Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Boom metrics
Туризм21 декабря 2013 20:00

Восход и закат у нас будут, когда капитан скажет!

Москвичи Андрей и Елена Невзоровы совершают путешествие на своей маленькой яхте [продолжение]
-

Краткое содержание предыдущих серий. Москвичи Андрей и Елена Невзоровы - муж и жена, вместе уже 25 лет. Полтора года назад они вдвоем отправились вокруг света на своей маленькой яхте "Дельта". Добрались до противоположного конца Земного шара - Французской Полинезии. Там успели и в местной тюрьме посидеть, и с каннибалом повстречаться.

В марте Невзоровы вышли с Таити в следующий этап своего плавания - до Новой Каледонии, к ним из Москвы прилетела дочка Даша. По дороге исследовали три полинезийских острова: Уаине, Раиатеа и Тааа. А на самом дорогом острове мира, Бора-Бора, Невзоровым даром не дали даже пресной воды.

На острове Маупити ели много-много крабов. А на следующем полинезийском острова - Мануа - были дорогими гостями у местной богини и чинили мотор. А с островов Кука сбежали, потому как очень хотели сэкономить 400 долларов.

Но Невзоровым Тихий океан отомстил - они попали в штиль и плелись до островка-королевства Ниуэ целую неделю. А оттуда пошли на остров Тонга, который оказадся удивительно похож на... Карелию. Там же Невзоровы узнали, что самое страшное в океане - не волны или акулы, а звонок спутникового телефона из Москвы: на их сына напали грабители.

На Тонга "Дельта" встретила израильских яхтсменов с любовным письмом, по дороге на Фиджи случилась удивительно удачная рыбалка. А Баунти оказалось и правда таким, как на картинках. Вануату встретили Невзоровых извергающимся вулканом и солеными горячими гейзерами. В Новой Каледонии у Невзоровых неожидано обнаружились проблемы с визами. А Андрей размышлял о том, почему русских в океане так мало. Из Новой Каледонии "Дельта" вышла в долгий путь к Индонезии.

Следующее письмо Андрей Невзоров писал буквально посреди океана - поэтому нынешняя "серия" без фотографий:

"Четвертые сутки идем эскадроном… 270 миль до островка Херальда Бекона (Herald Beacon Islet). Почему эскадроном? Не знаю, видимо океанская безбрежность навеяла. Нет никакого эскадрона, одни мы одинешеньки.

Вчера сухогруз китайский на горизонте мелькнул, и, непонятно откуда и куда идущее пассажирское судно, не лайнер, средних таких размеров паром-переросток. По океанским меркам - вполне напряженный трафик. Порадовались, что заменили радар-детектор - оба раза сработал, как часы, предупредив о судах, когда их еще толком видно не было.

Ветерок постепенно крепнет, вместе с качкой вернулась вполне приличная скорость, стала клевать рыба. Пока плелись два-три узла, ни одной поклевки не было, как разогнались до пяти, Ленка сразу вытащила небольшого тунца, а потом… Потом клюнул кто-то крайне серьезный.

У нас с боцманом давно уже разногласия по поводу того, стоит ли оставлять удочку на ночь, или лучше снимать, от греха подальше. Поскольку туньчик был явно маловат для наших, соскучившихся по свежей рыбке организмов, благоверная была непреклонна - снасть остается на ночь.

Никакие мои вялые попытки промямлить, мол, может ну его на фиг, что ночи темные, и что нехристь всякая зубастая вокруг прыгает, приняты во внимание не были. Суши понравились? Понравились! Иди рыбу лови.

Суши вчера отменные получились. Вот мы удочку на ночь и оставили, а то маленького тунца хватило аккурат на супчик и суши.

Клюнуло как раз перед рассветом - самое время для всякой нечисти. Пока осознаешь, что клюнуло, пока вскакиваешь с койки и добегаешь до кормы - успеваешь только к последнему акту. На катушке - несколько последних слоев, сегодня я даже удочку из крепления вытаскивать не стал - вырвет из рук, и поминай, как звали.

Затянул стопор - никакого эффекта - остается смотреть, как скручиваются последние метры… как выгибается удилище… как леска еще несколько секунд сопротивляется бешенным рывкам обезумевшей твари… ТУК… Все, ни лески, ни кальмарки, ни крючка.

Осталось два кальмарки и два крючка - но, самое ужасное, кончилась леска. Выручил, как всегда, помнящий все боцман - нам на «Седове» (российский парусник, Невзоровы встретились с ним в начале своего кругосветного путешествия. - Ю. С.) дали бобину парусной нити, может она пойдет? А почему нет? Выглядит нитка, скорее даже тонкая веревка, вполне прочно, сейчас пробовать будем…

Забросили удочку, я завалился на кровать писать дальше.

...Полста миль до ровка Жареного Бекона. Извините, географы, не нашел я для него другого названия, посему в нашем путешествии он будет называться островком Жареного Бекона. Да еще воспоминания о французском беконе… ммм… И вообще, островок длинной пятьсот метров, отстоящий от ближайшей суши на пятьсот миль, имею право называть так, как мне захочется.

Закон бутерброда в Океане работает также хорошо, как и на суше, а, возможно, еще лучше. Мы в тропиках, и с небольшой погрешностью двенадцать часов в сутки – день, двенадцать, что понятно – ночь. Казалось бы, хоть иногда, да должны мы подойти к суше в светлое время, ничего не подгадывая. Не было еще такого случая!

Каждый раз, на подходе к заветному берегу, суток за двое, наверное, смотришь на волшебную коробочку навигатора, которая ехидно сообщает тебепримерное время прибытия.

Почему ехидно? Да потому, что еще не глядя в экран, я уже догадываюсь, что время это будет от полуночи, часов до четырех утра – самая глухая ночь – а подходить ночью к берегу я сам уже не раз зарекался, и другим не советую.

И начинается головоломка – а если добавить парусов, может, еще успеем до заката, и не придется лишнюю ночь в море болтаться? Нет, не успеем. Точно? Вроде, да. Тогда наоборот, парусов надо убрать, что бы прийти поутру.

Но, если слишком много убрать, лодка плохо руля начинает слушаться – скорость падает, и волна с кормы очень резво догоняет, и оплеухи по попе отвешивает, только держись. Дергаем парус, смотрим на приборчик, вроде компромисс найден – и лодка идет, и навигатор часов девять показывает, уже рассветет.

С утра просыпаемся – опять "ожидаемое время прибытия" в четыре утра – что за напасть? Понятно что – ночью ветерок чуть усилился, а нашей крохе много и не надо, чуть сильнее подуло, она и поскакала резвой коняшкой.

Ожидаются недоумения бывалых моряков – это почему это у них рассвет в девять?? На всех приличных кораблях, да и вообще, в человеческом социуме – рассвет, он обычно часов в пять утра, не позже! Вот сами в пять утра и вставайте, кому не лень! Нам лень. А лень, она, как известно, двигатель всяких полезных инноваций, прости Господи за слово.

Короче, мы открыли для себя потрясающую вещь – называется Корабельное Время. Именно так – с большой буквы. Только пройдя много-много миль, мы поняли, вернее, поверили в то, что можем быть Властелинами Времени.

Ну, неудобно нам, когда солнце встает в пять утра и заходит в пять вечера. Неудобно? Не вопрос! Согласился с нами Голос С Небес, переведите часы, идиоты! Ты же капитан, ты Имеешь Право распоряжаться временем, это в твоей власти! И, о чудо! Осознав эту простую вещь, мы сделали восход Светила, когда НАМ удобно!

Теперь мы неторопливо просыпаемся часиков в десять, солнышко уже час, как разгоняет ночную прохладу, самое время позавтракать. И спать ложимся часов в двенадцать, через три часа после заката, почитав и посмотрев кинишко. Красота!

От сюда и распорядок дня при долгом переходе:

9 утра - рассвет.

10 – неторопливый подъем, умыться, зубы почистить, причесаться – все не торопясь, с толком, чувством и расстановкой.

11 – плотный обстоятельный горячий завтрак. Яйца, кофе, какао, сардинки из консервов или рыба, если со вчера осталась, как вариант каши, мюсли, паштеты. После завтрака можно полчасика повалятся, потупить. Утренняя трубка.

12 – судовые работы. Курс подкорректировать, на паруса задумчиво посмотреть, просто посмотреть, чего как. "Чего как" бывает разное – то Виннни (ветровой пилот) веревочку пережует, то мотор надо завести – так, на всякий случай, лучше раз в три дня заводить, Ленка смотрит, не портятся ли продукты, рыб летучих с палубы собирает, удочку забрасывает… Дел невпроворот.

15 – легкий перекус – фрукт какой, если остался, хлопья, печенька, чаек, иногда доширак, если холодно и есть захотелось.

Личное время – почитать, пост написать, Лена взялась за вязание следующей кофточки, я все никак вторую часть романа закончить не могу, интрига-с, сам запутался

18 – начинаем думать об ужине.

19 – плотный ужин – рыба во всех видах, если вдруг нет, то консервы, картошка, макароны.

20 – вечерняя коррекция курса, парусов убавить на ночь, посмотреть чего как, трубочку выкурить.

21 – солнышко село, кино, вино, домино…

00 – баиньки.

Если все спокойно, то просыпаюсь обычно часа в три, в шесть и в восемь – глянуть чего как – на автомате, как женщина к ребенку маленькому просыпается.

Вот так и живем в переходах. Пока писал, вот что было.

Картина маслом: затрещала удочка, Лена читает книжку, делает вид, что не слышит.

- Леенк! Клюнуло.

- Слышу, это туна мелкий.

- Мне вытащить?

- Не, ты пиши, пиши, он пусть поиграется, у меня книжка интересная, ща дочитаю главу, вытащу.

Минут через десять лениво встает с кровати, одевает кофточку, солнечные очки и выползает на палубу. Что-то про себя приговаривая, крутит катушку.

- Андрюх, иди помоги, мне одной не вытащить, в нем килограммов пять, это нам сегодня на ужин, в кляре сделаем, утром позавтракаем балычком. Дорогой, хочешь соляночку из брюшек и плавничков?

Надо идти помогать, а то если сорвется, расстроятся все гастрономические планы. Вдвоем вытаскиваем рыбу. Внушительный такой тунец, красавец серебряный, переливается весь... Начал разделывать, потроха за борт кидаю, Ленка кричит, пальцем за корму тычет.

Смотрю, глазам не верю, первый раз такое: две здоровенные меч-рыбы! Одна метра четыре – не вру, ей богу, в два человеческих роста, – вторая поменьше, но тоже раза в полтора человека больше. Неторопливо плывут прямо за лодкой, потроха туньи хватают, плавник и кончик хвоста из воды торчит, меч длинный и тонкий. Фантастика!

- Может, подтащить ей под нос кальмарку с крючком? – подаю я дурацкую мысль, пытаясь одновременно щелкать фотиком и снимать на камеру.

- Хочешь без удочки остаться? Не справиться тебе с ней. Фотик не урони от восторга, пусть хоть фотки будут. – Ленка как всегда прагматична и рассудительна".

Подготовила Юлия СМИРНОВА.

Продолжение следует. Еще подробности, размышления и фото - в блоге яхты "Дельта".