Сочи - 2014

Спасибо, что живой

Олимпиада - не война, из спортивных сражений ребята должны возвращаться живыми
Евгений Плющенко из-за травмы снялся с Олимпиады в Сочи.

Евгений Плющенко из-за травмы снялся с Олимпиады в Сочи.

Фото: РИА Новости

Да, Плющенко «снялся». Да, в сотнях сетевых комментариев бьется негодование. А что, лучше бы было, если бы его вынесли со льда как павшего героя?

В том, что он герой, и так нет сомнения. Гениальный фигурист, переносивший и адскую физическую боль, и боль душевную. Много раз отчаянно сражавшийся за честь страны. И при этом — извините уж — не погибший на арене.

Он ещё и не жил по сути. Он только одержимо катался. А ему надо ещё и саночки с сыном повозить, и с детектором походить, клады поискать. Даже хобби он себе нашёл в полном соответствии с характером, с неутомимостью своей и верой в чудо.

Конечно, скажете: «А зачем пошёл выступать?». А пошёл, чтоб наверняка команду на золото вывести, вот почему пошёл. И его в этом очень поддерживали. Настраивали. Вдохновляли. Спортсмена вообще остановить можно только если коллективно костьми лечь. А тут не слышно было, чтобы кто-нибудь хором кричал: «Стой, Женя! Стой! Опасно, не пустим, нельзя тебе...» Нет! Все: «Женя, давай! Давай-давай, Женя!»

Вот блогозапись супруги перед последним выступлением: «Женька, знаю, как болит спина, знаю, что наверное сегодня будут самые трудные соревнования в твоей жизни! Мы все с тобой, и как бы ты сегодня ни выступил, ты уже герой, что пошёл до конца!!! Борись!!!»

А у него - «просело и щёлкнуло». Тогда уже и у всех «щёлкнуло» - но только тогда.

Не надо ещё забывать, что «домашняя» Олимпиада — это гигантский психологический накат. С одной стороны — мощная поддержка стадиона. С другой — ощущение полной невозможности проигрыша, такая ответственность, что нервное перенапряжение способно буквально сбить с ног. Вот его и сбило на тренировке. И дай Бог, чтобы только его и никого другого больше. За Юлию Липницкую теперь стоит поволноваться вдвойне.

Спекуляций относительно Плющенко сейчас много. Полная чушь, что все было так им и задумано с самого начала. Задумано было ещё одно золото. Чушь и то, что он «увильнул». Даже если бы он решился окончательно себя угробить и вышел на прокат, ничего бы не получилось: ногу не чувствовал. Речь уже шла не о боли, которую он привык преодолевать, а о том, что в прямом смысле не на чем было выступать.

Действительно, в декабре 2013 все видели газетный заголовок: «Плющенко намерен выступить в ОИ только в командных соревнованиях». Но об этом он сказал на ЧР не после, а до проката Ковтуна. Разумеется, зная о состоянии прославленного фигуриста, нельзя было не думать, что может понадобиться замена. И ничего позорного или по какой-то причине неприемлемого не было бы для другого спортсмена в том, чтобы своевременно «поддержать знамя», буде Плющенко станет хуже. Но Евгений искренне поверил в себя - и в него тоже поверили абсолютно. Подтверждением этому стали слова министра спорта Виталия Мутко о том, что выйти вместо Плющенко было, вроде, и некому: «Они приняли решение с тренером, что будут выступать. Потом на тренировке и на разминке — спина опять. Замену нужно было делать в ночи после командных соревнований. И Ковтун, кстати, был не готов приехать».

Да, единственная во всем этом легкая странность - что «Ковтун был не готов приехать». Дело-то серьезное, как без подстраховки? Уж подготовился бы кто-нибудь, право слово! На всякий случай. Ещё и «серебряный» Воронов был в конце концов. Тогда бы, может, поднажали все заинтересованные лица на Евгения после командного золота, пожалели бы его посильнее, удержали, и достойно вышли из положения. Получилась бы «передача эстафеты». И ногу бы Плющенко сейчас чувствовал.

А с другой стороны, Петр Чернышев заявил, что продолжал готовить Максима и после открытия Олимпиады, что «Ковтун был первым запасным и готов был выступить в Сочи».

Но, может, я тут чего-то не понимаю, так что, в эту сторону и рассуждать не стану. Просто закончу абсолютно по-дилетантски: слава Богу, что жив, Евгений! Будь здоров.