Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
Общество27 октября 2014 15:20

Охотница: Душа большая в дом не вмещается? Так отправляй её в лес – пусть гуляет!

Наш блогер из Архангельска продолжает рассказывать о людях, живущих на Русском Севере, и красотах этого сурового края
"А места у нас красивые здесь, лесные."  Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

"А места у нас красивые здесь, лесные." Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

В Онеге про неё легенды ходят среди охотников. Удивление вперемежку с уважением. И в этом нет ничего странного. Как часто вам приходилось видеть женщину, идущую с ружьём на волка? Женщину, для которой встреча с медведем в лесу, как для вас с маршруткой в черте города? Лично мне, не доводилось. Мы не были знакомы с Людмилой, ну разве что заочно. Вот наконец и познакомились.

Людмила Киприянова –  уроженка поморской деревни Кянда. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой

Людмила Киприянова – уроженка поморской деревни Кянда. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой

И отец мой был охотник, и оба старших брата охотники с детства. Они и мужа моего пристрастили. Братья учат охотиться и жизни. Воспитывают. У меня же не было возможности раньше. Семья, три дочки пока не подросли. И всю науку охоты я проходила уже в зрелом возрасте. Отношение ко мне, женщине с ружьём, разное. Но с кем охотилась, то со многими дружу. Местные охотники уважают. А бабы, по-разному.

Деревня Кянда. Фото: Валерий ПОНОМАРЕВ.

Деревня Кянда. Фото: Валерий ПОНОМАРЕВ.

А места у нас красивые здесь, лесные. Бабушка моя рассказывала, что жила в наших краях народность такая: «чудь белоглазая» и «лопари». В Кянде, от языческих племен, сохранилось капище – лесок за школой – священное для них место. Там никогда лес не вырубали, хотя это почти в центре деревни. До сих пор его никто и не трогает. Опасно это. Как эти народы выглядели не знаю, но бедные они были, большинство. Ели они строганину и рыбу сырком. Охотники были хорошие и море знали. Маленькая я была тогда и рассказы эти бабушкины, как сказки.

Деревня Кянда. Фото: Валерий ПОНОМАРЕВ.

Деревня Кянда. Фото: Валерий ПОНОМАРЕВ.

Людмила: "Рыбалка – это жизнь! Настоящая!" Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой

Людмила: "Рыбалка – это жизнь! Настоящая!" Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой

Рыбалка – это жизнь! Настоящая! Я, бывает, на озера на рыбалку одна хожу. И это давно уже, со школы. У нас в деревне это нормальное явление. Много женщин – рыбачки, и шастают по озерам в одиночку. Одной даже лучше. Но есть человек, с которым мне всегда хочется идти в лес. Это мой муж, Сергей. Не всегда удается, он же работает так, по вахтам. Очень люблю окуней ловить. Неплохо их ловлю. Плохо только, когда болеешь. Все на рыбалке, а я как дура дома сижу. Вот душераздирающая история жизни! Тяжела ты женская доля!

Людмила: "Очень люблю окуней ловить. Неплохо их ловлю..." Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила: "Очень люблю окуней ловить. Неплохо их ловлю..." Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила: "Я, бывает, на озера на рыбалку одна хожу. И это давно уже, со школы. У нас в деревне это нормальное явление..." Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила: "Я, бывает, на озера на рыбалку одна хожу. И это давно уже, со школы. У нас в деревне это нормальное явление..." Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила: "Не надо бояться медведей волков и лесников. Самые страшные и в лесу, и в жизни – дураки". Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила: "Не надо бояться медведей волков и лесников. Самые страшные и в лесу, и в жизни – дураки". Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Основная масса охотников, встречающаяся теперь и в лесу, и в поле, об охотничьей этике и думать не думает. Главное для них – добыча. Все остальное – лирика. Из чего стрелять их не заботит, что есть из того и лупят по всему что движется. И не звери сегодня – пьяные охотники главная угроза. Особенно весной. Сама столкнулась с этим. В зюзю пьяные, с амбициями, палили во все, что попало, на берегу моря Белого. Хорошо знакомые предупредили не ходить в их сторону. Не надо бояться медведей волков и лесников. Самые страшные и в лесу, и в жизни – дураки.

Людмила: "С одеждой женской – просто беда. Ее очень мало и стоит она дороже, чем мужская." Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила: "С одеждой женской – просто беда. Ее очень мало и стоит она дороже, чем мужская." Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

С одеждой женской – просто беда. Ее очень мало и стоит она дороже, чем мужская. Почему так? Первый мой летний костюм был солдатский, старого образца: галифе и куртка. Летние костюмы мужские, они вполне меня устраивают. Тут важен цвет и удобство, и чтоб комары не прокусывали. А, что касается зимы...

Дети с мужем подарили на 8 марта зимний костюм, красивый и удобный. Полукомбинезон очень теплый, а куртка слабовата, на мой взгляд. На «Буране» в нем можно ездить, но в крепкий мороз в старой шубе теплее. Новые материалы, из которых шьют, в общем-то неплохие, только работают они при средних температурах. То же и с термобельем. Заявлены прекрасные характеристики, а на деле все намного скромнее. Хотя, конечно, это лучше простой футболки, и на теле сохнет быстрей.

Людмила: "Собаки – первые помощники на охоте. Без собаки глухарей не найдешь."Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой

Людмила: "Собаки – первые помощники на охоте. Без собаки глухарей не найдешь."Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой

Собаки – первые помощники на охоте. Без собаки глухарей не найдешь.  С ними безопасно, комфортно и добычливо, а так – только рябов охотить. К собакам привыкаешь. У каждой свой характер и свои особенности. Новая всегда, как новый член семьи, и надо приспосабливаться к ней. Потерю переживаешь. Вспомнишь – всплакнёшь иногда. Нет, собак стараюсь не покупать. Друзей не покупают.

Собаки – первые помощники на охоте. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Собаки – первые помощники на охоте. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила: "Без ружья в лесу как-то и беспокойно..." Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила: "Без ружья в лесу как-то и беспокойно..." Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Без ружья в лесу как-то и беспокойно. ТОЗ-34, 20-й – самый женский калибр. Патроны последнее время покупные, отечественные, что по карману. Ружье иногда – просто как повод уйти в лес и погулять. А иногда и измотать себя до большей усталости. Чтобы всё плохое, что накопилось, сгорело как в костре и мысли в голове стали светлые. В лесу – там бывает всяко. И страшно тоже. Страшно, когда уже темнеет или совсем темно. Но пока мишку не встретила, ничего не боялась.

Людмила: Мне как-то на медведей «везет». Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила: Мне как-то на медведей «везет». Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Мне как-то на медведей «везет».  Регулярно встречаю их в лесу. Вот и в этом году весной видела небольшого медведя, и в прошлые выходные. Такого красавца насмотрелась! Здоровый, с «душкой» светлой по спине. Ресницы у него густые и длинные. Так он на меня побежал! Напугалась, конечно.  Отсалютовала вверх из ружья. Он оценил обстановку: баба-дура с мужиком и двумя собаками. И ушел.

Или так ещё было. Пернатые с приливом моря летят к берегу. Вот я и шла к намеченной цели, чтоб успеть до начала перелёта занять позицию. Вдруг, посреди глыб, заметила какое-то движение. Темное пятно. Иду и рассматриваю пристально, что ж это там за такое. А из-за глыб, мне навстречу, медведь. Его невозможно было заметить раньше. Марево над заливом и ледяные глыбы скрывали. Выстрел вверх не напугал его. Перезарядила быстро ружье. Пуля всего одна, в нижнем стволе. В верхнем – «нулевка». Бежать некуда: справа льды, слева непролазная стена тресты. (тростника – Авт) И вот, когда расстояние стало ну совсем мало, я принялась ругаться. Отборными и многоэтажными. И откуда что взялось? Энергетика «доброго» слова докатилась до мишки. Он опешил, чуть постоял удивлённо и ломанул в заросли. Каково это было зверю? Встретить на пути бабу орущую маты во все горло, с горящими глазами и ружьем наперевес. Я бы тоже убралась куда подальше от такого несусветного зрелища.

Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

1. Любить и ценить жизнь.

2. Осторожности и осмотрительности.

3. Знать, кто в лесу хозяин.

4  Что они очень умные, и, что у них очень развита интуиция.

5. Пониманию, что на их земле мы гости.

6. Что не я такая сильная – это он подарил мне жизнь.

7. И, что ангел-хранитель меня бережет. Во всяком случае пока.

Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Эх! Такая птичка пролетела у меня над головой однажды! Орлан-белохвост!

Ощущения, я вам скажу… Хотелась присесть и зарыться в мох.  Размах крыла и вид его наводили на мысль глубокого к нему уважения. А я-то подумала было, что это глухарь на дереве сидит, а там птенец орлана. Солнце мне в глаза светило, я и извиниться не успела, ноги быстро перебирала. Ну вы понимаете…

Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Птицы. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Птицы. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Заячьи следы на снегу. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Заячьи следы на снегу. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Я думаю, заяц самый умный и хитрый из всех зверей. Потому и живой.

В этом году на узерку (на взгляд – Авт) только одного зайку взяла. Остальные умнее меня оказались. Заяц быстро привыкает к белому цвету снега и через неделю-другую носится как угорелый. Здесь охотнику важно думать как заяц: где можно залечь в сухое и безопасное место, где и обзор и возможность незаметно уйти при малейшей опасности. Понимать надо зверушку, а он хитрец!

Тот самый волк, подстреленный Людмилой. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Тот самый волк, подстреленный Людмилой. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

В тот год волки измотали пастухов и доярок. Они открыто лежали на дальнем поле. А ночью пастухи жгли костры, чтобы их отпугнуть.

Осенью, с собакой моей Белкой пошли на охоту. Вышли на старые вырубки, пособирали грибов и дальше, по сухому болоту. Вдруг, собака резко свернула в низкорослый ельник. Стала рыскать. Я скинула с плеча ружье. Застыла в ожидании вылета птицы. Но из ельника вместо птицы выскочили две собаки: одна моя, а вот другая… Волк! Сработала «на автомате», не успела даже ни о чем подумать. Крикнула. Волк остановился, собака под ноги мне, а я выстрелила. Стреляла почти в упор, метров с шести, дробью «пятеркой». И сразу, из другого ствола, «единицей». Зверь упал. Перезарядила ружье. Жду, напряженно вслушиваясь, не появится ли кто ещё. Пастухи видели стаю в семь-восемь волков поранивших несколько элитных коров, как раз накануне. Выждала некоторое время. Никого. Подошла. Волк-сеголеток. Тяжелый. Нести его мне одной и не под силу. Подтащила зверя под елку, спрятала и пошла в деревню за подмогой. Это около пяти километров. Хорошо брат оказался дома. Взяли большой рюкзак и принесли добычу домой. А волки после этого ушли и не беспокоили деревню целый месяц.

Людмила на охоте. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила на охоте. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Было со мной… Поздней осенью уже. Собаки держали двух лосей. Вернее лосиху с лосенком. Я подошла к ним близко, и пули в стволы зарядила, и ружье вскинула. Был бы верный выстрел. Но взгляд лосихи-матери все перевернул внутри. Столько в нем было и силы, и мольбы, и всего, что в словах невозможно выразить. Муж был рядом, засвистел и они убежали. Хищник живет в каждом из нас, и не выстрелить – это тоже поступок.

Людмила: "Хищник живет в каждом из нас, и не выстрелить – это тоже поступок". Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила: "Хищник живет в каждом из нас, и не выстрелить – это тоже поступок". Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила:  Я знаю, что братья гордятся мной. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила: Я знаю, что братья гордятся мной. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Вокруг нас много из того, что раньше было редкость, а теперь неотъемлемая часть жизни. Мужики не понимают, как сильно меняется мир, как меняемся мы, женщины. Я думаю, они просто боятся признаться себе в том, что у нас получается. Получается, в том числе, и на рыбалке, и на охоте. В нас больше тщеславия, азарта и упёртости при желании доказать, что мы не хуже. И мы более терпеливы в достижении цели. И умеем долго ждать. Вот тогда и приходит везение.

Родные  братья  и те не признавали мои успехи. Только когда я обставила их по всем статьям успокоились. Попривыкли, зауважали, пусть и до сих пор ревниво относятся ко всему, что связано со мной и охотой. Критикуют моё мнение и мои советы. Я на них не обижаюсь. Я знаю, что они гордятся мной.

Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой

Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой

Природа – это для меня всё. Она исцеляет и дает силы жить. Она дарит нам столько позитива,  сколько мы можем впитать, принять и постичь душой.

Мне это необходимо. Я же очень слабая женщина.

Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой

Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой

Людмила с мужем. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила с мужем. Фото: из личного архива Людмилы Киприяновой.

Людмила Киприянова –  уроженка поморской деревни Кянда, что у самого Белого моря. Училась в сельской школе, оканчивала её уже в городе. Потом техникум связи. Сегодня – бухгалтер по расчетам с населением в ОАО.

«В жизни повезло с мужем. Нажили трех дочерей, построили дом! Малой 20 годков уже будет. Она у меня школу с медалью окончила, в жизнь отпущу и программа минимум выполнена.

Рыбалка и охота была вначале, как способ прокормить семью. Теперь, как способ сохранить себя и свое душевное равновесие. Люблю летнюю рыбалку с удочкой. По осени до больших снегов и весной  – охоту. Мелочница я, охочусь по перу. (мелочница – это по мелкой дичи –Авт) Зимой люблю рыбалку на озерах и на малых реках, на мормышку со льда».

Интересное