Политика27 июня 2012 17:11

Журналистов поставили на колени и расстреляли в упор

Спецкорры «Комсомольской правды» Дмитрий Стешин и Александр Коц побывали на территории теперь уже бывшего телеканала «Новости Сирия»
ЭКСКЛЮЗИВ КП: Террористы взорвали редакцию новостного сирийского канала
ЭКСКЛЮЗИВ КП: Террористы взорвали редакцию новостного сирийского канала
В Сирии подорвали телестудию

В Сирии подорвали телестудию

Даже сотрудники погибшего телеканала «Аль Ихбария аль Сурия» не смогли объяснить нам, почему их офис разместили на таких далеких выселках. До Дамаска – 20 километров, правда, район Друша – новый, фешенебельный – сирийская «Рублевка-лайт». И в самую лютую жару, сюда, с заснеженных гор, прилетают прохладные ветры. Здесь с недавних пор стала селиться сирийская элита – военная, политическая и экономическая. Совокупность охраняемых объектов делала район, по логике вещей, строго охраняемым. Но в реальности все получилось, как в русской пословице про семь нянек.

В четыре утра, с минаретов прозвучал первый азан, правоверных позвали готовиться к утренней молитве. Азан стал сигналом для боевиков.

К офису телеканала вела всего одна дорога – в ее обеих концах были заложены небольшие фугасы, которые лишь посекли стены каких-то домов своей «начинкой». Коллег в этот час в офисе было немного – монтажеры в студии, и дежурная группа корреспондентов. Охрана – всего два человека – хотя, нас потом пытались убедить, что канал охранял целый взвод. Но, никаких следов боя мы не нашли. Зато обнаружили у въездных ворот неизменный пластмассовый стул с мягкой подушкой и поднос с чайником и стаканами. Любой российский прапор, пришел бы в бешенство увидев такое несение караульной службы… И был бы прав, и спас бы своей душной уставщиной, множество жизней. То, что мы увидели сразу за этим курортным караульным постом, больше напоминало последствия от прямого попадания залпа артиллерии. Телеканала не стало – от основной студии остался лишь каркас, среди обломков которого, пожарные уныло заливали водой дымящиеся груды аппаратуры. Последний уцелевший лист кровельного железа раскачивался и скрежетал на ветру, царапая сердце.

Картина нападения вырисовывается цинично дерзкой

Картина нападения вырисовывается цинично дерзкой

Между сгоревшими системными блоками как в забытьи, ходит молодая девушка с отсутствующим взглядом.

Вы здесь были во время нападения? - подходим к ней.Разве я сейчас с вами разговаривала бы, - вздыхает журналистка телеканала Яра Салех. Соседи вокруг сообщили нам, что слышали до пяти взрывов и видели большое количество боевиков. Эти люди стремятся только к разрушению. Мне не понять их ненависть к своему народу.

Местный житель Хафез одним из первых прибежал на территорию каналов, когда нападавшие скрылись.

Только закончился призыв к молитве, как мы услышали первые взрывы, - вспоминает он. - Промежутки между каждым взрывом составляли около пяти минут. При этом шла сильная стрельба из автоматического оружия. Когда мы прибежали, здесь все горело. У стены лежали шесть трупов со связанными за спиной руками. Они были застрелены кто в лоб, кто в затылок. Так и лежали полусогнутые у стены, оперевшись на нее головами.

Телеканал пользовался популярностью у сирийцев и шел по всем тарелкам

Телеканал пользовался популярностью у сирийцев и шел по всем тарелкам

Хавез встает на окровавленный асфальт на колени, показывая, какими он обнаружил погибших журналистов.

- Во взорванной студии мы нашли еще два тела, - продолжает парень. - Они были сильно обезображены взрывом. В офисе удалось отыскать трех раненых. Это жуткое преступление. Работавшие здесь люди — мирные граждане, один из раненых — мой сосед. Мы все здесь были друзьями..

Картина нападения вырисовывается цинично дерзкой. Боевики прошли на территорию беспрепятственно. Ворвались в студии, в монтажную. Там в этот момент было около десяти человек. Испуганные люди не сопротивлялись: им связали руки за спиной шпагатом. Деревянная бобина с веревкой до сих пор валяется под ногами, перепачканная кровью – ее почему-то не забрали эксперты. Затем, наших коллег вывели во двор, поставили на колени к стене и расстреляли одиночными. Убивали хладнокровно, а не лупили в припадке очередями — это видно по пулевым отверстиям в стене. Несколько человек боевики забрали с собой, в заложники. Старика-сторожа «пожалели», он сейчас пытается давать показания. Но толком рассказать ничего не может – то ли в шоке, то ли запуган. Затем, боевики заложили в каждое здание телеканала по фугасу, привели их в действие и растворились.

Сколько погибло людей, никто пока сказать не может точно. От 6 до 8

Сколько погибло людей, никто пока сказать не может точно. От 6 до 8

Самое страшное, что после расстрела они еще надругались над телами, - сокрушается на руинах редакции продюсер «Аль Ихбарии Аль Сурии» Абду Аль Асади. - Это за рамками человеческого понимания. Наш канал освещает события, благодаря сети корреспондентов по всей стране, в самых горячих точках. Мы всегда передаем истину, реальную картину происходящего, в отличие от каналов стран Персидского залива, которые искажают реальность. Наша компания уже возобновила вещание. Мы твердо стоим и дальше будем стоять на своих позициях и продолжать наш национальный проект. Несмотря на то, что с нами сделали.

Загадка, как смогли уйти нападавшие незамеченными. При серьезных блокпостах на всех въездах. Возможно, они живут где-то рядом. По крайней мере, русских журналистов с места теракта просто так не выпустили. Коллеги договорились с военными, и до окраины «Большого Дамаска» нас сопровождал внушительный конвой, в котором была даже «тачанка» с крупнокалиберным пулеметом.

- Мы не простим себе, если еще и с русскими журналистами что-то случится, – заявил нам сирийский офицер...

Хавез встает на окровавленный асфальт на колени, показывая, какими он обнаружил погибших журналистов

Хавез встает на окровавленный асфальт на колени, показывая, какими он обнаружил погибших журналистов

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Заместитель Кофи Аннана считает, что насилие в Сирии превзошло все пределы