Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Boom metrics
Политика28 ноября 2014 22:00

Михаил Горбачев: «Западу пора прекратить попытки втянуть Украину в НАТО»

Экс-президент СССР выпустил новую книжку
В издательстве «Весь Мир» вышла новая книга Михаила Горбачева «После Кремля»

В издательстве «Весь Мир» вышла новая книга Михаила Горбачева «После Кремля»

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

В издательстве «Весь Мир» вышла новая книга Михаила Горбачева «После Кремля», в которой экс-президент СССР рассказывает, что происходило в его жизни после того, как он покинул пост главы государства. «Комсомолка» публикует самые, на наш взгляд, интересные моменты .

«Ельцин и Хасбулатов пили в моем кабинете»

«Путч провалился, но он открыл дорогу сепаратистам, радикалам, экстремистам. Последствия этого можно перечислять долго. Распад союзного государства, откат от демократии практически во всех республиках, хаос в экономике, которым воспользовались жадные и беспринципные, превратившие чуть ли не всех остальных в бедноту, межнациональные конфликты и кровопролитие в России и других республиках и наконец — расстрел Верховного Совета России в октябре 1993 года. Меня часто спрашивают, чувствую ли я ответственность за все это? Говорят, что в конце 1991 года, после Беловежского сговора мне «следовало действовать более решительно». Отвечаю: я боролся за единое государство до последнего. Нельзя было допустить скатывания ситуации к гражданскому конфликту, а возможно, и к гражданской войне. Понятно, что это могло означать в стране, начиненной оружием, не только обычным, но и ядерным. Поэтому после серьезных размышлений я принял решение, которое и сегодня считаю единственно верным в тех обстоятельствах, - заявил, что прекращаю исполнение обязанностей Президента СССР».

«26 декабря 1991 года я приехал в кремлевский кабинет, который по договоренности с Ельциным обещал освободить к 30 декабря. Надо было разобрать бумаги и личные вещи. Посмотрел газеты, корреспонденцию, телеграммы граждан. Большинство — доброжелательные и сочувственные. Были и обвинения в развале страны, экономической разрухе. Пока разбирал почту, позвонила расстроенная Раиса Максимовна и сообщила, что присланные новой властью управляющие требуют срочно освободить президентскую квартиру в Москве, а также служебную дачу, отказываясь при этом предоставить транспорт для перевозки вещей. Пришлось по-мужски (и по-русски) объясниться с ретивыми комендантами из новой администрации».

«На утро 27 декабря было назначено мою интервью японским журналистам. Я решил последний раз провести его в кремлевском кабинете. Они уже ждали.

При подъезде к Кремлю мне по телефону в автомобиль сообщили: «В вашем кабинете с утра сидят Ельцин, Полторанин, Бурбулис, Хасбулатов. Распили бутылку. Гуляют...»

Ельцину не терпелось оказаться в президентском кабинете, который посвященные в кремлевские дела называли «высотой». Не дождавшись трех дней до 30 декабря, он со своей «компанией» взял высоту досрочно. Устроили победный междусобойчик под виски — те, кто два года спустя будут стрелять друг в друга при разгроме парламента! Перед их нетерпеливым появлением последние личные вещи Президента СССР срочно вывезли куда-то на тележке. С тех пор я в этом кабинете не появлялся».

«Передавая Ельцину за несколько дней до моего ухода из Кремля содержание секретного архива ЦК КПСС, в котором было около трех тысяч «особых папок», я передал ему и хранившиеся там документы Политбюро с резолюциями Сталина и его ближайшего окружения на записке Берии от марта 1940 года с приложением о расстреле тысяч польских военнопленных. Тогда, в декабре 1991 года, мы условились, что Ельцин передаст эти документы польской стороне. Приходилось только гадать, почему Ельцин не сделал этого во время визита в Москву Президента Польши Леха Валенсы летом 1992 года. Возможно, приберегал их как раз к «Нюрнбергу» против КПСС и Горбачева».

«Прятаться я нигде не собирался»

«В 1994 году я побывал в Санкт-Петербурге, Красноярске, Владимире, Уфе, Новгороде. Хотелось поговорить с людьми, почувствовать их настроение, реакцию на происходящее в стране, да и отношение ко мне. В Петербург я приехал по приглашению деятелей культуры. Со стороны питерских властей организацию визита курировал вице-мэр Владимир Путин. Он встречал нас в аэропорту «Пулково», сопровождал во время пребывания в Питере, был внимателен и тактичен, проявил знание городских и не только городских проблем. Очень хорошее впечателние осталось и от общения с Людмилой Путиной, которая знакомила Раису Максимовну с творчеством детей города.

Помню, актер Андрей Толубеев, отведя меня на общей встрече в сторону, доверительно сказал: «Михаил Сергеевич, если Вам надо будет укрыться от очередных преследований, я Вас на своей лесной даче спрячу — сам черт не найдет. Можете на меня положиться.» Я посмеялся, хотя он говорил, казалось, всерьез. Сказал, что тронут его отношением, но нигде прятаться не собираюсь и не буду».

«Интеллигенция — это дрожжи нации»

«У меня была богатая практика общения с интеллигенцией. Во времена перестройки интеллигенция то превозносила меня, то резко критиковала и отворачивалась. Я мог бы долго перечислять ситуации, когда интеллигенция заявляла: «Горбачев пошел в неверном направлении, сделал не то, что нужно». Но серьезная политика не делается, когда под руку тебе дают такие советы. Далеко не сразу становится ясно, «кто куда пошел», какой путь самый прямой. Так, интеллигенция в массе своей поддержала «шоковую терапию», начатую в январе 92-го года, и это имело тяжелые последствия. Но общество не может существовать без интеллигенции. Интеллигенция — это дрожжи нации, без которых не испечешь настоящий хлеб, это элитные семена, без которых нельзя вырастить хороший урожай. И потому, начиная перестройку, мы очень рассчитывали на интеллигенцию... У интеллигенции есть особая ответственность — за будущее России, неразрывно связанная с ее обновлением, продолжением демократических преобразований».

«Путин правильно действовал в Чечне»

9 августа 1995 года Ельцин объявил о назначении Владимира Путина исполняющим обязанности премьер-министра и назвал его своим преемником. Путин унаследовал хаос — в экономике, в социальной сфере, в политике. В августе 1999 года Путину как новому премьеру надо было принимать очень трудное, ответственное решение — как действовать в Чечне. Я и сегодня уверен, что он принял правильное решение. Необходимо было покончить с гнездом терроризма в Чечне.

«Все погубила горбачевская гласность»

«Борьба вокруг НТВ, в которой я принял участие, была лишь эпизодом большой борьбы за свободу российских СМИ. Для меня это имело тогда, и сейчас имеет, принципиальное значение. Речь идет о важнейшем наследии перестройки — гласности и свободе слова. Дмитрий Медведев, когда был президентом, однажды сказал, что гласность - «это плохой термин. Необходима свобода слова, а гласность - это паллиатив, изобретенный в советские времена для того, чтобы не давать этому явлению правильного наименования». А Александр Солженицын как-то — в сердцах, наверное, ведь болело у него сердце за то, что происходит в России, -бросил: «Все погубила горбачевская гласность». Забыл свои же слова, сказанные в 1967 году: «Честная и полная гласность — вот первое условие здоровья всякого общества»,. Моя позиция: гласность — это не только возможность открыто высказываться и спорить, критиковать власть и требовать перемен. Гласность — это открытость общественных процессов, открытость самой власти, ее подотчетность обществу. И если бы не гласность, То Александр Солженицын еще долго колол бы дрова в штате Вермонт и большинство граждан России не знали его книг, а Дмитрий Медведев, наверное, читал бы лекции студентам университета».

«Европа утратила собственный голос»

«Глубинную первопричину украинский событий я вижу в срыве перестройки и в бездумном, авантюристическом «роспуске» СССР. Главную ответственность за это несет тогдашнее руководство России, действия которого усугубляли центробежные процессы в союзном государстве. В то же время, я должен напомнить, что руководство Украины саботировало процесс преобразования Союза — как до августовского путча 1991 года, так и после него, несмотря на то, что большинством республик был согласован текст Союзного договора.

Что касается внешней политики украинского государства, то одним из ее важнейших приоритетов должно быть налаживание отношений с Россией. Я уверен, что большинство украинцев хотят этого. Это должен понять и Запад. Его лидерам пора прекратить попытки втянуть Украину в НАТО».

«Вместо того, чтобы стать лидером перемен в глобальном мире, Европа оказалась ареной политических потрясений, соперничества за сферы влияния и, наконец, военного конфликта. Следствием всего этого является неизбежное ослабление Европы на фоне быстрого роста других центров силы и влияния, утрата Европой собственного голоса в мировых делах»

«Вижу успех России только на демократическом пути»

«Перемены, которые предстоят в России и которые нужны ей, как воздух, не могут и не должны быть повторением перестройки. Но избежать перемен не удастся. Чем больше будет оттягиваться момент их начала, тем болезненнее они окажутся».

«Россия, с ее далеко не раскрытым еще потенциалом, сможет участвовать в поиске ответов на общечеловеческие вызовы. Но для этого она должна стать сильной, модернизироваться. Я верю, что Россия может быть такой. Но вижу успех России только на демократическом пути».

«Американцы меня похоронили. Сообщили, что я перепил и скончался».

Пять забавных высказываний Михаила Горбачева о своей жизни и о себе:

«Я часто Раису разыгрывал. Как-то сказал: «Ты меня не выводи из себя». Вздохнул и добавил: «Потому что стоит мне один раз поднять руку и опустить, один раз ударить — и все, второй раз не потребуется». А она говорит: «Ты с ума сошел. Ты что, собираешься меня бить?»

«Моя первая поездка в Канаду была потрясающая. В 1983 году я пробыл там семь дней, так меня по американской радиостанции успели за это время похоронить: сообщили, что на гулянке у министра мы перепили, был сердечный приступ, и я скончался. Все-таки это их стиль... Им так трудно от этого избавиться».

«Когда я слышу слово «совок», я ничего не чувствую. Для политика такого масштаба и рода, как я, это слово — чепуха, вообще- то говоря».

«Я, может, и охотник, но я не истребитель».

«Я оптимист. Этой фразой я кончаю многие свои беседы. Вот давайте и закончим на этом».