Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Звезды25 ноября 2013 16:40

Николай Цискаридзе: «Сразу было понятно, что в нападении Филин подозревает именно меня»

Вчера был допрошен самый долгожданный и знаменитый свидетель по делу о нападении на художественного руководителя балета Большого театра
Николая Цискаридзе спросили, был ли он свидетелем конфликтных сцен, связанных с Сергеем Филиным?

Николая Цискаридзе спросили, был ли он свидетелем конфликтных сцен, связанных с Сергеем Филиным?

Фото: РИА Новости

Выступление ныне исполняющего обязанности ректора Акакдемиии имени Вагановой, а в недавнем прошлом - солиста Большого театра Николая Цискаридзе на суде в качестве свидетеля, стало, пожалуй, самым откровенным за все время процесса. Не столько из-за новых фактов, о которых Николай поведал суду, сколько из-за массы скандальных подробностей, которые он не утаил.

Начал Николай Максимович издалека - рассказал, что знаком с Сергеем Филиным с детства, с того момента, как поступил в Московское хореографическое училище, когда ему было 13 лет. А с подсудимым Павлом Дмитриченко (напомним, его обвиняют в организации нападения на Филина) познакомился значительно позже, когда Павел, будучи учащимся хореографического училища, пришел к нему в класс и стало ясно, что он очень способный мальчик.

- Вначале Павел танцевал небольшие роли, а в последние пять лет мы с ним делили главные: я танцевал положительных персонажей, а он - отрицательный. Например, я - Принц, а он - Король Мышей (балет «Щелкунчик»). Павел был самым перспективным из молодых артистов труппы.

Далее Николая Цискаридзе спросили, был ли он свидетелем конфликтных сцен, связанных с Сергеем Филиным? Цискаридзе с удовольствием начал рассказывать о некрасивых, с его точки зрения, сценах, которые устраивал Филин артистам, мешал их назначению на роли. Он вспомнил, что худрук протежировал свою пару в балет Григоровича «Спартак», в то время как Григорович хотел поставить на роль Спартака именно Павла Дмитриченко.

- Я свидетель, как Филин кричал Павлу вслед: «Я тебя накажу», - вспоминал Цискаридзе, – при этом Павел молчал, а Сергей Юрьевич на него орал. Со стороны Филина неслась нецензурная брань, но что для меня не было удивительно, поскольку Сергей Юрьевич никогда не стеснялся в выражениях, любил передразнивать людей, отпускал сальные шуточки. Он по характеру - провокатор.

По мнению Николая Цискаридзе, в театре часто незаконно отстраняли Дмитриченко от ролей. А дальше Николай максимович впомнил личные обиды, которые, по его словам, нанес ему Сергей Филин:

- До того, как Сергея Филина назначили на должность художественного руководителя, мы были с ним в дружеских отношениях, сидели в одной раздевалке, обсуждали наши спектакли. Мы с Филиным и Андреем Уваровым тянули весь репертуар. А, когда его назначили на должность худрука, он очень изменился. Я знаю, что он стал собирать подписи против меня, но в результате поддержки среди артистов не нашел. Даже с первых допросов по этому делу было понятно, что господин Филин в первую очередь подозревает меня. Особенно мне было обидно, когда он притеснял моих учеников. Анжелине Воронцовой он говорил, что она крупная, что не в форме. Я объяснял ему, что ей 19 лет, у нее переходный возраст. Я знаю, он советовал моим ученикам сменить педагога, тогда они получат партию. Сергей был одним из блистательных танцовщиков, пожалуй, лучшим Ромео, которого я видел, но, когда он стал худруком, у него была задумка избавиться от старшего поколения артистов. Так он избавился от Андрея Уварова, а я ему прямо сказал, что я заявление по собственному желанию не напишу. В результате, мои отношения с Филиным зашли в тупик. Когда он получил власть над нами, он попросил обращаться к нему на «вы» и по имени-отчеству. И когда я узнал, что Анжелина Воронцова стала встречаться с Павлом Дмитриченко, я подумал – несчастная Анжелина, теперь два врага Филина сошлись на ней одной.

Цискаридзе делал и дальше такие же яркие, запоминающиеся заявления в адрес своего бывшего худрука, в то время как портрет Дмитриченко рисовал исключительно в положительных красках. Говорил, что тот не агрессивен, что когда Павла арестовали, многие из артистов подписали письмо в его защиту и не верили, что он это мог сделать.

Адвокат Сергея Филина заинтересовалась, существуют ли неприязненные отношение у самого Цискаридзе к Сергею Филину?

- Нет, он мне безразличен. Когда я увидел по телевизору репортаж о нападении на него, я пережил шок. Вначале было его очень жаль, но потом я понял, что все это не так, как нам преподносят.

На уточняющий вопрос адвоката Николай Цискаридзе ответил:

- Мне известно, что у него что-то с глазами.

На этом шокирующем заявлении дпорос Николая Цискаридзе был прекращен.