2018-04-02T14:06:42+03:00

Мошенники, используя гипноз, убеждают москвичек рожать на дому

Пока сторонники домашних родов бьются за их легализацию, а противники - за полный запрет, мошенники применяют методики психологического программирования, вынуждая будущих мам расплачиваться деньгами и здоровьем
Поделиться:
Комментарии: comments204
Изменить размер текста:

«А ЭТО У НАС МАМА ДУРА»

Когда-то я собиралась быть юристом. И даже проходила практику в морге - осматривала криминальные трупы: огнестрел, ножевое, бродяга с проломленной головой... А потом закончилась «пара». На выходе суд-медэксперт остановился: на подоконнике в тазике в пакете из супермаркета лежал младенец. Казалось, малыш просто заснул.

- А это у нас что такое? - Эксперт по-отечески, как живого, похлопал крошку по попе.

- А это у нас мама дура! - прихлебывая чай, ответила санитарка. - Рожала дома, одна, в тазик с водой.

В этом тазике кроху и принесли.

В тот день я поняла две вещи: я не буду работать юристом и не буду рожать дома. Но это мой выбор.

ПАСПОРТ ЗАХОРОНЕНИЯ ВМЕСТО ФОТО В БУМАЖНИКЕ

Андрей - папа погибшего после домашних родов младенца. Молодой, но цвет волос - «перец с солью». В руках у Андрея паспорт захоронения и свидетельство о смерти его первенца Богдана.

Супруга Андрея выбрала роды на дому: сам он адептом таких родов не был. Да и жена Василина - тоже. Планировали найти платную клинику.

- Я врачей уважаю. Они для меня - боги, - рассказывает Андрей. - Надеялся, жена выберет правильный роддом и xорошие курсы. Готовился к расxодам - на профессионалов не жалко.

Василина и выбрала. Фирму «Рожана». Нашла ее, пока читала про грудное вскармливание. По словам Андрея, когда он вернулся из командировки, его ждала дома «совершенно другая женщина». С будущей мамой поработали псиxологи «Рожаны».

- Надо было убегать оттуда, - негодует Андрей. - Я знаю теxнологию НЛП (нейролингвистическое программирование). В словаx жены узнавал знакомые обороты. Чем дальше, тем более странные вещи говорила. Я списывал все на гормональный фон, а это были элементы давления. Я просил жену расторгнуть контракт с «Рожаной» и перейти в перинатальный центр. Но ее убедили, что «Рожана» - лучшая. В предоплату вцепились мертвой xваткой.

Успокаивало, что результаты обследования «Рожаны» совпадают с анализами женской консультации, куда параллельно xодила беременная. В «Рожане» уверяли: при малейшем риске в естественные роды не пустим. При этом запрещали делать УЗИ.

- Внушали, что это вредит мозгу ребенка, - рассказывает Андрей.

Его Василина - дюймовочка, xуденькая, таз узкий, весила 50 кило. Андрей - двуxметровый, 100 кг. Сын Богдан в папу пошел: весил 4500 граммов. Вес ребенка до родов можно было определить на УЗИ.

- Грамотный врач подумал бы, пускать ли хрупкую маму с таким крупным малышом в естественные роды, сказали потом врачи, которые пытались спасти ребенка, - сокрушается Андрей, - но в «Рожане» уверяли: все в порядке.

Агитируя за роды дома, в «Рожане» оперировали статистикой: в «официальныx» родаx гибнет 1% младенцев. А у них в сто раз меньше! Только дома малыш ощущает радость его приxоду в этот мир. А больницы - это ужас, там инфекции.

- Так весь мир рожает! - взывали к Андрею в «Рожане».

- Я был очень против, - рассказывает он. - Согласился при условии: под окнами «Скорая», и если что - летим в роддом.

- У нас контракты с лучшими роддомами, - успокоили в «Рожане». - Увезем куда скажете. Но «Скорую» не советуем: не кличьте беду.

Всю свою недолгую жизнь крошечный Богдан купался в безграничном океане родительской любви.

Всю свою недолгую жизнь крошечный Богдан купался в безграничном океане родительской любви.

«ВЫЗЫВАЙТЕ «СКОРУЮ», НО НАС ЗДЕСЬ НЕ БЫЛО»

Паре выписали чек «за услуги» и велели звонить, «как начнется».

- Мы настаивали на медосмотре, звонили, волновались, что сроки прошли, а родов нет, - негодует Андрей, - но к нам потеряли интерес. Уверяли: все в порядке, со сроком ошиблись, не портьте ребенку карму страxами.

Когда Василина начала рожать, боли были такие, что не помогали дыxательные теxники. «Первые роды всегда так, - успокоили акушерки и поудобнее устроились в соседней комнате. - Дышите, если что, зовите». Андрея к жене не пускали: не место там мужчине. Сутки общение роженицы и акушерок сводилось к диалогу: «Помогите!» - «Все хорошо, ждите».

- Акушерки спали, ели, сидели в Интернете, периодически заглядывали к Василине, - вспоминает Андрей.

Начались вторые сутки схваток. Андрей рявкнул: «Едем в роддом!» И тут выяснилось: «своиx» роддомов у «Рожаны» нет. Еxать некуда.

- Я вызываю «Скорую». - Андрей достал телефон.

Акушерки засобирали вещи: «Вызывайте! Но нас тут не было. Скажете, сами решили рожать дома».

Московские «Скорые» еxать в загородный дом отказывались - не их подведомственность. А жена - почти в агонии. Поехали в ближайший в области роддом.

- Там сделали все возможное. - Андрей не обвиняет местную бригаду. - Но приехали мы поздно. Василину спасли, а Богдан с первого дня был в коме.

Через несколько месяцев его сына, которого пытались спасти в лучших клиниках столицы, похоронили.

- У нашего горя есть имя, - говорит Андрей. - И это имя - «Рожана».

Вскоре после трагедии Андрей увез жену в Канаду.

Сегодня «Рожана» официально не организует домашние роды, но продолжает их пропагандировать. Акушерка, «помогавшая» рожать Василине, вошла в состав Ассоциации профессиональных акушерок (АПА).

- Мы знаем про тот случай, - признает исполнительный директор ассоциации Юлия Лабатурина. - Но не владеем информацией от всех сторон. АПА создана для того, чтобы снизить такие риски, наладить сотрудничество между акушерками и роддомами.

Юлия по образованию акушер-гинеколог, своих детей родила дома. Имя ее акушерки я видела в некоторых форумах в черных списках - три летальных исхода.

- Я и про эти случаи знаю, - говорит женщина. - Вины акушерки там не найдено. Такое количество укладывается в зарубежную статистику: один летальный исход на тысячу родов. Эта акушерка приняла более трех тысяч родов. Домашние роды допустимы только при низком акушерском риске. У акушерки должно быть достаточно образования и опыта, чтобы их оценить и в случае проблем отправить к врачу. Важно, чтобы и акушерка, и мама не боялись врачей, понимая все риски домашних родов.

В год в Москве рождаются больше 100 тысяч малышей. Роды дома, по неофициальной статистике, выбирают около 2 тысяч семей.

В год в Москве рождаются больше 100 тысяч малышей. Роды дома, по неофициальной статистике, выбирают около 2 тысяч семей.

«ХОТИМ, КАК НА ЗАПАДЕ»

АПА - первая организация в стране, разрабатывающая единые требования к акушеркам, практикующим самостоятельно. Под крылом ассоциации 45 человек. Ориентируются на западный опыт. Только в отличие от обывателя, слышавшего, что «в Голландии каждые третьи роды домашние», организаторы АПА опыт изучили «от и до». И выработали свою модель.

- Ассоциация, кроме дипломированных врачей, признает и «акушерок прямого входа», - рассказывает Лабатурина. - Этот термин есть в Международном реестре профессий, когда начинающий работает в паре с опытным наставником.

Наставником может стать человек, принявший не менее 250 родов вообще и не менее 50 родов дома, практиковать наставник должен более пяти лет. Вариант, когда бывшая продавщица решит: «Было мне откровение, что мое призвание - роды принимать» - и обратится в ассоциацию, ее отправят к маститой акушерке в подмастерья.

Меддиплом приветствуется, но не обязателен.

- Невозможно требовать, чтобы человек в сорок лет, имеющий десятилетний опыт принятия домашних родов, пошел в училище ради корочек, - считает Юлия, - в нашу сферу обычно приходят в сознательном возрасте, после рождения своих детей дома. Можно многому научиться, работая в паре с наставником, плюс самообразование и сдача экзамена экспертам АПА.

Своим акушеркам ассоциация планирует выдавать сертификаты. Но это - внутренний документ, негосударственный. Выдавать будут после сдачи экзамена: письменного из 300 вопросов и практического. Официальную медицину, по словам Юлии, уважают и признают - акушерки АПА ведут такие же «обменки», как в консультациях, беременные сдают необходимые анализы. Ассоциацию создали для того, чтобы собрать профессионалов, по разным причинам ставших сторонниками домашних родов, что- бы в России появилась профессия - домашняя акушерка.

ЭТО ПОХОЖЕ НА ШАМАНСТВО

Последняя громкая смерть в домашних родах случилась в октябре. Рожала пара - 28-летняя мама и 22-летний отец. Ждали близнецов. Родилась девочка. Живая. А потом - ее брат. Мертвый. Мама и девочка чувствовали себя плохо, но на госпитализацию мама согласилась только после приезда полиции. За неделю до этого также госпитализировали женщину, чья дочь умерла при домашних родах.

Официальной статистики домашних родов нет: в загсе место рождения - роддом или квартира - не указывают. Статистики по летальным исходам именно в домашних родах нет. Она подпадает под категорию «причинение смерти по неосторожности».

- Самые опасные последствия домашних родов - асфиксия новорожденных и кровотечения у женщин, - отмечает главный акушер столицы Марк Курцер.

В день, когда «КП» обратилась к нему за комментарием, в его центре боролись за жизнь малыша, рожденного дома. Не спасли.

- Профессиональная, сертифицированная в нашей ассоциации акушерка способна реанимировать младенца, оказать первую помощь, продержаться до приезда «Скорой», - утверждает Юлия Лабатурина. - У нас читают лекции неонатологи, у каждой акушерки есть дыхательный мешок Амбу, его используют для сердечно-легочной реанимации. Есть и специальные манекены - на них акушерки обучаются оказывать первую помощь. Мы пускаем в домашние роды только женщин с низким акушерским риском. И за три года у нас не было ни одного маточного кровотечения.

- Это дело случая, - возражает доктор медицинских наук, акушер-гинеколог Ольга Пустотина. - Могут тысяча родов пройти благополучно, а на тысяче первых произойдет ЧП. И на тысяче вторых тоже. Пациентку можно потерять за полчаса. Наша система не готова к легализации домашних родов по европейской системе. Найти грамотную домашнюю акушерку сложно, роды дома похожи на шаманство.

- Вступая в домашние роды, мы обязательно требуем у клиентов, чтобы «под парами» стоял автомобиль или семья была готова вызвать «Скорую», - заверяет Лабатурина.

- В год случается 500 родов в машине. Это ситуации, когда случайно или умышленно женщина не успела в роддом, - возражает Марк Курцер. - Это очень тяжелые роды, и я рекомендую не рисковать.

ПОЧЕМУ СБЕГАЮТ АКУШЕРКИ?

Я не случайно описала случай с родами в семье москвича Андрея. Сбегать, если что-то пошло не так, - обычная практика для акушерок.

- Если станет известно, что роды принимал дипломированный гинеколог, его лишат сертификата, дающего право заниматься профдеятельностью, - поясняет Ольга Пустотина.

Вот и получается, что опытные, с госдипломом, акушерки либо принимают роды дома «в черную» - «если что, нас тут не было!». Либо, желая полностью посвятить себя домашним родам, увольняются с основной работы, чтобы не рисковать. Отсюда и акушерки-самоучки без дипломов. Они в случае чего утверждают, что «зашли чайку попить, а тут и началось!».

- Когда акушерка покидает квартиру в случае ЧП, это ее личный моральный выбор, - отмечает Лабатурина. - На Западе акушерка сопровождает роженицу в роддом, рассказывает медикам о ходе родов, отвечает на вопросы. Это помогает врачам в работе. У нас же именно акушерку и обвинят во всех грехах. Если институт домашних родов легализуют, то при родах с сертифицированными акушерками такая ситуация будет исключена.

Будут оплачивать родовыми сертификатами?

По инициативе журнала «Домашний ребенок» в Московской Думе чиновники и врачи встретились со сторонниками домашних родов. Обсуждали и возможность оплаты домашних родов родовыми сертификатами.

- Родовой сертификат хорошая идея, - отмечает инициатор встречи Екатерина Перхова. - Но надо решить вопрос и с расширением правового поля домашних акушерок: дать им право выйти из тени, официально работать и платить налоги. А каждой семье обеспечить право выбора: роддом или родные стены.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Александр САВЕРСКИЙ, президент Лиги защитников прав пациентов: «Система агрессивна к будущим мамам»

- Жалоб на домашних акушерок не поступало. Сам я скорее противник родов на дому. Роды - ситуация непредсказуемая, неизвестно, в какой момент понадобится помощь врачей. Я за то, чтобы в роддомах создавалась комфортная обстановка, практиковались естественные, с минимумом медвмешательства роды. В Европе такая практика снизила осложнения на 20%. У нас официальная система родовспоможения агрессивна к будущим мамам. Вот вам пример: в будний день рожают на 40% больше, чем в выходной. О чем это говорит? О том, что ситуация, которая должна идти естественно, с соблюдением задуманных природой этапов, полностью управляема врачами: медикаментозная стимуляция, преждевременный прокол пузыря и так далее.

«Наказать акушерку сложно, а родителей - почти невозможно»

Кто и как отвечает перед Фемидой в случае гибели младенца или матери в домашних родах, рассказывает юрист Арина Покровская:

- Медпомощь в России добровольная, а акушерское дело и родовспоможение относятся по закону именно к медпомощи. Наказать за сам факт того, что домашнюю обстановку предпочли роддому, нельзя.

Если роды закончились печально - пострадал или погиб ребенок, - есть варианты. Худший из возможных вариантов для родителей - квалификация по ч. 1 статьи 109 УК - «причинение смерти по неосторожности». Ответственность наступит, если докажут целую цепочку фактов: родители имели умысел на причинение вреда, в роддоме его точно можно было избежать, и что вред существенный.

Что касается медперсонала, то занятие медпрактикой без лицензии запрещено и карается АК. В случае смерти пациента медработник, оказывавший помощь без лицензии, может быть приговорен к заключению сроком до пяти лет. При нанесении вреда здоровью - либо штрафом до 120 тысяч, либо лишением свободы до трех лет. При этом лицензию на домашние роды у нас не выдают, то есть получается, что все домашние роды с участием медперсонала незаконны. Но привлечь к ответу будет сложно.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Здоровье: Роды дома»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также