Звезды8 июля 2014 8:40

«Срок» давности

Российские фильмы в конкурсных программах Карловарского фестиваля

В основном конкурсе от России участвует эмигрантская драма Ангелины Никоновой "Welkome Home". Выполненная в формате "фильма-магнолии", картина следит за пересекающимися историями нескольких персонажей, в поисках лучшей доли обогативших своим присутствием равнодушный нью-йоркский пейзаж. Спокойный, маловыразительный армянин Бабкен, видимо, именно в силу этой своей черты ставший звездой артхауса, но пока не реализовавший себя в актерском качестве и потому сильно фрустрированный. Интеллигентная старушка-божийодуванчик, вынужденная работать в общественном туалете, куда часто захаживает с клиентами кузен Бабкена Гамлет, в свою очередь ищущий себя в образе трансвестита. Блистает на этом фоне героиня Ольги Дыховичной, бывшая модель с не сложившейся в Америке личной жизнью, но и ее неистребимая жизнелюбивость надломлены общим пессимизмом, поедом съедающим на чужбине ее соотечественников. Неотличимый от "независимого" кино американского розлива, фильм Никоновой снят в США и, несомненно, вырос из наблюдений и личного опыта режиссера, много лет прожившей в Америке, знающей о том, что такое «американская мечта» и явно не понаслышке знакомой с нюансами ее воплощения на практике. Аутентичность картины — вне подозрений, это вполне уникальная ее черта, как и конкурентоспособность "в своем сегменте".

Документальный конкурс Карловарского феста украшен международной премьерой картины Костомарова — Расторгуева — Пивоварова "Срок", на повышенных тонах обсуждаемой сейчас в русскоязычном интернете. За отсутствием всяких прокатных перспектив на родине авторы выставили свой фильм на всеобщее обозрение и растерзание в ю-тьюб и сразу же огребли по полной программе. Главные герои проекта, деятели оппозиции, показались прогрессивной общественности недостаточно героическими и померкли на фоне былинного президентского поцелуя со сказочной щукой и полетов со стерхами. Возможно, создателям фильма и вправду не стоило столько времени уделять трагическому вопросу приобретения Ильей Яшиным гигиенической помады для обветренных на митингах губ, но они забыли спросить об этом своих многочисленных комментаторов и правильно сделали. В целом, диагноз, выписанный авторами «Срока» протестному движению в России, лично мне представляется вполне адекватным. И претензия к картине при всей ее дискуссионности, с моей точки зрения, может быть только одна — она безнадежно опоздала: с тем же успехом сейчас, в июле можно о(б)суждать прошлогодний снег. На международном фестивале на этот вполне себе титанический труд, чей удар, увы, оказался непропорционален замаху, посмотрят совсем под другим углом зрения — не сомневаюсь, что этот взгляд будет несравненно более заинтересованным и уж точно не таким ангажированным, как на родине.

В конкурсе «К востоку от Запада» участвует фильм «Класс коррекции» — вероятно, самый многообещающий российский кинодебют последнего времени (недавние два приза «Кинотавра» — тому подтверждение). Рассказывая «повесть о первой любви» девочки-инвалида и мальчика-эпилептика 25-летний режиссер Иван Твердовский не просто умудряется избежать ученической неуклюжести — он ставит и с раздражающей кое-кого легкостью решает задачи, на которые отважится не каждый опытный режиссер.

Соединяя в одном кадре ангельское и адское, «фантазию» и «реальность», документальную стилистику и условность, молодых театральных актеров ( в главных ролях снялись звезды «Гоголь-центра» Маша Поезжаева, Филипп Авдеев и Никита Кукушкин) и реальных больных детей, он добивается пластической убедительности, позволяющей зрителям отрываться от земли вместе с героями, которые не в состоянии передвигаться без коляски и костылей... Кто-то усмотрит в «Классе коррекции» современный апдейт «Чучела», кто-то уже углядел параллели с «Идиотами» Триера, «Виридианой» Бунюэля и «Уродами» Тода Браунинга... Осталось дождаться реакции международной общественности.