Политика

Валерия Новодворская: «Избранных всегда бывает мало»

"Оппозиция всем" собрала 150 человек

К началу митинга на проспекте Сахарова «За честные выборы. За демократию» было больше полицейских и дружинников, чем участников. Полицейские явно скучали. Меня досмотрели тщательнейше – проверили пояс под шубой, карманы, перетрясли косметичку. «Обложили меня, обложили…», - гремел над пустой площадью голос Высоцкого.

Две старушки ходили с плакатом: «Добровольцы, запишемся в армию наблюдателей! Видеокамер и отставки Чурова недостаточно для честных выборов». Другая старушка - с маленьким листочком «Свободу Ходорковскому». Видимо, перепутавший митинги мужчина в валенках с белыми ленточками и белыми шарами с надписями «Меня надули» грустно оглядывал малочисленную публику. Он явно спутал Сахарова и Болотную.

Между участниками ходила тетушка с баночкой: «Свежий жир – лучшее средство от мороза», - убеждала она. Народ радостно мазал носы и щеки.

Митинг задержали на 21 минуту, несколько десятков людей мерзли перед трибуной. Вероятно, организаторы надеялись, что народ подтянется. Но – нет. Это были все. Не больше 150 человек. На трибуне было пусто, а в звуковом пространстве «митинговали» Окуджава и Высоцкий. Причем в тему. Окуджава: «Надежды маленький оркестрик», и, как мечта, звучал Высоцкий: «Растопи ты мне баньку, по-белому». По-белому, по-черному, уже было все равно, лишь бы тепло. Потом Высоцкого и Окуджаву сменила женская песня. «Это Болтянская?» - спрашивал у всех какой-то мужчина. Нам было все равно, кто, мы хотели Валерию Новодворскую. Никогда и никто так не хотел Валерию Ильиничну, как люди, собравшиеся на Сахарова 4 февраля.

Но на сцену вышел ее соратник предприниматель и политик Константин Боровой. И тут же в ряды митингующих влилась пара десятков молодых людей с флагами. Боровой сразу пообещал, что долго морозить людей не будет, и зачитал резолюцию. Первый и главный пункт – освобождение политзаключенных, Михаила Ходорковского и «сотен тысяч предпринимателей, которые томятся в тюрьмах». Второе – отмена итогов выборов, "сейчас в Думе авантюристы и самозванцы, их надо разогнать», а также отмена президентских выборов - 4 марта, так как «это выбор между несвободой и несвободой, это обман». Отмена политцензуры, «чтобы люди с демократическими убеждениями, а не только националисты и коммунисты, могли свободно доносить свою позицию». Свобода предпринимательства от репрессий и прессинга.

Наш корреспондент Лариса Кафтан на проспекте Сахарова

Наш корреспондент Лариса Кафтан на проспекте Сахарова

- Мы - за запрет в соответствии с Конституцией России фашистских и националистических организаций, которые сеют социальную и национальную рознь, - зачитывал резолюцию Боровой. - Мы не хотим жить ни при фашистской, ни при коммунистической диктатуре, все прелести которой мы уже испытали.

Потом Боровой объявил, что выступление Валерии Ильиничны будет в записи. Митинг разочарованно ахнул. Но, сделал эффектную паузу Боровой, «Валерия Ильинична все-таки приехала на митинг, чтобы сказать пару слов».

Под аплодисменты митингующих на сцене под руку с соратником появилась Валерия Новодворская в рыжей шубе и шапке с хвостиком. Пока она подходила к микрофону, Боровой обратил внимание митингующих, что и он, и Валерия Ильинична в оранжевых шарфиках.

- Мы сожалеем, что оранжевая революция в Украине потерпела поражение, что чекистской власти удалось сместить демократическое правительство и привести к власти продажного Януковича. Но мы за оранжевую революцию, потому что мы хотим демократию, - вещал с трибуны Боровой.

- Здесь собрались лучшие люди страны! - заверила малую демократическую общественность Новодворская. – Отступать нам некуда, за нами не только Москва, за нами Конституция, которую хотят отнять. Нам нужна победа, как нашим прадедам, которые полегли за Москву. Мы за ценой не постоим! Если Украина отречется от оранжевой революции, мы не отречемся, как не отречемся от гайдаровских реформ, от западного выбора. Мы антисоветчики, антифашисты и антикоммунисты. Мы приветствуем тех, кто имеет мужество пойти не против одного, а против всех течений. Избранных всегда бывает мало! Небо сегодня держится на ваших руках, как на руках атлантов.

После этого Валерия Ильинична удалилась со сцены, а Боровой сказал ей вслед:

- Мы надеемся, что короткое выступление Валерии Ильиничны не погубит ее.

После чего на мониторах появилась Валерия Ильинична в красном платье, в домашней обстановке, уютно расположившаяся на диване.

- Какие честные выборы, если на них не зарегистрирован ни один независимый кандидат? – вопрошала демократка с монитора. – Не будет никаких честных выборов ни при чекистах, ни при фашистах, ни при коммунистах. Выборы будут, когда мы отречемся от старого мира, потому что это все еще советский мир, и отряхнем его прах с наших ног. Когда перестанем искать спасителей, отцов нации, лидеров нации. Это порождение советского прошлого.

После транслирования домашнего выступления Валерии Ильиничны на трибуне были еще несколько ее малоизвестных соратников, в том числе один батюшка, который сообщил, что России нужна единственная сила – сила добра.

В конце митинга, который продлился минут сорок, Боровой попросил всех немногочисленных стойких демократов, оставшихся у трибуны до конца, проголосовать за озвученную в начале резолюцию. В воздух взлетели несколько замерзших рук. Над митингом покружил самолетик МЧС, проверяя, все ли здесь в порядке. Все у нас было в порядке – демократия выжила.

- А теперь все идите пить чай! - повелел митингующим Боровой.

Демократы живо ломанулись к большим термосам. Их было много - по два 20-литровых на пару митингующих. Во славу демократии столько не выпить.

Милиция облегченно вздохнула, выпуская людей на улицу через металлоискатели.

Читайте и смотрите:

Москва митингует, автомобилисты буксуютМосква митингует, автомобилисты буксуют

Видеогалереи: Митинги 4 февраляВидеогалереи: Митинги 4 февраля

Фотогалереи: Лучшие кадры с митингов и шествий 4 февраляФотогалереи: Лучшие кадры с митингов и шествий 4 февраля