2016-08-24T03:23:56+03:00

Спецоперация «Похороны Сталина»

Прощание с вождем разработали до мельчайших деталей, словно военную операцию [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments50
Сценарий прощания расписали до минуты. И график был железно выдержан.Сценарий прощания расписали до минуты. И график был железно выдержан.
Изменить размер текста:

Похороны Сталина, скончавшегося вечером 5 марта 1953 года, были назначены на утро четвертого дня после смерти 9 марта. Страна погрузилась в траур, а в ЦК КПСС, Совмине и МГБ-МВД быстро, но тщательно разрабатывали планы, регламент и порядок организации этого мероприятия, ставшего, как считают, самым массовым прощанием с умершим человеком в истории России. Сколько человек прошло через Колонный зал Дома Союзов, в котором стоял гроб генералиссимуса, доподлинно неизвестно. Цифры называются разные: от полумиллиона до двух миллионов человек. Но само прощание длилось около 50 часов - с 16 часов 6 марта до поздней ночи на 9 марта. Было два ночных перерыва по два-три часа. «Пропускная способность» зала - не более чем 10 000 человек в час, так что цифра в полмиллиона может представляться более реальной, чем другие. Желающих проститься было, однако, гораздо больше. Специальным решением ЦК въезд в Москву в период с 6 по 9 марта был ограничен. Людей снимали с поездов, задерживали на московских вокзалах, отправляли обратно, что называется «тем же следом». Но и большинство населения столицы хотело проститься с главой государства, а в Москве тогда проживало около 5 миллионов человек…

ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ

ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ

«Передаем программу радиопередач…»

8 марта 1953 года в адрес секретаря ЦК КПСС Николая Михайлова ушел весьма примечательный документ, подписанный председателем Комитета по радиоинформации при Совмине СССР Алексеем Пузиным. Это была программа радиопередач союзного вещания на 9 марта.

Начиналось все, как обычно, с боя часов. Затем шел гимн Советского Союза (со словами «Нас вырастил Сталин - на верность народу, на труд и на подвиги нас вдохновил»). После начинались траурные передачи «разговорного жанра». «Отклики», которые зачитывал диктор, передовица «Правды» на полчаса. И много музыки - от Чайковского до Шопена.

В полдесятого из Колонного зала начинался репортаж. Хотя это слово тут не совсем уместно. В программе даются все репризы, которые должен зачитывать Юрий Левитан на фоне музыки из Колонного зала (там играл живой оркестр и пел хор). Тексты утверждались в ЦК КПСС, и за них платили гонорары… «Невыразимо тяжелы последние минуты прощания», «В эти минуты прощания особенно остро ощущается вся глубина постигшего страну горя», «Руководители партии и правительства, члены комиссии по организации похорон подходят к постаменту, поднимают на руки гроб с телом Иосифа Виссарионовича Сталина и медленно направляются к выходу из Колонного зала»…

Интересная деталь: великий композитор Сергей Прокофьев также, как и Сталин, умер 5 марта 1953 года, и тоже от гипертонического криза. Умер в коммуналке, будучи в опале, после того как ЦК признал его музыку «чуждой советскому народу». И единственной памятью ему была переданная в траурной программе Всесоюзного радио первая часть его Седьмой симфонии. Как принималось решение поставить это произведение в сетку радиовещания в день похорон Сталина, мы, скорее всего, никогда не узнаем…

Похороны транслировали в прямом эфире. Вся страна слушала затаив дыхание.

Похороны транслировали в прямом эфире. Вся страна слушала затаив дыхание.

Ровно 105 минут

Если внимательно изучить документы, посвященные организации похорон Сталина, то можно почерпнуть много интересной информации. В них (я имею в виду лишь сам день 9 марта) было учтено все, и все передвижения - как многотысячных масс людей, так и отдельных групп высокопоставленных чиновников и гостей - подчинялись четким графикам.

Прощание с генералиссимусом закончилось около полуночи 8 марта, а после этого начались приготовления к утреннему траурному мероприятию. Для начала в два часа ночи стали выносить многочисленные венки, поскольку по регламенту похорон было решено оставить в Колонном зале и нести к Мавзолею за гробом только 100 венков от руководства страны, крупнейших парторганизаций, братских компартий и родственников. Остальные тысячи венков к утру установили на Красной площади по обе стороны от Мавзолея.

Ни погода, ни какие-то другие обстоятельства не могли помешать четкой организации проводов Сталина в последний путь. Естественно, на Красной площади планировалось собрать довольно большое количество «проверенных» граждан и войсковые подразделения Московского военного округа. В первом варианте планировалось к 8 утра построить на Красной площади войска в количестве 6250 человек. Еще из военных был почетный эскорт у Колонного зала и оркестр. А за час до этого строилась так называемая «охранная цепочка» из офицеров МВД, которая разделяла главную площадь страны на сектора. Следует отметить, что это были только четвертые сутки существования объединенной структуры с названием МВД, в которую вошли и МГБ, и милиция. В день смерти Сталина силовые ведомства были объединены, и организацию возглавил Лаврентий Берия.

К 9 часам утра планировалось собрать и 15 тысяч человек - «делегации трудящихся от районов Москвы», которых и разделяли сотрудники служб безопасности. В окончательном варианте, подписанном исполнителями - будущим председателем КГБ Иваном Серовым (тогда он был замминистра внутренних дел) и Павлом Артемьевым, командующим войсками Московского военного округа - цифры несколько иные. Войска строились в составе 4400 человек, а количество зрителей - представителей «трудящихся Москвы» уменьшили до 12 тысяч человек.

Люди, имеющие отношение к государственной службе, а тем более работавшие в советских властных структурах, знают, что одна из самых важных иерархических процедур - это порядок процессии во время похорон. После выноса гроба из Колонного зала в 10.30 (ему предшествовали вынос ста венков, а также орденов и медалей вождя) и установки его на артиллерийский лафет порядок шествия был такой: члены Президиума ЦК, семья, члены и кандидаты в члены ЦК, депутаты Верховного Совета СССР, главы делегаций братских компартий и почетный воинский эскорт.

Но самый интересный документ называется «Расчет времени на прибытие траурной процессии на Красную площадь, проведение митинга и на захоронение Председателя Совета Министров Союза ССР, Секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза Иосифа Виссарионовича Сталина» (см. док.). В нем все процедуры расписаны поминутно (!) и занимают ровно 105 минут. Выбиться из графика было никак нельзя - в 12.00 раздастся орудийный салют… Отмечу сразу, что все мероприятие прошло точно по графику - секунда в секунду…

ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ

ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ

Сколько было звезд?

Изучая различные документы и материалы, посвященные Сталину, я время от времени наталкивался на информацию, которая исходила вроде бы от компетентных и ответственных людей, но была крайне противоречивой. Например, есть несколько мнений относительно того, в каком мундире хоронили Сталина. Одни авторы пишут, что в парадном мундире генералиссимуса, другие - в маршальской форме, третьи - в повседневном мундире генералиссимуса… Давайте разбираться…

Праздничный мундир сразу отметается: на цветных фотографиях Сталина в гробу видно, что цвет его одеяния не морской волны, а серовато-зеленый. К тому же у парадного мундира генералиссимуса были золотого шитья галуны на рукавах и так нелюбимый Сталиным воротник-стойка. Но мундир не был и маршальским! У того также был воротник-стойка, отделанный золотого шитья листьями, и не было петлиц. Сталин же лежит в гробу в своем любимом мундире, который он решил выбрать самостоятельно. Это одеяние, по покрою похожее на маршальское, но с отложным воротником, на котором пришиты генеральские шинельные петлицы. Если внимательно присмотреться, то видно, что форма была поношенной. Вячеслав Молотов, давний соратник вождя, в свое время вспоминал, что была проблема с тем, в чем хоронить Сталина, так что взяли его повседневную форму, подшили-подлатали да и обрядили генералиссимуса. Погоны, кстати, на мундире были самые что ни на есть генералиссимусовские с натуральным золотым шитьем. Пуговицы тоже были из чистого золота.

Очень интересен и вопрос о сталинских наградах. Их, кстати, было не так много - всего 17 штук. Даже у генералов времен Великой Отечественной войны было гораздо больше. Но ни у кого из них не было одновременно звезд Героя соцтруда и Героя СССР (так официально называлась Золотая звезда Героя Советского Союза). А два ордена «Победа», кроме Сталина, были только у маршалов Жукова и Василевского. Оба, кстати, не вошли в группу генералов и маршалов, которая несла перед сталинским гробом его награды. Александр Василевский, член ЦК КПСС, военный министр и депутат Верховного Совета, шел вместе с высшим партийным руководством, а маршал победы Георгий Жуков был в опале и командовал Уральским военным округом…

Не нес наград Сталина и маршал Ворошилов - он был в более высоком положении заместителя Председателя Совмина (то есть самого покойного вождя). А сам список тех, кто нес награды, заслуживает внимания, поскольку показывает положение каждого военного в тогдашней иерархии. Уважаемый герой Гражданской войны маршал Буденный нес Маршальскую Звезду, маршалы Соколовский и Говоров - два ордена «Победа», Конев, Тимошенко и Малиновский несли ордена Ленина, маршалы Мерецков и Богданов, а также генерал-полковник Кузнецов несли ордена Красного Знамени, генерал армии Захаров - орден Суворова, а другие генералы, адмиралы и маршал авиации Вершинин выносили на атласных подушечках всего лишь сталинские медали…

Резонный вопрос: а где же были две Золотые Звезды? Бывший начальник 9-го управления КГБ СССР Николай Захаров, принимавший участие в последующем выносе Сталина из Мавзолея и перезахоронении его у Кремлевской стены, вспоминал: «Никто не приказывал Сталина раздевать. Не только мундир генералиссимуса, но и вообще никакой оежды на нем не трогали. Единственное, Шверник приказал снять с мундира Золотую Звезду Героя Социалистического Труда (другую свою награду - Звезду Героя Советского Союза - Сталин никогда не носил, поэтому в саркофаге ее не было). Еще председатель комиссии распорядился заменить золотые пуговицы мундира на латунные... Снятую награду и пуговицы он передал в специальную Охранную комнату, где хранились награды всех захороненных у Кремлевской стены». Казалось бы, вопрос ясен: вторая награда где-то затерялась… Но в данном случае первому заместителю председателя КГБ и начальнику «девятки» память, похоже, изменила (книга его воспоминаний готовилась к печати, когда генералу было за девяносто). При внимательном рассмотрении цветных фотографий Сталина в гробу можно увидеть у него на груди над орденскими колодками две геройские звезды. Выяснилось, что маршал Ворошилов, которому передали коробку с наградами генералиссимуса для распределения их среди военачальников (кому какую награду нести), не обнаружил в ней Звезду Героя Советского Союза. Сталину присвоили звание, но саму награду так и не вручили. Срочно послали в Совмин, где лежала «звездочка». Затем в первый и последний раз прикрепили ее к сталинскому кителю…

Восемь лет советские руководители поднимались на Мавзолей с двумя надписями: «Ленин» и «Сталин». Они были нанесены краской поверх надписи «Ленин». И только в 1958 году (через 2 года после разоблачения культа личности Сталина) была изготовлена новая гранитная плита с двумя фамилиями и установлена на Мавзолее. Но 31 октября 1961 года, еще днем, во время последнего заседания XXII съезда КПСС, сначала кулуарно, а потом и официально, было принято решение о перезахоронении. Вариантов было два - на Новодевичьем кладбище, рядом с могилой жены Надежды Аллилуевой, и у Кремлевской стены. Решили выкопать могилу на Красной площади, тем более что обстановка благоприятствовала - шла подготовка военного парада к 7 ноября, и площадь можно было мотивированно закрыть для посещения. Под грохот танков к девяти часам вечера выкопали могилу, выложили ее бетонными плитами, и через час десять минут Сталин обрел свое пристанище. Теперь, похоже, окончательно…

СВИДЕТЕЛЬСТВО ОЧЕВИДЦА

Как я провожал вождя в последний путь

В то утро меня разбудила бабушка: «Вставай, Сталин умер…» Она плакала. «Как это умер… - сказал машинально. - Не может быть…»

Через пятнадцать минут я был в школе, на Мытной. Странная, небывалая тишина… Народ по углам кучкуется, у всех на лицах тревога, растерянность. «Сейчас траурная линейка будет…» - шепнул мой товарищ.

Выстроились вдоль стены пред дверями классов. Тишина какая-то колкая… В голову мысли лезли: «Как же теперь жить без Него… Теперь все обрушится…»

В тот день уроков не было. Все шныряли по затихшей Москве, пытаясь найти хоть какой-то подход к Колонному залу Дома Союзов, где проходило прощание. Но все улицы и переулки перекрыты.

Обходя дежуривших между домами милиционеров, мы с товарищем чаще всего оказывались перед конной милицией. Тогда мы ринулись назад и попробовали попытать счастья через крыши по пожарным ­лестницам. Так мы перебрались через крыши двух шести- и восьмиэтажных домов. Я еще подумал: если придется и через третий дом перелезать, я уже не осилю - руки и ноги давно уже онемели.

На наше счастье в одном месте дорогу преграждали только двое верховых и милицейская цепь, стоящая лицом к текущей толпе, к нам с другом Юркой, значит, спиной.

«Давай разом под брюхом у лошадей кинемся, - говорю я Юрке, - с ходу проскочим и сразу - в толпу…»

Юрка стратегическим взглядом оценил пританцовывающих на месте лошадей и, глядя на их переступающие копыта, неуверенно кивнул. Да мне и самому не очень-то хотелось нырять под лошадь - все равно что под танк ринуться, но ничего другого не оставалось.

Мы сделали вид, будто просто так прохаживаемся, не имея никаких далее идущих планов, а потом вдруг резко метнулись между ног лошадей. По-моему, они даже и удивиться не успели. Верховые и ухом не повели. Еще мгновение - и мы затесались в толпе.

Через какой-нибудь час, может, и менее, мы прошаркали до входа, над которым висели флаги с черными бантами, а выше - портрет. Как на паспорте, только очень большой.

…Мне показалось, что гроба и вовсе нет - только гора венков, корзин с цветами. Все с красными лентами и золотыми надписями. В толпе я заметил, что цветов не было ни у кого. Я подумал, что люди шли очень долго в горячей и опасной тесноте, и, конечно, цветы, если у кого и были, просто стерли в труху. Наверное, так и было.

А на той цветущей горной вершине покоилось лицо с усами, делавшими лицо жутким. Мы с Юркой прошли совсем близко от гроба, быстро - едва не ускоренным шагом, но я успел в деталях лицо рассмотреть. Меня поразило, что оно было в оспинах, и даже подумал: «Почему на фотографиях и портретах этих оспин не видно? Хотели, чтобы он был красивее?»

На тех, кто стоял возле гроба, я даже и взглянуть не успел - просто видел: стоят какие-то люди в штатском и военных мундирах, а кто - бог их знает…

На следующий день поползли страшные слухи, будто бы многих задавили в толпе. Я не верил: с того места, где мы с Юркой влились в поток, все шли спокойно, никто не напирал, не кричал. Висела жуткая, зловещая тишина. Или, может, это только вблизи Колонного зала народ двигался упорядоченно? А что творилось ранее, выше, в районе Трубной, не знаю - не видел… Другие ребята тоже помалкивали. Значит, не видели?

Говорили, что «Голос Америки» передал о множестве жертв… Как могло такое случиться?.. Врут, наверное, американцы…

Никто не знал ничего. В газетах - ни строчки, по радио - ни слова. То же самое и на недавно появившемся телевидении - ни звука о жертвах. Шепотом, оглядываясь, мы говорили об этом.

Даже и теперь, спустя шестьдесят лет, точной цифры погибших никто не назовет. Теперь-то я понимаю: скорее всего, в те давние дни толком и сосчитать не смогли.

Леонид РЕПИН, обозреватель «КП»

Благодарим Российский государственный архив социально-политической истории за помощь.

Читайте также

Кокаин для товарища Сталина

60 лет назад 5 марта 1953 года в 21 час 50 минут московского времени на своей Ближней даче в Волынском (ее еще называли Кунцевской или Зеленой) умер генералиссимус, возглавлявший СССР без малого 30 лет

И. В.» с грифом «Сов. секретно»). Болезни вождей в советские времена были одной из самых охраняемых гостайн. Давайте же, уважаемые читатели, перелистаем страницы и посмотрим, от чего и как лечился «вождь народов» и чем это все в конце концов закончилось... (Читайте далее)

Коммунисты почтили память Сталина в день 60 годовщины его смерти.Могилу "Вождя всех народов" у Кремлевской стены в Москве усыпали красными гвоздикамиМихаил ФРОЛОВ

Еще больше материалов по теме: «Иосиф Сталин: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также