Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-7°
Boom metrics
Звезды31 мая 2013 10:20

Александр Роднянский: «Пираты - это люди из киноиндустрии с доступом к качественным кинокопиям»

«Комсомолка» попросила одного из крупнейших продюсеров нашей страны пролить свет на ситуацию с пиратством в кино и принятием закона об ответственности за это
Александр Роднянский

Александр Роднянский

Фото: Евгения ГУСЕВА

- Александр Ефимович, Станислав Сергеевич Говорухин говорит об уголовной ответственности за копирование фильмов.

- Не за копирование – это очень важно, - за камкординг. Это запись фильмов в кинотеатре с целью распространения. Если я вам дал посмотреть диск, а вы скопировали – за это никто не может наказать. А вот если в кинотеатре поймали человека, который снимал на камеру специально, с пиратской целью, кинофильм – за это предлагается ввести уголовное наказание и большой штраф.

- А уголовное наказание за так называемую «экранку» – это прямо тюрьма? И какой же срок?

- Это вполне жесткая мера, которая везде подразумевает серьезную уголовную ответственность. В Канаде предусмотрено до пяти лет, в Америке - до трех. Сколько это будет в российской практике – решит новый закон.

- Но допустим, есть некий фанат, и он говорит: я люблю этого режиссера, снимаю для себя, не для распространения в сети.

- Это, конечно, разные вещи – лично для себя или с целью наживы, то есть промышленное производство. Полагаю, это следует различать.

- По-моему, «экранка» с ее безобразным качеством – это вчерашний век, такое уже никто не смотрит. Но еще же предлагается серьезный штраф за скачивание фильмов из интернета.

- И это вполне разумная мера. Например, во Франции она подразумевает сначала предупреждение, потом штраф и в третий раз еще и уголовное преследование. Мне кажется, это намного эффективнее, нежели закрывать некие сайты или социальные сети, которые, являясь площадками обмена информацией, становятся и крупнейшими архивами нелегального видео и музыки.

- Ну да, знаем мы такие сети, сами пользуемся, грешны.

- Да, но не закрывать же их именно поэтому. Просто нужно выработать систему отношений. Вы покупаете права и смотрите. И существуют ресурсы, где это достаточно дешево - практически бесплатно.

Мы же хотим добиться того, чтобы заработала цивилизованная система коммерческих координат. На создание фильма или сериала тратятся огромные деньги, энергия, время, ресурсы, таланты людей. Естественно, за его эксплуатацию должны платить. Допустим, вы приобретаете право на легальное распространение фильма в Интернете. И дальше, если у вас хорошо налажена рекламная модель, вы можете вообще бесплатно давать смотреть пользователям. Но в любом случае они не могут это распространять и должны заходить через легальный сайт. Так должно быть в идеальном мире - в мире мечты. А мы на сегодняшний день имеем 98 процентов нелегальных пользователей.

- А не навредит ли это развитию интернета? У нас и так полстраны им не охвачено.

- Это очевидная проблема. Здесь очень важно соблюсти тонкую грань, потому что люди хотят общаться. В известном смысле, обмен фильмами в соцсетях – это обмен впечатлениями: посмотри, вот здесь я смеялся, а здесь я плакал. Это как фотографию свою посылаешь, песню или признание в любви. Нужно каким-то образом очень внятно объяснить и пользователям, и провайдерам, что обмен - это замечательная вещь, но за это надо пусть символически, но заплатить. Потому что иначе скоро обрушится система производства и дистрибуции контента. Я понимаю, что для многих это не кажется важным и принципиальным. Но это часть культуры и жизни. А другой бизнес-модели пока у нас нет.

- Понятно, что от пиратства страдает и кинематограф, и телевидение, потому что туда не поступают деньги от интернет-просмотров. Но в идеале, если кинематографист требует за просмотр в сети деньги, то его творение - это товар. И если этот товар дурного качества, я имею право вернуть его назад и получить свои деньги. Вот этот механизм будет работать?

- Но вы же не возвращаете деньги в кинотеатре? Это ваш сознательный выбор. Вы можете потребовать полную информацию о «товаре»: о чем, кто снимался, кто режиссер, продюсер, сценарист. Посмотреть трейлер и, может, даже часть фильма. Когда вы покупаете книжку в электронной версии, вы же имеете возможность прочитать достаточно большой фрагмент и решить: нужна она вам или нет. Но если вы уже купили, то никто вам возвращать денег не будет.

- Тогда фильмы следует отнести в особую категорию товаров, как, например, нижнее белье или предметы личной гигиены. И все это прописывать в законе.

- Конечно. Да и сериалы тоже. Те, кто их снимает, вкладывают свои деньги, продают на телевидение в расчете на то, что потом сериал будет жить долго, его можно будет отдавать на другие платформы и ресурсы. А в результате оказывается, что все уже есть в открытом пользовании. Мы очень часто сталкиваемся с тем, что наши фильмы еще не успевают выйти в прокат, а уже доступны везде. А это означает, что они уже убиты. То есть все те, кто на них потратил деньги, силы, надежды, мечты, время, энергию, все что хотите, уже проиграли. Я понимаю, что миллионам людей не так уж важно, что произошло с двумя сотнями работавших над кино. Но примерить на себя ситуацию разрушения плодов своего труда легко может каждый.

- Это как раз вызывает понимание. Но здесь есть другая точка зрения. Люди говорят: хорошо, ребята кинематографисты, вы же не гайку произвели. Мало того, что вы учились на бюджетные деньги, то есть за счет всей страны, грубо округляя. Вы вдобавок ко всему потом берете из бюджета деньги на съемки. Так какого черта я должен платить еще и за просмотр, если я уже заплатил в бюджет?

- Логично. Но логика, на мой взгляд, достаточно лукавая. Такой подход можно легко экстраполировать на любой другой вид деятельности. Тот, кто производит машины или льет металл, тоже учились на бюджетные деньги в школах и университетах. По этой логике можно смело раздаривать автомобили и прочее. К тому же из двухсот человек киногруппы людей с кинематографическим образованием процентов десять.

Остальные 90 – ассистенты, механики, осветители, рабочие, водители и прочее. Они тоже должны бесплатно работать? Здесь нарушатся базовые законы экономической жизни. При такой постановке вопроса за образование деньги должны возвращать – и не только кинематографисты, а вообще все. Либо не привлекать бюджетные средства. Кстати, у нас очень мало фильмов, снятых полностью за бюджетные деньги. У нас есть фильмы, снятые при частичном государственном финансировании. И прорабатывается все больше моделей с возвратом этого финансирования. А если это полностью частное финансирование? Например, иностранное кино, как правило, снято на частные деньги. А у них тоже воруют.

- Кстати, качают в основном западные фильмы, сериалы и арт-хаус. Многое из этого иначе и не добыть.

- Будем говорить честно: качают интересное кино. Тут деление не на отечественное и зарубежное, а на хорошее и плохое. Так что успешные русские картины качают нечеловечески. Продюсеры крупнейших российских проектов жалуются на миллионные скачивания, и если бы даже 10 процентов от этих скачиваний были трансформированы в купленные билеты, то экономика этих фильмов была бы несопоставимо лучше. Может быть, деньги были бы возвращены, в том числе и в бюджет. И компании стали бы самостоятельными и не обращались бы за помощью в карман с госбюджетом. Арт-хаус же, или, как я это называю, содержательное авторское кино качают потому, что его не увидишь в кинотеатрах так просто. Джармуша вы можете найти, скорее всего, только в Интернете.

- Или купить диск где-нибудь на Савеловском рынке.

- Да. Вместо того, чтобы сформировать киноклубы, где любители обменивались бы впечатлениями, имели возможность купить книги, попить кофе, подискутировать и посмотреть сложнодоступное кино. В том числе и русских режиссеров - у нас десяток мощных имен, известных далеко за пределами родины. Например, фильм «Елена», который я продюсировал. Он очень удачно прошел по телевидению и неплохо в русском прокате. Но намного больше зрителей он собрал во Франции. Потому что там не было пиратства в таких масштабах, как у нас… Я не о качестве фильма, а о том, как он живет. Если бы канал «Россия» не купил бы его и не показал бы в воскресенье в 10 часов вечера – его бы не увидели. Большинство гурманов от кино - их мало у нас, но они есть – скачивают кино в Интернете, и трудно вылавливать одного за другим.

- Да, это печальная история. Если в Москве можно назвать пару таких кинотеатров навскидку: «35 миллиметров» и «Пионер», то в других городах совсем глухо. А лично у вы как пострадали от пиратства?

- Краха финансового не было, но и «Девятая рота», и «Необитаемый остров», а также «Питер-FM», «Жара», «Елена», «Я тебя люблю» были масштабно «распирачены». Я имел отношение к «Облачному атласу» как продюсер, и мы все время отлавливали копии.

- У вас сейчас с Билли Бобом Торнтоном выходит кино, вы его продюсируете. Какие меры будете предпринимать?

- Нанимаем специальные агентства, которые заранее предупреждают всех провайдеров о том, что правообладатели этого фильма в России, – и они уже боятся значительно больше. Есть целые промышленные группировки, которые занимаются пиратством.

- Это понятно. За этим стоят огромные деньги. А как ловят, вам случаи известны?

- Я только знаю, что осуществляется прессинг на кинотеатры, которые обязаны следить, чтобы никто не снимал. Поэтому на премьерах часто можно видеть здоровых людей, которые ходят с красными фонариками и внимательно смотрят за тем, чем занимаются зрители.

- На самом деле это страшно выглядит и отвлекает от просмотра. И при этом я не знаю людей, которые бы сегодня смотрели «экранку» в Интернете. Потому что она, как правило, плохого качества. Это доисторические времена.

- Да, я тоже так думаю. Но сейчас легко найти хорошего качества пиратские копии - на цифровых носителях. Если в руках есть код, ключ, то легко можно получить выдающегося качества носитель.

- То есть я делаю вывод, что воры - кто-то из своих, из съемочной группы?

- Не обязательно. Но, как правило, это люди из киноиндустрии, имеющие прямой доступ к качественным кинокопиям.

А КАК У НИХ?

В США за камкординг полагается штраф в $250 тыс. или лишение свободы до трех лет, в случае повторного нарушения закона — до шести лет. В Канад - срок до пяти лет.

В Германии до трех лет лишения свободы. В Чехии 2 года, а вот в Италии максимум 3 месяца. В Великобритании и Швейцарии срока не дают, или нужно очень постараться, чтобы доказать намерение распространять копию. В Гонконге наказание за пиратство может достигать $6,4 тысячи, а в Японии — штрафа до $95 тыс. или лишения свободы на 10 (!) лет. В Австралии $57 тыс. и пять лет.

ЕЩЕ МНЕНИЕ

Карен Шахназаров: «Не надо душить Интернет-просмотры, надо штрафами приучить платить» "Комсомолка" спросила главу «Мосфильма», что он думает о законе борьбы с нарушением авторских прав с помощью торрентов, проект которого в ближайшие дни рассмотрят в Госдуме (читайте далее)

Карен Шахназаров: «Не надо душить Интернет-просмотры, надо штрафами приучить платить»

"Комсомолка" спросила главу «Мосфильма», что он думает о законе борьбы с нарушением авторских прав с помощью торрентов, проект которого в ближайшие дни рассмотрят в Госдуме (читайте далее)