2016-08-24T03:13:59+03:00

Ахмадинежад в Москве

Наш колумнист побывал на встрече иранского лидера с русскими друзьями в московской гостинице «Президент»
Исраэль ШАМИРпублицист
Поделиться:
Комментарии: comments126
Наш колумнист побывал на встрече иранского лидера с русскими друзьями в московской гостинице «Президент»Наш колумнист побывал на встрече иранского лидера с русскими друзьями в московской гостинице «Президент»Фото: REUTERS
Изменить размер текста:

Нет круче уходящего иранского президента. Нет другого, столь враждебного Вашингтону и Тель-Авиву. Над северокорейским лидером они желчно посмеиваются, иранского – страстно ненавидят. «Враг Америки № 1», президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, приехал в Москву на саммит поставщиков газа, где были и друзья Соединенных Штатов, вроде Саудовской Аравии и Норвегии, и стратегические противники. Он сейчас завершает вторую каденцию президентского правления, и через месяц станет «бывшим президентом».

Ваш колумнист побывал на встрече Ахмадинежада с русскими друзьями Ирана в московской гостинице «Президент». Маленький, в москвошвеевском пиджачке, щуплый, с виду – скромный провинциальный учитель или участковый врач, но за этим ощущается незримо сила, носящая личину простачка для конспирации. В нужный момент разожмется пружина, и кому-то не поздоровится. Но почувствовать это непросто. Обычно лидеры повеличавее. Такой же беспонтовой неприметностью Ахмадинежад сходен с Путиным, дзюдоистом и бывшим разведчиком.

В разговоре с русскими друзьями Ирана уходящий президент установил высокую планку. Он призвал переделать мир, отказаться от грубого материализма, от поисков наживы, от вражды. И он, и его русские друзья говорили о духовном поиске Бога как главной мотивации персидской и русской цивилизаций. «Мы должны изменить основу нашего мировоззрения. Вместо Европы от Лиссабона до Владивостока – весь мир от Южной Африки до северного полюса и от земли до небес. Связь с небом – самое главное», сказал он, и я вспомнил слова Рильке «Россия граничит с Богом».

Но и о делах земных не забыл высокий гость – он сказал, что в ближайшие дни решится к обоюдному удовлетворению проблема поставок российского ПВО в Иран. Россия обязалась поставить С-300, получила деньги, затем уступила просьбам и мольбам Тель-Авива и Вашингтона и заморозила поставки, за что Иран вчинил многомиллиардный иск Москве. Предложение заменить С-300 на что попроще Иран отклонил. Видимо, Ахмадинежад надеется – на основании бесед с русским президентом – разморозить сделку и получить ПВО еще до своего ухода в отставку.

Президент осудил разжигание междоусобных войн. «Конфликты между шиитами и суннитами, мусульманами и христианами только на руку международному капиталу», сказал он. Сирия – это «красная черта» для Ирана и России, там уступать нельзя. Россия вместе с Ираном выступали против западного беспредела, за многополярный мир. Россия построила атомную электростанцию в Бушейре, сорвав незаконную западную блокаду. Иран обеспечивал безопасность России на южных рубежах, выступая против антироссийских исламистов на Кавказе, в Средней Азии, и на Ближнем Востоке.

Среди друзей Ирана были пламенные патриоты Проханов и Дугин – оба восхищались Ираном и его социальным экспериментом – строительством общества на основах солидарности и веры в Бога. Был и глава Центра изучения Ирана Раджаб Сафаров, свежий, моложавый, энергичный, приветливый, много выступающий в СМИ с объяснениями иранской позиции и политики, и шеф-редактор журнала «Современный Иран» Игорь Панкратенко – я всегда слежу за его ясным и толковым анализом иранских дел. Был и посол Ирана, общительный Реза Саджади – он сам ведет блог в ЖЖ, встречается с россиянами, борется против информационной блокады, ищет друзей Ирану.

«Что будете делать через месяц, когда уйдете с поста?» спросил я президента, и он ответил: «Станет одним учителем и врачом больше, одним политиком меньше», но дал понять, что в монастырь не собирается и совсем далеко от политики уходить не планирует. Уход Ахмадинежада происходит совсем не гладко. Конституция не позволяет ему больше двух каденций; он хотел провести своего преемника, продолжателя курса. Но в Иране кандидатов в президенты, из которых выбирает народ, предварительно отбирает не избирком, а Верховный духовный лидер, рахбар по-персидски, Али Хаменей, не то патриарх, не то генсек, - и тот кандидатуру преемника снял с выборов. Хаменей был недоволен радикальным и слишком независимым Ахмадинежадом, который опирался на бедноту, стоял за национализацию и ссорился с Западом. В результате на президентских выборах сторонникам Ахмадинежада было не за кого голосовать, и победил человек из совсем другой обоймы, поддерживаемый средним классом и олигархами, от которого можно ожидать приватизации и примирения с Западом. Хотя в этом есть своя логика – Ирану трудно бороться с западными санкциями, и какой-то компромисс был необходим – какой ценой он дастся, одному Богу ведомо.

«Не настало ли время провести политические реформы в Иране, чтобы решения принимал народ, а не верховный лидер?» спросил я, и глубоко шокировал иранских гостей. Так в 1985 году отреагировали бы русские на вопрос, не пора ли лишить Политбюро его главенствующей роли. Не станет ли новый президент Ирана – персидским Горбачевым, время покажет. В любом случае, геополитика вселяет надежду, что дружба Ирана и России, соседей и сторонников независимого курса, будет крепнуть и при новом президенте. Да и Ахмадинежад, с его огромной популярностью, не пропадает с политического горизонта.

Еще больше материалов по теме: «Иран: Ядерная проблема»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также