2016-08-24T03:41:05+03:00

Загадка последнего полета любимого пилота Сталина

75 лет назад на пути в Америку бесследно пропал Герой Советского Союза Сигизмунд Леваневский
Поделиться:
Комментарии: comments16
Экипаж, который должен был снова прославить СССР. Второй справа - Сигизмунд Леваневский. Так - в костюме и при галстуке - он и полетел.Экипаж, который должен был снова прославить СССР. Второй справа - Сигизмунд Леваневский. Так - в костюме и при галстуке - он и полетел.
Изменить размер текста:

Трудно сказать, кого Сталин любил больше: хулигана-умницу Валерия Чкалова или лощеного интеллигента Сигизмунда Леваневского. Выпив на правительственном приеме, Чкалов мог запросто обнять «вождя всех народов», по-волжски облобызать и заявить: «За тебя, отец родной, готов в огонь и в воду!»

Не таков был Леваневский. Мысль, положим, выскажет ту же, только как бы издалека, ненароком, но так, что ни у кого никаких сомнений в преданности вождю и не останется. Не потому ли в самый первый, потому самый опасный полет через полюс в Америку Сталин направил Леваневского?

Мог быть первым

В августе 1935 года Леваневский со вторым пилотом Георгием Байдуковым и штурманом Виктором Левченко стартовал на самолете ­АНТ-25 конструкции Туполева. Долетели до Кольского ­полуострова, как вдруг обнаружили сильнейшую утечку масла из двигателя. Леваневский, по рассказу Байдукова, побледнел и приказал поворачивать.

Байдуков, сидящий за штурвалом, принялся убеждать: опасности нет - масла залили слишком много и выбивает его излишки, - двигатель работает бесперебойно.

Но командир закричал ему в ухо: «Приказываю: поворачивай! Иначе за себя не ручаюсь!» И сунул в ребра Байдукову пистолетный ствол.

После возвращения у Сталина состоялось заседание по этому поводу. Леваневский решил свалить неудачу на конструктора и был убойно кроток: «Товарищ Сталин! Находящийся здесь Туполев - притаившийся враг народа!»

Звучало как приговор. Но вождь оставил на воле конструктора. Пока. Байдукову же сказал: «Ищите себе нового командира». Им и стал Чкалов. Триумфальная победа. Вторым через полюс в Америку полетел Громов - и снова триумф.

Но и Леваневский не оставил своих притязаний. Ему было необходимо реабилитироваться в глазах Сталина. И стать хотя бы третьим. В конце концов вождь разрешил любимцу этот полет.

Куда приводят мечты

Солнечный вечер 12 августа 1937 года, подмосковный ­аэродром «Щелково». Возле большого четырехмоторного самолета Н-209 конструкции Калинина выстроился экипаж - все шесть человек.

Вот он, командир, в темном костюме, в белой рубашке с галстуком и в лаковых штиблетах. В таком виде Герой Советского Союза Леваневский хотел предстать перед радостно встречающими его американцами. Эти вызывающие недоумение штиблеты не вздор - сверху на них он наденет просторные унты, и будет полный порядок.

Леваневский последним поднимается по трапу в самолет. Дверь захлопывается. Больше этих людей никто никогда не увидит...

Первые радиограммы с борта Н-209 были деловиты, спокойны. Не сбил с курса даже мощный циклон, в который они попали. И вдруг радиограмма, заставившая вздрогнуть: «Я РЛ, 14 часов 32 минуты. Крайний правый мотор выбыл из строя из-за порчи маслопровода. Высота - 4600 метров. Идем в сплошной облачности. Ждите. Леваневский». И спустя долгое, томительное время донесся только обрывок: «…приземляемся в…»

До Аляски еще далеко. И где же они?..

Силы на поиски были брошены огромные. Сталин задействовал практически всю полярную авиацию, несколько ледоколов. Сразу же подключились американцы, и среди них - ас Маттерн, которому Леваневский спас когда-то жизнь.

Вплоть до конца сентября продолжались поиски, стоившие жизни нескольким спасателям, но - ни следа… Может, и в самом деле самолет канул в воду…

12 августа 1937 года. Через пару минут самолет взлетит. Чтобы больше никогда не вернуться.

12 августа 1937 года. Через пару минут самолет взлетит. Чтобы больше никогда не вернуться.

Выстрел из прошлого

В 1981 году полярный летчик Евгений Попов из Ленска приземлился на своем вертолете на берегу озера Себян-Кюель, в четырехстах километрах к северу от Якутска. И увидел небольшой холмик, напоминавший могилу, с покосившимся столбом и приколоченной к нему доской. А на ней… А на ней была выжжена надпись, в которой говорилось, что здесь 13 августа 1937 года погиб экипаж самолета Н-209, и далее перечислены без ошибок все фамилии летчиков.

Как поступает Попов? ­Разумно. Снимает доску и отправляет в Москву. Но по дороге вертолет разбивается и сгорает. Доска - с концами тоже. Только и осталось воспоминание. Попов, правда, сообщил о своей находке директору Института Арктики и Антарктики А. Ф. Трешникову и папанинцу академику Е. К. Федорову. Я говорил об этой истории с Евгением Константиновичем и не сомневался в ее правдивости.

Значит, ясно, где самолет Леваневского искать! Однако возможно ли это? Мог ли штурман так далеко увести самолет? Мог. И вот почему.

После того как вырубился крайний правый двигатель, самолет стал круто заваливаться на правое же крыло. Это понятно: два левых двигателя «перегребали». Леваневский наверняка приказал сбавить обороты моторов на левом крыле, скорость резко упала, высота тоже стала уменьшаться. Да еще сильный встречный ветер. Видимости - никакой. Внизу - неизвестно что. С каждым оборотом винтов самолет все более отклонялся вправо, то есть к востоку. Через некоторое время они летели уже над Якутией. На приборы надежды нет: в высоких широтах Арктики магнитный компас становится игрушкой. Штурман мог бы вывести самолет по солнцу - да где оно… Вокруг пелена облаков…

Когда в прорыве облачности блеснула поверхность неизвестно какого озера, Леваневский решил садиться…

Но на этом самолете невозможно ни при каких обстоятельствах садиться на воду - машина неизбежно скапотирует, коснувшись неубирающимися шасси поверхности воды, перевернется на спину - и спасайся кто может… Если только жив и не ранен…

Так и случилось, скорее всего. Но кто-то выбрался, раз та могила с доской нашлась! И кто это был? Есть предположительный ответ и на этот вопрос.

Летом 1984 года во время очередной экспедиции на берегах озера Себян-Кюель поисковики встретили человека, показаниям которого цены не было. Варвара Захарова рассказала, что накануне войны она с подругой в лесу ­наткнулась на останки человека, странно одетого: в меховой куртке, с планшетом и кинжалом в руке, в сильно изорванных унтах. И кто это был?.. Другие местные жители рассказали и о другом трупе летчика, найденном осенью 1939 года, - о нем рассказала Мария Кривошапкина. Этот человек был одет в костюм, бывший некогда черным, белую рубашку с галстуком, на ногах - хромовые полуботинки. Но именно так и был одет перед вылетом Леваневский! Это подтверждают кадры тогдашней кинохроники и фотографии, сделанные журналистами! В белой рубашке с галстуком, правда, был еще и ­бортмеханик Годовиков. Только Кривошапкина успела разглядеть, что погибший был, как она выразилась, «носатым». А это очень уж похоже на Леваневского…

Маршрут, которым должен был лететь рекордсмен.

Маршрут, которым должен был лететь рекордсмен.

Короче, надо искать. Озеро глубокое, к середине достигает 150 метров, но здесь - и это очень возможно - покоятся останки отважного и столь невезучего экипажа. Исследования знаменитого полярного летчика, штурмана Валентина Ивановича Аккуратова убеждают в таком же предположении. И о том же говорил мне Георгий Филиппович Байдуков.

Мы в одном шаге от раскрытия тайны гибели любимого летчика Сталина? Любимого, но такого невезучего...

ДОСЛОВНО

Как искали самолет Леваневского

«Комсомолка» внимательно следила за ходом спасательной операции

Подготовил Евгений САЗОНОВ.

«Комсомольская правда» от 14 августа 1937 года

Москва – Северный Полюс – Северная Америка

Беспосадочный перелет на четырехмоторном самолете

Сообщение правительственной комиссии о перелете

Правительство удовлетворило ходатайство Героя советского Союза С. А. Леваневского, летчика Н. Г. Кастанаева, штурмана В. И. Левченко о разрешении им беспосадочного перелета по маршруту Москва – Северный полюс – Северная Америка.

Старт был дан 12 августа 1937 года в 18 часов 15 минут со Щелковского аэродрома, близ Москвы. Самолет взял курс Архангельск – Северный полюс – Аляска.

Перелет совершается на самолете «Н-209» конструкции инж. В. Ф. Болховитинова, с четырьмя моторами «АМ-34-РНБ».

Экипаж самолета: Герой Советского Союза С. А. Леваневский – командир, летчик Н. Г. Кастанаев – второй пилот, капитан В. И. Левченко – штурман, борт-механики: Г. Т. Побежимов, Н. Н. Годовиков, радист – воентехник 1-го ранга Н. Я. Галковский.

Правительственная комиссия по организации перелета: М. Рухимович, М. Каганович, А. Туполев, Я. Алкснис, О. Шмидт.

12.08.37 г.

Взлет

Щелковский аэродром просторен и тих. Где-то на горизонте августовский вечер развесил косые завесы дождя, но здесь, на аэродроме, солнце.

Неподвижно и торжественно распластал свои красные крылья красавец-моноплан. Четыре мотора в обтекаемых синих капотах настороженно подняли серебристые лезвия трехлопастных винтов. Провожающие обступают корабль и разглядывают его с нескрываемым восхищением.

Герой Советского Союза Г. Байдуков расспрашивает пилота Николая Кастанаева о его тренировочных полетах и вспоминает, как они вместе с Кастанаевым проектировали беспосадочный полет Москва-Хабаровск. Действительность приготовила для них более смелые, грандиозные дела. Читать текст полностью

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ: Одиссея Чкалова: Лети туда, не знаю куда

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Полет Чкалова: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также