Происшествия

Испытатель атомной бомбы заказал убийство своей внучки

Суд приговорил заслуженного ученого, лауреата Госпремии к шести годам тюрьмы

Трупный запах бил по обонянию даже через чуть приоткрытую дверь. Но старик, еле доковылявший до порога, словно не замечал его. «Внучка куда-то уехала, я ничего про нее не знаю», - лепетал он. Тем временем в комнате внучки надрывался телевизор, а сама она лежала на полу с заломленными назад руками. Лежала давно - 4 дня. Позже в акте судмедэкспертизы будет написано - «на теле женщины обнаружены гнилостные изменения».

Увидев мертвую внучку, старик удивился: «Надо же, умерла! А я думал, она где-нибудь в монастыре». Старика зовут Юрий Дрожбин, он ученый-физик, доктор наук, участник атомных испытаний. Лауреат Госпремии, обладатель нескольких орденов и медалей… Сейчас ему 88 лет, и ближайшие шесть он проведет в колонии. Суд установил, именно старик заказал убийство родной внучки, 37-летней Светланы Клюзовой.

Юрий Дрожбин в общении  с родными был невыносим. Фото: Из материалов уголовного дела

Юрий Дрожбин в общении с родными был невыносим. Фото: Из материалов уголовного дела

ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЙ ТИРАН

Говорят, среди одаренных людей часто встречаются домашние тираны. Юрий Дрожбин, судя по всему, из них. Как и многие ученые, он был обласкан властью настолько, насколько это было возможно в стране советов. Квартира, машина, дача, награды, премии... И пока старик был востребован на службе, семья жила относительно спокойно, но в последние десятилетия он превратил жизнь близких в ад.

- Внешне Юрий Андреевич очень интеллигентный человек, но дома вел себя ужасно, - говорит соседка Дрожбина Ирина. – Пока была жива жена, срывал зло на ней. А потом на внучке Свете.

Наорать, осыпать угрозами — это цветочки. Мог запустить тарелкой с остывшим супом, высадить домочадцев посреди дороги на дачу и уехать. Нервировали, дескать, водителя. Супруга Дрожбина Зинаида Алексеевна терпела мужнин нрав и воспитывала внучку, мать которой, дочь Дрожбиных, умерла от рака в 1976 году. Всего через полгода после родов.

Илком Узоков показывает, как он убивал. Фото: Из материалов уголовного дела

Илком Узоков показывает, как он убивал. Фото: Из материалов уголовного дела

ЗАМУЖ? НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ!

Света выросла умной, красивой. В юности занималась танцами, прекрасно училась и после школы поступила в академию ФСБ. Потом перевелась в гражданский вуз и окончила его с красным дипломом. Работала в иностранных компаниях. Последние годы – в химкинской Икее. Карьеристкой не была. К своим 37 годам так и не вышла замуж. Подругам признавалась, что никогда не встречалась с мужчинами.

- Она с малых лет насмотрелась на семейную жизнь бабушки с дедом, - рассказывает одна из подруг Светланы Ирина. - Мужчин боялась патологически. Дед ненавидел ее с самого рождения, а бабушка защищала. Света была доброй, отзывчивой, очень религиозной и забитой.

В 2003 году бабушка умерла. Внучка осталась вдвоем с дедом.

От российского суда Дионисио Рамос сбежал домой, в Гондурас. Фото: Соцсети

От российского суда Дионисио Рамос сбежал домой, в Гондурас. Фото: Соцсети

«ВСЕ РАВНО СДОХНЕШЬ»

- Света была единственным близким для него человеком, - говорит адвокат Светланы Владимир Мурашов. - И по хозяйству поможет, и лекарства принесет, и обед приготовит. Но он не хотел ее видеть рядом. Наверное, вообще никого не хотел видеть.

Светлана попыталась наладить с дедом отношения, но куда там... Юрий Андреевич заявил, чтобы внучка убиралась из его дома как можно скорее. Это, дескать, его квартира, жить в ней должен только он. Из шкафов выбросил все внучкины вещи, а на дверцы повесил навесные замки. Такие же замки появились на двух холодильниках — на кухне и в коридоре.

Света предлагала деду приватизировать и разменять квартиру, но всякий раз получала отказ. «Все равно скоро сдохнешь, зачем огород городить», - недобро парировал заслуженный физик.

Света, действительно, была тяжело больна. Диагноз - васкулит - патологическое воспаление сосудов. Она часто лежала в больницах и за последние два года перенесла полтора десятка операций. Но отправляться на тот свет точно не собиралась. Напротив, купила себе холодильник, стиральную машину и врезала замок в своей одиннадцатиметровой комнатушке.

Дед был в бешенстве: подал в суд с требованием выселить внучку. Проиграл. Попытался снова через суд обязать внучку выбросить холодильник и вещи. Опять проиграл. В итоге дед смог только «разделить жировки» - квартплату в последнее время дед и внучка платили раздельно.

Остановился бы уже. Но нет - принялся строчить жалобы в полицию, обвиняя внучку то в проституции, то в наркомании. Участковый ходил в эту квартиру, как на работу, но был не в состоянии развести косу и камень.

Доходило до драк: Дрожбин прикладывал внучку то костылем, то кастрюлей. Хорошо: хоть встречались не часто, каждый предпочитал не выходить из комнаты без крайней нужды. Света была бы рада вообще исчезнуть, оставить все деду, пусть сам живет. Она старалась бывать дома реже, летом она жила на даче, часто ездила по монастырям. Но возможности раз и навсегда разрубить этот узел, бежать из этого дома без оглядки не было: болезнь и лечение подчистую съедали все ее средства.

Светлана терпела нрав деда  до самой смерти. Фото: Соцсети

Светлана терпела нрав деда до самой смерти. Фото: Соцсети

«УБЕРИТЕ ЕЕ ОТСЮДА»

Так продолжалось несколько лет. Деда присутствие в доме внучки явно не устраивало. Среди показаний свидетелей есть такая фраза: в академических кругах Дрожбину посоветовали найти себе жену. Физически крепкую женщину, которая могла бы оказать на Свету грубое воздействие. И такие «жены» у Юрия Андреевича появились. Это дамы за 60 - одна приходила каждый день, вроде как ухаживала, но все больше не давала Светлане прохода. Другая даже поселилась в заваленном хламом «кабинете» и сделала жизнь внучки много хуже. «Жены» не скрывали, что их интересует квартира, которую Дрожбин мог оставить им после смерти.

Света крепилась и терпела. И в какой-то момент «жены» пропали. Видимо долго сосуществовать с ученым не могли даже они. Дрожбин затаился - перестал скандалить. Свете бы радоваться, но она еще пуще испугалась: дед хочет ее убить. А потом она услышала, как старик кому-то кричал в трубку: «За любые деньги уберите ее отсюда». В панике женщина обзвонила подруг: «Он пытается меня заказать». Но те не верили - такого быть не может. Родной дед, все-таки.

Но Света оказалась права. Дрожбин решил избавиться от нее и попросил помощи у соседа по гаражу, весьма колоритного персонажа по имени Дионисио Рамос. Ему 67 лет. Родился в Гондурасе, в Союз приехал в 1962 году как политический беженец - был сыном секретаря Компартии Гондураса. Обрусел, женился, обзавелся детьми. Закончил автодорожный институт, работал на ЗИЛе и в автотехцентрах. С Дрожбиным познакомился еще в 1984 году. Ему, как старому другу, Дрожбин и доверился - не могу, дескать, терпеть больше родную кровь.

Рамос не нашел ничего лучшего как подойти к первому встречному дворнику-азиату.

- Надо девицу одну проучить, старика обижает. Поможешь?

Тот в ответ привел знакомых дворников - гостей из Узбекистана Анвара и Илкома. На все руки мастера - вынести старую мебель, откопать гараж от снега... Убить? Пожалуйста.

ВИНУ НЕ ПРИЗНАЛ

27 августа 2013 года Рамос привез исполнителей к дому на Астрадамской. Дрожбин впустил всю троицу в квартиру и выдал гондурасскому другу толстый конверт с деньгами. Даже легенду придумал: дескать, визитеры пришли к нему за автопокрышками что в «кабинете» валялись. Свету вроде бы хотели только побить – по крайней мере, такая версия была главной на суде. Но я читаю первые показания Илкома: зашли в комнату, ударили женщину несколько раз, затолкали в рот футболку, связали руки-ноги и начали душить удавкой. Рамос подстегивал: «Кончайте ее уже». Сам Дрожбин в это время был в другой комнате. Когда женщина перестала подавать признаки жизни, собрали «инструменты» и ушли. Дрожбин заставил их колеса забрать и даже до первого этажа проводил.

На улице Рамос выдал «добровольным помощникам» по 40 тысяч рублей. Сколько оставил себе и, собственно, в какую сумму Дрожбину обошлось решение семейного вопроса — неизвестно. Старик вину так и не признал, о деньгах ни слова. Он вообще утверждает, что ничего не знал о трагедии и думал, что внучка уехала куда-нибудь в монастырь.

Все шкафы в доме старик запер на замок. Фото: Из материалов уголовного дела

Все шкафы в доме старик запер на замок. Фото: Из материалов уголовного дела

УБИЛ КЛЯП, А НЕ УДАВКА

В комнате Светланы следователи обнаружили отпечатки пальцев убийц и устроили в дворницких подвалах облавы с дактилоскопией. Кто-то из соседей вспомнил, выходящих из подъезда Рамоса и двух азиатов-дворников. Почуяв неладное, Анвар вместе с Илькомом сбежали в Узбекистан. Анвар и сейчас там прячется. А вот Ильком Узоков вернулся, решив, что опасность миновала. Его тут же задержали, и он во всем признался.

Рамоса тоже взяли. Он активно сотрудничал со следствием - рассказывал, как хотели Светлану чуть-чуть проучить и как глупые дворники перестарались. Но судили в итоге только Узокова и Дрожбина. Отпущенный под подписку о невыезде Рамос уехал на забытую родину - Гондурас. Жена Татьяна Александровна утверждает, что он там находится на лечении. Сердце прихватило. А ведь меж тем он находится в международном розыске.

Заслуженному ученому Дрожбину дали 6 лет колонии, дворнику-мигранту Узокову - 9. Судили обоих за нанесение телесных повреждений, повлекших смерть.

- Но я уверен, это преднамеренное убийство, - говорит адвокат Светланы Владимир Мурашов. - Да, по данным экспертизы, женщина умерла не из-за того, что ее душили. А потому что задохнулась - во рту кляп, а носом дышать она практически не могла. Но кляп в рот ей вставили именно эти люди. Для любого здравомыслящего человека все они — убийцы. Хотя для суда это не совсем так. Потому и сроки не слишком высокие.

ЦЕНА ВОПРОСА

Кому достанется квартира?

Трехкомнатная квартира, в которой жили Юрий Дрожбин и Светлана Клюзова, не была приватизирована. Поэтому до тех пор, пока заслуженный физик будет находиться в местах не столь отдаленных, она будет «ждать» его. А в том случае, если ученый не переживет тюремного заключения, она отойдет государству. У Светланы есть родственники по линии отца, но наследование жилплощади, занимаемой на условиях социального найма, законом не предусмотрено.