событий больше года назад, из ИНТЕКО никто не уволился. Продолжали работать. Хороший показатель. Правильный подбор кадров - это всегда было моим главным достоинством.

- В Москву вы все-таки собираетесь приехать?

- Конечно. Получу повестку, оформленную по всем правилам, и приеду. Надо сказать: во-первых, следственный комитет или оргдознание лгали, когда говорили, что они направляли мне повестку на допрос по уголовному делу, а я не приходила. Это ложь. Ни разу за проведение всех процедур никто не приглашал меня на допрос. И при этом я вам должна сказать, что как только я получу оформленное по всей процедуре приглашение, я тотчас приеду. В моих интересах дать показания как свидетелю и закончить это совершенно сфабрикованное дело, в котором до смешного просто все натянуто.Суть в том, что банк выдал актив, который во время кризиса являлся активом первой группы, это земля, которую никуда не уведешь. Это даже не деньги, ценные бумаги, которые можно увезти, а земля, которая находится в городе. Что может быть более гарантировано к возврату, чем земля?! Я бы сказала, в этом деле все передернуто, даже не преувеличено. Надо было каким-то образом притянуть эту историю к увольнению мэра.

- Как относитесь к аресту вашего брата Виктора Батурина?

- Я так понимаю, что это не первый случай, когда из его рук выходит фальшивый вексель. Во всяком случае, мы видели не первый раз эти фальшивые векселя. А сейчас идет следствие, они разберутся.

- Выходит, он потерял уже опасливость?

- Я думаю, так и есть. Я думаю, он решил, что стал неприкасаемый, поскольку нужен для того, чтобы лить грязь на нас. Оказалось, не так. Оказалось, бизнес - не его заслуги. И на него есть закон.

- Вы с ним не общаетесь?

- Не общаюсь давно уже. Должна сказать, что он сделал все, чтобы стать чужим человеком. Так что ничего удивительного нет в том, что я с ним не общаюсь.

- А друзья у вас в Москве остались?

- Конечно, остались. И новых завела уже в Англии. И старые остались. Мой круг, который меня окружал, он практически и остался.

- А сейчас вы пока отдыхаете?

- Точно! Катаюсь на лыжах.