2018-04-02T14:10:06+03:00

Максим Галкин: «Мой смех вполне может разорить»!

Популярный артист принял активное участие в новом проекте «Рассмеши комика»
Поделиться:
Комментарии: comments59
Изменить размер текста:

К тому, что Максим Галкин выходит на сцену и смешит страну, мы давно привыкли. Но теперь все встало с ног на голову. Самые смешные представители народа взялись насмешить Максима в новом проекте «Рассмеши комика». Максим вместе с Владимиром Зеленским - вроде как барометры, а задача участников за минуту вызвать улыбку на их лицах. В случае успеха - денежный приз до миллиона рублей!

Юморист - уже отклонение от нормы

- Максим, смысл шоу - тебя насмешить. Но ты далеко не самая мрачная персона...

- Честно говоря, боюсь, что канал разорится... Я такой смешливый!

- Не оскудела земля веселыми людьми? Или пришлось выдавливать улыбку?

- Больше всего денег выиграли люди из народа. Не бывшие кавээнщики, не профессионалы и не те, кто считает себя профессионалами. Но пока программа не вышла в эфир, участники идут к нам вслепую. Просто не знают, что их ждет! А когда увидят и поймут, думаю, смешных и веселых участников будет еще больше.

Галкин может насмешить, даже не говоря ни лова.

Галкин может насмешить, даже не говоря ни лова.

- В обычной жизни у этих людей был бы шанс тебя рассмешить?

- Не знаю. Все-таки это особая ситуация, когда все ждут, что ты улыбнешься. Камера фиксирует каждый твой шаг, и зрители, как в футболе, в замедленном повторе смотрят - улыбнулся ты или нет. Тут очень сложно не улыбнуться. Как в притче о Ходже Насреддине. Он сказал одному купцу, что наколдует сказочное богатство, если тот ночь просидит в мешке и ни разу не подумает об обезьяне. Понятно, что тот всю ночь только об обезьяне и думал... Не знаю, как в жизни, а во время самой программы мне было безумно весело.

- Как работалось с Владимиром Зеленским?

- Мне с Володей очень комфортно. Он талантливый и самодостаточный человек, не тянет одеяло на себя, не думает о том, как он выглядит сам, а думает о комфорте дуэта. Очень важно, чтобы человек умел оставлять пространство для напарника.

- Если бы в начале карьеры ты участвовал в подобном шоу - рассмешил бы комика?

- Не знаю! Смотря кого надо было бы смешить. Если бы самого себя, то вряд ли. А может быть, наоборот. Сложно предположить.

- Какой-нибудь номер запал в душу?

- Да, безусловно. Участник из Брянска, такой простой парень русский, был настолько комичным, что как только начиналась его минута, он даже не успевал ничего сказать, а я уже начинал хохотать. Три раза подряд он меня смешил с пятой секунды. Володя еле сдерживался.

- А его сложнее, чем тебя, насмешить?

- Скажем так, нас смешит разное. Бывало, что он начинал смеяться, а я подхватывал. Или наоборот.

В шоу «Рассмеши комика» за улыбки Владимира Зеленского и Максима Галкина можно получить миллион рублей!

В шоу «Рассмеши комика» за улыбки Владимира Зеленского и Максима Галкина можно получить миллион рублей!

- Ограничения по жанрам были?

- Никаких. Только по времени. На каждом этапе у тебя есть минута, а что ты будешь делать - это твое личное дело.

- Юмор был в основном классический или грубый, как сейчас модно?

- Разный. Были странные люди, были участники, пытавшиеся устроить стриптиз, девушки, выходившие в нарядах невест или шутившие ниже пояса... То есть какие-то парадоксальные сочетания. Во все тяжкие ударялись кто во что горазд…

- Всегда велика опасность, что на такие кастинги приходят люди, скажем так, не совсем нормальные...

- Ну это уже работа редакторов - не допустить откровенно больных людей. Естественно, были странноватые люди. Но, честно говоря, любой артист оригинального жанра, тот, кто смешит не классическим образом, сам по себе - легкое отклонение от нормы. И редактура скорее отсеивала людей неадекватных, которые вообще не понимали, зачем пришли.

- Реально засветиться на таком шоу?

- Безусловно, людям дается шанс. Самые интересные попадают в Интернет, там набирают просмотры, их могут куда-то пригласить... Я думаю, что все возможно. Система работает, и уже все зависит от таланта конкретного человека.

- То, что ты стал мерилом юмора, - не отдает ли это манией величия?

- Ой, ну какая мания... Это легкая, дурашливая программа, она ни на что не претендует. И ярлыков не ставит: не получилось сегодня - завтра получится. Нет абсолютной оценки творчества или чего-то в этом роде.

Мы понимали, что то, что называется «прямая линия» с народом, это «прямая линия» с журналистами.

Мы понимали, что то, что называется «прямая линия» с народом, это «прямая линия» с журналистами.

«Прямая линия» была шуточной!

- Все говорят о вашей с Аллой Борисовной «Прямой линии». Только президенты такого удостаивались и вы!

- Не буду говорить за Аллу, но я для себя так не воспринимал. Это была шуточная «Прямая линия». Канал НТВ уже очень давно предлагал такую форму. Разговоры продолжались чуть ли не год. И когда вал сплетен и слухов, порождаемых тем же каналом, накопился, у нас с Аллой появилось желание ответить на все вопросы прямо там, у них. Мы, конечно же, понимали, что то, что называется «Прямая линия» с народом, это скорее «Прямая линия» с журналистами НТВ.

- Вопросы удивили?

- Программа делалась как-то наспех, но мы понимали, что это будут не столько вопросы от народа, сколько вопросы от журналистов. Я много езжу по стране и примерно представляю себе, какие есть вопросы у людей. Они совершенно не согласуются с тем, что интересно журналистам. Но тем не менее программа имела очень высокий рейтинг и в течение трех часов держала огромную аудиторию. Ну и слава богу, значит, кому-то это надо.

- Говорили о том, что вас с Аллой Борисовной на участие в этой программе, скажем так, финансово стимулировали...

- Ну, в любом случае я такие вещи комментировать не буду. Это неправильно. Ты же не спрашиваешь, сколько я получаю и где я выступаю бесплатно, а где платно… Некорректный вопрос и уж точно не должен интересовать читателей.

- А что действительно интересует людей?

- К известным людям прежде всего обращаются с жалобами и просьбами. С 2000 года, как только стал широко известным, я стал получать огромное количество просьб от самых разных людей. И шарлатаны обращаются, и действительно нуждающиеся. А еще поклонники признаются в обожании, просто хотят сказать добрые слова. Это безумно приятно, но это мало интересно журналистам... Есть еще вопросы от сердца, которые телевизионщикам точно не интересны. Им, конечно, интереснее задавать провокативные вопросы.

- Да! Про крестины дочки Киркорова, например... Там правда было все ужасно?

- Ну я все-таки был на этих крестинах. И что? Священник приглашает Филиппа взойти на амвон. Он же не сам туда пошел. Да даже если сам - ничто не мешает священнику сказать «не надо, так нельзя». Филлип же не каждый день кого-то крестит! Это не уголовное преступление. И я не очень понимаю бурную реакцию. И тем более полемику, которая опубликована в «Комсомолке» между священником и Филиппом. И то, что священник отвечает в каком-то даже не ироничном, а бранно-светском духе, меня это очень смущает.

Я человек не православный, не крещеный, и я не хочу выступать оценщиком действий церкви. Уверен, в церкви есть огромное количество светлых и разумных людей, которые могут разобраться в этой ситуации.

- Священники тоже люди и, когда видят толпу таких известных людей, тоже могут смутиться...

- Мне сложно сказать. Во всем, что касается веры, я человек очень предупредительный. В любом храме я тщательно слежу за своими действиями, чтобы, не дай бог, кого-то не оскорбить. И люди, которые служат в храмах, очень предупредительно относятся к известным людям. Впрочем, не знаю, как они относятся ко всем остальным, возможно, так же.

Шутить про политиков скучно

- Политическая активность последних месяцев на юморе отразится?

- По-моему, политический юмор, как нечто самостоятельное, развивается своим путем. Независимо от выборов или их отсутствия. Что касается пародий, у нас нет сейчас такого количества новых, ярких, экзальтированных персонажей, которые могли бы стать пищей для пародий. Поэтому для меня сейчас политический юмор малоинтересен. Концерт, который вышел 8 Марта, вообще не содержал никакого политического юмора. И не потому, что мне кто-то запретил. Просто мне самому за все эти годы уже поднадоело на эти темы шутить.

- Если ты смотришь политические программы - это тебя задевает? «Поединок», «Исторический процесс», например.

- С возрастом, с развитием страны я перестал к этому относиться так, как относился в середине 90-х. Может быть, я лишился каких-то иллюзий, может быть, повзрослел. Сейчас я больше думаю о реальных нуждах людей, страны и возможностях что-то изменить. Мне чужда позиция противопоставления власти только ради либеральных идеалов. Меня всегда пугает разрушение чего-то старого при отсутствии чего-то нового. У нас многострадальная история - и мы постоянно живем, отрицая наше прошлое.

- То есть наши беды все-таки в прошлом?

- Скорее в том, что мы не можем от него избавиться! Замкнутый ужасный круг. Пока мы не успокоимся по поводу нашего прошлого, не поставим точку на коммунизме и приватизации - невозможно зарождение среднего буржуазного национального класса. А он мог бы быть костяком для будущего государства. Пока нет гарантии сохранности того, что люди заработали, у нас в стране ничего хорошего не будет. Успешные люди постоянно будут выводить состояния из страны. Потому что в общественном сознании успешный человек равносилен вору и мошеннику. Надо забыть о приватизации, запретить обсуждение темы «честно - нечестно».

- Так много же нечест­ного!

- Я и не говорю, что было честно, что нечестно. Не важно, уже надо успокоиться. Иначе мы все время будем в состоянии революционного и предреволюционного процесса.

- Да, но для этого нужна социальная ответственность у тех самых успешных людей!

- Ответственность не может появиться, если не будет поставлена точка. Нельзя нести ответственность в постоянно изменяющемся правовом пространстве.

- Да, но те же богатые очень часто провоцируют своими поступками. Им явно не хватает такта и воспитания!

- Все успешные страны проходили такой период развития. Если говорить о гулянках наших богатых людей на том же Лазурном Берегу, так до этого там гуляли арабские шейхи, богатые из таких государств, как Кувейт или Арабские Эмираты. После нас будут гулять китайцы. Это этап развития. А уж как гуляли богатые люди в США 30-х годов прошлого века! Ничуть не хуже, чем наши. Сознание людей меняется постепенно. Но надо людям помогать.

«Мне за мои деньги не стыдно»

- При этом общество все воспринимает как провокацию со стороны богатых. Даже историю с твоим замком!

- На публичного человека негативная реакция есть всегда. В любой стране. И чем больше у тебя популярность, тем больше тех, кто хочет самоутвердиться, вылив на тебя ушат грязи. Тем более в анонимном и безнаказанном Интернете. Я не вижу ничего зазорного в том, чтобы потратить свои кровно заработанные деньги так, как я хочу. И если я захотел это сделать публично, то я это делаю публично.

- Но тебя злобная реакция задевает?

- Я не знаю, кто что говорит. И не хочу знать. Я делал это для себя, для Аллы, для своих друзей. А не для того, чтобы обо мне хорошо говорили. Дом строил для себя, чтобы в нем жить. И строил так, как я это понимаю. Я его построил не за границей, я не выводил деньги из России, я нанимал строителей, краснодеревщиков, литейщиков. Я дал заработать огромному количеству россиян. Я много сделал для деревни, в которой я построил этот дом. И продолжаю что-то делать по мере своих возможностей.

Тем, кто живет рядом с замком, артист старается помогать.

Тем, кто живет рядом с замком, артист старается помогать.

- Потому-то и обидно должно быть…

- Не обидно. Мне не надо, чтобы меня погладили по головке и сказали: ой, какой у тебя красивый замок, ой, какой ты молодец, всех облагодетельствовал. Замок я строил для себя. Соседям я помогал, так как посчитал, что нужно как-то компенсировать те неудобства, которые я причинил. А быть милым для всех невозможно. Пока что любое стремление к роскоши в нашей стране будет восприниматься в штыки. Но я эти деньги заработал, заплатил налоги, и мне не стыдно за них. Вот и все.

- В Англии аристократы устраивают экскурсии по своим замкам. Не собираешься заняться таким бизнесом?

- Ну если не будет денег на содержание замка - допускаю.

Среди прочих достижений юмориста - изобретение оригинального использования стойки для микрофона.

Среди прочих достижений юмориста - изобретение оригинального использования стойки для микрофона.

- Сейчас не так много телепремьер. Как ты относишься к ночному шоу от Ивана Урганта?

- Конечно, я посмотрел программу Ивана. Знал, что она готовится. И хорошо, что Первый канал экспериментирует. Суждение об этой программе надо выносить чуть позже, она только начала разбег. Пока что она, мне кажется, не соответствует тем надеждам, которые на нее возлагал канал. В нынешнем виде сложно представить, что она будет выходить 30 лет, как говорится в рекламном ролике. Надо, чтобы хватило выдержки дотянуть программу до определенного уровня, дать ей возможность разбега.

- А сам формат ночного шоу у нас может прижиться?

- У меня есть внутреннее интуитивное ощущение, что этот формат успел устареть, так и не появившись в нашей стране. Мой прогноз - сейчас во всем мире он будет постепенно сходить с экрана. Главный оплот этого формата - Америка, но там немножко другая психология. И там эти шоу держатся на невероятно популярных людях с безусловным авторитетом. Что касается самого Ивана, на мой взгляд, это не совсем его формат. Хотя, вполне возможно, он разовьется в рамках этой программы и будет ей соответствовать.

«Рассмеши комика» 6 мая/19.20 Россия 1

Еще больше материалов по теме: «Максим Галкин: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также